Орм по закону об орд

Понятие, виды оперативно-розыскных мероприятий

Оперативно-розыскные мероприятия – это проводимые при осуществлении оперативно-розыскной деятельности конкретные действия, исчерпывающий перечень которых определен Законом об оперативно-розыскной деятельности; представляют собой структурные элементы оперативно-розыскной деятельности, которые в своей совокупности и образуют собственно оперативно-розыскную деятельность.

В зависимости от своего содержания и порядка их проведения оперативно-розыскные мероприятия можно классифицировать по следующим основаниям:

    в зависимости от отношения к конституционным правамграждан:

а) ограничивающие конституционные права (на тайну переписки, телеграфных сообщений, телефонных переговоров и неприкосновенность жилища) (например, обследование помещений, зданий, сооружений; контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений);
б) не ограничивающие конституционные права (иные оперативно-розыскные мероприятия);
в зависимости от скрытности:

а) оперативно-розыскные мероприятия, которые проводятся как гласно, так и негласно (например, опрос, наведение справок, сбор образцов для сравнительного исследования);
б) оперативно-розыскные мероприятия, которые проводятся негласно (например, контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи);
в зависимости от использования технических средств (специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности):

а) оперативно-розыскные мероприятия, при проведении которых могут использоваться указанные технические средства (напр., исследование предметов и документов, наблюдение, отождествление личности);
б) оперативно-розыскные мероприятия, при проведении которых указанные технические средства не используются (иные оперативно-розыскные мероприятия);
в зависимости от принадлежности используемых оперативно-технических сил и средств:

а) оперативно-розыскные мероприятия, проводимые органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, с использованием сил и средств органов федеральной службы безопасности, органов внутренних дел и органов по контролю за оборотом наркотиков (напр., контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, снятие информации с технических каналов связи);
б) оперативно-розыскные мероприятия, проводимые органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, с использованием собственных сил и средств (иные оперативно-розыскные мероприятия).

be5.biz

Статья 6. Оперативно-розыскные мероприятия

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 6 июля 2016 г. N 374-ФЗ в статью 6 настоящего Федерального закона внесены изменения, вступающие в силу с 20 июля 2016 г.

Статья 6. Оперативно-розыскные мероприятия

При осуществлении оперативно-розыскной деятельности проводятся следующие оперативно-розыскные мероприятия:

2. Наведение справок.

3. Сбор образцов для сравнительного исследования.

4. Проверочная закупка.

5. Исследование предметов и документов.

7. Отождествление личности.

8. Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств.

См. Инструкцию о порядке проведения сотрудниками органов внутренних дел Российской Федерации гласного оперативно-розыскного мероприятия обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, утвержденную приказом МВД РФ от 1 апреля 2014 г. N 199

9. Контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений.

10. Прослушивание телефонных переговоров.

11. Снятие информации с технических каналов связи.

12. Оперативное внедрение.

13. Контролируемая поставка.

14. Оперативный эксперимент.

15. Получение компьютерной информации.

Приведенный перечень оперативно-розыскных мероприятий может быть изменен или дополнен только федеральным законом.

В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий используются информационные системы, видео- и аудиозапись, кино- и фотосъемка, а также другие технические и иные средства, не наносящие ущерба жизни и здоровью людей и не причиняющие вреда окружающей среде.

Оперативно-розыскные мероприятия, связанные с контролем почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушиванием телефонных переговоров с подключением к станционной аппаратуре предприятий, учреждений и организаций независимо от форм собственности, физических и юридических лиц, предоставляющих услуги и средства связи, со снятием информации с технических каналов связи, с получением компьютерной информации, проводятся с использованием оперативно-технических сил и средств органов федеральной службы безопасности, органов внутренних дел в порядке, определяемом межведомственными нормативными актами или соглашениями между органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность.

См. Указ Президента РФ от 1 сентября 1995 г. N 891 об упорядочении организации и проведения оперативно-розыскных мероприятий с использованием технических средств

О взаимодействии предприятий связи с органами, осуществляющими ОРД, см.:

Федеральный закон от 7 июля 2003 г. N 126-ФЗ «О связи»,

постановление Правительства РФ от 27 августа 2005 г. N 538

приказ Минсвязи РФ от 10 июня 2003 г. N 77 «О работах по внедрению технических средств по обеспечению оперативно-розыскных мероприятий на сетях электросвязи Российской Федерации»,

Соглашение между Минсвязи РФ и ФСБ РФ от 20-22 января 1997 г.

Должностные лица органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, решают ее задачи посредством личного участия в организации и проведении оперативно-розыскных мероприятий, используя помощь должностных лиц и специалистов, обладающих научными, техническими и иными специальными знаниями, а также отдельных граждан с их согласия на гласной и негласной основе.

Запрещается проведение оперативно-розыскных мероприятий и использование специальных и иных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации, не уполномоченными на то настоящим Федеральным законом физическими и юридическими лицами.

Ввоз в Российскую Федерацию и вывоз за ее пределы специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, не уполномоченными на осуществление оперативно-розыскной деятельности физическими и юридическими лицами подлежат лицензированию в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации.

См. Административный регламент ФСБ РФ по предоставлению государственной услуги по принятию решений о возможности ввоза на таможенную территорию Таможенного союза и вывоза с таможенной территории Таможенного союза специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, утвержденный приказом ФСБ РФ от 1 ноября 2012 г. N 549

Перечень видов специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности, устанавливается Правительством Российской Федерации.

Разработка, производство, реализация и приобретение в целях продажи специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, подлежат лицензированию в соответствии с законодательством Российской Федерации.

См. комментарии к статье 6 настоящего Федерального закона

base.garant.ru

144-ФЗ «Об оперативно розыскной деятельности»

Действующий ФЗ-144 содержит основные аспекты оперативно-розыскной деятельности РФ. Также обеспечивает проведение законных мероприятий в оперативно-розыскной области.

Описание закона

Федеральный закон №144 принят Государственной Думой 5 июля 1995 года. Последние изменения вносились 6 июня 2016 года. Определяет основные понятия оперативно-розыскной деятельности. Работа проводится:

  • Оперативными отделами органов государственной власти;
  • Уполномоченными лицами;
  • Оперативно-розыскная деятельность проводится в пределах границ власти. Обеспечивает безопасность:

  • Здоровью граждан;
  • Жизни;
  • Свобод гражданина;
  • Имущества;
  • Общества и государства.
  • Основные цели настоящего Федерального закона:

    • Обнаружить преступления, раскрыть, выявить или предупредить согласно ФЗ-144;
    • Установить лица, которые нарушают закон или подготавливаются к этому;
    • Поиск лиц, которые скрываются от ОВД, отсутствуют на судебном заседании и пытаются уклониться от уголовной ответственности;
    • Контролировать информацию, которая угрожает обществу в:

    • Военной;
    • Экономической;
    • Государственной;
    • Экологической области.
    • Скачать ФЗ-144

      Настоящий Федеральный закон №144 содержит 6 глав и 23 статьи. Некоторые из них претерпели изменения 6 июня 2016 года. Чтобы проанализировать действующие статьи с дополнениями, поправками и изменениями, скачайте его по следующей ссылке.

      Последние изменения, внесенные в закон 144-ФЗ «Об оперативно розыскной деятельности»

      Ниже учитываются изменения 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». Утвержден новый регламент выдачи результатов исследования:

    • Органу дознания;
    • Дознавателю ОРД;
    • Прокурору;
    • Следователю;
    • В судебную инстанцию.
    • В последней редакции закона изменилось несколько статей. Поправки в ФЗ-144 внесены 6.06.2016 года. Ниже рассмотрены основные статьи с измененными формулировками в последнем выпуске:

      Статья 6: Претерпела некоторые изменения в последней редакции закона. Она описывает оперативно-розыскные мероприятия, которые контролируют:

      • телеграфные;
      • почтовые отправления;
      • иные сообщения.
      • Дополнительная возможность поиска согласно ФЗ-144 — прослушивание телефонных разговоров в учреждениях, на предприятии или в организации (вне зависимости от формы управления) юридических и физических лиц. Информация на основании закона дополняется из бумажных и электронных носителей, компьютерных данных. Дополнительно изымаются документы или договор между органами сотрудниками оперативно-розыскной деятельности.

        Статья 7: Перечислены основания в ФЗ-144 для инициации мероприятий оперативно-розыскной деятельности:

      • Привлечение гражданина к уголовной ответственности;
      • Получение информации органами оперативно-розыскной деятельности о возможности подготовки или совершения незаконных действий.

      Дополнительно выявляются лица, которые подготавливают других граждан к совершению неправомерных действий. Также говорится о:

    • действиях и мероприятиях, которые влияют на угрозу экономической, государственной или экологической безопасности Российской Федерации;
    • гражданах, которые скрываются от судебного заседания и следствий и уклоняются от уголовной ответственности.
    • Эти и другие основания закона способствуют проведению следствия относительно подозреваемых граждан. Поправки в последнюю редакцию ФЗ-144 не вносились.

      Статья 8: Были внесены некоторые изменения. Описываются препятствия для проведения оперативно-розыскных мероприятий. Ограничением не является:

    • Гражданство;
    • Национальность;
    • Место пребывания;
    • Социальное положение;
    • Принадлежность к обществу;
    • Политические убеждения и отношение к религии.
    • Допускается проведение оперативно-розыскных мероприятий с ограничением прав гражданина в соответствии с Конституцией РФ и согласно ФЗ-144 на основании судебного решения:

    • Разрешается анализировать тайную переписку;
    • Прослушивать телефоны;
    • Почтовые сообщения;
    • Телеграфные переговоры.
    • Статья 9: Перечислен порядок и основания закона при проведении оперативно-розыскательных мероприятий в судебном порядке. Разрешается проводить следующие расследуемые работы на основании ФЗ-144:

    • Прослушивать телефонные переговоры;
    • Перехватывать переписку;
    • Почтовые и телеграфные уведомления. Независимо от способа передачи: почта или электронные сообщения.
    • Статья 11: Конечные результаты проводимой розыскной и оперативной деятельности по закону используются в судебном заседании и следствии. Мероприятия в ФЗ-144 помогают провести предупреждение, выявление или раскрыть преступления. Проведение оперативных действий помогает выявить граждан, которые уклоняются от уголовной ответственности или следствия. Изменения в последнюю редакцию не вводились.

      Статья 13: Перечисляет органы, которые позволяют проводить оперативно-розыскную деятельность.

      Проведением оперативно-розыскных мероприятий занимаются:

    • Органы ФСБ;
    • Органы внутренних дел РФ.
    • Органами ФСБ в ФЗ-144 разрешено проводить оперативно-розыскные мероприятия по закону для обеспечения высокого уровня защиты населения ФЗ-144. Работы не должны затрагивать должностные обязанности лиц, указанные в этой статье.

      Статья 15: Перечислены основные права органов оперативно-розыскной деятельности.

      Они имеют право изымать согласно ФЗ-144:

    • Предметы;
    • Документы;
    • Материалы;
    • Письменные и электронные уведомления.
    • Если это влечет к нарушению защиты безопасности на основании ФЗ-144. Для законного изъятия вещественных доказательств, должностное лицо составляет протокол. Учитываются требования уголовно-процессуального кодекса. Изменения в последнюю редакцию закона не вводились.

      Скачать полный перечень статей Федерального закона №144 можете по следующей ссылке.

      210fz.ru

      Статья 6. Оперативно — розыскные мероприятия.

      При осуществлении оперативно — розыскной деятельности проводятся следующие оперативно — розыскные мероприятия:

      1. Опрос.
      (в ред. Федерального закона от 05.01.1999 N 6-ФЗ)
      2. Наведение справок.
      3. Сбор образцов для сравнительного исследования.
      4. Проверочная закупка.
      5. Исследование предметов и документов.
      6. Наблюдение.
      7. Отождествление личности.
      8. Обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств.
      9. Контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений.
      10. Прослушивание телефонных переговоров.
      11. Снятие информации с технических каналов связи.
      12. Оперативное внедрение.
      13. Контролируемая поставка.
      14. Оперативный эксперимент.

      Приведенный перечень оперативно — розыскных мероприятий может быть изменен или дополнен только федеральным законом.

      В ходе проведения оперативно — розыскных мероприятий используются информационные системы, видео- и аудиозапись, кино- и фотосъемка, а также другие технические и иные средства, не наносящие ущерба жизни и здоровью людей и не причиняющие вреда окружающей среде.

      Оперативно — розыскные мероприятия, связанные с контролем почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушиванием телефонных переговоров с подключением к станционной аппаратуре предприятий, учреждений и организаций независимо от форм собственности, физических и юридических лиц, предоставляющих услуги и средства связи, со снятием информации с технических каналов связи, проводятся с использованием оперативно — технических сил и средств органов федеральной службы безопасности и органов внутренних дел в порядке, определяемом межведомственными нормативными актами или соглашениями между органами, осуществляющими оперативно — розыскную деятельность.

      Должностные лица органов, осуществляющих оперативно — розыскную деятельность, решают ее задачи посредством личного участия в организации и проведении оперативно — розыскных мероприятий, используя помощь должностных лиц и специалистов, обладающих научными, техническими и иными специальными знаниями, а также отдельных граждан с их согласия на гласной и негласной основе.

      Запрещается проведение оперативно — розыскных мероприятий и использование специальных и иных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации, не уполномоченными на то настоящим Федеральным законом физическими и юридическими лицами.

      Разработка, производство, реализация, приобретение в целях продажи, ввоз в Российскую Федерацию и вывоз за ее пределы специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, не уполномоченными на осуществление оперативно — розыскной деятельности физическими и юридическими лицами подлежат лицензированию в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации.

      Перечень видов специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации в процессе осуществления оперативно — розыскной деятельности, устанавливается Правительством Российской Федерации.

      Комментарий к статье 6

      1. В ч. 1 комментируемой статьи определен перечень оперативно — розыскных мероприятий (ОРМ), допустимых к проведению в процессе оперативно — розыскной деятельности. Оперативно — розыскные мероприятия — составной структурный элемент оперативно — розыскной деятельности, состоящий из системы взаимосвязанных действий, направленных на решение конкретных тактических задач. ОРМ носят разведывательно — поисковый характер и направлены на получение информации о лицах, замышляющих, подготавливающих и совершающих преступления, о наличии материальных следов противоправной деятельности, местонахождении лиц, скрывающихся от следствия и суда, а также без вести пропавших граждан.

      Оперативно — розыскные мероприятия проводятся только тогда, когда иными средствами невозможно обеспечить выполнение задач, предусмотренных ст. 2 настоящего Закона. Оперативно — розыскные мероприятия в соответствии с п. 1 ст. 15 могут проводиться как гласно, так и негласно (см. п. 2 комментария к ст. 15).

      2. Опрос — специальная беседа, проводимая с гражданами, которым могут быть известны сведения об исследуемом событии или причастных к нему лицах. В теории и практике оперативно — розыскной деятельности это мероприятие носит традиционное название — разведывательный опрос, что указывает на его исследовательский, поисковый характер, направленность на обнаружение (выявление) скрытой информации, имеющей значение для решения задач борьбы с преступностью. Объектами опроса могут быть любые лица, располагающие оперативно значимой информацией, независимо от гражданства, возраста, должностного и социального положения, психического состояния, религиозных убеждений и любых других обстоятельств.

      Опрос допускается только при добровольном согласии лица на беседу. Он может проводиться как по месту нахождения граждан, так и в служебном помещении правоохранительного органа. Лица, отказавшиеся явиться для беседы по приглашению, не могут быть подвергнуты приводу. Опрос может осуществляться самим оперативным работником либо другим должностным лицом, действующим по его поручению.

      В соответствии со ст. 15 Закона об ОРД сотрудники оперативных аппаратов, проводя опрос, из тактических соображений имеют право скрывать истинные цели беседы либо свою профессиональную принадлежность.

      Опрос может носить конфиденциальный характер. Если просьба о сохранении конфиденциальности поступила со стороны опрашиваемого, то сотрудники правоохранительных органов обязаны сохранить в тайне источник информации в соответствии с ч. 1 ст. 17 комментируемого Закона. Такое лицо может впоследствии допрашиваться в качестве свидетеля лишь при его письменном согласии, как того требует ч. 2 ст. 12 комментируемого Закона.

      Результаты опроса при согласии опрашиваемого могут быть оформлены объяснением (заявлением, явкой с повинной) либо рапортом (справкой) должностного лица. Если информация получена при условии конфиденциальности, то рапорт (справка) хранится и используется по правилам секретного делопроизводства и к материалам уголовного дела приобщен быть не может. Согласно ч. 3 комментируемой статьи при проведении опросов могут использоваться технические средства фиксации проводимого мероприятия и полученной при этом информации. Использование специальных технических средств должно оформляться рапортом сотрудника, их применявшего.

      При проведении опроса с согласия его участников может использоваться полиграф — специальное устройство, регистрирующее психофизиологические реакции опрашиваемого на задаваемые вопросы и позволяющее выявить тщательно скрываемые им факты. Процедура полиграфного опроса предусмотрена Инструкцией, утвержденной Приказом МВД России от 28 декабря 1994 г. Результаты такого опроса оформляются заключением оператора, которое может передаваться следователю для учета в процессе доказывания.

      В отдельных случаях для раскрытия особо тяжких преступлений, когда свидетели или потерпевшие в силу объективных факторов затрудняются воспроизвести наблюдаемые ими события, с их добровольного согласия для проведения опроса могут привлекаться врачи — гипнологи, которые с помощью репродукционного гипноза помогают восстанавливать и извлекать информацию из глубин памяти опрашиваемых. Сеанс гипнорепродукции в обязательном порядке фиксируется на магнитофон, при этом желательно применение видеозаписи. Результаты опроса с применением репродукционного гипноза оформляются актом судебно — психологического исследования по экспериментально — суггестивному потенцированию памяти, который может передаваться лицу, производящему расследование.

      3. Наведение справок — это способ собирания информации, необходимой для решения задач ОРД, путем непосредственного изучения документов (в том числе архивных), а также направления запросов в любые органы, предприятия, учреждения и организации, имеющие информационные системы. Наведение справок предполагает сбор сведений о биографии проверяемых, их родственных связях, образовании, роде занятий, имущественном положении, месте проживания, фактах допущенных в прошлом правонарушений и других данных, позволяющих установить признаки противоправной деятельности.

      В Законе об ОРД отсутствуют какие-либо ограничения на получение в процессе наведения справок информации конфиденциального характера, однако следует учитывать, что действующим российским законодательством установлены специальные режимы ограничения доступа к достаточно большому объему сведений, относящихся к частной жизни граждан, а также составляющих профессиональную тайну. В частности, режим ограниченного доступа распространяется на данные, содержащие:
      — коммерческую тайну (ст. 139 ГК РФ);
      — банковскую тайну и тайну денежных вкладов (ст. 26 Закона Российской Федерации «О банках и банковской деятельности» от 2 декабря 1990 г. (по состоянию на 8 июля 1999 г.);
      — нотариальную тайну (ч. 2 ст. 16 Основ законодательства Российской Федерации «О нотариате» от 11 февраля 1993 г.);
      — врачебную тайну (ч. 3 ст. 35 и ст. 61 Основ законодательства Российской Федерации «Об охране здоровья граждан» от 22 июля 1993 г. (в ред. Указа Президента РФ от 24 декабря 1993 г. N 2298, Федерального закона от 11 февраля 1998 г. (2 марта 1998 г.) N 30-ФЗ), ст. 9 Закона Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» от 2 июля 1992 г. (с изм. и доп., внес. Федеральным законом от 3 июля 1998 г. (21 июля 1998 г.) N 117-ФЗ);
      — журналистскую тайну (ст. 41 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» от 27 декабря 1991 г. (по состоянию на 2 марта 1998 г.).

      Предоставление таких сведений без согласия граждан допускается только по официальному запросу суда, прокуратуры, органов предварительного следствия в связи с находящимися в их производстве уголовными или гражданскими делами.

      Для наведения справок согласно ч. 3 ст. 6 комментируемого Закона могут использоваться информационно — поисковые системы, имеющиеся в органах, осуществляющих ОРД. Кроме того, на основании п. п. 4 и 30 ст. 11 Закона РСФСР «О милиции» сотрудники оперативных аппаратов органов внутренних дел имеют право на получение от должностных лиц необходимых сведений, справок, документов и копий с них, а также на безвозмездное получение информации от предприятий, организаций, учреждений и граждан, за исключением случаев, когда законом установлен специальный порядок получения соответствующей информации.

      Наведение справок в информационно — поисковых системах органов внутренних дел, а также других правоохранительных органов осуществляется на основании требования (запроса) за подписью руководителя оперативного аппарата. Запросы, направляемые в другие ведомства, должны содержать перечень требуемых сведений, исходные данные для их получения, а также юридические основания для наведения справок со ссылкой на соответствующие законодательные акты. Запросы на получение справок по счетам и вкладам физических лиц в соответствии с ч. 3 ст. 26 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» должны быть согласованы с прокурором.

      Информация, полученная путем проверки лица по информационным системам, имеющая значение для всестороннего и полного расследования и рассмотрения дела в суде, может приобщаться к материалам уголовного дела, если она не содержит сведений, составляющих государственную тайну.

      Наведение справок путем изучения документов может осуществляться сотрудником оперативного аппарата либо по его поручению другим лицом. При этом цели получения информации, а также личность наводящего справки в соответствии с п. п. 1 и 4 ст. 15 настоящего Закона могут зашифровываться (см. комментарий к ст. 15). Виды документов, необходимых для наведения справок (регистрационные, бухгалтерские, кадровые и т.п.), а также места их получения (предприятия, учреждения, учебные заведения и др.) определяются должностным лицом оперативного аппарата.

      Результаты изучения документов оформляются рапортом или справкой должностного лица. При получении сведений, имеющих значение для предварительного и судебного расследования, рапорт (справка) передается лицу, в чьем производстве находится уголовное дело.

      4. Сбор образцов для сравнительного исследования — это действия, направленные на получение различных объектов для распознания и идентификации с имеющимися аналогами, а также установления признаков преступной деятельности.

      Закон не дает, но и не ограничивает перечня собираемых образцов, поэтому они могут включать в себя любые материальные объекты: следы, связанные с жизнедеятельностью человека (отпечатки пальцев, следы ног, волосы, голос, кровь, запах, почерк и т.п.), микрочастицы, следы транспортных средств, похищенное имущество, сырье, полуфабрикаты, готовую продукцию, предметы, изъятые из гражданского оборота (оружие, взрывчатые вещества, наркотики), и т.д.

      Сбор образцов для сравнительного исследования может осуществляться гласно, негласно либо зашифрованно (в зависимости от решаемых задач). Гласный сбор образцов проводится при условии добровольного согласия лиц, располагающих необходимыми образцами. Если факт сбора образцов важно сохранить в тайне от проверяемых лиц, то используются негласные приемы для их получения, организация и тактика которых регламентированы ведомственными нормативными актами. При сборе образцов может зашифровываться цель мероприятия или принадлежность выполняющего его лица к правоохранительным органам.

      Данное мероприятие проводится сотрудником оперативного аппарата либо по его поручению другими лицами (в том числе оказывающими конфиденциальное содействие). При необходимости к сбору образцов могут привлекаться специалисты, обладающие научными, техническими и иными специальными познаниями, однако обеспечение точности выбора образцов, их достоверности и сохранности возлагается на оперативного работника.

      В процессе сбора образцов запрещается совершать действия, создающие угрозу здоровью граждан, унижающие их честь и достоинство, затрудняющие нормальное функционирование предприятий, организаций и учреждений, а также нарушающие жизнедеятельность отдельных лиц.

      При сборе образцов отпечатков пальцев могут использоваться возможности, предоставленные Федеральным законом «О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации» от 25 июля 1998 г.,

      www.lawmix.ru

      Оперативно-розыскные мероприятия (С. И. Захарцев, 2004)

      В монографии рассматриваются понятие, признаки, принципы, классификация и правовое регулирование оперативно-розыскных мероприятий в Российской Федерации. Освещаются актуальные проблемы практического применения оперативно-розыскных мероприятий и опыт использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам, даются рекомендации оперативным сотрудникам, следователям, прокурорам и судьям по применению норм Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности». Книга предназначена для студентов, курсантов, слушателей, аспирантов, адъюнктов, преподавателей юридических вузов, практических работников, а также для всех, кто интересуется проблемами оперативно-розыскной деятельности.

      Оглавление

    • Введение
    • Глава 1. Оперативно-розыскное мероприятие в оперативно-розыскной деятельности
    • Глава 2. Правовое регулирование оперативно-розыскных мероприятий
    • Приведённый ознакомительный фрагмент книги Оперативно-розыскные мероприятия (С. И. Захарцев, 2004) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

      Оперативно-розыскное мероприятие в оперативно-розыскной деятельности

      § 1. Понятие и структура оперативно-розыскной деятельности

      Проведение оперативно-розыскных мероприятий предусмотрено оперативно-розыскной деятельностью. Прежде чем перейти к исследованию мероприятия, следует установить, что такое оперативно-розыскная деятельность, из чего она состоит, чем регламентирована и для чего предназначена.

      Оперативно-розыскная деятельность главным образом регламентируется Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее – Законом об ОРД), который является своеобразной отправной точкой настоящего исследования.

      В соответствии с этим законом, оперативно-розыскная деятельность проводится в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств (статья 1 Закона об ОРД). Однако подпункт 4 пункта 2 части 1 статьи 7 того же закона допускает проведение оперативно-розыскной деятельности для розыска без вести пропавших и установления неопознанных трупов. Пункт 5 части 1 той же статьи разрешает осуществление названной деятельности для применения мер безопасности в отношении защищаемых лиц. Помимо того, согласно части 2 статьи 7 органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, в пределах своих полномочий вправе собирать данные, необходимые для принятия решений: о допуске к сведениям, составляющим государственную тайну; о допуске к работам, связанным с эксплуатацией объектов, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей, а также для окружающей среды; о допуске к участию в оперативно-розыскной деятельности или к материалам, полученным в результате ее осуществления; об установлении или поддержании с лицом отношений сотрудничества при подготовке и проведении оперативно-розыскных мероприятий; об обеспечении безопасности органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность; о выдаче разрешений на частную детективную и охранную деятельность.

      Из сказанного можно сделать вывод, что статья 1 Закона об ОРД не полно отражает цели деятельности. Хотя мы признаем, что именно защита от преступных посягательств, борьба с преступностью является главным предназначением оперативно-розыскной деятельности.

      Оперативно-розыскная деятельность является государственной деятельностью. Ее осуществляют оперативные подразделения исключительно государственных органов, уполномоченных на то Законом об ОРД. В соответствии со статьей 13 Закона к таким государственным органам относятся оперативные подразделения:

      – органов внутренних дел Российской Федерации;

      – органов федеральной службы безопасности;

      – федеральных органов государственной охраны;

      – таможенных органов Российской Федерации;

      – Службы внешней разведки Российской Федерации;

      – Министерства юстиции Российской Федерации;

      – органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ;

      – оперативные подразделения органа внешней разведки Министерства обороны Российской Федерации (проводят оперативно-розыскные мероприятия только в целях обеспечения безопасности указанного органа внешней разведки и в случае, если проведение этих мероприятий не затрагивает полномочий иных органов, указанных выше).

      Таким образом, одним из участников оперативно-розыскной деятельности всегда является какой-либо из указанных государственных органов. Перечень таких органов может быть изменен или дополнен только федеральным законом.

      Для эффективной борьбы с преступностью указанным органам предоставлены возможности привлечения к конфиденциальному содействию лиц, в том числе на контрактной основе (статья 17 Закона об ОРД); создания предприятий, учреждений, организаций и подразделений (статья 15 Закона об ОРД); ведение специфической финансовой деятельности, заключающейся, например, в закрытых от налогообложения выплатах лицам, оказывающим содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность (статья 18 Закона об ОРД). Помимо того, закон разрешает информационное обеспечение и документирование оперативно-розыскной деятельности (статья 10 Закона об ОРД), проведение мероприятий по защите сведений о названной деятельности (статья 12 Закона об ОРД). Наконец, органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, вправе проводить оперативно-розыскные мероприятия (статья 6 Закона об ОРД).

      Таким образом, в соответствии с Законом об ОРД, оперативно-розыскная деятельность включает:

      – привлечение к конфиденциальному содействию лиц;

      – создание предприятий, учреждений, организаций и подразделений;

      Здесь следует вновь обратить внимание на нелогичность и непоследовательность законодателя, указавшего в статье 1 Закона об ОРД, что оперативно-розыскная деятельность осуществляется «посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий». При этом в указанных выше других статьях закона, например 12, 15, 17 и т. д., прямо предусмотрено осуществление оперативно-розыскной деятельности не только посредством мероприятий.

      Будем рассуждать от противного.

      Слово «посредством» в русском языке означает «при помощи чего-нибудь», «используя что-нибудь» [1] . Предположим, что опера тивно-розыскная деятельность, как указано в статье 1 Закона об ОРД, осуществляется посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий, то есть при помощи названных мероприятий, используя названные мероприятия.

      Из такого тезиса можно сделать несколько выводов.

      1. Оперативно-розыскная деятельность проводится только посредством оперативно-розыскных мероприятий. Все остальное, вся другая работа органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, к такой деятельности отношения не имеет.

      2. Оперативно-розыскные мероприятия являются тем, без чего невозможно достичь результатов оперативно-розыскной деятельности.

      3. Каждое из оперативно-розыскных мероприятий является частью оперативно-розыскной деятельности. Совокупность оперативно-розыскных мероприятий образует оперативно-розыскную деятельность. Или: оперативно-розыскная деятельность является совокупностью предусмотренных законом оперативно-розыскных мероприятий.

      4. Оперативно-розыскных мероприятий всего четырнадцать, их перечень является исчерпывающим, дополнить его можно только федеральным законом (статья 6 Закона об ОРД), поэтому вся оперативно-розыскная деятельность сводится лишь к проведению четырнадцати предусмотренных Законом оперативно-розыскных мероприятий.

      Полагаем, что неточность полученных из формулировки Закона об ОРД выводов сомнений не вызывает. Такое понимание оперативно-розыскной деятельности не соответствует ее истинному, фактическому состоянию. Более того, такое понимание не соответствует и Закону об ОРД, поскольку он предполагает значительно более широкое значение деятельности. Представляется, что формулировка статьи 1 Закона об ОРД требует корректировки и приведения в соответствие с другими статьями закона.

      Таким образом, Закон об ОРД, включает в оперативно-розыскную деятельность не только проведение оперативно-розыскных мероприятий, но и другие действия: привлечение к конфиденциальному содействию лиц, создание предприятий, учреждений, организаций и подразделений, ведение специфической финансовой деятельности и т. д. То есть названные действия являются частями оперативно-розыскной деятельности.

      Эти части относительно самостоятельны. Они имеют собственное правовое регулирование, включающее не только оперативно-розыскные, но и иные правовые нормы. Например, создание, предприятия, учреждения, организации базируется на нормах гражданского права. Самостоятельность проявляется в том, что каждая из частей оперативно-розыскной деятельности направлена на достижение предусмотренных законом целей деятельности. Так, лицо, оказывающее содействие на конфиденциальной основе, может самостоятельно получить информацию о преступлении и предоставить ее соответствующему органу.

      Вместе с тем эти части взаимосвязаны между собой, поскольку результаты одной части деятельности могут достигаться за счет других (например, участие лиц, оказывающих содействие на конфиденциальной основе, – в проведении оперативно-розыскных мероприятий). Таким образом, при их относительной самостоятельности части взаимообуславливают друг друга.

      Относительная самостоятельность и взаимосвязанность частей оперативно-розыскной деятельности позволяет говорить, что они составляют систему и входят в структуру оперативно-розыскной деятельности.

      Таким образом, оперативно-розыскная деятельность структурно состоит из частей, к которым относятся:

      – ведение специфической финансовой деятельности;

      – информационное обеспечение и документирование;

      – проведение мероприятий по защите сведений;

      – проведение оперативно-розыскных мероприятий.

      Здесь следует сказать, что практическая деятельность выработала свои, не противоречащие закону действия по борьбе с преступностью, к которым относятся: покупка информации о преступлении или лице, его подготавливающем, совершающем или совершившим; различные оперативные комбинации; засада и многие другие [2] . Более того, закон допускает в рамках оперативно-розыскной деятельности розыск без вести пропавших и скрывающихся от суда лиц, проверочные мероприятия по допуску к государственной тайне, международное сотрудничество. В связи с этим, мы считаем, что в оперативно-розыскной деятельности могут быть выделены и иные части. Однако это требует самостоятельного рассмотрения и в предмет настоящей работы не входит. Нам важно, что оперативно-розыскные мероприятия являются частью оперативно-розыскной деятельности и что эта часть не единственная.

      Оперативно-розыскная деятельность осуществляется в двух формах: гласно и негласно. При этом значительная часть деятельности составляет государственную тайну. Так, в соответствии с пунктом 4 статьи 5 Закона Российской Федерации «О государственной тайне», сведения о планах, источниках, силах, средствах, методах и результатах оперативно-розыскной деятельности, а также данные о финансировании этой деятельности, если эти данные раскрывают перечисленные сведения, составляют государственную тайну. Государственную тайну составляют также сведения об организации и тактике оперативно-розыскных мероприятий, о лицах, сотрудничающих или сотрудничавших с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, о методах и средствах защиты секретной информации, а также иные сведения.

      Синтезировав изложенное, полагаем целесообразным изменить формулировку статьи 1 Закона об ОРД, раскрывающей понятие оперативно-розыскной деятельности, приведя в соответствие с этим же Законом. По нашему мнению, статья 1 Закона должна быть сформулирована так: «Оперативно-розыскная деятельность – вид деятельности, осуществляемой гласно и негласно оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченных на то Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее – органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность), в пределах их полномочий в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств и в иных, предусмотренных настоящим Федеральным законом целях». Исключение фразы «посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий» обусловлено тем, что оперативно-розыскная деятельность осуществляется не только посредством названных мероприятий.

      Как уже отмечалось, проведение оперативно-розыскных мероприятий является частью оперативно-розыскной деятельности, т. е. оперативно-розыскная деятельность и оперативно-розыскные мероприятия соотносятся друг с другом как целое и часть. Оперативно-розыскные мероприятия входят в структуру оперативно-розыскной деятельности, проводятся в соответствии с ее целями и задачами; регламентируются законодательством оперативно-розыскной деятельности. В связи с этим на оперативно-розыскные мероприятия полностью распространяются принципы, задачи, правовое регулирование оперативно-розыскной деятельности.

      Вместе с тем, оперативно-розыскные мероприятия являются самостоятельной частью оперативно-розыскной деятельности. Самостоятельность выражается в совокупности признаков, позволяющих отличить эту часть деятельности от других.

      Многие другие части оперативно-розыскной деятельности нашли своих исследователей. Например, информационное обеспечение деятельности профессионально и подробно рассмотривает В. Ю. Голубовский [3] , содействие граждан органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, тщательно исследуют А. В. Федоров и А. В. Шахматов [4] . Оперативно-розыскные мероприятия также нуждаются в научном осмыслении, теоретическом обосновании концепции правового регулирования. Разрешить такую задачу мы хотим в дальнейших научных изысканиях.

      Прежде всего остановимся на правописании основных терминов. В 1998 году специалисты Института русского языка им. В. В. Виноградова Российской академии наук подготовили для Главного государственно-правового управления Администрации Президента Российской Федерации заключение о правописании словосочетания «оперативно-розыскная деятельность». По мнению ученых, приставка раз-/роз-/ рас-/рос- пишется с буквой «о» только под ударением, без ударения в ней пишется буква «а». В качестве примера приводится написание слов: россыпь, но рассыпать и рассыпной; розданный, но раздать. В заключении отмечается: «К этой приставке не применимо общее правило, требующее писать на месте безударного гласного ту букву, которая обозначает звук, слышащийся под ударением. Поэтому в данном случае не действует ссылка на слово розыск – юридический термин, обозначающий определенные действия следственных и оперативных органов и сами эти органы (ср. уголовный розыск), как бы оно ни было близко связано со словом разыскной в таких его употреблениях, как например, разыскная или оперативно-разыскная деятельность. Кстати, лингвистический анализ показывает, что разыскной образовано не от слова розыск, а от глагола разыскать-разыскивать…. Да и по своему значению слово разыскной связано не только с юридическим понятием расследования, оно употребляется шире: так, специальные разыскные (или служебно-разыскные) собаки предназначены, в частности, разыскивать людей под завалами в чрезвычайных ситуациях» [5] .

      На основании этого специалисты пришли к выводу, что принятое ранее написание розыскной (через букву «о») противоречит современным орфографическим нормам и указали на необходимость перехода к написанию с буквой «а» слова разыскной и производных от него слов: оперативно-разыскной, следственно-разыскной, разыскник. Правда, в заключении отмечено, что с конца XVIII века и до 30-х годов XX века слово разыскной вышло из активного употребления, а в дальнейшем употреблялось через букву «о».

      У нас не вызывает сомнения обоснованность и правильность заключения ученых по правописанию слова «розыскной», однако пока изменения его правописания не произошло, поэтому необходимо сказать следующее.

      С 30-х годов XX века и по настоящее время сложилась практика написания слова «розыскной» через букву «о». К такому его написанию привыкли теоретики и практики. Более того, с принятием Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и других нормативных актов написание данного слова через букву «о» фактически закреп лено законодательно. Изменение правописания данного слова может быть расценено юристами как появление нового термина, что лишь добавит противоречий в наши законы. В связи с этим, а также учитывая, что в изменении правописания этого слова нет острой необходимости, считается целесообразным правописание слова «розыскной» не менять (возможно, в виде исключения из правила). Соответственно, писать: «оперативно-розыскная деятельность» и «оперативно-розыскные мероприятия».

      В заключение можно сказать, что оперативно-розыскная деятельность – вид государственной деятельности, осуществляемой гласно и негласно оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченных на то Законом об ОРД, в пределах их полномочий в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств и в иных, предусмотренных законом целях. Структура оперативно-розыскной деятельности состоит из нескольких частей, предусмотренных Законом об ОРД.

      Одной из составляющих оперативно-розыскной деятельности являются оперативно-розыскные мероприятия.

      § 2. Признаки и понятие оперативно-розыскного мероприятия

      Понятие оперативно-розыскного мероприятия имеет важное теоретическое и практическое значение, является одним из ключевых, базовых во всей оперативно-розыскной деятельности. Однако Закон об ОРД его не определяет, что, без сомнения, является серьезным упущением Закона. Отсутствие определения лишает научных работников отправной точки, влечет различия в понимании сущности оперативно-розыскного мероприятия у практических работников, что неминуемо вызывает ошибки в работе. Кроме того, отсутствие базового понятия не могло не сказаться и на качестве научных исследований.

      Значительная часть ученых, разрабатывавших вопросы оперативно-розыскной деятельности, занималась исследованием узких проблем названной деятельности. Так, ряд ученых, например И. А. Климов [6] , А. Г. Кокурин [7] , В. В. Крейцберг [8] , посвятили свои работы вопросам правового регулирования проведения конкретных оперативно-розыскных мероприятий. Весьма содержательную диссертацию на соискание ученой степени кандидата юридических наук, посвященную оперативному эксперименту, написал П. Е. Спиридонов [9] . В названной работе эксперимент исследован как метод познания для других оперативно-розыскных мероприятий и как самостоятельное оперативно-розыскное мероприятие, что является новеллой для теории оперативно-розыскной деятельности. Однако понятие оперативно-розыскного мероприятия в указанной диссертации не дается. Проблемами правового регулирования отдельных мероприятий занимались и другие специалисты [10] , но определению оперативно-розыскного мероприятия должного внимания они также не уделили.

      Представлению и использованию в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности посвятил свои работы Е. А. Доля. Вышедшая в 1996 году его монография «Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам» стала базой для научных и практических работников [11] . Отмечаем, что Доля фактически писал об использовании результатов именно оперативно-розыскных мероприятий. Однако о понятии оперативно-розыскного мероприятия он не высказался.

      Вопросы использования результатов оперативно-розыскной деятельности подробно осветили также В. И. Зажицкий [12] , Ю. В. Кореневский, М. Е. Токарева [13] , А. В. Белоусов [14] . Интересно, что практически в каждой из работ об оперативно-розыскной деятельности оперативно-розыскные мероприятия упоминаются. Более того, исследуя вопросы представления и использования результатов оперативно-розыскной деятельности, ученые понимают, что в конечном счете в уголовный процесс обычно попадают не результаты оперативно-розыскной деятельности во всем ее многообразии, а результаты конкретных оперативно-розыскных мероприятий. В связи с чем работы этих специалистов вполне справедливо используются в доказывании результатов конкретных оперативно-розыскных мероприятий. Однако никто из этих, без сомнения, заслуженных ученых, внесших значительный вклад в теорию оперативно-розыскной деятельности, в открытых работах не определил, что же такое оперативно-розыскное мероприятие, результаты которого следует использовать в доказывании.

      Оперативно-розыскная деятельность является государственной деятельностью. Важное место в обеспечении нормальной государственной деятельности занимает надзор за ней, в особенности прокурорский надзор. Согласно статье 1 Федерального закона «О Прокуратуре Российской Федерации» Прокуратура Российской Федерации – единая федеральная централизованная система органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации. Статьи 1, 29 и 30 регламентируют надзор за оперативно-розыскной деятельностью. Норма о прокурорском надзоре за оперативно-розыскной деятельностью содержится и в Законе об ОРД. Значительный вклад в изучение прокурорского надзора за оперативно-розыскной деятельностью внес В. И. Рохлин [15] – общепризнанный специалист в этой области. Большой пласт проблем, связанных с прокурорским надзором за оперативно-розыскной деятельностью подняли А. Ф. Козусев, Ю. Е. Винокуров [16] , А. Я. Сухарев, А. Г. Халиуллин [17] , В. И. Басков [18] , В. Н. Осипкин [19] . Однако к понятию оперативно-розыскного мероприятия упомянутые специалисты не обращались, хотя большая часть работ по прокурорскому надзору в оперативно-розыскной деятельности посвящена надзору именно за соблюдением законности проведения оперативно-розыскных мероприятий. Отсутствие же должного внимания к понятию мероприятия сделало, на наш взгляд, работы по прокурорскому надзору за оперативно-розыскной деятельностью излишне обобщенными.

      К теме прокурорского надзора примыкают вопросы соблюдения и защиты прав человека в процессе оперативно-розыскной деятельности. Одними из первых на серьезный научный уровень эти проблемы подняли А. Е. Казак [20] и А. М. Ефремов, [21] защитившие в Санкт-Петербургском университете МВД России соответственно кандидатскую и докторскую диссертации по этой тематике [22] . Вопросы соблюдения прав человека при осуществлении оперативно-розыскной деятельности всегда волновали и других ученых [23] . Однако и их понятие оперативно-розыскного мероприятия также не заинтересовало, хотя в ходе любого из таких мероприятий права человека могут быть ограничены, более того, ряд оперативно-розыскных мероприятий (контроль почтовых отправлений, прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи и др.) ограничение прав человека прямо предусматривают.

      Значительный вклад в познание оперативно-розыскной деятельности в целом внесли ведущие ученые в этой области B. М. Егоршин [24] , И. А. Возгрин [25] и Д. В. Ривман [26] . Однако и они, и другие специалисты [27] целью своих исследований определение понятия оперативно-розыскного мероприятия, к сожалению, не ставили.

      Понятие и сущность оперативно-розыскного мероприятия рассматривало относительно небольшое число ученых. Предложенные ими определения понятия оперативно-розыскного мероприятия в работе будут рассмотрены.

      Итак, что такое оперативно-розыскное мероприятие?

      Вначале целесообразно обратиться к уяснению смысла этого словосочетания, для чего следует понять смысловую нагрузку каждого слова. Согласно Толковому словарю русского языка C. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой под «мероприятием» понимается совокупность действий, объединенных одной общественно значимой задачей [28] . Слово «оперативный» по тому же словарю [29] в инте ресующем нас значении означает непосредственно, практически осуществляющий что-нибудь [30] . В качестве примера употребления слова «оперативный» в словаре приводится «оперативная работа (в милиции)» [31] .

      Розыск в интересующем нас значении понимается как предшествующее суду дознание, собирание улик [32] .

      Таким образом, буквально понятие «оперативно-розыскное мероприятие» означает «непосредственно, практически осуществляющаяся совокупность действий по собиранию улик, дознанию, предшествующая суду», а короче – «непосредственное практическое осуществление розыскных действий».

      Конечно, понятие оперативно-розыскного мероприятия не следует толковать исключительно по С. И. Ожегову и Н. Ю. Шведовой. Эти специалисты русского языка не являются юристами и не могут в полной мере оценить значение этого словосочетания с учетом законодательства России. Так, понятие «розыск» нельзя трактовать только в значении предшествующего суду собирания улик. Розыск предусматривает также и поиск уклоняющихся от наказания лиц, без вести пропавших, различные проверочные мероприятия и др. Розыск применительно к оперативно-розыскным мероприятиям проводится до возбуждения уголовного дела, в ходе расследования дела, в ходе судебного расследования и даже после него. Однако несомненно труд С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой помогает понять общее значение интересующего нас словосочетания.

      Не совсем точным представляется толкование понятия оперативно-розыскного мероприятия, предложенное К. К. Горяиновым, Ю. Ф. Квашой и К. В. Сурковым [33] . Эти ученые слова «оперативно», «оперативность», хотя и толковали тоже по словарю Ожегова С. И. [34] , но с точки зрения слова «операция» – то есть скоординированные действия, объединенные общей целью, либо отдельные действия в ряду других подобных. Таким образом, по их мнению, слово «оперативность», косвенно подтверждает определение термина «меры» как комплекса действий, придает им оттенок быстроты и своевременности. При этом «мероприятие» они также понимают как совокупность действий [35] . В результате получается, что если в словосочетании «оперативно-розыскное мероприятие» первое и третье слова заменить предложенными определениями, то в нем дважды окажется слово «действие»: оперативность – действие и мероприятие – действие. Это противоречит правилам русского языка и логике, поэтому не допустимо.

      Кроме того, по словарю С. И. Ожегова, которым руководствовались ученые, термин «операция» как скоординированные действия дается применительно к военным действиям, например – сухопутная, морская, воздушная, воздушно-десантная операция; наступательная операция, оборонительная операция [36] . Такое толкование не вполне подходит для оперативно-розыскной деятельности. Для оперативно-розыскной деятельности следует руководствоваться термином «оперативный» – непосредственно, практически осуществляющий что-нибудь (например, оперативная работа в милиции) [37] .

      Понятие «оперативно-розыскная деятельность» рассматривало относительно небольшое количество ученых. Однако многие из них по праву считаются основоположниками открытой (не имеющей грифов секретности) оперативно-розыскной науки. Эти специалисты стояли у истоков Закона об ОРД, формировали понятийный аппарат оперативно-розыскной деятельности, его базисные положения, вырабатывали предложения по совершенствованию правового регулирования оперативно-розыскной деятельности. Предложенные ими понятия оперативно-розыскного мероприятия, несомненно, верны и отражают признаки мероприятия. Однако и они не свободны от замечаний.

      Так, в комментарии к Закону об ОРД под редакцией И. Н. Зубова и В. В. Николюка оперативно-розыскные мероприятия понимаются как составной структурный элемент оперативно-розыскной деятельности, состоящий из системы взаимосвязанных действий, направленных на решение конкретных тактических задач [38] . При этом один из авторов комментария А. Е. Чечетин дополняет, что оперативно-розыскные мероприятия носят разведывательно-поисковый характер и направлены на получение информации о лицах, замышляющих, подготавливающих и совершающих преступления, о наличии материальных следов противоправной деятельности, местонахождении лиц, скрывающихся от следствия и суда, а также без вести пропавших граждан [39] . С названными специалистами полностью соглашается и М. П. Смирнов [40] .

      Характерной особенностью понятия, предложенного И. Н. Зубовым, В. В. Николюком, А. Е. Чечетиным и М. П. Смирновым является признание, что все оперативно-розыскные мероприятия являются составным структурным элементом оперативно-розыскной деятельности, то есть лишь одной из ее частей. Тем самым авторы подчеркивают, что оперативно-розыскная деятельность все же не сводится только к проведению оперативно-розыскных мероприятий, и с этим нельзя не согласиться. Недостатком предложенного определения, по нашему мнению, является то, что оно трактуется весьма широко, не содержит отличительных признаков, свойственных именно оперативно-розыскному мероприятию. Любая из частей оперативно-розыскной деятельности, помимо оперативно-розыскных мероприятий, представляет собой взаимосвязанные действия, направленные в конечном счете на решение задач названной деятельности.

      Ученые К. К. Горяинов, Ю. Ф. Кваша и К. В. Сурков предложили два понятия оперативно-розыскных мероприятий. Вначале они трактуют их как оперативно-розыскные методы – способы добывания и проверки информации, необходимой для решения задач оперативно-розыскной деятельности [41] . В дальнейшем, в той же работе, оперативно-розыскные мероприятия они называют мерами, представляющими собой комплекс оптимальных по времени скоордини рованных действий, объединенных целью поиска улик (предметов, обстоятельств и т. п.), свидетельствующих о факте совершения преступления, указывающих на виновных в содеянном и позволяющих разоблачить их [42] . Оба представленные понятия также весьма широки. Если следовать этим понятиям, то любой способ добывания и проверки информации следует признать оперативно-розыскным мероприятием. Изложенный тезис, конечно, не вполне верен.

      Значительной для оперативно-розыскной науки стала работа В. И. Михайлова и А. В. Федорова «Таможенные преступления» [43] . В ней авторы обстоятельно рассмотрели правовое регулирование проведения оперативно-розыскной деятельности таможенными органами. Исследование деятельности только одного субъекта (оперативного подразделения таможенного органа России) ни в коей мере не снижает значение работы В. И. Михайлова и А. В. Федорова, поскольку в ней разработаны положения, имеющие ценность для других субъектов оперативно-розыскной деятельности и для оперативно-розыскной науки. Оперативно-розыскное мероприятие В. И. Михайлов и А. В. Федоров понимают как проводимое специально уполномоченными на то лицами на основании и в порядке, предусмотренном законодательством, действие (совокупность действий) по добыванию фактических данных, входящих в предмет исследования по конкретному делу оперативной проверки или первичным материалам, а также необходимых для решения других задач оперативно-розыскной деятельности. Критику вызывает суждение о том, что оперативно-розыскное мероприятие является действием по добыванию фактических данных. Не вдаваясь в стратегию и тактику оперативно-розыскных мероприятий, все же следует признать, что в ряде случаев оперативно-розыскные мероприятия проводятся не только для добывания фактических данных, но и для иных целей, например для создания оптимальных условий для захвата преступника; для обеспечения безопасности лица, оказывающего содейст вие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность и др.

      В науке встречаются мнения о том, что все оперативно-розыскные мероприятия непосредственно направлены на получение информации. Это считают одним из отличительных признаков мероприятия. Однако нам представляется, что такой подход не вполне верен. Если его придерживаться, то из перечня оперативно-розыскных мероприятий следует исключить оперативное внедрение и сбор образцов для сравнительного исследования. В результате только этих мероприятий информацию не получить: полученные образцы следует в дальнейшем исследовать (а это другое оперативно-розыскное мероприятие), факт внедрения в преступную среду сам по себе тоже информацию не предоставляет (для ее получения внедренному лицу необходимо проводить опросы и другие действия). Более того, в результате сбора образцов или оперативного внедрения информацию можно вообще не получить (например: полученные образцы оказались не пригодны для исследования, внедренный сотрудник был «вычислен» и убит).

      Однако исключать указанные мероприятия из Закона об ОРД нельзя – это будет противоречить целям оперативно-розыскной деятельности (в первую очередь – борьбе с преступностью) и здравому смыслу. Да и потом, сбор образцов для сравнительного исследования и оперативное внедрение объективно признают оперативно-розыскными мероприятиями (помимо законодателя) абсолютное большинство теоретиков и практиков. Отсюда – оперативно-розыскное мероприятие не всегда непосредственно направлено на получение информации. Для окончательного разрешения сомнений предлагаем вновь обратиться к смысловому значению данного понятия: оперативно-розыскное мероприятие – это оперативное осуществление действий. Такая позиция В. И. Михайлова и А. В. Федорова вызывает сомнения.

      Несомненный интерес представляет определение, предложенное одним из наиболее заметных специалистов оперативно-розыскной деятельности В. Ю. Голубовского. По его мнению, оперативно-розыскное мероприятие – совокупность объединенных единым тактическим замыслом действий оперативных работников и иных участвующих в оперативно-розыскной деятельности лиц, направленных на решение стоящей в данной оперативно-розыскной ситуации задач [44] . Это понятие представляется нам наиболее удачным. Однако, как видим, и оно не содержит всех отличительных признаков мероприятия.

      Без преувеличения наибольший вклад в исследование понятия оперативно-розыскного мероприятия внес А. Ю. Шумилов. Его труды по некоторым вопросам оперативно-розыскной деятельности уже стали базовыми для других исследователей, отправной точкой для дальнейшего изучения. В настоящее время ряд работ А. Ю. Шумилова подвергнуты критике и с некоторыми замечаниями мы согласны. Однако такая критика нисколько не умаляет яркость таланта А. Ю. Шумилова, не затеняет его роль и значение в оперативно-розыскной науке.

      Следует сказать, что к окончательному определению понятия оперативно-розыскного мероприятия А. Ю. Шумилов пока не пришел. В своих работах он предложил несколько разных определений оперативно-розыскного мероприятия. Например, в «Толковом словаре понятий и терминов, используемых в законодательстве в области оперативно-розыскной деятельности» под оперативно-розыскным мероприятием он понимает совокупность отдельных оперативно-розыскных действий, объединенных целью защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступного посягательства и направленных на решение задач оперативно-розыскной деятельности [45] .

      В 1999 году в работе «Юридические основы оперативно-розыскных мероприятий» тот же термин А. Ю. Шумилов определяет как общественно-значимые умышленно и конфиденциально (в организационном и тактическом аспекте) совершаемые, предусмотренные Федеральным законом оперативно-розыскные активные деяния (действие, мероприятие или операция), посредством совокупности которых осуществляется оперативно-розыскная деятельность [46] .

      Однако в 2000 году в своей «Краткой сыскной энциклопедии» ученый писал, что оперативно-розыскное мероприятие – совокупность отдельных оперативно-розыскных действий, решений и средств, объединенных целью оперативно-розыскной деятельности (защиты от преступных посягательств соответствующих объектов) и направленных на выполнение конкретной задачи оперативно-розыскной деятельности, предусмотренной Законом об ОРД [47] .

      В том же 2000 году А. Ю. Шумилов в «Комментарии к Федеральному закону “Об оперативно-розыскной деятельности”» возвращается к понятию, предложенному им в 1999 году в работе «Юридические основы оперативно-розыскных мероприятий» [48] . Однако в том же комментарии он приводит и другое определение: «Оперативно-розыскные мероприятия – методы добывания фактической информации, необходимой для принятия решения в оперативно-розыскной деятельности (по конкретному делу оперативного учета, сигналу, в оперативно-проверочной работе и др.)». Автор отмечает при этом, что в последнем определении оперативно-розыскные мероприятия рассмотрены с «информационно-познавательной стороны» [49] .

      В учебнике «Оперативно-розыскная деятельность» А. Ю. Шумилов вновь возвращается к понятию, предложенному им в 1999 году в работе «Юридические основы оперативно-розыскных мероприятий» [50] .

      Приведенные определения А. Ю. Шумилова содержат, на наш взгляд, не все отличительные признаки оперативно-розыскных мероприятий. Как уже отмечалось, все части оперативно-розыскной деятельности представляют собой совокупность действий, направленных на решение задач оперативно-розыскной деятельности. Так, процесс получения информации от лица, оказывающего конфиден циальное содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, тоже предусматривает совокупность действий, объединенных целью (защитой от преступных посягательств) и направленных на выполнение задач оперативно-розыскной деятельности. Однако процесс получения такой информации не является оперативно-розыскным мероприятием.

      Одним из признаков, отличающих оперативно-розыскное мероприятие от иных составляющих оперативно-розыскной деятельности, является наличие предусмотренных в законе оснований и условий проведения мероприятия. Только оперативно-розыскное мероприятие должно иметь основания и условия проведения, причем прямо предусмотренные законом. В определениях, разработанных А. Ю. Шумиловым, такого признака не имеется.

      Критику вызывает также указание А. Ю. Шумилова, что оперативно-розыскная деятельность осуществляется посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий, то есть получается, что оперативно-розыскная деятельность является совокупностью оперативно-розыскных мероприятий и не более того. Однако, по нашему категоричному мнению, оперативно-розыскная деятельность значительно шире совокупности оперативно-розыскных мероприятий, то есть осуществляется не только посредством совокупности таких мероприятий.

      Помимо изложенных понятий А. Ю. Шумилов высказал точку зрения о составе оперативно-розыскного мероприятия, которая заслуживает пристального рассмотрения. Ученый пришел к выводу о существовании «состава оперативно-розыскного мероприятия», включающего в себя систему элементов объективного и субъективного свойства, предусмотренных оперативно-розыскным законодательством (прежде всего, Законом об ОРД) и нормативными правовыми актами оперативно-розыскного органа. Эти элементы характеризуют определенное общественно полезное действие (мероприятие или операцию) именно как оперативно-розыскное (то есть это характеристика конкретного оперативно-розыскного мероприятия, его обязательного содержания) [51] . Под составом, например, оперативно-розыскного мероприятия «прослушивание телефонных переговоров» автор понимает индивидуальную совокупность признаков, свойственных каждому прослушиванию телефонных переговоров как оперативно-розыскному мероприятию. Включенные в состав признаки позволяют, по мнению А. Ю. Шумилова, отличить прослушивание телефонных переговоров от контроля телеграфных сообщений (п. 9 ч. 1 ст. 6 Закона об ОРД) и некоторых других оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничением конституционных прав человека и гражданина [52] .

      Указанная точка зрения является новой для оперативно-розыскного права и оперативно-розыскной науки. Однако принятие названной новеллы и, тем более, ее возможное дальнейшее законодательное закрепление требуют тщательного исследования, глубокого осмысления и определенной осторожности в суждениях.

      Слово «состав» применительно к данному случаю означает совокупность каких-либо признаков, характеризующих предмет, деятельность и т. д. [53] Думается, что эти признаки должны быть не разрозненными, а представлять определенную систему. Исходя из этого любой предмет, даже простейший, содержит систему индивидуальных признаков. Так, можно выделить систему признаков письменного стола, стула, дивана, либо систему признаков ходьбы, бега, прочтения писем или подслушивания разговора и т. д. Совокупность этих признаков и будет, видимо, являться составом для любого из перечисленных предметов или действий. Однако далеко не каждому предмету, вопросу, действию целесообразно уделять столь скрупулезное внимание, чтобы определить его отличительные признаки.

      Так, в юридических науках ранее было не принято говорить о составах предметов, действий, терминов, хотя каждый из них и обладал своими признаками. Слово «состав» обычно употреблялось применительно к правонарушению и преступлению, то есть к противоправным, незаконным действиям. И в этом контексте под составом правонарушения, преступления, согласно теории государства и права, понимались совокупность объективных и субъективных элементов, к которым традиционно относились: объект (общественные отношения, которым причиняется вред), объективная сторона (внешняя форма проявления деяния), субъект (лицо, совершившее деяние, способное нести ответственность) и субъективная сторона (внутреннее психическое отношение субъекта к содеянному) [54] . Соответственно, состав правонарушения, главным образом, изучался такими науками, как теория государства и права, административное право и уголовное право.

      Обращает внимание, что А. Ю. Шумилов за основу описания состава оперативно-розыскного мероприятия взял состав правонарушения или преступления. Так, предложенное им определение состава как системы элементов объективного и субъективного свойства является переработанным применительно к оперативно-розыскной деятельности, но уже известным юристам понятием. Однако оперативно-розыскные мероприятия, в отличие от правонарушений – действия правовые, правомерные, прямо предусмотренные Законом об ОРД.

      По мнению А. Ю. Шумилова, основное значение состава оперативно-розыскного мероприятия заключается в следующем [55] :

      – законодатель, используя логическую модель (состав оперативно-розыскного мероприятия), на уровне федерального закона осуществляет типизацию общественно полезных действий, как правило влекущих ограничение конституционных прав человека и гражданина в ситуации крайней необходимости – предотвращения и раскрытия преступлений;

      – в соответствии со статьей 1 Закона об ОРД именно посредством оперативно-розыскных мероприятий осуществляется оперативно-розыскная деятельность;

      – без установления состава затруднительно оценить действия оперативника (контрразведчика, сотрудника уголовного розыска и др.) как оперативно-розыскное мероприятие;

      – состав служит нормативным «инструментом» для разграничения оперативно-розыскных мероприятий различных видов;

      – с помощью состава происходит отграничение оперативно-розыскных мероприятий от схожих общественно полезных поведенческих актов.

      Высказанные идеи являются интересными, хотя, отнюдь, не бесспорными, и будут рассмотрены нами ниже. Однако эти идеи не содержат, на наш взгляд, главного: какое практическое значение будет иметь новое понятие – «состав оперативно-розыскного мероприятия».

      В уголовном праве, например, состав преступления имеет важнейшее значение. Состав преступления предусматривается Общей частью, регулирующей основные положения права в целом, является обязательным основанием для привлечения лица к уголовной ответственности. Отсутствие любого из элементов состава преступления в уголовном праве является безусловным основанием для признания отсутствия состава преступления и непривлечения лица к ответственности. То есть практически, вначале анализируется состав преступления и только потом решается вопрос о привлечении к ответственности.

      В оперативно-розыскной деятельности все иначе. Оперативно-розыскные мероприятия осуществляются весьма продолжительное время (например, контроль почтовых отправлений, опрос и др.). Наличие или отсутствие состава оперативно-розыскного мероприятия для оперативно-розыскной деятельности в целом и проведения этих мероприятий в частности значения не имело. Независимо от того, выведут ли теоретики оперативно-розыскной деятельности термин «состав оперативно-розыскного мероприятия», оперативные сотрудники эти мероприятия будут эффективно проводить, не задумываясь и не предполагая о наличии или отсутствии в своих действиях состава оперативно-розыскного мероприятия.

      То есть, если в уголовном праве вначале следуют теоретические положения о составе преступления, возведенные в закон, а потом уже практическая деятельность, то в оперативно-розыскной деятельности – наоборот: вначале в течение не одного десятилетия осуществляется деятельность по проведению названных мероприятий, а потом уже для нее разрабатывают теорию. Практическое значение теории состава оперативно-розыскного мероприятия вызывает сомнение.

      Хочется вновь вернуться к тому, что в уголовном праве, взятом нами для примера, речь идет о составе именно преступления – незаконного, общественно опасного действия. По отношению к составу оперативно-розыскного мероприятия речь идет не просто о законных действиях, а о действиях, проведение которых является обязательным для органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Таким образом, в действиях любого сотрудника, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность и добросовестно относящегося к своим обязанностям, состав оперативно-розыскного мероприятия должен быть практически ежедневно. Это вытекает из требований Закона об ОРД, УПК РФ, а также из должностных обязанностей сотрудника. Для чего же научно разрабатывать очевидное явление, устоявшееся в течение длительного времени, не имеющее при этом практической значимости?

      Ряд изложенных А. Ю. Шумиловым суждений о значении состава оперативно-розыскного мероприятия также носят спорный характер. Так, к основному значению состава оперативно-розыскного мероприятия он отнес тезис, что именно посредством оперативно-розыскных мероприятий проводится оперативно-розыскная деятельность. Мы согласны с тем, что оперативно-розыскные мероприятия имеют важнейшее значение для оперативно-розыскной деятельности. Так было, так будет и это, наконец, предусмотрено Законом об ОРД. Однако какое значение в этой устоявшейся и предусмотренной законом практической деятельности имеет состав оперативно-розыскного мероприятия?

      Вызывает сомнение и тезис А. Ю. Шумилова о том, что с помощью состава оперативно-розыскного мероприятия происходит отграничение оперативно-розыскных мероприятий от схожих общественно полезных поведенческих актов. К таким актам А. Ю. Шумилов относит уголовно-процессуальные и уголовно-исполнительные действия, действия частных детективов и ряд других действий. Однако, согласно закону, правом проведения оперативно-розыскной деятельности наделены только соответствующие подразделения конкретных министерств и ведомств России. Если действия, схожие с оперативно-розыскным мероприятием, проводит частное лицо на законном основании, то следует говорить не о том, что в его действиях нет состава оперативно-розыскного мероприятия, а о том, что оно просто не занимается оперативно-розыскной деятельностью и, соответственно, не проводит ее. Так, при опросе учителем на школьном уроке учеников нелепо говорить о том, что в действиях учителя нет состава указанного оперативно-розыскного мероприятия. Равно как нельзя, по нашему мнению, оценивать с точки зрения оперативно-розыскной деятельности действия частных детективов, занимающихся в полном соответствии с ч. 2 ст. 3 «Закона о частно-детективной и охранной деятельности» сбором сведений по гражданским делам на договорной основе с участниками гражданского процесса. Да, частные детективы выполняют действия, во многом схожие с действиями оперативных сотрудников, однако не занимаются оперативно-розыскной деятельностью. Деятельность частных детективов, равно как и многих других, носит законный характер, не связанный с оперативно-розыскной деятельностью.

      Если же частный детектив нарушил законодательство, например, неприкосновенность частной жизни, то его действия будут рассматриваться с точки зрения состава преступления, предусмотренного статьей 137 Уголовного кодекса Российской Федерации (неприкосновенность частной жизни). Однако, рассматривая деятельность частного детектива с точки зрения состава преступления, оценивать его деяние на предмет отсутствия состава оперативно-розыскного мероприятия никто не будет – это прямо следует из закона и не требует каких-либо пояснений.

      Проводя сравнение оперативно-розыскных мероприятий с деятельностью частных детективов, уголовно-процессуальной деятельностью и иными видами деятельности А. Ю. Шумилов по непонятным причинам не говорит о том, что эти виды деятельности регулируются разными отраслями права.

      А. Ю. Шумилов считает, что состав оперативно-розыскного мероприятия представляет единство четырех элементов: объекта, объективной стороны, субъекта и субъективной стороны. При этом объектом состава оперативно-розыскного мероприятия, по его мнению, является совокупность общественных отношений (благ, интересов), которые возникают в связи с необходимостью: предупреждения совершения преступления; обнаружения преступления (розыска лица, его совершившего); розыска без вести пропавшего; проведения административно-режимной оперативно-проверочной работы; выполнения международного обязательства, взятого на себя Россией. Объективная сторона оперативно-розыскного мероприятия – внешний акт общественно полезного поведения участника оперативно-розыскной деятельности (оперативника, агента и др.), выраженный в активном оперативно-розыскном деянии, которое наполняет реальным содержанием общественное отношение, составляющее объект состава оперативно-розыскного мероприятия.

      Субъектом оперативно-розыскного мероприятия является оперативное подразделение и (или) физическое вменяемое лицо (оперативник, агент и др.), совершающее (совершившее) одно или несколько общественно полезных активных деяний, посредством которых осуществляется оперативно-розыскная деятельность. Субъективная сторона оперативно-розыскного мероприятия (характерна только для мероприятий, совершаемых физическими лицами) отражает внутреннее, психологическое содержание общественно полезного активного деяния, выражающееся в умышленной интеллектуальной и волевой деятельности участника оперативно-розыскной деятельности в процессе совершения этого деяния [56] .

      Оценивая эти элементы состава оперативно-розыскного мероприятия, можно сказать, что у всех оперативно-розыскных мероприятий один объект: общественные отношения (блага), защита которых происходит посредством проведения оперативно-розыскной деятельности. В зависимости от мероприятия и степени ограничения прав человека объект может несколько корректироваться, – это так называемый «усеченный объект» состава оперативно-розыскного мероприятия. Например, оперативно-розыскное мероприятие «опрос» может проводиться для предотвращения убийства, а может – для оформления допуска к сведениям, составляющим государственную тайну. В то же время такая корректировка зависит не от общественных отношений (благ), которые следует защищать, а от цели проведения мероприятий. Так, если мероприятия проводятся для предотвращения убийства, то у всех предусмотренных Законом об ОРД совершенно разных мероприятий будет одинаковый объект.

      При проведении же мероприятий для оформления допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, у всех дозволенных мероприятий (а их меньше, чем для предотвращения убийства), объект также будет один.

      Субъектом оперативно-розыскных мероприятий может быть любой из органов, правомочных, согласно Закону об ОРД, осуществлять оперативно-розыскную деятельность. В части проведения оперативно-розыскных мероприятий (но не в части их непосредственно технического осуществления), эти органы равны между собой в правах, то есть могут проводить любое из предусмотренных оперативно-розыскных мероприятий. Если действия, схожие с оперативно-розыскными мероприятиями, в соответствии со своими полномочиями совершит, например, частный детектив, то, поскольку он изначально не осуществляет оперативно-розыскную деятельность, давать оценку его действий с точки зрения состава оперативно-розыскного мероприятия неверно. В случае, когда оперативно-розыскную деятельность осуществит не предусмотренный Законом об ОРД орган, то действия сотрудников этого органа будут оценены с точки зрения административного или уголовного права. В связи с изложенным возникает вопрос: зачем в самостоятельный элемент состава выделять субъект, когда любой из органов, правомочных осуществлять оперативно-розыскную деятельность, может проводить любое оперативно-розыскное мероприятие?

      Следует сказать, что А. Ю. Шумилов к субъектам относит не только сотрудников органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, но агентов и ряд иных лиц [57] . Однако эти лица в любом случае будут иметь отношения (например, в форме оказания содействия) с тем или иным конкретным органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность.

      Абсолютно одинакова у состава оперативно-розыскных мероприятий субъективная сторона. Все оперативно-розыскные мероприятия проводятся, во-первых, умышленно, а во-вторых, посредством действий. Это, собственно говоря, следует из самой природы оперативно-розыскного мероприятия. Представляется просто нелепым серьезно рассуждать о неосторожном проведении прослушивания телефонных переговоров в отношении интересующего лица либо об осуществлении оперативно-розыскной деятельности в форме «бездействия».

      Таким образом, можно сделать вывод, что разница между предлагаемыми А. Ю. Шумиловым четырьмя элементами оперативно-розыскных мероприятий состоит только в объективной стороне, которая определяется названием самого мероприятия (опрос, сбор образцов, наблюдение, прослушивание и т. д.). То есть, весь состав оперативно-розыскного мероприятия по своей сути сводится к названию самого оперативно-розыскного мероприятия!

      При таких обстоятельствах говорить о составе оперативно-розыскного мероприятия, по нашему мнению, не имеет смысла. Краткое рассмотрение понятия состава оперативно-розыскного мероприятия и его элементов показало, что этот вопрос пока должным образом не изучен и не проработан, однако по содержанию состава уже имеются серьезные критические замечания.

      Учитывая, что рассмотренные определения понятия оперативно-розыскного мероприятия не свободны от замечаний, мы постарались учесть отмеченные недостатки и разработать собственное определение.

      Анализ результатов научных исследований и практического опыта позволяет выделить следующие отличительные признаки мероприятия:

      1. Оперативно-розыскное мероприятие является составной частью оперативно-розыскной деятельности. Этот признак вытекает из предложенного законодателем понятия оперативно-розыскной деятельности, согласно которому такая деятельность осуществляется посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий.

      2. Оперативно-розыскное мероприятие подразумевает деятельность государственных органов. Согласно Закону об ОРД оперативно-розыскная деятельность – это государственная деятельность. Никто, кроме государственных органов и должностных лиц (также государственных) не вправе проводить оперативно-розыскную деятельность. Соответственно, оперативно-розыскное мероприятие как часть оперативно-розыскной деятельности может проводиться только государственными органами и их должностными лицами. Таким образом, частными лицами и не государственными органами оперативно-розыскные мероприятия не проводятся.

      3. Оперативно-розыскное мероприятие могут проводить органы и должностные лица, прямо указанные в Законе об ОРД. Государственных органов в Российской Федерации достаточно много. Однако только те из них, которые предусмотрены Законом об ОРД, могут проводить оперативно-розыскное мероприятие. Другие государственные органы, даже предназначенные для борьбы с преступностью, такие мероприятия не проводят. То есть, например, наведение прокурором, судом справок о чем-либо оперативно-розыскным мероприятием не является, хотя по содержанию их действия могут быть похожи на аналогичное оперативно-розыскное мероприятие.

      4. Оперативно-розыскное мероприятие прямо, непосредственно направлено на решение задач оперативно-розыскной деятельности. Указанный признак определяет направленность, цель такого мероприятия. Действия должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, весьма многообразны: особая финансовая работа, материально-техническое обеспечение, организационная и руководящая работа и др. Все эти действия в конечном счете также направлены на достижение задач оперативно-розыскной деятельности, однако прямо на решение задач оперативно-розыскной деятельности они не ориентированы. Так, просто факт получения новой специальной техники результата не даст. Результат можно получить в ходе проведения соответствующего мероприятия. Этот признак отличает оперативно-розыскное мероприятие от иной деятельности органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

      5. Оперативно-розыскное мероприятие проводится только при наличии оснований и условий, прямо указанных в Законе об ОРД. Иная деятельность органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, оснований и условий не требует, что отличает ее от оперативно-розыскного мероприятия.

      6. Организация и тактика оперативно-розыскного мероприятия составляет государственную тайну. Это означает, что приемы, методы, способы проведения оперативно-розыскного мероприятия, составляющие тактику, а также порядок, организация такого мероприятия не подлежат оглашению. Названный признак также выделяет оперативно-розыскное мероприятие от других составляющих оперативно-розыскную деятельность действий, например, от порядка представления результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовный процесс. Этот признак способствует достижению оптимального результата при проведении оперативно-розыскного мероприятия.

      7. Цель оперативно-розыскного мероприятия должна соответствовать требованиям морали и нравственности. Это вытекает из духа Закона об ОРД, из сущности такой деятельности. Оперативно-розыскное мероприятие проводится в целях обеспечения безопасности общества и государства, защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и собственности от преступных посягательств. Мы специально подчеркиваем, что имеем в виду именно цель оперативно-розыскного мероприятия. Мораль и нравственность – категории философские. Наверное, нельзя признать полностью моральным или нравственным прослушивание телефонных переговоров, чтение чужих писем, наблюдение за личной жизнью и т. д. Однако с учетом важности целей оперативно-розыскного мероприятия, эти действия необходимы и моральны. При этом, конечно, незаконные действия при проведении мероприятия не допустимы. Моральность и нравственность оперативно-розыскного мероприятия отличают его от схожих действий иных лиц (например, частных сыщиков), проводящих опрос не в целях борьбы с преступностью, а в личных, нередко корыстных интересах.

      На основании выявленных признаков сформулируем определение понятия оперативно-розыскного мероприятия: оперативно-розыскное мероприятие – это составная часть оперативно-розыскной деятельности, сведения об организации и тактике которой составляют государственную тайну, представляющая собой совокупность действий специально уполномоченных на то государственных органов и их должностных лиц, осуществляемых с соблюдением регламентированных законом оснований и условий, отвечающих нормам морали и нравственности и непосредственно направленных на разрешение целей и задач оперативно-розыскной деятельности.

      Частью частью 6 Закона об ОРД предусмотрено 14 оперативно-розыскных мероприятий. Кроме того, в соответствии с частью 2 статьи 6 Закона об ОРД, перечень оперативно-розыскных мероприятий может быть изменен или дополнен только Федеральным законом.

      Некоторые ученые считают, что оперативно-розыскными являются только мероприятия, предусмотренные Законом об ОРД.

      А. Ю. Шумилов, в частности, полагает, поскольку перечень оперативно-розыскных мероприятий определяет Закон об ОРД, то любые изменения этого перечня законны, если поправки внесены именно в Закон об ОРД, а не в какой-то другой правовой акт (Указ Президента Российской Федерации, закон субъекта Федерации, постановление Правительства России и др.) [58] . Кроме того, по его мнению, должно быть исключено любое расширительное толкование содержания перечня оперативно-розыскных мероприятий путем фиксации новых мероприятий. Так, например, оперативно-розыскное применение психофизиологического обследования (использование полиграфа) не может быть признано самостоятельным оперативно-розыскным мероприятием до тех пор, пока не будет указано в Законе об ОРД [59] .

      Однако при более глубоком изучении этого вопроса (в особенности, с практической стороны) начинают появляться серьезные сомнения в правильности такой позиции. В практической деятельности очень давно органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, совершают действия, не входящие в предложенный законодателем перечень оперативно-розыскных мероприятий. К ним, например, относятся: засада, преследование противника, захват, различные оперативные ловушки и др. По нашему мнению, данные действия относятся к оперативно-розыскным мероприятиям.

      Давайте попробуем рассуждать от противного. Предположим, что засада, преследование преступника (визуальное или не визуальное) не является оперативно-розыскным мероприятием. Тогда проведение этих действий надлежит вообще запретить, поскольку они не предусмотрены Законом об ОРД. В случае же их применения оперативные сотрудники должны быть привлечены к установленной ответственности за нарушение закона. Абсурдность такого вывода очевидна.

      Практика работы по преступлениям показывает, что эти мероприятия родились задолго до принятия Закона об ОРД, эффективность их проверена временем и отказываться от них не следует. С практиками согласны такие видные специалисты как В. Ю. Голубовский и иные ученые [60] . Таким образом, следует признать, что на самом деле количество оперативно-розыскных мероприятий шире официально предусмотренных Законом об ОРД.

      Отсутствие некоторых мероприятий в Законе об ОРД вынуждает практиков «легализовать» эти фактически проводимые действия, искусственно подгоняя их под предусмотренные мероприятия. Так, засада может быть оформлена как оперативно-розыскное мероприятие «наблюдение». Например, сотрудники оперативного подразделения разрабатывали группу лиц, занимающуюся торговлей оружием. Оперативники предполагали, что купля-продажа оружия произойдет в условном месте, находящемся недалеко от одного их железнодорожных вокзалов Санкт-Петербурга. Это место находилось под постоянным контролем. При передаче оружия был произведен захват с поличным. Осуществлявшие данное мероприятие сотрудники не грешили против истины, называя это мероприятие наблюдением, поскольку, находясь в засаде, они действительно наблюдали за обстановкой. Однако очевидно, что между засадой с целью поимки преступника и наблюдением за преступником с целью выявления его связей есть различия.

      Кроме того, технический прогресс приводит к постоянному обновлению специальных технических средств, расширению их возможностей, что объективно обусловливает расширение количества мероприятий и действий, проводимых органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. В дальнейшем даже с натяжкой нельзя будет причислить те или иные действия к числу оперативно-розыскных мероприятий.

      Уже сейчас сложно правильно определить то или иное оперативно-розыскное мероприятие. К какой категории оперативно-розыскных мероприятий, например, следует отнести контроль сообщений, переписки, идущей с мобильного телефона на мобильный телефон? С одной стороны, поскольку сообщения идут по телефонным сетям связи – то отнести перехват таких сообщений следует к прослушиванию телефонных переговоров. С другой стороны, никакого прослушивания как такового в данном случае нет – есть перехват канала связи, следовательно, и квалифицировать мероприятие следует как снятие информации с технических каналов связи. Однако, если речь идет о банальной почтовой переписке с помощью электронных средств, то вполне можно назвать это мероприятие и контролем почтовых отправлений. Ведь, строго говоря, в Законе об ОРД не сказано, что под почтовыми отправлениями понимаются именно рукописные сообщения.

      Поэтому следует признать некоторую условность наименований оперативно-розыскных мероприятий. Однако правильное юридическое наименование его имеет большое значение для деятельности правоохранительных органов и защиты прав граждан. Ведь каждое из оперативно-розыскных мероприятий имеет свои условия проведения. Если перехват сообщений по телефону мы признаем, например, как контроль технических каналов связи, то его можно проводить и по преступлениям небольшой и средней тяжести. В то время как прослушивание телефонных переговоров, согласно Закону об ОРД, в настоящее время допускается только для предупреждения, раскрытия, пресечения тяжких и особо тяжких преступлений. Значит, если мы признаем это мероприятие как прослушивание телефонных переговоров, то создадим неоправданные трудности для работы правоохранительных органов по борьбе с преступлениями небольшой и средней тяжести.

      Кроме того, достижения психологии, химии, криминалистики и других наук обусловят появление новых мероприятий.

      Таким образом, законодатель должен тщательно следить за развитием науки и практики и при необходимости расширять перечень оперативно-розыскных мероприятий, а затем немедленно включать изменения в Закон об ОРД. Чтобы этот процесс не был длительным, требуется обязать Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации рассматривать предложения органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, прокуратуры, суда, о внесении изменений в законодательство во внеочередном порядке.

      Таким образом, можно сделать следующие выводы.

      Оперативно-розыскное мероприятие – это составная часть оперативно-розыскной деятельности, сведения об организации и тактике которой составляют государственную тайну, представляющая собой совокупность действий специально уполномоченных на то государственных органов и их должностных лиц, осуществляемых с соблюдением регламентированных законом оснований и условий, отвечающих нормам морали и нравственности и непосредственно направленных на разрешение целей и задач оперативно-розыскной деятельности.

      Признаками оперативно-розыскного мероприятия являются:

      – оперативно-розыскное мероприятие подразумевает деятельность государственных органов;

      – оперативно-розыскное мероприятие является частью оперативно-розыскной деятельности;

      – оперативно-розыскное мероприятие проводит органы и должностные лица, прямо указанные в Законе об ОРД;

      – оперативно-розыскное мероприятие непосредственно направлено на решение целей и задач оперативно-розыскной деятельности;

      – организация и тактика оперативно-розыскного мероприятия составляет государственную тайну;

      – оперативно-розыскное мероприятие проводится только при наличии оснований и условий, прямо указанных в Законе об ОРД;

      – оперативно-розыскное мероприятие должно отвечать требованиям морали и нравственности.

      Количество оперативно-розыскных мероприятий фактически больше предусмотренных Законом об ОРД, что требует внесения дополнений в закон.

      § 3. Принципы и классификация оперативно-розыскных мероприятий

      Принципы оперативно-розыскных мероприятий. Как говорилось выше, оперативно-розыскная деятельность и оперативно-розыскные мероприятия соотносятся друг с другом как целое и часть. В связи с этим все принципы оперативно-розыскной деятельности в полной мере распространяются на оперативно-розыскные мероприятия.

      Принципы – это исходные, руководящие идеи о наиболее существенных закономерностях, имеющие основополагающее значение. Можно сказать, что принципы – это основополагающие правила, из которых нет исключений.

      Значение принципов оперативно-розыскной деятельности, по нашему мнению, выражается в следующем:

      1. Принципы отражают сущность оперативно-розыскной деятельности, ее характерные черты.

      2. Принципы представляют собой систему юридических норм, единых для всей оперативно-розыскной деятельности.

      3. Нарушение принципов оперативно-розыскной деятельности влечет незаконность проведения оперативно-розыскных мероприятий.

      Изучению принципов оперативно-розыскных мероприятий посвятили свои труды такие известные специалисты как М. Н. Маршунов [61] , Ю. Ф. Кваша [62] , Ю. С. Блинов [63] и др. Особо ценный вклад в исследование принципов внесли А. Ю. Шумилов [64] , К. В. Сурков [65] и Д. В. Ривман [66] .

      Следует сказать, что единого мнения о количестве принципов среди ученых нет. Как справедливо заметил А. Ю. Шумилов, единства в теории о понятии, содержании и системе принципов оперативно-розыскной деятельности не достигнуто [67] .

      В результате анализа указанных работ, можно разделить принципы оперативно-розыскной деятельности на две группы:

      – конституционные принципы, то есть принципы, закрепленные в Конституции Российской Федерации;

      Вначале рассмотрим конституционные принципы.

      Принцип законности предусмотрен статьей 15 Конституции Российской Федерации, согласно которой органы государственной власти и их должностные лица обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы. Как точно заметил Д. В. Ривман, принцип законности заключается прежде всего в точном и неуклонном соблюдении в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий положений Конституции, Закона об ОРД, других законов и постановлений правительства, иных подзаконных нормативных актов, а также приказов, инструкций, указаний, постановлений, распоряжений, регламентирующих оперативно-розыскную деятельность [68] . Чтобы подчеркнуть значение этого принципа, законодатель продублировал его в статье 3 Закона об ОРД.

      Принцип уважения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина отражен в статье 2 Конституции Российской Федерации и статье 3 Закона об ОРД. Этот принцип реализуется через гарантии законности проведения оперативно-розыскных мероприятий, а также через механизм защиты граждан от незаконных действий органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Как подчеркивают К. В. Сурков и Ю. Ф. Кваша, уважение и соблюдение прав и свобод человека и гражданина представляет собой норму-принцип, означающую, что органы, реализующие оперативно-розыскную функцию, должны строго придерживаться конституционных положений, гарантирующих гражданам права, свободы, защиту их законных интересов [69] . Представляется, что принцип уважения и соблюдения прав и свобод человека и гражданина и принцип законности переплетены и взаимообусловлены.

      Принцип гуманизма, вытекающий из статьи 21 Конституции Российской Федерации, означает, что проведение оперативно-розыскных мероприятий должно быть человечным. При их проведе нии насилие и пытки не допустимы. Оперативно-розыскные мероприятия в идеале должны иметь профилактическую направленность с целью удержания лиц, намеревающихся совершить преступление, от преступного умысла. Тем самым, разъяснил Д. В. Ривман, можно исключить причинение вреда потенциальным жертвам, а носителей личностных общественно опасных установок удержать от скатывания на путь преступлений [70] . Гуманизм проявляется также в запрете на проведение оперативно-розыскных мероприятий, приводящих к незаконному распространению сведений об обстоятельствах личной жизни лица, ставящих под угрозу его жизнь или здоровье, необоснованно причиняющих ему физическое или нравственное страдание [71] .

      Принцип равенства всех людей перед законом подразумевает, что гражданство, национальность, пол, место жительства, имущественное, должностное и социальное положение, принадлежность к общественным объединениям, отношение к религии и политические убеждения людей не являются препятствием для проведения в отношении них оперативно-розыскных мероприятий, если иное не предусмотрено законом. Этот принцип законодатель поместил в статью 8 Закона об ОРД «Условия проведения оперативно-розыскных мероприятий», побуждая сотрудников оперативных подразделений активизировать работу по борьбе с преступностью независимо от социального статуса лица.

      К иным принципам относятся те, которые не указаны в Конституции Российской Федерации.

      Принцип конспирации означает, что все оперативно-розыскные мероприятия в необходимых случаях могут проводиться негласно, то есть скрытно от других лиц. При этом сведения об организации и тактике оперативно-розыскных мероприятий, а также об использованных при их проведении силах, средствах, источниках, методах, планах и результатах, а также некоторые иные сведения составляют государственную тайну. Несоблюдение принципа конспирации может повлечь для органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, тяжкие и даже необратимые последствия.

      Принцип сочетания гласных и негласных методов и средств взаимосвязан с принципом конспирации. Его сущность в том, что, как правило, негласные средства и методы, применяемые в ходе оперативно-розыскных мероприятий, сочетаются с гласными. Как точно заметил Д. В. Ривман, добиться результатов только негласными или только гласными методами нельзя [72] . Взаимообусловленность и взаимосвязь негласных и гласных средств и методов в процессе оперативно-розыскной деятельности способствует повышению эффективности борьбы с преступностью.

      Принцип сочетания гласных и негласных методов и средств, равно как и принцип конспирации, прямо указаны в Законе об ОРД (статья 3). Однако, конечно, иных принципов оперативно-розыскной деятельности значительно больше. Точки зрения ученых по другим принципам, их количеству и содержанию значительно расходятся.

      Так, А. Ю. Шумилов, помимо изложенных, выделяет следующие принципы: вневедомственный контроль, соразмерность оперативно-розыскного реагирования, оперативность (наступательность), применение конфидентов [73] .

      Принцип вневедомственного контроля означает, что оперативно-розыскная деятельность не может и не должна протекать вне контроля общества и государства. Такой контроль осуществляется со стороны Президента Российской Федерации, парламента, правительства, прокуратуры.

      Принцип соразмерности оперативно-розыскного реагирования подразумевает, по мнению А. Ю. Шумилова, что, во-первых, оперативно-розыскная деятельность – вынужденное средство, применяемое для защиты человека, общества и государства от преступных посягательств; во-вторых, характер оперативно-розыскных мероприятий должен соответствовать характеру и степени общественной опасности деяния, по которому они проводятся [74] .

      Принцип оперативности (или наступательности) означает, что оперативные сотрудники и иные должностные лица обязаны своевременно проводить оперативно-розыскные мероприятия по предупреждению совершения преступлений; действовать наступательно, проявлять инициативу в обнаружении преступлений, своевременно документировать преступную деятельность в делах оперативного учета; вовремя принимать все предусмотренные законом меры для установления лиц, намеревающихся совершить или совершающих преступление, с целью их последующего неотвратимого наказания, а также выявлять причины и условия, способствовавшие совершению преступления [75] .

      Принцип привлечения конфидентов предполагает предусмотренную Законом об ОРД работу органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, с лицами, оказывающими им содействие на конфиденциальной основе (конфидентами). Вопросы правового регулирования взаимоотношений органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и конфидентов основательно рассматривались в работах А. В. Федорова и А. В. Шахматова [76] .

      Ю. Ф. Кваша и К. В. Сурков выделяют такие принципы: деидеологизация и внепартийность, взаимодействие органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, возможность обжалования действий органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. [77]

      Принцип деидеологизации и внепартийности предполагает запрет на проведение оперативно-розыскных мероприятий в интересах политических партий, общественных и религиозных объединений, как этого требует Закон об ОРД. Личный состав органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, не должен быть ограничен в своей служебной деятельности решениями поли тических партий и общественных объединений, преследующих политические цели.

      Принцип взаимодействия органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, по мнению Ю. Ф. Кваши и К. В. Суркова, предполагает:

      – организацию взаимодействия оперативных служб между собой, в частности между отделами (управлениями) внутри территориального органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность; между самостоятельными территориальными органами субъектов Федерации, а также взаимодействие с другими органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность;

      – координацию деятельности оперативно-розыскных служб с иными органами уголовной юстиции (прокуратурой, судом, органами исполнения наказаний и т. д.).

      – взаимодействие органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность в России, с аналогичными ведомствами других государств [78] ;

      – правовые акты, образующие оперативно-розыскное законодательство, определяющие взаимодействие оперативных служб с предприятиями, учреждениями, организациями и их должностными лицами.

      Принцип обжалования действий органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, определяет две категории лиц, имеющие право в судебном порядке оспаривать действия указанных органов. К первой категории относятся лица, считающие, что оперативно-розыскные мероприятия нарушили их права и законные интересы. Ко второй категории относятся лица, привлекавшиеся к уголовной ответственности, однако виновность которых не была доказана. Действия органов, проводивших оперативно-розыскные мероприятия, обжалуется в суд. Если суд сочтет, что права и свободы данных категорий лиц были нарушены неправомерно, то сле дует восстановить их в гражданских правах, а также возместить причиненный вред [79] .

      Ю. Ф. Кваша и К. В. Сурков недостаточно внимания уделили прокурорскому надзору за проведением оперативно-розыскных мероприятий. Обжаловать действия органов, проводивших оперативно-розыскные мероприятия можно и в прокуратуру [80] .

      Нельзя не согласиться с Д. В. Ривманом, который обосновал для оперативно-розыскной деятельности и оперативно-розыскных мероприятий принципы плановости и научности [81] .

      Принцип плановости оперативно-розыскной деятельности, по мнению Д. В. Ривмана, выражается в разработке перспективных, текущих и специальных планов: планируются встречи с конфидентами, мероприятия по делам оперативного учета и т. д. Особое внимание уделяется разработке планов проведения оперативно-розыскных мероприятий или одного, сложного с точки зрения организации и тактики мероприятия.

      Принцип научности оперативно-розыскной деятельности важен как для практики, так и для теории оперативно-розыскной деятельности. Нельзя не согласиться с тем, что реализация этого принципа путем внедрения наиболее эффективных, рациональных, научно обоснованных методов и средств борьбы с преступностью повышает практический уровень оперативно-розыскной деятельности. Принцип научности предполагает научную обоснованность решения вопросов, возникающих в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий [82] .

      Представляет несомненный интерес работа М. Н. Маршунова, который выдвигает принцип всесторонности, полноты и объективности. По его мнению, под всесторонностью следует понимать выдвижение всех возможных версий происшедшего (намечаемого) события; полнота означает такую глубину их исследования, которая позволит однозначно прийти к обоснованному выводу; объектив ность обеспечивает непредвзятый подход к трактовке исследуемых обстоятельств, отсутствие обвинительного уклона [83] . Комментируя это суждение и выражая наше согласие с наличием у оперативно-розыскных мероприятий такого принципа, хочется уточнить, что в ходе оперативно-розыскной деятельности при любой глубине исследования события нецелесообразно и не вполне верно делать однозначный вывод. Однозначность выводов может привести к предвзятости, чего как раз и не следует допускать.

      Классификации оперативно-розыскных мероприятий. В соответствии с основными принципами ученые разработали классификации оперативно-розыскных мероприятий.

      Следует сказать, что единой классификации оперативно-розыскных мероприятий в оперативно-розыскной науке нет. Видимо, ее и быть не может, поскольку оперативно-розыскные мероприятия слишком многообразны и каждый из специалистов классифицирует их по-своему, основываясь на собственном опыте и признаках, которые кажутся ему более значимыми.

      В настоящее время известны несколько классификаций.

      К. К. Горяинов, Ю. Ф. Кваша и К. В. Сурков [84] предложили подразделять все мероприятия на:

      – адаптированные сыском криминалистические методы: опрос, наведение справок, сбор образцов для сравнительного исследования, проверочные закупки, исследование предметов и документов, наблюдение, отождествление личности, обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, оперативный эксперимент;

      – разведывательные методы, свойственные только сыску: контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушивание телефонных переговоров и снятие информации с технических каналов связи;

      – разведывательные операции: оперативное внедрение и контролируемая поставка.

      А. Ю. Шумилов [85] делит мероприятия на категории. К первой категории (обычной) он относит мероприятия, которые не ограничивают конституционные права человека и могут проводиться как в рамках административно-режимной оперативно-проверочной работы, так и в ходе оперативно-розыскного процесса: опрос, наведение справок, сбор образцов для сравнительного исследования (кроме сбора образцов в жилище и сбора образцов голоса человека путем контроля его телефонных переговоров), проверочную закупку, исследование предметов и документов, наблюдение (кроме наблюдения с проникновением в жилище), отождествление личности, оперативное внедрение, контролируемую поставку, обследование помещений, зданий, сооружений (кроме жилища), участков местности и транспортных средств и снятие информации с технических каналов связи (не вторгаясь в сферу частной жизни граждан).

      Ко второй категории, по мнению А. Ю. Шумилова, относятся мероприятия, ограничивающие конституционные права человека, «которые проводят только в ходе оперативно-розыскного процесса для решения задач, связанных с ограничением определенного конституционного права человека и гражданина, по обнаружению преступления, возбуждение уголовного дела по которому обязательно, а равно о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности». К этим мероприятиям он относит все оставшиеся оперативно-розыскные мероприятия, за исключением оперативного эксперимента. Оперативный эксперимент относится к третьей (специальной) категории мероприятий, «которые направлены на противодействие совершению тяжких и особо тяжких преступлений. Среди предусмотренных Законом об ОРД специальных оперативно-розыскных мероприятий известен только оперативный эксперимент» [86] .

      А. Ю. Шумилов предложил также и другую классификацию. По его мнению, оперативно-розыскные мероприятия подразделяются на действия, мероприятия и операции.

      К действиям он относит: опрос, наведение справок, сбор образцов для сравнительного исследования, исследование предметов и документов, наблюдение, отождествление личности.

      Мероприятиями, по его мнению, являются: обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, оперативный эксперимент, контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, прослушивание телефонных переговоров и снятие информации с технических каналов связи, оперативное внедрение и проверочная закупка.

      Операцией ученый считает контролируемую поставку.

      Надо сказать, что в работе «Краткая сыскная энциклопедия» А. Ю. Шумилов фактически приводит еще одну классификацию, выделяя среди оперативно-розыскных мероприятий оперативно-технические, специальные и все остальные оперативно-розыскные мероприятия [87] .

      Свою классификацию оперативно-розыскных мероприятий предложил В. Н. Осипкин [88] . Он также делит оперативно-розыскные мероприятия на три категории. К первой категории относятся мероприятия, для проведения которых не требуется вынесения специального постановления и получения разрешения соответствующего судьи, а именно: опрос; наведение справок; сбор образцов для сравнительного исследования; проверочная закупка предметов, веществ и продукции, свободная реализация которых не запрещена либо их оборот не ограничен; исследование предметов и документов; наблюдение; отождествление личности; контролируемая поставка предметов веществ и продукции, свободная реализация которых не запрещена либо их оборот не ограничен; обследование помещений (кроме жилых), зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств.

      Ко второй категории, по мнению В. Н. Осипкина, относятся мероприятия, проводимые на основании специального постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность: проверочная закупка предметов, веществ и продукции, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен; контролируемая поставка предметов веществ и продукции, свободная реализация которых запрещена либо оборот которых ограничен; оперативный эксперимент; оперативное внедрение.

      Третью категорию составляют мероприятия, проведение которых, помимо специального постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, допускается только при наличии судебного решения: обследование жилища; контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений; прослушивание телефонных переговоров и снятие информации с технических каналов связи.

      Оперативно-розыскной науке известны и другие классификации оперативно-розыскных мероприятий. Однако в результате детального анализа этих классификаций мы пришли к выводу, что при их правильности и допустимости, они все же имеют недостатки.

      Так, предложенное К. К. Горяиновым, Ю. Ф. Квашой и К. Ф. Сурковым разделение мероприятий на адаптированные сыском криминалистические методы, разведывательные методы, присущие только сыску, и разведывательные операции весьма условно и спорно. Например, по нашему мнению, не верен тезис названных ученых о том, что контроль почтовых отправлений относится к разведывательным методам и присущ только сыску. Наложение ареста на корреспонденцию и дальнейшее исследование письма в равной, если не к большей степени, относится и к криминалистике. Спорно и утверждение о том, что наблюдение относится к адаптированным криминалистическим методам. По нашему мнению, оно ближе к сыскным действиям.

      Надо особо отметить, что К. К. Горяинов, Ю. Ф. Кваша и К. В. Сурков критически относятся к предложенной ими же классификации, подчеркивая, что она является условной, так как все оперативно-розыскные мероприятия имеют разведывательный характер и сочетаются с принципами конспирации. В связи с чем, граница между первой, второй и третьей группой весьма подвижна [89] .

      Не вполне точна и классификация, предложенная А. Ю. Шумиловым. По его мнению, такие мероприятия, как опрос, наведение справок и др., не могут ограничивать конституционные права человека и гражданина [90] . Однако собранный нами практический материал, а также собственный опыт убедительно свидетельствует об обратном. В ходе опроса нередко затрагиваются медицинские, банковские и иные личные тайны; обстоятельства и содержание телефонных переговоров, переписки и другие тайны, закрепленные и охраняемые Конституцией Российской Федерации. В то же время прослушивание телефонных переговоров не всегда связано с ограничением прав человека, например, если лицо для своей безопасности обратилось с просьбой о контроле собственных телефонных переговоров.

      Вызывает также сомнение придание особого статуса такому мероприятию, как оперативный эксперимент, на том основании, что оно направлено на противодействие совершению тяжких и особо тяжких преступлений. В 2000 году оперативный эксперимент был действительно единственным оперативно-розыскным мероприятием, которое можно было проводить только в ходе работы по тяжким или особо тяжким преступлениям. Однако с принятием в 2001 году Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод» [91] к оперативному эксперименту добавилось прослушивание телефонных переговоров. По нашему мнению, с учетом динамичного изменения законодательства классификацию не следует ставить в исключительную зависимость от Закона об ОРД, иначе ее часто придется исправлять.

      По признанию А. Ю. Шумилова, «в оперативно-розыскной теории единства относительно понятия “действия оперативно-розыскного” пока не достигнуто» [92] . На наш взгляд, это критическое высказывание справедливо. Однако неясно, для чего в таком случае ученый все же подразделяет оперативно-розыскные мероприятия на непосредственно мероприятия, операции и действия, к которым относит: опрос, наведение справок, сбор образцов для сравнительного исследования, исследование предметов и документов, наблюдение, отождествление личности. Думается, что любое из перечисленных «действий» может представлять собой и мероприятие и, в зависимости от организации, даже операцию. Непонятно также, в связи с чем только контролируемую поставку А. Ю. Шумилов признает операцией и не придает такого же статуса оперативному внедрению или оперативному эксперименту.

      Общим недостатком предложенных классификаций, по нашему мнению, является стремление авторов систематизировать мероприятия по названиям и типовым действиям, хотя любое мероприятие может проводиться не только по типовым планам. Самое простое, на первый взгляд, действие в определенной ситуации может преобразоваться в оперативную комбинацию. В связи с этим полагаем, что оперативно-розыскные мероприятия в первую очередь, следует классифицировать по другим, более важным основаниям. К таким основаниям, по нашему мнению относятся: ограничение конституционных прав человека, условия и особенности проведения оперативно-розыскных мероприятий, факт регламентации мероприятий Законом об ОРД, документирование мероприятий, использование результатов.

      Любое оперативно-розыскное мероприятие, как было показано выше, может при определенных обстоятельствах ограничивать права человека. Пожтому независимо от названий оперативно-розыскных мероприятий их следует классифицировать на ограничивающие права человека и не ограничивающие права человека.

      В зависимости от особенностей проведения следует выделить оперативно-розыскные мероприятия, которые лишь допускают возможность использования специальных технических средств, и те, для которых их использование является обязательным условием, например при работе на сетях связи. Здесь следует обратиться к труду А. Ю. Шумилова «Краткая сыскная энциклопедия», в котором ученый предлагает, и с ним следует согласиться, под оперативно-розыскными мероприятиями на сетях связи понимать разновидность оперативно-технических мероприятий, проводимых оперативно-техническими подразделениями органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, целью которых является получение информации, необходимой для конкретной задачи названной деятельности [93] .

      Исходя от условий проведения оперативно-розыскные мероприятия подразделяются на те, которые требуют судебного разрешения, и не требующие такового. Впрочем, такая классификация хотя и имеет право на существование, все же не вполне объективна. Согласно Закону об ОРД разрешение суда необходимо только в случае, когда мероприятие ограничивает определенные права человека. Соответственно, судебное решение является производным от вопроса ограничения прав человека, а о такой классификации мы уже говорили.

      В зависимости от документации, необходимой для проведения оперативно-розыскных мероприятий, они подразделяются на мероприятия, для проведения которых не требуется вынесения специального решения или разрешения суда; мероприятия, требующие решения руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, и мероприятия, проведение которых допустимо только на основании судебного решения. Такая классификация была успешно разработана В. Н. Осипкиным в работе «Прокурорский надзор за оперативно-розыскной деятельностью» [94] .

      Однако, как и другие ученые, В. Н. Осипкин расчленил мероприятия по названиям и типичному порядку производства: наблюдение – в одну группу, оперативный эксперимент – в другую группу, прослушивание телефонных переговоров – в третью группу. Вместе с тем, по нашему мнению, такое конкретное разделение недопустимо: на прослушивание телефонных переговоров в некоторых случаях разрешение судьи не нужно, в то же время наблюдение иногда может проводиться только на основании разрешения судьи.

      С точки зрения использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам оперативно-розыскные мероприятия подразделяются на: мероприятия, которые используются в доказывании, и мероприятия, результаты которых использовать в доказывании невозможно. К первой группе следует отнести те мероприятия, результаты которых зафиксированы и должным образом представлены в распоряжение следствия. К другой группе относятся оперативно-розыскные мероприятия, результаты которого могут носить информативный, но не доказательственный характер.

      Анализируя практическую деятельность по реализации оперативно-розыскных мероприятий и использованию их результатов в доказывании по уголовным делам мы пришли к выводу, что краеугольным камнем в правовом регулировании проведения оперативно-розыскных мероприятий является ограничение прав человека и гражданина. Подчеркнем, что речь идет именно о правовом регулировании проведения и использования в доказывании оперативно-розыскных мероприятий, а не об организации и тактике их производства. Организация и тактика оперативно-розыскных мероприятий, согласно статье 5 Федерального закона «О государственной тайне» составляет государственную тайну, поэтому предметом открытого исследования быть не может.

      В ходе исследования были изучены уголовные дела, возбужденные на основании оперативных материалов. Выяснилось, что по уголовным делам, находившимся в производстве Следственной службы Управления ФСБ России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области за период с 2000 по 2002 год, по которым в доказывании использовались результаты оперативно-розыскных мероприятий, в судебном рассмотрении в абсолютном большинстве случаев оспаривалась именно законность ограничения конституционных прав человека. То есть тщательно проверялось наличие судебного разрешения на проведение мероприятий, ограничивающих права человека на тайну жилища, переписки, телефонных переговоров, почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений. Поскольку судебные разрешения всегда были в наличии, сторона защиты пыталась оспорить своевременность их получения или поставить под сомнение основания и условия дачи судьей согласия на проведение соответствующих мероприятий.

      Взаимообусловленность оперативной необходимости проведения оперативно-розыскных мероприятий и соблюдения прав человека подчеркивается и в Законе об ОРД. Разный порядок правового регулирования оперативно-розыскных мероприятий, что, выражается в получении судебного решения, зависит исключительно от степени ограничения прав человека при проведении мероприятий. В связи с этим, разное документирование, разный порядок использования результатов мероприятий фактически сводятся к вопросу о степени ограничения охраняемых Законом об ОРД прав человека.

      Таким образом, по нашему мнению, оперативно-розыскные мероприятия, независимо от вида и тактики производства, должны прежде всего классифицироваться и оцениваться по степени ограничения охраняемых Законом об ОРД прав человека, на мероприятия, не ограничивающие конституционные права человека и не требующие судебного разрешения, и мероприятия, ограничивающие конституционные права человека и требующие судебного разрешения.

      kartaslov.ru

      Смотрите еще:

      • Штрафы гибдд якутск Как узнать штрафы гибдд якутск 07.08.2014 | автор: ���a | Проверка штрафов харьков | Просмотров: 208 Быстрая загрузка: Как узнать штрафы гибдд якутск Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как […]
      • Штраф по номеру машины самара Узнать штрафы гибдд самара по номеру машины 11.06.2014 | автор: �a����a | Гаи пдд | Просмотров: 198 Быстрая загрузка: Узнать штрафы гибдд самара по номеру машины Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как […]
      • Г ивантеевка московская область суд Сайт города Ивантеевка Московской области Город Ивантеевка Организации и учреждения ЖКХ, Роснедвижимость, Росреестр Поликлиники и больницы города Образование и культура График отключения горячей воды в 2015 […]
    Закладка Постоянная ссылка.

    Комментарии запрещены.