Федеральный закон 482 фз

Вводится механизм удаленной идентификации клиента кредитной организации

Изменения, предусматривающие правовые основания сбора персональных данных и размещения их в информационной системе, вносятся в некоторые Федеральные законы, в том числе «О банках и банковской деятельности», «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

Суть изменений сводится к следующему.

После проведения идентификации при личном присутствии гражданина с его согласия информация о нем будет заноситься в единую систему идентификации и аутентификации (ЕСИА) и единую биометрическую систему.

Если клиент кредитной организации — физическое лицо ранее был идентифицирован в установленном порядке, то ему могут открываться счета (вклады) и осуществляться некоторые банковские операции без личного присутствия.

Банком России по согласованию с уполномоченным органом могут быть установлены ограничения по количеству счетов (вкладов), открываемых одному физлицу, а также по сумме операций по таким счетам.

Осуществлять проведение идентификации и размещение сведений о клиенте вправе кредитные организации, соответствующие установленным критериям (перечень таких организаций будет размещаться на официальном сайте Банка России).

Порядок регистрации гражданина РФ в единой системе идентификации и аутентификации, включая состав сведений, необходимых для регистрации, порядок и сроки проверки и обновления размещаемых сведений, а также состав сведений, размещаемых в единой биометрической системе, включая вид биометрических персональных данных, устанавливаются Правительством РФ.

Также Правительству РФ предоставлено право определять случаи, при которых отдельные организации вправе не осуществлять раскрытие информации, или осуществлять раскрытие информации в ограниченном составе и объеме.

www.consultant.ru

Федеральный закон 482 фз

103132, г. Москва, ул. Ильинка, д. 23

Президенту Российской Федерации

Путину Владимиру Владимировичу

103132, г. Москва, Ипатьевский пер., д. 4/10

Секретарю Совета Безопасности РФ

Патрушеву Николаю Платоновичу

101000, г. Москва, ул. Мясницкая, д. 47

Уполномоченному по правам человека в РФ

Москальковой Татьяне Николаевне

119034, г. Москва, Чистый пер., д. 5

Его Святейшеству, Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу

Огромное возмущение и многочисленные протесты в обществе вызывает Федеральный закон от 31 декабря 2017 года №482-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», который устанавливает порядок удаленной идентификации и аутентификации граждан РФ с помощью биометрических данных.

Этот процесс будет осуществляться с использованием всероссийской Единой системы идентификации и аутентификации (ЕСИА) с подтверждением биометрических данных в Единой биометрической системе (ЕБС).

В первоначальной версии действие закона распространялось исключительно на потенциальных клиентов банков. В окончательном варианте список организаций, использующих эту систему, практически ничем не ограничен. Теперь сюда входят «государственные органы, банки и иные организации», которые «вправе подтверждать достоверность сведений».

Среди них: владельцы «информационных систем государственных органов, в том числе ПФР, ФФОМС и (или) государственные информационные системы, определенные правительством РФ».

Как отметил председатель комитета Государственной Думы ФС РФ по финансовому рынку Анатолий Аксаков, «после успешного внедрения в банковском секторе механизм удаленной идентификации может быть распространен на многие другие сектора экономики (государственные, страховые, пенсионные, микрофинансовые и иные виды услуг)».

То есть речь фактически идет о постепенном распространении действия системы на все сферы человеческой жизнедеятельности. Куда бы ни обратился человек, везде он должен предъявить свои биометрические данные. Без этого со временем ничего нельзя будет сделать!

Внедрение системы биометрической регистрации является прямой попыткой ограничить правосубъектность человека в зависимости от наличия или отсутствия его биометрических параметров в базах данных. Хочешь работать, учиться, совершать какие-либо социально-значимые действия – отдай в полное распоряжение анонимных операторов системы данные о своих индивидуальных физических и физиологических особенностях, заключенных в уникальных характеристиках твоего тела.

Состав биометрических параметров человека, используемых системой, будет «определяться Правительством РФ». Пока говорится об использовании двух биометрических параметров человека (цифровой образ лица и слепок голоса), но в любой момент список может быть расширен.

Требования к фиксированию действий при размещении данных граждан, которые вносятся в ЕСИА и ЕБС, требования к проведению государственными органами и организациями идентификации гражданина РФ устанавливаются Правительством РФ по согласованию с Центральным банком РФ (!)

Таким образом, согласно Федеральному закону от 31 декабря 2017 года №482-ФЗ, регулирование важнейших вопросов, касающихся конституционных прав и свобод граждан, неправомерно передано Правительству и Центробанку РФ, который практически становится новым органом власти (!)

Сбор биометрических параметров человека для помещения их в электронные идентифицирующие и аутентифицирующие устройства и базы данных для последующей автоматической идентификации и аутентификации напрямую попирает целый ряд конституционных норм (ст.ст. 2, 3, 7, 15, 17, 18, 21, 22, 23, 24, 28, 29, 32, 33, 45, 51, 55 Конституции РФ). Эти права и свободы не подлежат ограничению даже в условиях чрезвычайного положения (пункт 3 статьи 56 Конституции РФ).

Таким образом, внедрение электронной биометрической регистрации граждан является действием, направленным на полную ликвидацию конституционных прав и свобод граждан, которые являются базовой составляющей основ конституционного строя РФ.

Изначальное внесение данных в ЕСИА и в ЕБС заявлено в качестве добровольного шага гражданина. Возникает нравственно-юридический парадокс: ради неких удобств человек должен не просто «добровольно» отказаться от своих конституционных прав и свобод, но фактически отдать себя в рабство хозяевам информационно-управляющей системы. Такова иезуитская логика законодателя(!)

Однако, уже сейчас очевидно, что мы столкнемся с принуждением к вхождению в эту антиконституционную, антигосударственную, античеловеческую систему, что приведет к тотальной диктатуре банков. Для этого имеются вполне серьезные юридические основания.

Согласно Федеральному закону от 29 декабря 2017 года №470-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» вводится норма, которая полностью снимает с банков ответственность за любые отказы в обслуживании.

При этом, в соответствии сПоложением Центробанка РФ от 2 марта 2012 года №375-П «О требованиях к правилам внутреннего контроля кредитной организации в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем…», банкам предоставляются абсолютно неограниченные полномочия с точки зрения списка факторов, квалифицируемых в качестве любых «подозрительных»! Практика отказов банков в обслуживании и блокировании операций граждан уже имеется. Так «добровольное» вхождение в ЕБС легко может превратиться в обязательное!

Поэтому нет сомнений, что в случае внедрения системы биометрической идентификации граждане, не желающие в нее вступать, будут постепенно ограничиваться в обслуживании как «подозрительные личности», и в итоге окажутся лишены многих прав, поскольку в ситуации запрета пользования банковской сферой не смогут вести нормальную жизнедеятельность. Такая же ситуация может сложится и в других секторах экономики после повсеместного внедрения системы. Фактически человека можно будет превратить в изгоя, лишенного возможности совершать сделки купли-продажи.

Новым законом прямо предусмотрена передача биометрических данных в правоохранительные органы без согласия граждан. Кроме того, по концепции принятого закона, гражданин один раз дает согласие на обработку персональных данных и полностью оказывается во власти электронной системы, поскольку далее уже не потребуется никаких дополнительных согласий для того, чтобы новая информация о нем передавалась в систему «в целях обновления», а также для того, чтобы органы власти и «иные» организации обновляли в своих интересах данные о гражданах из этой глобальной и постоянно обновляемой базы данных.

А в статье 26 Федерального закона №395-1 от 2 декабря 1990 года «О банках и банковской деятельности» говорится: «Банк России вправе предоставлять сведения о конкретных сделках и операциях кредитных организаций, о сделках и об операциях их клиентов и корреспондентов, полученные из отчетов кредитных организаций, банковских групп и банковских холдингов, за исключением сведений, составляющих государственную тайну, центральным банкам и (или) иным органам надзора иностранных государств, в функции которых входит банковский надзор. »

Центробанк РФ становится обладателем огромного и неопределенного массива данных о гражданах РФ, не получая на это отдельного согласия граждан. Таким образом, создаются условия для передачи биометрических и других персональных данных миллионов граждан России за рубеж, в том числе, враждебным к нашей стране государствам.

В Доктрине информационной безопасности Российской Федерации заявлено: «Национальными интересами в информационной сфере являются: а) обеспечение и защита конституционных прав и свобод человека и гражданина в части, касающейся получения и использования информации, неприкосновенности частной жизни при использовании информационных технологий. Возрастают масштабы компьютерной преступности, прежде всего в кредитно-финансовой сфере, увеличивается число преступлений, связанных с нарушением конституционных прав и свобод человека и гражданина, в том числе в части, касающейся неприкосновенности частной жизни, личной и семейной тайны, при обработке персональных данных с использованием информационных технологий. При этом методы, способы и средства совершения таких преступлений становятся все изощреннее».

Об опасных последствиях внедрения электронных средств тотального контроля, ограничивающих человеческую свободу, неоднократно предупреждала Русская Православная Церковь.

Архиерейские Соборы Церкви, Святейший Патриарх Кирилл выступают категорически против «добровольно-принудительного» принятия и использования гражданами любых идентификаторов личности, биометрических технологий, автоматизированных средств сбора, обработки и учета персональных данных, личной конфиденциальной информации.

Церковь убеждена, что электронным технологиям должна быть альтернатива – использование традиционных методов удостоверения личности и учета персональных данных.

Также, несомненно, что реализация рассматриваемого закона вызовет в обществе колоссальную социальную напряженность. Большинство граждан России откажется проходить унизительные процедуры, которым подвергались только преступники и узники фашистских концлагерей.

На основании вышеизложенного требую признать утратившим силу антиконституционный Федеральный закон от 31 декабря 2017 года №482-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Прошу дать ответ на мое обращение в срок, установленный Федеральным законом от 2 мая 2006 года №59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации».

www.christian-spirit.ru

ПАРЛАМЕНТАРИИ НЕ ПОНЯЛИ СМЫСЛ ЗАКОНА О БИОМЕТРИЧЕСКОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ № 482-ФЗ! ТРЕБУЕМ ОТМЕНЫ ЗАКОНА!

В ответ на жалобы, направленные нами против закона о биометрической идентификации, пришел ответ из Комитета Совета Федерации по обороне (текст приложен), в котором авторы ссылаются не на тот текст закона, который принят. Мы разберем этот ответ, покажем истинный смысл закона, а также расскажем о мрачных перспективах массовой принудительной биометрической идентификации, которые открываются в связи с принятием закона.

Но начнем с одного показательного казуса. ФЗ РФ № 482-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» (далее – закон о биометрической идентификации) был одобрен Совфедом 26 декабря. После сего грустного события граждане стали массово направлять жалобы Президенту с требованием вето и жили в ожидании реакции гаранта Конституции. И вот 29 декабря СМИ выдают новость о подписании Президентом закона об удаленной идентификации клиентов банков. См. даты https://ria.ru/economy/20171229/1511997800.html, http://tass.ru/ekonomika/4852521.

В социальных сетях происходит взрыв, ибо никто не может найти принятый закон на сайте Кремля или на официальном портале правовой информации http://pravo.gov.ru/ .

Действительно, такой закон не опубликован, ибо 29 декабря Президент его и не подписывал. На кого работают наши СМИ, когда так спешат с распространением ложной информации?

Однако пару дней спустя, прямо к новогоднему столу, 31 декабря, В. Путин все–таки подписывает закон (см. http://www.kremlin.ru/acts/bank/42711), когда все отмечают наступающий 2018.

Теперь вернемся к существу закона. СМИ наврали не только о дате подписания закона, но и о его смысле. Журналисты навешали лапши на уши народу, а лоббисты – Парламенту. И в новостях, и с трибун Парламента звучали одинаковые слова – о том, что закон касается исключительно «банковской сферы» и позволит удаленно открывать счета. На самом деле такой смысл законопроект имел только в первом чтении Думы; ко второму чтению суть закона концептуально изменили, что, похоже, не осознали наши парламентарии. Разберем ответ из Совфеда.

В ответе Комитета СФ ошибочно сообщается, что проект ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» направлен на регулирование исключительно вопросов идентификации клиентов кредитных организаций для удаленного совершения банковских операций.

Во-первых, распространение закона на все сферы жизнедеятельности прямо предусмотрено изменениями ФЗ РФ от 27 июля 2006 года N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (далее — ФЗ № 149-ФЗ), который дополняется статьей 14.1. «Применение информационных технологий в целях идентификации граждан РФ»:

«1. Гос. органы (!), банки и иные организации (!) в случаях, определенных фед. законами, после проведения идентификации при личном присутствии гражданина РФ, с его согласия на безвозмездной основе размещают в электронной форме:

1) сведения, необходимые для регистрации гражданина РФ в ЕСИА, и иные сведения, если такие сведения предусмотрены фед. законами, — в ЕСИА;

2) биометрические персональные данные гражданина РФ — в единой информационной системе персональных данных, обеспечивающей обработку биометрических персональных данных…

6. «Фед. органы исполнительной власти,… органы гос. внебюджетных фондов направляют в ЕСИА сведения о гражданах РФ в целях их обновления (!) …

7. В случаях, установленных фед.законами, гос.органы и организации вправе обновлять информацию о гражданах РФ, идентифицированных в соответствии с частью 18 настоящей статьи, с использованием сведений, полученных из ЕСИА…

22. Гос. органы, банки и иные организации при проведении идентификации гражданина РФ … вправе подтверждать достоверность сведений… с использованием информационных систем гос. органов, Пенсионного фонда РФ, Фед. фонда ОМС и (или) гос. информационной системы, определенной Правительством РФ».

Как видно, биометрическая идентификация будет использоваться далеко не «только в банках».

Во-вторых, в ответе в целях объяснения смысла закона перечислены изменения, которые предусмотрены законопроектом, и при этом указано исключительно (!) на корректировку ФЗ РФ от 7 августа 2001 г. N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Однако при прохождении законопроекта в Думе он претерпел качественные изменения, и в финальной версии предусмотрены правки также ФЗ «О банках и банковской деятельности», Закона РФ «Об организации страхового дела в РФ», ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах», ФЗ «Об инвестиционных фондах», ФЗ «О ЦБ РФ», ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках РФ», ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

Почему Комитет СФ не заметил серьезные изменения указанных законов?

Примечательно, что в ответе Комитета нет никаких ссылок на пункты и статьи законопроекта, содержатся лишь общие слова о внесенных изменениях.

Во-третьих, в ответе приведены цитаты, которые прямо доказывают, что автор руководствовался не тем текстом законопроекта, который в итоге принят! В частности, в абзаце 2 страницы 2 ответа сказано, что кредитные организации передают в единую систему идентификации и аутентификации (ЕСИА) среди прочего «страховой номер индивидуального лицевого счета, номер абонента подвижной радиотелефонной связи» гражданина. Однако таких слов в принятом законе нет вообще. Они фигурировали в первоначальной версии законопроекта, исчезнув ко второму чтению Думы http://sozd.parlament.gov.ru/bill/157752-7 .

В Комитете СФ не осознали суть итоговой версии принятого закона: на самом деле законом № 482-ФЗ создается правовая основа для полной перестройки системы функционирования общества, база биометрической идентификации будет использоваться повсеместно, управление этой системой по сути передается Центральному банку (который эксперты считают филиалом ФРС США http://communitarian.ru/posts/finansi/kratkaya_istoriya_gosbanka_sssr_i_centrobank_rf_kak_ugroza_suvereniteta_rossii_03022014), персональные данные граждан будут автоматом обновляться в системе без всякого спец. согласия гражданина. Закон несет существенную угрозу национальной безопасности и личной неприкосновенности граждан. Ключевыми проблемами закона являются следующие.

1. Регулирование важнейших вопросов, касающихся прав граждан, неправомерно передано Центробанку, Правительству РФ.

Согласно ч. 2 ст. 14.1 ФЗ № 149-ФЗ требования к фиксированию действий при размещении данных граждан, которые вносятся в ЕСИА и единую биометрическую систему, требования кпроведению гос. органами и организациями идентификации гражданина РФ устанавливаются Правительством РФ по согласованию с ЦБ РФ (!).

По ч. 6 ст. 14.1 «Порядок регистрации в ЕСИА, включая состав сведений, необходимых для регистрации гражданина РФ в указанной системе, порядок и сроки проверки и обновления сведений, размещаемых в ЕСИА с использованием гос. информационных систем, устанавливается Правительством РФ».

По ч. 8 ст. 14.1. «Состав сведений, размещаемых в единой биометрической системе, включая вид биометрических персональных данных, определяется Правительством РФ».

ФЗ № 482-ФЗ утверждена только общая схема функционирования ЕСИА и единой биометрической системы. Детали пропишет Центробанк с Правительством. В итоге, огромный и пока неопределенный массив частной информации о гражданах попадет в ЕСИА и биометрическую систему. Они будут взаимосвязаны, по планам лоббистов, через «номер человека».

2. Использование данных граждан без их ведома.

Новым законом прямо предусмотрена передача биометрических данных без согласия граждан в правоохранительные органы (ч. 16 ст. 14.1 ФЗ № 149-ФЗ). Кроме того, по концепции принятого закона, гражданин один раз дает согласие на обработку персональных данных и полностью оказывается во власти электронной системы (ч.6 ст. 14.1 ФЗ № 149-ФЗ), поскольку уже не потребуется никаких дополнительных согласий для того, чтобы новая информация о нем сливалась в систему «в целях обновления», а также для того, чтобы органы власти и организации обновляли в своих интересах данные о гражданах из этой глобальной и постоянно обновляемой базы данных (напр., ч.ч. 6, 7, 22 ст. 14.1. ФЗ N 149-ФЗ).

3. Закон как правовая основа для формирования кастового общества в России.

3.1. Изменения, которые вносятся в массу вышеперечисленных законов, не замеченных Комитетом СФ, предусматривают право Правительства принять решение, легализующее сокрытие хозяевами финансовых институтов (банки, страховщики и др.) абсолютно любой важной и подлежавшей раскрытию до сего дня информации о деятельности организации, в том числе: бухгалтерскую отчетность (полностью или в части), аудиторское заключение, о руководстве банка (ФИО, наименование должности, сведения об их образовании и трудовой деятельности), сведения о задолженности кредитной организации по вкладам физлиц и многое другое. Такие права получат: банковские и небанковские кредитные организации (ст. ст. 1, 6), специализированные депозитарии, страховщики (ст. 2), негосударственные пенсионные фонды, управляющие компании, осуществляющие инвестирование средств пенсионных накоплений (ст.3), инвестиционные фонды (ст. 5). В итоге банкиры, имея доступ к широчайшим персональным данным граждан страны, сами смогут вести свою деятельность закрыто и бесконтрольно для общества.

3.2. Законопроект подрывает принцип банковской тайны.

Новый п. 5.12 ст. 7 ФЗ № 115-ФЗ исходит из того, что в банки будут направлять информацию о всех счетах (вкладах), открытых при проведении биометрической идентификации, в ЦБ в составе, порядке и форме, установленными ЦБ.

Центробанк и определит, что именно ему нужно, и все это получит. Указанное регулирование подрывает правило о банковской тайне, поскольку предусматривает в качестве общего правила передачу в ЦБ широкой информации о счетах граждан.

Особенно циничной эта норма представляется с учетом действующей ст. 26 ФЗ № 395-1 «О банках…», согласно которой: «Банк России вправе предоставлять сведения о конкретных сделках и операциях кредитных организаций, о сделках и об операциях их клиентов …, полученные из отчетов кредитных организаций, …за исключением сведений, составляющих гос. тайну, центральным банкам и (или) иным органам надзора иностранных государств, в функции которых входит банковский надзор…». Формируется база для передачи персональных данных миллионов россиян за рубеж.

В целом принятым законом создается почва для легализации кастового общества с приоритетными правами мировых хозяев финансовой сферы и подконтрольностью (на биометрическом уровне) деятельности обычных граждан.

4. В заключение укажем на реальные опасные перспективы, связанные с принуждением к сдаче биометрических данных граждан.

Несмотря на то, что изначальное внесение данных в ЕСИА и в биометрическую систему заявлено в качестве добровольного мероприятия, уже сейчас очевидно, что мы столкнемся с принуждением к системе. Для этого имеются вполне серьезные юридические основания.

Нормы банковского законодательства, принятые начиная с 2013 года, дают банкам широчайшие права для лишения граждан возможности пользоваться банковской сферой. Согласно п. 5.2., 11 ст. 7 ФЗ № 115-ФЗ достаточно простого «подозрения» сотрудника банка в том, что гражданин, прибегая к услугам банка, намерен совершить операции в целях легализации доходов, полученных преступным путем, для того, чтобы отказать гражданину в проведении любых банковских операций.

Финальной точкой, позволяющей банкам свободно отказывать гражданам в обслуживании, стало принятие ФЗ РФ от 29 декабря 2017 г. ФЗ № 470-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» — того самого закона, который СМИ выдали нам под видом закона о биометрической идентификации, когда 29 декабря шумели о подписании закона Президентом.

ФЗ № 470-ФЗ вносит в ФЗ № 115-ФЗ норму, которая полностью снимает с банков ответственность за любые отказы в обслуживании: «Отказ от заключения договора банковского счета (вклада) и расторжение договора банковского счета (вклада) по основаниям, изложенным в абзацах втором и третьем настоящего пункта, НЕ ЯВЛЯЮТСЯ ОСНОВАНИЯМИ ДЛЯ возникновения гражданско-правовой ОТВЕТСТВЕННОСТИ КРЕДИТНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ за совершение соответствующих действий» (п. 5.2. ст. 7).

Хорош закон. Банки могут творить, что угодно. Примечательно, что этот закон — «спутник» шел параллельно с ФЗ № 482-ФЗ в качестве отдельного законопроекта, и имеет такое же ничего не говорящее наименование как закон о биометрической идентификации (видимо, для запутывания граждан).

Что касается отказа гражданам в обслуживании, то он будет происходить с использованием уже существующей в банках системы оценки «степени (уровня) риска клиента».

Согласно Положению Банка России от 15 октября 2015 г. № 499-П «Об идентификации кредитными организациями клиентов … в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» «КРЕДИТНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ при проведении идентификации (упрощенной идентификации) ОЦЕНИВАЕТ СТЕПЕНЬ (УРОВЕНЬ) РИСКА КЛИЕНТА независимо от вида и характера операции, проводимой клиентом, или продолжительности устанавливаемых отношений с клиентом» (п. 1.1.).

Оценка производится в соответствии с Положением ЦБ «О требованиях к правилам внутреннего контроля кредитной организации в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем…», утв. ЦБ 02.03.2012 N 375-П (далее – Положение № 375-П). Это Положение обязывает банки формировать программы оценки своих клиентов и их операций, классифицировать клиентов с учетом критериев риска, по которым осуществляется оценка степени (уровня) риска совершения клиентом операций в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем (п. 4.2).

При этом банкам предоставляются абсолютно неограниченные полномочия с точки зрения списка факторов, квалифицируемых в качестве «подозрительных»! В положении прямо указано, что БАНК может САМ определить ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА ОЦЕНКУ РИСКА КЛИЕНТА (последние абзацы п.п. 4.4.,4.6, п. 4.8). При наличии опасных факторов – в совокупности или по отдельности (!) гражданину могут отказать в обслуживании (п.п. 6.2, 6.3). Практика отказов в обслуживании и блокировании операций гражданам уже имеется.

В Положении № 375-П прямо назван такой риск как «наличие оснований полагать, что представленные клиентом документы и информация, в том числе в целях идентификации являются недостоверными» (абз. 3 п. 4.4.). Что это значит? Что с принятием системы биометрической идентификации граждане, которые будут уклоняться от такой идентификации, смогут попасть в список лиц с «недостоверной идентификацией», в категорию клиентов с «высоким риском» совершения «отмывочных операций». Достаточно простого «подозрения» сотрудника банка, чтобы выкинуть гражданина из банковской сферы (попадание в черный список повлечет проблемы для взаимодействия гражданина со всеми банками).

В этом смысле весьма характерно, что в ответе Комитета СФ, идентификация с использованием биометрических данных прямо названа как имеющая «наивысшую степень надежности в цифровом пространстве» и представляющая собой «мировой тренд» (стр. 3 ответа).

Еще один весьма характерный ответ в январе 2018 г. получил от Уполномоченного по правам человека в ЛО гражданин, которому Сбербанк отказал в обслуживании по причине неприятия им карты: гражданин пытался снять деньги со сберкнижки и ему было отказано (см. приложение). На жалобу гражданина УПЧ ничтоже сумняшеся написал, что прогресс не остановить, скоро мы все будем жить в электронном мире, где сберкнижки станут «пережитком прошлого».

Поэтому нет сомнений, что в случае внедрения системы биометрической идентификации граждане, уклоняющиеся от системы, будут постепенно ограничиваться в обслуживании как «подозрительные личности», и в итоге окажутся лишены многих прав, поскольку в ситуации запрета пользования банковской сферой не смогут вести нормальную жизнедеятельность. (А при планируемом сокращении наличного оборота, ситуация может привести к полному уничтожению прав граждан, невозможности ничего купить и продать).

Примечательно, что в Индии биометрическая идентификация в банковском секторе сначала была добровольной, но впоследствии стала обязательной http://d-russia.ru/verhovnyj-sud-indii-podtverdil-obyazatelnost-biometricheskoj-identifikatsii-dlya-otkrytiya-bankovskogo-schyota.html .Принятый в РФ закон о биометрической базе данных направлен на создание тотального электронного контроля за жизнедеятельностью каждого человека под управлением хозяев банковской системы.

Известно, что следующим шагом планируется внедрение каждому человеку идентификатора –чипа для идентификации «объекта» при совершении любых действий (см. Приказ Минпромэнерго №311 от 7 августа 2007 года «Об утверждении Стратегии развития электронной промышленности России на период до 2025 года»: «Должна быть обеспечена постоянная связь каждого индивидуума с глобальными информационно-управляющими сетями типа Internet. Наноэлектроника будет интегрироваться с биообъектами и обеспечивать непрерывный контроль за поддержанием их жизнедеятельности… и таким образом сокращать социальные расходы государства»).

Более детальная аналитика в приложенном образце жалобы на закон. Принятый ФЗ – гигантский шаг для легализации безумных средств идентификации граждан, как бы ни оправдывали его чиновники, используя манипуляции, введение в заблуждение и откровенную ложь.

Нам нужно срочно действовать и требовать отмены антигосударственного закона, пока он не полностью вступил в силу. Все, кто готов участвовать в пикетах, следите за нашими новостями, будет организована отдельная группа, включайтесь, нужно широкое участие!

Также предлагаем требовать отмены закона от депутатов Думы (пишем максимальному числу депутатов, в т.ч спикеру В. Володину, всем руководителям фракций https://priemnaya.parliament.gov.ru/message/), от членов СФ (http://pisma.council.gov.ru/), от Президента (103132, Москва, ул. Ильинка, д. 23 или сюда http://letters.kremlin.ru/)

Образец жалобы в приложении. Можно направлять также краткие телеграммы. «Требуем отменить антигосударственный ФЗ РФ № 482-ФЗ от 31 декабря 2017 г. «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» о биометрической идентификации граждан, лишающий граждан человеческого достоинства, грубо нарушающий ст.ст. 2, 23, 55, 71 Конституции РФ, Стратегию национальной безопасности РФ, Доктрину информационной безопасности РФ».

katyusha.org

Федеральный закон от 31 декабря 2017 г. N 482-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

Принят Государственной Думой 20 декабря 2017 года

Одобрен Советом Федерации 26 декабря 2017 года

Внести в Федеральный закон «О банках и банковской деятельности» (в редакции Федерального закона от 3 февраля 1996 года N 17-ФЗ) (Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР, 1990, N 27, ст. 357; Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, N 6, ст. 492; 2001, N 26, ст. 2586; 2004, N 31, ст. 3233; 2005, N 1, ст. 45; 2008, N 15, ст. 1447; 2013, N 27, ст. 3438; N 51, ст. 6683, 6699; 2014, N 19, ст. 2317; N 26, ст. 3379, 3395; N 45, ст. 6144, 6154; 2015, N 29, ст. 4385; 2016, N 1, ст. 23; N 27, ст. 4294; 2017, N 18, ст. 2669; N 31, ст. 4761) следующие изменения:

1) статью 8 дополнить частью шестнадцатой следующего содержания:

«Правительство Российской Федерации вправе определить случаи, при которых кредитные организации вправе не осуществлять раскрытие информации, подлежащей раскрытию в соответствии с требованиями настоящего Федерального закона, и (или) осуществлять ее раскрытие в ограниченном составе и (или) объеме, а также лиц, в отношении которых кредитные организации вправе не осуществлять раскрытие указанной информации и (или) осуществлять ее раскрытие в ограниченном составе и (или) объеме.»;

2) часть первую статьи 30 дополнить предложениями следующего содержания: «Договор между кредитной организацией и клиентом — физическим лицом, а также соглашение об электронном документообороте и иные документы, необходимые для обеспечения их взаимодействия после идентификации клиента — физического лица в порядке, предусмотренном пунктом 5 8 статьи 7 Федерального закона от 7 августа 2001 года N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», могут быть подписаны его простой электронной подписью, ключ которой получен при личной явке в соответствии с правилами использования простой электронной подписи при обращении за получением государственных и муниципальных услуг в электронной форме, устанавливаемых Правительством Российской Федерации. Указанные документы, подписанные простой электронной подписью, признаются электронными документами, равнозначными документам на бумажном носителе, подписанным собственноручной подписью данного физического лица.».

Внести в Закон Российской Федерации от 27 ноября 1992 года N 4015-I «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1993, N 2, ст. 56; Собрание законодательства Российской Федерации, 1998, N 1, ст. 4; 2003, N 50, ст. 4858; 2005, N 10, ст. 760; 2011, N 49, ст. 7040; 2013, N 30, ст. 4067; 2015, N 27, ст. 4001; 2016, N 27, ст. 4225) следующие изменения:

1) статью 26 2 дополнить пунктом 8 1 следующего содержания:

«8 1 . Правительство Российской Федерации вправе определить случаи, при которых специализированные депозитарии вправе не осуществлять раскрытие и (или) осуществлять раскрытие в ограниченном составе и (или) объеме информации о своих акционерах (участниках), подлежащей раскрытию в соответствии с требованиями настоящей статьи, а также акционеров (участников), в отношении которых специализированные депозитарии вправе не осуществлять раскрытие и (или) осуществлять раскрытие в ограниченном составе и (или) объеме указанной информации.»;

2) статью 28 дополнить пунктом 7 следующего содержания:

«7. Правительство Российской Федерации вправе определить случаи, при которых страховщики вправе не осуществлять раскрытие и (или) осуществлять в ограниченном составе и объеме раскрытие информации, подлежащей раскрытию в соответствии с требованиями настоящего Федерального закона, а также лиц, в отношении которых страховщики вправе не осуществлять раскрытие и (или) осуществлять в ограниченном составе и объеме раскрытие указанной информации.».

Внести в Федеральный закон от 7 мая 1998 года N 75-ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах» (Собрание законодательства Российской Федерации, 1998, N 19, ст. 2071; 2003, N 2, ст. 166; 2007, N 50, ст. 6247; 2009, N 29, ст. 3619; N 52, ст. 6454; 2011, N 49, ст. 7037, 7040; 2012, N 47, ст. 6391; 2013, N 30, ст. 4084; N 52, ст. 6975; 2014, N 11, ст. 1098; N 30, ст. 4219; 2015, N 27, ст. 4001) следующие изменения:

1) статью 35 1 дополнить пунктом 7 следующего содержания:

«7. Правительство Российской Федерации вправе определить случаи, при которых фонды вправе не осуществлять раскрытие и (или) осуществлять в ограниченном составе и объеме раскрытие информации, подлежащей раскрытию в соответствии с требованиями настоящего Федерального закона, а также лиц, в отношении которых фонды вправе не осуществлять раскрытие и (или) осуществлять в ограниченном составе и объеме раскрытие указанной информации.»;

2) в статье 36 14 :

а) в абзаце первом слово «Управляющая» заменить словами «1. Управляющая»;

б) дополнить пунктом 2 следующего содержания:

«2. Правительство Российской Федерации вправе определить случаи, при которых управляющие компании, осуществляющие инвестирование средств пенсионных накоплений, вправе не осуществлять раскрытие и (или) осуществлять в ограниченном составе и объеме раскрытие информации о своих акционерах (участниках), подлежащей раскрытию в соответствии с требованиями настоящей статьи, а также акционеров (участников), в отношении которых такие управляющие компании вправе не осуществлять раскрытие и (или) осуществлять в ограниченном составе и объеме раскрытие указанной информации.».

Внести в Федеральный закон от 7 августа 2001 года N115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2001, N 33, ст. 3418; 2002, N 44, ст. 4296; 2004, N 31, ст. 3224; 2006, N 31, ст. 3446, 3452; 2007, N 16, ст. 1831; N 49, ст. 6036; 2009, N 23, ст. 2776; 2010, N 30, ст. 4007; N 31, ст. 4166; 2011, N 27, ст. 3873; N 46, ст. 6406; 2013, N 26, ст. 3207; N 44, ст. 5641; N 52, ст. 6968; 2014, N 19, ст. 2311, 2315; N 23, ст. 2934; N 30, ст. 4219; 2015, N 1, ст. 37; N 18, ст. 2614; N 24, ст. 3367; N 27, ст. 3945, 4001; 2016, N 1, ст. 27, 43, 44; N 26, ст. 3860; N 27, ст. 4196; N 28, ст. 4558; 2017, N 31, ст. 4830) следующие изменения:

1) абзац четырнадцатый статьи 3 изложить в следующей редакции:

«идентификация — совокупность мероприятий по установлению определенных настоящим Федеральным законом сведений о клиентах, их представителях, выгодоприобретателях, бенефициарных владельцах и подтверждению достоверности этих сведений с использованием оригиналов документов и (или) надлежащим образом заверенных копий и (или) государственных и иных информационных систем;»;

а) дополнить пунктом 1 4-3 следующего содержания:

«1 4-3 . Идентификация представителя клиента, выгодоприобретателя и бенефициарного владельца не проводится при проведении идентификации клиента — физического лица в порядке, установленном пунктом 5 8 настоящей статьи.»;

б) абзац шестой пункта 5 дополнить предложением следующего содержания: «Предусмотренный настоящим пунктом запрет на открытие счета (вклада) клиента без личного присутствия открывающего счет (вклад) физического лица или его представителя также не применяется в случае, если клиент — физическое лицо ранее был идентифицирован в порядке, предусмотренном пунктом 5 8 настоящей статьи.»;

в) пункт 5 4 дополнить абзацем следующего содержания:

«Банки вправе обновлять информацию о клиенте — физическом лице с его согласия посредством единой системы идентификации и аутентификации.»;

г) дополнить пунктами 5 6 — 5 12 следующего содержания:

«5 6 . Банк, соответствующий критериям, установленным абзацами вторым — четвертым пункта 5 7 настоящей статьи, обязан после проведения идентификации при личном присутствии клиента — физического лица, являющегося гражданином Российской Федерации, с его согласия и на безвозмездной основе размещать или обновлять в электронной форме в единой системе идентификации и аутентификации сведения, необходимые для регистрации в ней клиента — физического лица, и сведения, предусмотренные абзацем вторым подпункта 1 пункта 1 настоящей статьи, а также в единой информационной системе персональных данных, обеспечивающей сбор, обработку, хранение биометрических персональных данных, их проверку и передачу информации о степени их соответствия предоставленным биометрическим персональным данным физического лица (далее — единая биометрическая система), его биометрические персональные данные.

Порядок размещения и обновления указанных в настоящем пункте сведений, а также состав сведений, необходимых для регистрации клиента — физического лица в единой системе идентификации и аутентификации, и состав сведений, размещаемых в единой биометрической системе, устанавливаются в соответствии с Федеральным законом от 27 июля 2006 года N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Надзор за соблюдением банками порядка размещения и обновления таких сведений осуществляется Центральным банком Российской Федерации в установленном им порядке.

5 7 . Банк, указанный в пункте 5 6 настоящей статьи, должен соответствовать одновременно следующим критериям:

банк участвует в системе страхования вкладов;

к банку не применяются меры по предупреждению банкротства в соответствии с Федеральным законом от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», если иное не установлено Центральным банком Российской Федерации;

в отношении банка Центральным банком Российской Федерации не принято решение, предусмотренное пунктом 5 11 настоящей статьи.

Центральный банк Российской Федерации ежемесячно размещает на своем официальном сайте в сети Интернет перечень банков, соответствующих критериям, установленным абзацами вторым — четвертым настоящего пункта. В случае несоответствия банка, включенного в указанный перечень, критериям, установленным абзацами вторым — четвертым настоящего пункта, Центральный банк Российской Федерации исключает банк из перечня не позднее одного рабочего дня со дня, когда указанный банк перестал соответствовать указанным критериям.

Банки, соответствующие критериям, установленным абзацами вторым — четвертым настоящего пункта, обеспечивают совершение действий, предусмотренных пунктом 5 6 настоящей статьи, и раскрывают информацию, связанную с их совершением, в соответствии с требованиями, установленными Центральным банком Российской Федерации.

Банки, не соответствующие критериям, установленным абзацами вторым — четвертым настоящего пункта, не вправе совершать действия, предусмотренные пунктом 5 6 настоящей статьи.

5 8 . Банки, соответствующие критериям, установленным абзацами вторым — четвертым пункта 5 7 настоящей статьи, вправе открывать и вести счета (вклады) клиентов — физических лиц, предоставлять кредиты клиентам — физическим лицам, а также осуществлять переводы денежных средств по таким счетам по их поручению без их личного присутствия после проведения идентификации клиентов — физических лиц путем установления и подтверждения достоверности сведений о них, определенных настоящим Федеральным законом, с использованием единой системы идентификации и аутентификации и единой биометрической системы в порядке, установленном Федеральным законом от 27 июля 2006 года N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», только при одновременном соблюдении следующих условий:

1) физическое лицо не является лицом, включенным в перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, либо физическим лицом, в отношении которого межведомственным координационным органом, осуществляющим функции по противодействию финансированию терроризма, принято решение о замораживании (блокировании) денежных средств или иного имущества;

2) у банка в отношении клиента или операции этого клиента отсутствуют подозрения в том, что они связаны с легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем, или финансированием терроризма.

5 9 . Размер и порядок взимания оператором единой биометрической системы платы за предоставление банкам, соответствующим критериям, установленным абзацами вторым — четвертым пункта 5 7 настоящей статьи, информации о степени соответствия предоставленных биометрических персональных данных биометрическим персональным данным клиента — физического лица, содержащимся в единой биометрической системе, определяются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере информационных технологий, по согласованию с Центральным банком Российской Федерации и оператором единой биометрической системы.

5 10 . Банки должны соблюдать ограничения, которые вправе установить Центральный банк Российской Федерации по согласованию с уполномоченным органом, по общему количеству банковских счетов (вкладов), открытых в банках клиенту — физическому лицу, общей сумме кредитов, предоставленных одним банком клиенту — физическому лицу, а также общей сумме переводов денежных средств в течение месяца, осуществленных одним банком по банковскому счету (вкладу) клиента — физического лица, при его идентификации в порядке, предусмотренном пунктом 5 8 настоящей статьи.

Идентификация клиента — физического лица в целях открытия ему банковского счета (вклада) в порядке, предусмотренном пунктом 5 8 настоящей статьи, не может быть осуществлена, если общее количество открытых ему банковских счетов (вкладов) способом, установленным пунктом 5 8 настоящей статьи, достигло предельного значения, установленного в соответствии с абзацем первым настоящего пункта. В этом случае банк получает соответствующую информацию, а также уведомляет указанное физическое лицо о достижении им предельного значения общего количества банковских счетов (вкладов) в порядке, установленном Центральным банком Российской Федерации.

В случае, если клиенту — физическому лицу, идентифицированному в порядке, предусмотренном пунктом 5 8 настоящей статьи, банком оказана услуга при его личном присутствии, в этом банке не применяются ограничения по общей сумме переводов денежных средств, по общему количеству банковских счетов (вкладов), по общей сумме кредитов, полученных таким клиентом — физическим лицом при идентификации способом, установленным пунктом 5 8 настоящий статьи.

5 11 . Центральный банк Российской Федерации вправе принять решение о запрете банку осуществлять действия, предусмотренные пунктом 5 6 настоящей статьи, и проводить идентификацию клиентов — физических лиц в порядке, предусмотренном пунктом 5 8 настоящей статьи, в случае неоднократного в течение одного года нарушения банком требований, предусмотренных статьей 6, статьей 7 (за исключением пункта 3), статьями 7 2 и 7 3 настоящего Федерального закона, и (или) неоднократного в течение одного года нарушения банком требований нормативных актов Центрального банка Российской Федерации, принятых в соответствии с настоящим Федеральным законом.

Порядок и сроки направления банку уведомления о принятии указанного в абзаце первом настоящего пункта решения устанавливаются Центральным банком Российской Федерации.

5 12 . В случае установления ограничений по общему количеству счетов (вкладов), открытых клиенту — физическому лицу при проведении идентификации в порядке, предусмотренном пунктом 5 8 настоящей статьи, банк направляет информацию о всех счетах (вкладах), открытых при проведении идентификации указанным способом, в Центральный банк Российской Федерации в составе, порядке и форме, которые установлены Центральным банком Российской Федерации.»;

3) статью 9 дополнить частью шестой следующего содержания:

«Уполномоченному органу и Центральному банку Российской Федерации в рамках возложенных на них законодательством Российской Федерации полномочий оператором единой системы идентификации и аутентификации обеспечивается предоставление содержащейся в единой системе идентификации и аутентификации информации о физических лицах, идентифицированных в порядке, предусмотренном пунктом 5 8 статьи 7 настоящего Федерального закона, а также информации о банках, которым она была предоставлена. Указанная информация предоставляется оператором единой системы идентификации и аутентификации уполномоченному органу и Центральному банку Российской Федерации в составе и порядке, которые определяются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере информационных технологий, по согласованию с уполномоченным органом и Центральным банком Российской Федерации.».

Статью 51 Федерального закона от 29 ноября 2001 года N 156-ФЗ «Об инвестиционных фондах» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2001, N 49, ст. 4562; 2007, N 50, ст. 6247; 2012, N 31, ст. 4334; 2013, N 30, ст. 4084; 2016, N 27, ст. 4225) дополнить пунктом 11 следующего содержания:

«11. Правительство Российской Федерации вправе определить случаи, при которых может не осуществляться раскрытие и (или) осуществляться в ограниченном составе и объеме раскрытие информации, подлежащей раскрытию в соответствии с требованиями настоящего Федерального закона, а также лиц, в отношении которых может не осуществляться раскрытие и (или) осуществляться в ограниченном составе и объеме раскрытие указанной информации.».

Часть седьмую статьи 62 1 Федерального закона от 10 июля 2002 года N 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, N 28, ст. 2790; 2011, N 27, ст. 3873; 2013, N 27, ст. 3438) дополнить предложением следующего содержания: «Правительство Российской Федерации вправе определить случаи, при которых указанные в настоящей части небанковские кредитные организации вправе не осуществлять раскрытие и (или) осуществлять в ограниченном составе и объеме раскрытие неограниченному кругу лиц информации о лицах, под контролем либо значительным влиянием которых они находятся, подлежащей раскрытию в соответствии с требованиями настоящей части, а также лиц, в отношении которых такие небанковские кредитные организации вправе не осуществлять раскрытие и (или) осуществлять в ограниченном составе и объеме раскрытие указанной информации.».

Статью 44 Федерального закона от 23 декабря 2003 года N 177-ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2003, N 52, ст. 5029; 2008, N 52, ст. 6225; 2013, N 27, ст. 3438; N 49, ст. 6336; N 52, ст. 6975; 2014, N 52, ст. 7543; 2017, N 31, ст. 4816) дополнить частью 7 следующего содержания:

«7. Правительство Российской Федерации вправе определить случаи, при которых банки вправе не осуществлять раскрытие неограниченному кругу лиц и (или) осуществлять в ограниченном составе и объеме раскрытие информации о лицах, под контролем либо значительным влиянием которых они находятся, подлежащей раскрытию в соответствии с требованиями настоящей статьи, а также лиц, в отношении которых банки вправе не осуществлять раскрытие и (или) осуществлять в ограниченном составе и объеме раскрытие указанной информации.».

Внести в Федеральный закон от 27 июля 2006 года N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2006, N 31, ст. 3448; 2010, N31, ст. 4196; 2011, N 15, ст. 2038; N 30, ст. 4600; 2012, N 31, ст. 4328; 2013, N 14, ст. 1658; N 23, ст. 2870; N 27, ст. 3479; N 52, ст. 6961, 6963; 2014, N 19, ст. 2302; N 30, ст. 4223, 4243; N 48, ст. 6645; 2015, N 1, ст. 84; N 27, ст. 3979; N 29, ст. 4389, 4390; 2016, N 26, ст. 3877; N 28, ст. 4558; N 52, ст. 7491; 2017, N 18, ст. 2664; N 24, ст. 3478; N 25, ст. 3596; N 27, ст. 3953; N 31, ст. 4790, 4825, 4827; N 48, ст. 7051) следующие изменения:

1) дополнить статьей 14 1 следующего содержания:

«Статья 14 1 . Применение информационных технологий в целях идентификации граждан Российской Федерации

1. Государственные органы, банки и иные организации в случаях, определенных федеральными законами, после проведения идентификации при личном присутствии гражданина Российской Федерации с его согласия на безвозмездной основе размещают в электронной форме:

1) сведения, необходимые для регистрации гражданина Российской Федерации в единой системе идентификации и аутентификации, и иные сведения, если такие сведения предусмотрены федеральными законами, — в единой системе идентификации и аутентификации;

2) биометрические персональные данные гражданина Российской Федерации — в единой информационной системе персональных данных, обеспечивающей обработку, включая сбор и хранение биометрических персональных данных, их проверку и передачу информации о степени их соответствия предоставленным биометрическим персональным данным гражданина Российской Федерации (далее — единая биометрическая система).

2. Правительство Российской Федерации по согласованию с Центральным банком Российской Федерации устанавливает требования:

1) к фиксированию действий при размещении сведений, указанных в пунктах 1 и 2 части 1 настоящей статьи;

2) к проведению государственными органами и организациями, указанными в части 1 настоящей статьи, идентификации гражданина Российской Федерации, за исключением организаций, проводящих такую идентификацию в порядке, установленном Федеральным законом от 7 августа 2001 года N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

3. Федеральные законы, устанавливающие обязанность государственных органов и организаций по размещению сведений, указанных в пунктах 1 и 2 части 1 настоящей статьи, должны предусматривать осуществление контроля и надзора за соответствующими действиями, а также определение органа государственной власти или организации, уполномоченных на их осуществление.

4. Сведения, указанные в пунктах 1 и 2 части 1 настоящей статьи, размещаются соответственно в единой системе идентификации и аутентификации и в единой биометрической системе уполномоченным сотрудником государственного органа или организации и подписываются усиленной квалифицированной электронной подписью такого государственного органа или организации.

5. Форма согласия на обработку персональных данных и биометрических персональных данных, указанных в пунктах 1 и 2 части 1 настоящей статьи, утверждается Правительством Российской Федерации.

6. Порядок регистрации гражданина Российской Федерации в единой системе идентификации и аутентификации, включая состав сведений, необходимых для регистрации гражданина Российской Федерации в указанной системе, порядок и сроки проверки и обновления сведений, размещаемых в единой системе идентификации и аутентификации с использованием государственных информационных систем, устанавливаются Правительством Российской Федерации. Федеральные органы исполнительной власти, в том числе федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере внутренних дел, органы государственных внебюджетных фондов направляют в единую систему идентификации и аутентификации сведения о гражданах Российской Федерации в целях их обновления в соответствии с указанным порядком.

7. В случаях, установленных федеральными законами, государственные органы и организации вправе обновлять информацию о гражданах Российской Федерации, идентифицированных в соответствии с частью 18 настоящей статьи, с использованием сведений, полученных из единой системы идентификации и аутентификации.

8. Состав сведений, размещаемых в единой биометрической системе, включая вид биометрических персональных данных, определяется Правительством Российской Федерации.

9. Обработка биометрических персональных данных в государственных органах, банках и иных организациях, указанных в абзаце первом части 1 настоящей статьи, в том числе с использованием единой биометрической системы, осуществляется в соответствии с требованиями к защите биометрических персональных данных, установленными в соответствии со статьей 19 Федерального закона от 27 июля 2006 года N 152-ФЗ «О персональных данных».

10. Контроль и надзор за выполнением организационных и технических мер по обеспечению безопасности персональных данных, установленных в соответствии со статьей 19 Федерального закона от 27 июля 2006 года N 152-ФЗ «О персональных данных», при обработке персональных данных в единой биометрической системе, за исключением контроля и надзора за выполнением банками организационных и технических мер по обеспечению безопасности персональных данных при использовании единой биометрической системы, осуществляются федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в области обеспечения безопасности, и федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в области противодействия техническим разведкам и технической защиты информации, в пределах их полномочий, установленных законодательством Российской Федерации о персональных данных.

11. Контроль и надзор за выполнением банками организационных и технических мер по обеспечению безопасности персональных данных при использовании единой биометрической системы осуществляются Центральным банком Российской Федерации.

12. Правительство Российской Федерации определяет федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий регулирование в сфере идентификации граждан Российской Федерации на основе биометрических персональных данных.

13. Федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий регулирование в сфере идентификации граждан Российской Федерации на основе биометрических персональных данных:

1) определяет порядок обработки, включая сбор и хранение, параметров биометрических персональных данных в целях идентификации, порядок размещения и обновления биометрических персональных данных в единой биометрической системе, а также требования к информационным технологиям и техническим средствам, предназначенным для обработки биометрических персональных данных в целях проведения идентификации (в банковской сфере и иных сферах финансового рынка указанные требования устанавливаются по согласованию с Центральным банком Российской Федерации);

2) определяет формы подтверждения соответствия информационных технологий и технических средств, предназначенных для обработки биометрических персональных данных в целях проведения идентификации, требованиям, определенным в соответствии с пунктом 1 настоящей части, и публикует перечень технологий и средств, имеющих подтверждение соответствия (в банковской сфере и иных сферах финансового рынка формы подтверждения соответствия устанавливаются по согласованию с Центральным банком Российской Федерации);

3) разрабатывает и утверждает методики проверки соответствия предоставленных биометрических персональных данных физического лица его биометрическим персональным данным, содержащимся в единой биометрической системе, а также определяет степень взаимного соответствия указанных биометрических персональных данных, достаточную для проведения идентификации, предусмотренной настоящим Федеральным законом.

14. Центральный банк Российской Федерации совместно с оператором единой биометрической системы определяет перечень угроз безопасности, актуальных при обработке, включая сбор и хранение, биометрических персональных данных, их проверке и передаче информации о степени их соответствия предоставленным биометрическим персональным данным гражданина Российской Федерации в государственных органах, банках и иных организациях, указанных в абзаце первом части 1 настоящей статьи, в единой биометрической системе с учетом оценки возможного вреда, проведенной в соответствии с законодательством Российской Федерации о персональных данных, и согласовывает указанный перечень с федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в области обеспечения безопасности, и федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в области противодействия техническим разведкам и технической защиты информации.

15. Государственные органы, банки и иные организации, указанные в абзаце первом части 1 настоящей статьи, оператор единой биометрической системы при обработке, включая сбор и хранение, биометрических персональных данных, их проверке и определении степени их соответствия предоставленным биометрическим персональным данным гражданина Российской Федерации:

1) осуществляют свои функции в соответствии с законодательством Российской Федерации о персональных данных и требованиями настоящего Федерального закона;

2) осуществляют обработку, включая сбор и хранение, биометрических персональных данных с применением информационных технологий и технических средств, имеющих подтверждение соответствия требованиям, установленным в соответствии с настоящим Федеральным законом;

3) обеспечивают проверку соответствия предоставленных биометрических персональных данных гражданина Российской Федерации его биометрическим персональным данным согласно методикам, утвержденным в соответствии с настоящим Федеральным законом.

16. Оператор единой биометрической системы:

1) осуществляет передачу информации о результатах проверки соответствия предоставленных биометрических персональных данных гражданина Российской Федерации его биометрическим персональным данным, содержащимся в единой биометрической системе, в государственные органы, банки и иные организации, указанные в абзаце первом части 1 настоящей статьи;

2) предоставляет в федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере внутренних дел, и федеральный орган исполнительной власти в области обеспечения безопасности в целях обеспечения обороны страны, безопасности государства, охраны правопорядка и противодействия терроризму сведения, содержащиеся в единой биометрической системе, в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

17. Функции оператора единой биометрической системы возлагаются Правительством Российской Федерации на оператора, занимающего существенное положение в сети связи общего пользования на территориях не менее чем двух третей субъектов Российской Федерации.

18. Идентификация гражданина Российской Федерации с применением информационных технологий осуществляется без его личного присутствия в случаях, установленных федеральными законами, путем предоставления государственным органам и организациям:

1) сведений о гражданине Российской Федерации, размещенных в единой системе идентификации и аутентификации, в порядке, установленном Правительством Российской Федерации;

2) информации о степени соответствия предоставленных биометрических персональных данных гражданина Российской Федерации его биометрическим персональным данным, содержащимся в единой биометрической системе.

19. При предоставлении биометрических персональных данных физического лица по каналам связи в целях проведения его идентификации без личного присутствия посредством сети «Интернет» должны применяться шифровальные (криптографические) средства, позволяющие обеспечить безопасность передаваемых данных от угроз безопасности, актуальных при обработке биометрических персональных данных, определенных в соответствии с частью 14 настоящей статьи, и имеющие подтверждение соответствия требованиям, установленным в соответствии со статьей 19 Федерального закона от 27 июля 2006 года N 152-ФЗ «О персональных данных». Государственный орган, банк или иная организация, указанные в абзаце первом части 1 настоящей статьи, обязаны предложить использовать указанные средства физическим лицам, обратившимся к ним в целях проведения идентификации без личного присутствия, и указать страницу сайта в сети «Интернет», с которой предоставляются эти средства.

20. В случае, если физическое лицо для предоставления своих биометрических персональных данных в целях проведения идентификации без личного присутствия посредством сети «Интернет» использует мобильный телефон, смартфон или планшетный компьютер и отказывается от использования шифровальных (криптографических) средств, указанных в части 19 настоящей статьи, государственный орган, банк или иная организация, указанные в абзаце первом части 1 настоящей статьи, обязаны отказать такому лицу в проведении указанной идентификации.

21. В случае, если физическое лицо при предоставлении своих биометрических персональных данных в целях проведения идентификации без личного присутствия посредством сети «Интернет» использует иные устройства, в том числе персональный компьютер, и отказывается от применения шифровальных (криптографических) средств, указанных в части 19 настоящей статьи, государственный орган, банк или иная организация, указанные в абзаце первом части 1 настоящей статьи, уведомляет его о рисках, связанных с таким отказом. После подтверждения физическим лицом своего решения государственный орган, банк или иная организация, указанные в абзаце первом части 1 настоящей статьи, может провести соответствующую идентификацию физического лица посредством сети «Интернет» без использования им указанных шифровальных (криптографических) средств.

22. Государственные органы, банки и иные организации при проведении идентификации гражданина Российской Федерации с применением информационных технологий в соответствии с частью 18 настоящей статьи вправе подтверждать достоверность сведений, предусмотренных пунктом 1 части 18 настоящей статьи, с использованием информационных систем государственных органов, в том числе федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере внутренних дел, Пенсионного фонда Российской Федерации, Федерального фонда обязательного медицинского страхования и (или) государственной информационной системы, определенной Правительством Российской Федерации.

23. Согласие гражданина Российской Федерации на обработку персональных данных, содержащихся в единой системе идентификации и аутентификации, и биометрических персональных данных для проведения его идентификации с применением информационных технологий в соответствии с частью 18 настоящей статьи может быть подписано его простой электронной подписью, ключ которой получен в соответствии с правилами использования простой электронной подписи при обращении за получением государственных и муниципальных услуг в электронной форме, установленными Правительством Российской Федерации. Указанное согласие, подписанное простой электронной подписью, признается электронным документом, равнозначным документу на бумажном носителе, подписанному собственноручной подписью данного гражданина Российской Федерации.

24. Размер и порядок взимания оператором единой биометрической системы платы за предоставление государственным органам и организациям сведений, указанных в пункте 2 части 18 настоящей статьи, определяются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере информационных технологий, по согласованию с оператором единой биометрической системы и иными государственными органами и организациями в случаях, установленных федеральными законами.»;

2) статью 17 дополнить частью 1 1 следующего содержания:

«1 1 . Лица, виновные в нарушении требований статьи 14 1 настоящего Федерального закона в части обработки, включая сбор и хранение, биометрических персональных данных, несут административную, гражданскую и уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.».

1. Настоящий Федеральный закон вступает в силу со дня его официального опубликования, за исключением пункта 2 статьи 1, статей 4 и 8 настоящего Федерального закона.

2. Пункт 2 статьи 1, статьи 4 и 8 настоящего Федерального закона вступают в силу по истечении ста восьмидесяти дней после дня официального опубликования настоящего Федерального закона.

Президент Российской Федерации В. Путин

rg.ru

Смотрите еще:

  • Заявление о разводе курск о расторжении брака Регистрация расторжения брака Основанием для государственной регистрации расторжения брака является: совместное заявление о расторжении брака супругов, не имеющих общих детей, не достигших […]
  • Группа кратковременного пребывания детей в детском саду программа Образовательная программа группы кратковременного пребывания "Счастливый малыш" (для детей с 1 года до 3 лет, не посещающих детский сад) Актуальность. Детство – годы чудес! Опыт этого периода во многом […]
  • Новый закон об дошкольном образовании Закон о дошкольном образовании С начала нового учебного года в 2013 году стал действовать новый Федеральный закон №-273 «Об образовании в Российской Федерации». В первую очередь поправки затронули […]
Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.