Личность преступника несовершеннолетнего

Особенности личности несовершеннолетнего преступника.

Применяя общую типологию личности преступников, можно выделить четыре основных типа несовершеннолетних, совершивших преступления в результате:

— случайного стечения обстоятельств, легкомыслия и неподготовленности к сопротивлению ситуации, вопреки общей положительной направленности личности;

— попадания в соответствующую ситуацию из-за неустойчивости общей направленности личности;

— преобладающей отрицательной направленности личности, не достигшей, однако, уровня устойчивого предпочтения преступного поведения другим вариантам;

— антиобщественной направленности личности.

Для эмоционально-волевой сферы несовершеннолетних преступников характерны ослабление чувства стыда, несдержанность, грубость и жестокость, лживость и несамокритичность. Значительное ослабление волевых качеств отмечается в 15-25 % случаев.

Нервно-психические расстройства у несовершеннолетних, совершивших преступления, встречаются в 3-6 раз чаще, чем у их правопослушных сверстников. Данные расстройства — это обычно не тяжелые и стойкие заболевания, а психопатические черты или остаточные явления после травм.

Для несовершеннолетних преступников характерны существенные искажения нравственного и правового сознания:

— толкование долга, совести, дозволенности, исходя из личных желаний или групповой солидарности;

— ориентация на получение сиюминутного удовольствия;

— равнодушие к переживаниям и страданиям других людей; стремление самоутвердиться за счет более слабых;

— Законодательные запреты рассматриваются как формальные;

— социальная роль закона игнорируется, он противопоставляется целесообразности, а групповые нормы — нормам закона;

— искажено понимание дозволенного и недозволенного поведения;

— формируется враждебно-недоверчивое отношение к правоохранительным органам;

— распространена убежденность в возможности избежать наказания за содеянное и т. д.

Удельный вес лиц мужского пола среди несовершеннолетних преступников составляет 90-95 %. Доля несовершеннолетних девушек, совершающих преступления, — 5-10 %.

Культурно-образовательный уровень большинства несовершеннолетних преступников существенно ниже по сравнению со сверстниками. Значительна доля неуспевающих, а также лиц, оставивших школу. В 2000 г. в России структура контингента несовершеннолетних преступников была следующей: неработающие и неучащиеся — 50 %; учащиеся школ и других образовательных учреждений — 40 %; работающие — 13 %.

criminology-info.ru

Половозрастные особенности несовершеннолетних, совершивших преступления

В обобщенном виде характеристика несовершеннолетних преступников по половому составу сводится к следующему:

– доля лиц мужского пола среди преступников (90–95 %) всегда существенно выше их удельного веса в населении данной возрастной группы, проживающего в соответствующих регионах страны (48–52 %);

– доля девушек, совершающих преступления (4–9 %), наоборот, значительно меньше их удельного веса в населении. При условии, что рост числа преступлений и среди этого контингента лиц приобрел устойчивую тенденцию, соотношение лиц мужского и женского пола среди несовершеннолетних преступников на протяжении длительного периода практически не изменяется;

– доля лиц женского пола в преступности несовершеннолетних в 3–4 раза меньше по сравнению с аналогичными показателями взрослой преступности. Правда, следует иметь в виду, что противоправная активность в совершении общественно опасных деяний у девушек, как правило, тоже достаточно высока, но главным образом до достижения ими возраста уголовной ответственности. По статистическим данным, удельный вес лиц женского пола среди состоящих на профилактическом учете в ПДН практически все последние годы примерно в 2–2,5 раза был выше удельного веса их среди несовершеннолетних, совершивших преступления. Каждая вторая-третья проститутка является несовершеннолетней. Нередко они выступают в роли наводчиц, соучастниц в кражах, грабежах, вымогательствах, мошенничестве и даже убийствах.

Многими исследователями отмечается более высокий, по сравнению с юношами, процент преступлений, совершаемых девушками в трезвом состоянии, в одиночку, в жилых помещениях, а не на улице. Их преступления носят более скрытый характер, они менее дерзки и опасны. У девушек несколько иная, чем у юношей, видовая структура преступлений. Наиболее часто они совершают кражи денег, ценностей, вещей.

Выборочные исследования свидетельствуют, что половину всех общественно опасных и иных асоциальных деяний как в целом, так и практически по всем отдельно учитываемым составам, несовершеннолетние совершают в возрасте до 16 лет. Каждое четвертое правонарушение совершают лица, не достигшие 14-летнего возраста. Только в части употребления спиртных напитков 16–17-летние занимают доминирующее положение среди всех подростков, выявленных по этому основанию.

Среди преступников наибольший удельный вес (36–40 %) всей совокупности совершаемых преступлений составляют лица в возрасте 16 лет. Максимальный удельный вес этой возрастной группы отмечен почти по всем составам преступлений. Исключения зафиксированы по кражам государственного и общественного имущества, хищениям огнестрельного оружия и боеприпасов, где доминируют 14-летние, а также по угонам автомотосредств, где явно преобладают 17-летние.

На протяжении ряда лет отмечается рост удельного веса среди несовершеннолетних – 14–15-летних преступников по таким видам преступлений, как изнасилования, грабежи, кражи личного имущества.

В структуре преступлений и иных общественно опасных деяний, совершаемых несовершеннолетними всех без исключения возрастных групп, наибольший удельный вес составляют различного рода хищения. Это особенно относится к 11–14-летним, но характерно и для подростков более старшего возраста. У 15–17-летних в структуре преступных деяний существенно выделяется по удельному весу хулиганство.

Характеристика преступности различных по роду занятий социальных групп несовершеннолетних

Криминологами зафиксированы существенные различия преступной активности контингентов несовершеннолетних, выделяемых в зависимости от их рода занятий. По степени этой активности все они из года в год ранжируются (если идти по убывающей) в строго определенном порядке: неработающие и неучащиеся – работающие – учащиеся общеобразовательных школ – учащиеся колледжей, лицеев и студенты вузов. Судя по расчетам, такая констанция верна и на сегодняшний день. Однако есть ряд обстоятельств, позволяющий отметить некоторые новые тенденции.

На протяжении ряда лет идет процесс заметного сближения почти всех (за исключением неработающих и неучащихся) категорий несовершеннолетних по уровню проявляемой ими активности в совершении преступлений. Причем, с криминологической точки зрения, особенно важен тот факт, что сближение различных контингентов правонарушителей происходило в основном из-за возрастания числа преступных проявлений, зафиксированных статистикой применительно к таким ранее благополучным группам, как учащиеся техникумов, студенты вузов, школьники.

Некоторые личностные особенности несовершеннолетних преступников

Для всех или почти всех несовершеннолетних, вставших на путь совершения преступлений, выбор такого варианта поведения непосредственно или в конечном счете связан с личностными деформациями.

Особенности интересов, потребностей, отношений в сфере ведущей деятельности, характерные для несовершеннолетних преступников, включают стойкую утрату связей с учебным или трудовым коллективом, полное игнорирование их правовых и нравственных оценок. Несмотря на то, что по уровню образования, определяемому по формальным показателям прохождения школьного обучения, отстают от сверстников лишь 8-10% несовершеннолетних преступников, среди них в пять-шесть раз больше доля лиц, не успевающих из-за отсутствия прилежания. Будучи выражением и следствием соответствующих ценностных ориентаций, негативного отношения, складывающегося в этом виде деятельности, такое отношение существенно затрудняет как социализацию, так и ресоциализацию подростков в процессе их исправления и перевоспитания.

В производственной сфере у этих подростков характеризуют отсутствие интереса к выполняемой трудовой деятельности, утилитарное отношение к профессии (как к возможности извлечь из нее только материальную и иную потребительскую выгоды), отсутствие связанных с ней планов, отчужденность от задач производственного коллектива, его нужд. Такие подростки не испытывают боязни увольнения, так как полагают, и не без основания, что всегда смогут без труда устроиться в другое учебное заведение, на другое предприятие и даже, более того, обеспечить себе высокий денежный и другой потребительский доходы.

Стремление к достижению успехов в учебной и производственной деятельности, общественной работе у правонарушителей замещено, как правило, досуговыми потребностями и интересами. Сама система оценок и предпочтений у таких людей все больше ориентируется на эту сферу. Именно здесь фиксируются и гиперт-рофированные потребности и интересы, связанные с погоней за модной одеждой, информацией, значимой для данной микросреды, и т.д.

В отличие от личности с позитивными, одобряемыми обществом интересами и потребностями, развитие их у правонарушителей часто идет как бы в обратном направлении. Бесцельное времяпрепровождение формирует соответствующий негативный интерес. Он закрепляется в привычках, которые, в свою очередь, ведут к формированию социально-негативных потребностей. Соответственно, искаженному развитию потребностей на поведенческом уровне вырабатываются привычки к общественно опасным, противоправным способам их удовлетворения.

Наличие явно выраженных негативных по своей социальной сущности потребностей и интересов к употреблению алкоголя, бесцельному пребыванию на улице, в подъездах и т.п. зафиксировано не менее чем у 2/3 лиц, совершивших преступления и иные правонарушения. В соответствующей микросреде высокой оценкой пользуются азартные игры, выпивки, демонстрация пренебрежения к нормам общественного поведения, культивируемая вражда к определенным группам подростков и т.п. Интересы в сфере техники, художественной самодеятельности, занятий спортом проявляются в три-четыре раза реже, чем у подростков с позитивным поведением. И дело здесь не просто в ограниченности их интересов, а именно в весьма раннем, по возрасту, замещении интересами и потребностями явно асоциальными.

К числу характерных личностных особенностей несовершеннолетних, совершающих преступления, относятся и существенные деформации их нравственных и правовых ценностных ориентаций.

Понятия товарищества, долга, совести, смелости и т.п. переосмысливаются этими подростками, исходя из групповых интересов. Жизненные цели смещаются у них в сторону психологического комфорта компанейско-группового характера, сиюминутных удовольствий, потребительства, наживы. Совершая аморальные и противоправные поступки, они стремятся всячески «облагораживать» их мотивы, искаженно, негативно оценивать поведение потерпевших. У них четко фиксируется позиция одобрения или «понимания» большинства преступлений, отрицания и полного игнорирования собственной ответственности за противоправное поведение.

В среде несовершеннолетних правонарушителей признается допустимым нарушение уголовно-правового или любого другого правового запрета, если очень нужно, в том числе если этого требуют интересы группы. Необходимость соблюдения требований закона соотносится главным образом со степенью вероятности наказания за допущенные нарушения.

В эмоционально-волевой сфере подростков, совершивших преступления, чаще всего фиксируются ослабление чувства стыда, равнодушное отношение к переживаниям других, несдержанность, грубость, лживость, несамокритичность. Выраженное ослабление волевых качеств констатируется лишь в 15–25 % случаев.

Эмоциональная неуравновешенность, тщеславие, упрямство, нечувствительность к страданиям других, агрессивность также можно отнести к наиболее распространенным характерологическим чертам несовершеннолетних преступников. При этом речь вновь идет не о возрастных особенностях, которые были бы присущи основной массе подростков вообще, а именно о криминогенных сдвигах, деформациях в морально-эмоциональной, нравственной сферах, характерных именно для лиц, совершающих преступления.

В последнее время исследователями много внимания уделено выявлению отягощенности несовершеннолетних преступников различными нервно-психическими аномалиями. Установлено, что влияние этих аномалий на правонарушающее поведение в основном носит косвенный или опосредованный характер. Они, как правило, стимулируют социальную неадаптированность, неадекватность реакций подростков, но не определяют основное содержание конкретных действий, их нравственно-правовую направленность. Всякий раз, когда речь идет о вменяемых субъектах, наличие нервно-психических аномалий не создает фатальной предрасположенности их к преступлениям. Аномалии психики оказывают влияние на механизм формирования противоправного поведения, выступают в качестве условия, ускоряющего процесс деградации личности, а также фактора, сказывающегося на выборе формы реакции на конфликтную ситуацию, на формирование специфической преступной мотивации.

По многим регионам страны в последние годы констатируется более интенсивный рост преступности среди несовершеннолетних с аномалиями психики, опережающий по темпам почти в четыре раза рост преступности среди несовершеннолетних в целом. В настоящее время почти каждый седьмой-десятый подросток, совершающий преступление, имеет достаточно выраженные отклонения в нервно-психическом состоянии. Однако подавляющую часть среди них составляют лица не с тяжелыми и стойкими заболеваниями, а с психопатическими чертами личности и остаточными явлениями после перенесенных родовых и иных травм. Важно и то, что психопатические черты преступников в подавляющем большинстве своем не связаны с отягощенной наследственностью. Они в 80–85 % случаев приобретены ими вследствие неблагоприятных условий жизни и воспитания, что в значительной мере более объективно и последовательно объясняет повышенную их распространенность у преступников по сравнению с подростками, правонарушений не совершающих.

Основной причиной более интенсивного возникновения и развития психогенно обусловленных аномалий у несовершеннолетних правонарушителей являются неблагополучные условия их семейного воспитания, выражающиеся в том числе и в наличии различных нервно-психических заболеваний у родителей, в их алкоголизме и пьянстве, противоправном и аморальном образе жизни, жестокости в семьях.

В качестве социально отягощенных дефектов психофизического и интеллектуального развития, более распространенных среди несовершеннолетних преступников, по сравнению с подростками, правонарушений не совершавшими, исследователями зафиксированы:

– различные нарушения психофизического развития, происшедшие в период внутриутробного развития, родов, в младенческом и раннем детском возрастах (в том числе от черепно-мозговых травм, общесоматических и инфекционных заболеваний);

– ярко выраженные, начиная с детского возраста, невропатологические черты и патохарактерологические реакции (чрезмерная крикливость и плаксивость, повышенная обидчивость, легкая ранимость, капризность, эффективность, раздражительность, постоянное беспокойство, крайние формы двигательной активности, нарушение сна, речи и др.);

– явление физического инфантилизма (вялость, быстрая утомляемость, пониженная работоспособность и т.д.) либо выраженное отставание в физическом развитии, включая дефекты внешнего вида;

– пониженный уровень интеллектуального развития, создающий трудности в общении со сверстниками, воспитателями, в учебе и труде, затрудняющий приобретение необходимой информации и социального опыта.

В абсолютном большинстве несовершеннолетний преступник – это лицо, обладающее привычками, склонностями, устойчивыми стереотипами антиобщественного поведения. Случайно совершают преступления из них единицы. Для остальных характерны:

– постоянная демонстрация пренебрежения к нормам общепринятого поведения (сквернословие, появление в нетрезвом виде, приставание к гражданам, порча общественного имущества и т.д.);

– следование отрицательным питейным обычаям и традициям, пристрастие к спиртным напиткам, к наркотикам, участие в азартных играх;

– бродяжничество, систематические побеги из дома, учебно-воспитательных и иных учреждений;

– ранние половые связи, половая распущенность;

– систематическое проявление, в том числе и в бесконфликтных ситуациях, злобности, мстительности, грубости, актов насильственного поведения;

– виновное создание конфликтных ситуаций, постоянные ссоры в семье, терроризирование родителей и других членов семьи;

– культивирование вражды к иным группам несовершеннолетних, отличающихся успехами в учебе, дисциплинированным поведением;

– привычка к присвоению всего, что плохо лежит, что можно безнаказанно отнять у слабого.

www.allpravo.ru

Личность преступника несовершеннолетнего

Вестник ВИПК МВД России, № 2(26), 2013, с. 2-8.

Несовершеннолетние преступники всегда составляют лишь часть контингента преступников, но чем их больше и чем опаснее совершённые ими преступления, тем сильнее проявляется нравственное неблагополучие общества.

Несовершеннолетние преступники представлены в России только четырьмя возрастными категориями — лицами 14, 15, 16 и 17 лет. Больше всего преступлений совершают подростки 16 и 17 лет.

Согласно данным всероссийской переписи осужденных в 1999 году, удельный вес осужденных мужского пола в воспитательных колониях составил 94,6%, а лиц женского пола — 5,4%. Эти данные вполне соответствуют полученному в ходе переписи общему распределению осужденных по полу (94,1% — мужчины, 5,9% — женщины). Более 70% несовершеннолетних осуждены к лишению свободы за кражи, грабежи и разбои; подростки 14-15 лет, осужденные за менее тяжкие преступления, составили 2,8% общего числа преступников этой возрастной категории, лица 16-17 лет — 1,5%; лица 14-15 лет, осужденные за преступления средней тяжести, — 8,3%, а лица 16-17 лет — 8,4%; лица 14-15 лет, осужденные за тяжкие преступления, — 83,9%, а лица 16-17 лет — 84,8%; лица 1415 лет, осужденные за особо тяжкие преступления, — 5,0%, а лица 16-17 лет — 5,3%. Как видно, подавляющее большинство несовершеннолетних преступников осуждены к лишению свободы за тяжкие и особо тяжкие преступления. Между тем на срок от 5 до 10 лет лишения свободы включительно осуждено только 24,1% преступников-подростков. Это самые опасные преступники, в основном убийцы.

Личность несовершеннолетнего преступника отличается, прежде всего, своей социальной и психологической, в целом, жизненной незрелостью, несформированностью идеалов и целей, которые могут быть поставлены ими самими. Они ещё не знают или не совсем знают, что представляют собой, не овладели собой в необходимой мере. Поэтому могут согласиться совершить преступление, особенно если предложение об этом исходит от весьма ими ценимой группы или уважаемого человека.

Группа вообще играет значительную роль в жизни подростка. Если же он отторгнут от семьи, лишён эмоциональных связей с родителями, да ещё плохо учится в школе, неформальная малая группа сверстников становится для него единственной нишей в жизни. Только здесь его понимают, принимают, а иногда даже ценят, а потому такая группа становится чем-то вроде его семьи или заменяет её. Если группа совершает общественно опасные поступки, подросток чаще участвует в них, чтобы не отстать от своих товарищей, не потерять место в группе, которую он ценит. Другая причина участия в групповом преступлении состоит в том, что несовершеннолетний из-за отсутствия опыта, преступного в том числе, необходимых умений и навыков не может в одиночку совершить преступление и вынужден прибегать к помощи других. Вот почему по общему правилу, из которого могут быть исключения, личность несовершеннолетнего преступника, совершившего преступление в одиночку, представляет собой большую опасность, чем того, кто совершил преступление в составе группы. Следовательно, трудно проводить различия между общественной опасностью личности и общественной опасностью деяния. Преступление, совершённое в группе, бывает более тяжким, чем то, которое совершается в одиночку, но степень общественной опасности личности отдельного участника группы может быть ниже, чем степень общественной опасности того, кто совершает преступление в одиночку.

Большая часть несовершеннолетних преступников — это выходцы из тех слоёв населения, которые характеризуются невысоким, а чаще просто низким социальным достатком, соответствующим этому уровню профессиональной и общей культуры. В этих слоях несовершеннолетние слишком рано, иногда даже в 10-12 лет, начинают употреблять спиртные напитки, курить, вступать в сексуальные отношения. Их культурные запросы более чем примитивные, а иногда попросту отсутствуют — всё это несовершеннолетними впитывается с детства и становится неотъемлемой частью их личности на всю жизнь. Несовершеннолетние преступники являются носителями самого духа того социального слоя, из которого они вышли, духа, который состоит из примитивных потребностей и не предполагает ни духовности, ни культуры.

Между преступностью 14-15-летних и преступностью 16-17-летних имеется существенная разница и заключается она главным образом в том, что преступления второй группы могут быть опаснее, чем преступления первой. Конечно, и личность преступника в 16-17 лет уже иная: более опытная в совершении уголовно наказуемых деяний, с более стойкой антиобщественной ориентацией, имеющая прочные связи с преступной средой, в том числе в связи с пребыванием в местах лишения свободы, и т.д. Здесь очень важен не только круг общения, но и возраст, поскольку один-два года в подростковом периоде весомее, чем в зрелости.

Чем в более раннем возрасте подросток начинает совершать преступления, тем вероятнее, что он станет рецидивистом.

Преступность несовершеннолетних активно питает организованную преступность. Если проследить биографии отдельных преступников-подростков, то можно убедиться, что многие из них потом становятся членами гангстерских групп. Жизнь подобных преступников, если иметь в виду ее групповой уровень, может строиться по схеме.

Среди преступлений подростков — 90-95% совершают юноши, не более 510% — девушки. Причем доля последних среди преступниц значительно меньше, чем доля девушек их же возраста среди всего женского населения. Большая часть их преступлений — это преступления имущественного характера. Однако в местах лишения свободы значительную часть осужденных составляют девушки, которые совершили преступления против личности, среди них много убийц, в том числе совершивших убийства собственных детей, по большей части только что родившихся. Дети просто являлись помехой для такой женщины, как правило, не имеющей мужа. Но даже среди убийц практически нет тех, кто действительно покаялся в содеянном. Иногда девушки даже без участия мужчин организуют преступные группы для совершения грабежей, разбойных нападений, вымогательства.

По роду занятий среди несовершеннолетних преступников больше всего тех, кто нигде не работал и не учился. Вообще среди несовершеннолетних преступников велика доля тех, кто не имеет даже полного среднего образования и мало тех, кто уже имеет среднее профессиональное или высшее образование.

Кстати, такая же высокая доля неработающих и неучащихся была среди подростков и в советское время. Следовательно, сам фактор незанятости общественно полезным трудом достаточно криминогенен даже независимо от внешних условий. Возвращаясь к образованию, отметим, что, как правило, его уровень у несовершеннолетних преступников ниже, чем уровень образования у всего подросткового населения. Здесь имеется в виду, конечно, окончание школьных классов. Среди подростков-преступников очень мало тех, кто учится в высшем учебном заведении, больше учащихся техникумов (профессиональных училищ).

В.Д. Ермаков и Н.И. Крюкова отмечали еще в начале 1990-х годов стойкую утрату связей несовершеннолетних правонарушителей с учебным и трудовым коллективом, полное игнорирование их правовых и нравственных оценок. Несмотря на то, что в настоящее время по уровню образования (определяемому по формальным показателям прохождения школьного обучения) отстают лишь 89% несовершеннолетних преступников, среди них в пять-шесть раз больше доля лиц, не успевающих из-за отсутствия прилежания. Будучи выражением и следствием соответствующих ценностных ориентаций, негативного отношения к учёбе, всё это существенно затрудняет их социализацию и ресоциализацию в процессе исправления [1].

Примерно такую же картину показали исследования, проведённые с другими авторами в 2010-2011 гг. Выявлено также отсутствие прочных психологических связей между теми, кто состоял на учёте в органах внутренних дел, и трудовыми коллективами, где они работали. Эта категория несовершеннолетних, как и раньше, когда они учились в школе, тяготела к неформальным малым группам, которые складывались по месту их жительства или проведения досуга. Их потребности и интересы остались примитивными, что выражалось склонностью к бесцельному времяпрепровождению, употреблению алкоголя, пренебрежительному отношению к общечеловеческим ценностям, культивированию вражды с другими группами подростков.

Среди несовершеннолетних, вызывавших постоянное внимание со стороны полиции, оказалось очень мало тех, кто интересуется искусством, занимается спортом, увлекается техникой и т.д. Они плохо знают общественные и политические процессы, происходящие в обществе, не очень чётко представляют себе своё место в нём. Их политическая слепота настолько глубока, что они могут стать жертвой любого политического проходимца, пойдя за ним. Но за такое подчинение они вполне могут запросить заранее оговоренную плату.

В абсолютном большинстве несовершеннолетний преступник, прежде всего 16-17 лет, длительное время вращающийся в неблагополучной среде — это лицо с установками и склонностями антиобщественного поведения.

Переходный период, который сейчас переживает российское общество, нестабильность общесоциальных условий, высокая частота конфликтов и экономические трудности дают право говорить о наличии в стране сильных криминогенных факторов, формирующих личность несовершеннолетних преступников. С учетом этого очень важного обстоятельства необходимо прогнозировать состояние преступности несовершеннолетних и возможности борьбы с ней. Использование результатов криминологического исследования личности несовершеннолетних преступников необходимо для предупреждения совершения ими преступлений с максимальным учетом специфики подросткового возраста. Дифференцированный и индивидуализированный подход должен реализовываться в отношении любой категории правонарушителей, но в особенности — несовершеннолетних. Отличительной чертой их преступности является высокая латентность, более быстрое и даже острое реагирование несовершеннолетних на негативные социальные изменения.

Подростковому возрасту в целом свойственен поиск приключений, острых ощущений, неординарных переживаний, необычных ситуаций, в которых подростки могли бы показать свою удаль, ловкость, храбрость, физическую силу. Благополучные находят всё это, прежде всего, в спорте, а «воспитанники» неблагополучной среды — в преступлениях. Поэтому несовершеннолетние охотно участвуют, например, в совершении краж или разбойных нападений. Если же они вырастают в атмосфере презрения и ненависти к представителям других религий или (и) наций, то могут совершать и террористические преступления за плату и даже без неё, но с удовольствием потом смотрят на «дело рук своих» — пожары, взрывы, обрушения, убитых и раненых.

Подростки очень хотят подражать взрослым, особенно тем, кто ими высоко ценим и уважаем. Очень их соблазняет свобода, приходящая с возрастом, но многие не хотели бы ждать вожделенного момента полного и действительного взросления, а хотели бы обрести свободу уже сейчас, немедленно, когда они охвачены необыкновенными и очень интересными, по их мнению, планами. Поэтому они начинают употреблять спиртные напитки и курить, вступать в сексуальные отношения, убегать из дома и т.д., чтобы походить на взрослых. Совершение преступлений тоже служит этой цели, а те, кто побывал в местах лишения свободы, пользуются в подростковой среде очень большим авторитетом. Подражая им, другие юноши и девушки тоже совершают уголовно наказуемые деяния, в лучшем случае — только помогают им, создавая вокруг них атмосферу престижа и высокой планки в жизни.

Негативные явления и процессы экономического, идеологического, социально-психологического, культурно-воспитательного, демографического характера, происходящие в обществе, наиболее болезненно отражаются на наиболее незащищенной части населения — на детях и подростках. В настоящее время государство не в состоянии выделить необходимые материальные средства на развитие и воспитание подрастающего поколения, охрану его здоровья и организацию досуга, оказание помощи семье. Поэтому возрастает беспризорность и безнадзорность подростков, их заболеваемость. Среди подростков-правонарушителей наблюдаются различные нарушения психофизического развития, сформировавшиеся в период внутриутробного развитии, родов, младенчестве и раннем детстве; ярко выраженные невропатические и патохарактерологические черты и реакции; алкоголизм и наркомания; явления физического инфантилизма; задержки в интеллектуальном развитии, создающие трудности в труде и учёбе, общении со сверстниками.

По выборочным данным, лишь 15-20% несовершеннолетних могут считаться практически здоровыми. Данное обстоятельство существенно ограничивает их возможность в продолжении образования, выборе профессии, бытовом и трудовом устройстве, приобщении к общественно полезным ценностям и группам, что в конечном счете приводит многих к противоправному поведению.

По выборочным данным, сейчас в стране около 500-600 тысяч беспризорных, которые представляют собой мощный источник и резерв преступников. Основная причина — неблагополучные семьи. Само семейное неблагополучие тоже имеет свои причины.

Несовершеннолетние — это такая социальная группа, которая особенно болезненно воспринимает негативные последствия экономических, социальных и духовных потрясений, а поэтому реагирует на них остро и очень часто насилием. Исходя из этого многие исследователи отмечают социальное отчуждение подростков и их установку уйти от жизненных проблем в мир алкоголя и наркотиков, отсутствие жизненных перспектив и ощущение бесцельности существования, отверженность в семье и социальное сиротство, невозможность реализоваться в общественно-полезной деятельности. Все это активно криминализирует подростковую среду, особенно из необеспеченных и неблагополучных слоев общества. Но и состоятельные семьи отнюдь не могут считать себя застрахованными от того, что их дети не совершат правонарушений.

Принято считать, что в преступном поведении подростков обычно доминируют корыстные мотивы. Однако саму корысть разные исследователи понимают по-разному, часто разумея под ней только материальную выгоду. Но корысть — это выгода любого рода, а не только материальная, денежная. Можно получить выгоду, изменив свое положение, отношение к себе, утвердив себя и т.д. Не оспаривая того, что материальная корысть является наиболее распространенным мотивом (среди других мотивов) у подростков, совершающих преступления, необходимо отметить и другие мотивы: зависть, стремление к самоутверждению, «доказывание» себе себя, преодоление мучительных переживаний своей неадекватности и даже неполноценности, желание завоевать авторитет и уважение в глазах группы, а также удовлетворить свои элементарные физиологические потребности, особенно сексуальные. Как и у других людей, преступное поведение у подростков полимотивированно, т.е. одновременно действуют, переплетаясь друг с другом, разные мотивы, например самоутверждения и материальной корысти.

В то же время нельзя не отметить, что во многих насильственных и корыстно-насильственных преступлениях подростков заметно высок уровень жестокости, которая иногда становится избыточной и превращается в самоцель. Нужно признать, что и раньше несовершеннолетние совершали весьма жестокие преступления — достаточно вспомнить грубейшие вспышки молодежного группового насилия в 1970-1980-х гг. в городах Поволжья. Рост жестокости в преступлениях подростков свидетельствует о том, что сама жестокость и агрессия выступают в качестве мотива их поведения, с помощью жестокости они утверждают себя в глазах группы и самих себя, с ее же помощью они компенсируют свою ущемлённость и смутно ощущаемые обиды.

К этому следует добавить, что несовершеннолетние далеко не всегда понимают, что причиняют страдания другим — не понимают в силу своего возраста, по причине того, что сами не испытывали страданий. Но они знают, слышали, что есть страдания, поэтому хотели бы знать, что это такое. Многих из них интересует, что такое смерть, что скрывается за тем рубежом, когда оканчивается жизнь; поэтому они могут убивать, в том числе животных, наблюдая за тем, как уходит жизнь. Другие же подростки отвечают жестокостью на жестокость, которой их уже испытывали в их недолгой жизни, особенно когда они были малы и не могли защитить себя. Раны жестокого обращения не заживают очень много лет, не исчезают просто потому, что после их нанесения прошли годы. Они скрываются в бессознательной психике, как бы дожидаясь своего часа, чтобы проявить себя. Для некоторых подростков жестокость и насилие — привычные формы поведения, которые они наблюдали всегда в своём кругу, в семье и неформальном бытовом окружении.

В этой связи уместно напомнить, что часто возникают конфликты и даже драки между подростками и постоянно пьянствующими матерями и отцами. Нередко они заканчиваются убийствами. В одной семье мать-алкоголичку постоянно избивали её же дети, а однажды забили до смерти.

У несовершеннолетних преступников часто отсутствует чувство вины, а без него не может быть нравственности. Однако столь очевидная и давно известная истина далеко не всегда практикуется в семье как реакция на свой же проступок, в деятельности правоохранительных органов и средств массовой информации. Так, демонстрация на телеэкране или публикация в печати истории о подростке- убийце или разбойнике почти всегда сопровождается весьма трогательными рассказами о его бедственной судьбе, но без какого-либо упрека в его адрес. Убитые и ограбленные просто не принимаются во внимание, их как бы нет. Естественно, герои подобных репортажей ощущают себя незаслуженно гонимыми. Поэтому неудивительно, когда в воспитательной колонии 17-летнее лицо, осужденное за убийство матери с целью ограбления, сказало, что его пребывание за решёткой совершенно бессмысленно, поскольку этим его мать не оживить. Сострадание к преступнику, тем более к подростку, необходимо, но оно не должно вытеснять его вину, оно должно вести к его покаянию. Можно предположить, что этот несовершеннолетний убийца ответил таким жестоким действием на какие-то нанесённые ему в детстве матерью обиды. Разумеется, это не оправдание убийцы матери, а лишь гипотеза о возможной причине подобных ужасающих действий.

Впрочем, на практике можно нередко встретить ситуации совершения преступлений, когда преступник, чаще несовершеннолетний, как бы возвращает удары, образно говоря, своей семье, которые она ему нанесла, когда он был мал и беззащитен. Не следует думать, конечно, что такие удары во всех случаях действительно имели место, особенно если ребёнок страдал расстройствами психической деятельности и родители были вынуждены прибегать к силе или обману, чтобы вылечить его. В силу возраста ребёнок мог и не понимать, что принуждение его к чему-то делалось в его же интересах и ему на пользу.

Чувство вины у несовершеннолетнего преступника, даже совершившего тягчайшее преступление (вроде убийства матери), может вообще не появиться, если все вокруг твердят, что он ещё ребёнок, его, осуждённого к лишению свободы, называют не преступником, а воспитанником, по освобождении встречают иногда и с цветами, как борца за свободу, освободившегося из тисков тирании, а сверстники смотрят на него как на героя. Нельзя, конечно, всё время попрекать подростка тем, что он сделал, но необходимо предпринимать все воспитательные усилия, чтобы подвести его к покаянию и искуплению. К сожалению, у нас в стране для этого делается ничтожно мало, что является одной из причин рецидива преступлений среди несовершеннолетних.

Контингент несовершеннолетних преступников пополняется за счёт:

  • лиц, совершивших общественно опасные деяния до достижения возраста уголовной ответственности. Таких лиц каждый год оказывается немало, они состоят на учете в полиции; совершаемые ими проступки составляют примерно 100 тыс. в год;
  • лиц, бежавших из интернатных учреждений, и особенно из семьи (главным образом это беглецы из неблагополучных семей);
  • детей беженцев и мигрантов. Сейчас в России примерно 2 млн, по некоторым данным — 3 млн мигрантов, вынужденных переселенцев и беженцев. Положение этих людей достаточно тяжелое. И дети в этих семьях, находясь в стадии формирования своей личности, естественно, испытывают огромные затруднения. Оказавшись в 8-, 10-, 12-летнем возрасте в незнакомом месте, попадают в среду мальчишек и девчонок, которые их не понимают, отвергают, отталкивают. Это вызывает у них протест в виде насилия. Поэтому беженство и неуправляемую иммиграцию надо обозначить в качестве самостоятельного фактора преступности несовершеннолетних;
  • подростков, состоящих на учете в полиции и достигших возраста уголовной ответственности. По некоторым данным, такие несовершеннолетние составляют около 400 тыс. в год.
  • Типологию несовершеннолетних преступников можно осуществить по разным основаниям; наиболее важной в теоретическом и практическом отношениях представляется та, которая строится по признаку общественной опасности личности несовершеннолетнего и содеянного им. Можно выделить следующие типы:

    • Несовершеннолетние, совершающие мелкие кражи, хулиганские действия, реже грабежи.
    • Несовершеннолетние, которые решаются на грабежи, разбойные нападения и изнасилования.
    • Несовершеннолетние, виновные в убийствах, в особенности нескольких человек или неоднократно.
    • Несовершеннолетние, осуждённые за террористические и экстремистские преступления, при которых имеются человеческие жертвы.
    • Естественно, возможны и другие типологии, предложенная — лишь одна из многих. Но при этом типологии (как и классификации) для науки и практики остро необходимы. Здесь следующим шагом должны даваться демографические, иные социальные и психологические характеристики. Принадлежность конкретного человека к определённому типу позволяет сделать о нём определённые выводы теоретического или практического содержания. Это очень важно в деле профилактики преступлений, их расследования, оценки степени опасности личности подростка, а также в дальнейшей работе с ним, если он будет осуждён, в том числе к лишению свободы.

      1. Криминология: учебник. М., 1992. С. 164.

      yurpsy.com

      Смотрите еще:

      • Сайт советского районного суда гВолгограда Советский районный суд - Волгоград г. Волгоград улицы: Абхазская, Агашиной, Аджарская, Адыгейская, Авиаторская, Автомобилистов, Ак. Комарова, Ак. Королева, Алексеевская, Алексеевская (д.2), Антрацитная, […]
      • На сколько подымутся пенсии в 2018 году Правительство своеобразно решило вопрос с индексацией пенсий За 500 рублей россияне должны благодарить выборы 30.06.2017 в 18:34, просмотров: 130695 В правительстве определились с индексацией выплат […]
      • 123 статья уголовный кодекс Статья 123 УК РФ. Незаконное проведение искусственного прерывания беременности 2. Утратила силу. - Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ. Комментарии к ст. 123 УК РФ 1. Потерпевшей является женщина, […]
    Закладка Постоянная ссылка.

    Комментарии запрещены.