Школа будущих юристов

Школы Москвы

Последнее обновление: 22.07.2015

Школа для будущего юриста

Если вы с детства видите себя в судейской мантии или пламенным защитником справедливости или мудрым примирителем враждующих сторон – короче, если вы уже решили связать свою жизнь с правоведением, то изучением этой интересной и трудной науки можно заняться уже со школьных лет. Профильное обучение по этому направлению важно для формирования интереса к юридической профессии, повышения уровня правовой грамотности, приобретения полезных знаний для поступления в вуз и привлечения в вузы талантливых абитуриентов. Мы можем рекомендовать несколько вариантов подготовки к высшему юридическому образованию и будущей профессиональной деятельности юриста для школьников.

Наиболее распространенным вариантом подготовки являются профильные старшие классы средних общеобразовательных школ Москвы. Подходящим профилем для вас могут быть: гуманитарно-правовой, экономико-правовой, финансово-юридический. Чаще всего классы таких профилей организуются в базовых школах при вузах Москвы, ведущих обучение по направлению высшего образования «Юриспруденция». Вклады вузов в подготовку старшеклассников разные. Например, в РГГУ на базе программы «Российский гуманитарный лицей» в 15 московских школах действуют профильные классы, в которых преподаются углубленные курсы основных предметов, необходимых для поступления в вуз, и дополнительные курсы экономико-правового профиля, например, основы латыни.

В сотрудничестве с ВАВТ открыты специализированные 10-11 классы внешнеэкономического профиля в Лицее № 1574 с целью подготовки к поступлению в академию, в том числе и на международно-правовой факультет. Старшеклассники углубленно изучают иностранный язык, правоведение. Все образовательные программы профильных классов согласованы с соответствующими кафедрами вуза.

Для учащихся 10-11 классов базовых школ НИУ ВШЭ проводятся регулярные тестирования с обязательным составлением рейтинга по каждому изучаемому предмету. По итогам года составляется единый рейтинг учащегося профильного класса базовой школы, по результатам которых абитуриенту предоставляется льгота при поступлении в вуз на соответствующий бакалавриат. При юридическом факультете НИУ ВШЭ действует открытая правовая школа (ОПШ) для учащихся 7-11 классов. В ней преподаются только профильные дисциплины – два десятка актуальных правовых курсов. Можно выбрать несколько курсов. Если вы успешно проходите все контрольные испытания по двум и более предметам, то получаете сертификат ОПШ.

Базовые школы с профильными классами подходящих профилей существуют не только при государственных, но и при негосударственных вузах Москвы. Такие классы есть при МФЮА и МАЭП. Учебная программа профильных классов включает предметно-базовый компонент и профильный компонент. В качестве профильных предметов предлагаются: логика, социология, теория государства и права, политология, история государства и права зарубежных стран, основы латыни. Объем преподавания профильных предметов достигает 5 учебных часов в неделю.

Еще лучшим вариантов профильного обучения является образовательная система школа-вуз. Учебная программа в таких школах Москвы разрабатывается совместно с вузами, объем непрофильных предметов остается неизменным; дисциплины, необходимые для успешного овладения вузовской программой изучаются углубленно. В школе ИМТП, кроме этого, предлагаются дополнительные элективные курсы экономико-правового профиля, в том числе: практические занятия по теории государства и права, углубленное изучение английского языка, русский язык и культура речи.

В Финансово-экономической школе, являющейся частью образовательной системы Экономико-правового института, в программу включены профильные предметы: основы государства и права, правоведение, основы законодательства РФ. Объем преподавания профильных предметов до 3х часов в неделю. Огромным преимуществом обучения в профильных классах системы школа-вуз является построение единого коллектива школьников и студентов. Проводятся совместные научно-практические конференции, студенты руководят научной и реферативной работой школьников, старшеклассники участвуют в защите курсовых и дипломных работ студентов.

Подготовиться к будущей профессиональной деятельности юриста можно и в рамках более широкого гуманитарного профиля старших классов. Такой профиль предлагается в средних общеобразовательных школах, лицеях и гимназиях. Наилучшим вариантом широкой гуманитарной подготовки является гимназическое образование, поскольку изначально гимназии специализировались на гуманитарном образовании. Обязательным компонентом гимназического образования является углубленное изучение иностранных языков плюс большое количество элективных курсов в рамках выбранного профиля.

www.ed.vseved.ru

Институт адвокатуры — школа обретения практических навыков будущих юристов

Либанова С.Э., кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин Курганского государственного университета, докторант УрГЮА, заведующая специализированной адвокатской конторой N 3 г. Кургана.

Молодежь — наше будущее — большой, сильный, социально незащищенный, но интеллектуально развитый слой общества. Решение сложных, многогранных, проявляющих себя практически во всех сферах жизни проблем подрастающего поколения имеет важнейшее значение для перспектив развития как гражданского общества, так и государства.

Уже сегодня требуется не только законодательное закрепление перспектив развития общества, одним из основных направлений которого является улучшение условий существования и широких возможностей профессионального роста молодежи, но разработка механизма, позволяющего претворить это в жизнь в кратчайшие сроки.

Государство ни организационно, ни экономически не в состоянии одновременно решать все накопившиеся проблемы. Но проблема образования в целом и юридической науки в частности оказывает влияние на длительные перспективы развития страны и должна быть решена незамедлительно. Как ни парадоксально, наименее законодательно разработанными и подготовленными к использованию оказались именно вопросы, касающиеся проблем обучения подрастающего поколения, в том числе юридического.

Достижение высокого уровня образования является важнейшим фактором гуманизации общественно-экономических отношений. Это способствует формированию жизненных установок личности и в конечном итоге развитию гармоничного и цивилизованного гражданского общества, в котором реально, а не фиктивно права и свободы человека определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (ст. ст. 2, 18 Конституции РФ) . В условиях падения престижа права и расцвета правового нигилизма проблема профессионального и высшего образования, включая воспитание правовой культуры, приобретает все большее значение для укрепления социальных основ гражданского общества.

Конституция Российской Федерации. М.: Айрис-Пресс, 2002.

Конституционно наше государство объявлено и правовым, и социальным. Но пока не господствует закон, пока права человека поставлены в зависимость от произвола чиновника и не обеспечена судебная защита этих прав, уравнивающая взаимную ответственность государства и личности, правовым оно не будет. Не станет оно и социальным, не решив поставленных перед ним обществом задач.

Важное и весьма специфичное место в системе гарантирования судебной защиты конституционных прав и свобод, а также в создании надлежащих условий последовательной реализации задач судопроизводства принадлежит конституционному институту квалифицированной юридической помощи — институту адвокатуры. Конституционно-правовая природа права каждого на получение именно квалифицированной юридической помощи (ст. 48) имеет гарантирующее значение для реализации конституционного права на судебную защиту (ст. 46) и непосредственно влияет на характер осуществления правосудия. В соответствии с Международным пактом о гражданских и политических правах 1966 г. любое государство должно обеспечить каждому гражданину эффективные средства правовой защиты. В России конституционно закреплено общее правило, гарантирующее каждому человеку право на квалифицированную юридическую помощь. Зафиксировав в ч. 1 ст. 48 Конституции РФ волю народа, гарантировав каждому право на получение квалифицированной юридической помощи, в том числе в некоторых случаях бесплатно, в последующем приняв Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Российской Федерации» (далее — Закон об адвокатуре), государство существенно расширило признание сферы действия адвокатуры, повысив ее социальный статус. Сравнительно недавно адвокатура как корпорация независимых адвокатов была законодательно признана еще и институтом гражданского общества (ст. 3 Закона об адвокатуре) . По нашему мнению, исследование нового социально-правового статуса адвокатуры позволяет рассматривать именно этот институт гражданского общества как потенциальную школу начинающих юристов, позволяющую им не только определиться с будущей карьерой, но и начать ее формировать на основах нравственности, определяемых Кодексом профессиональной этики адвоката (далее — КПЭА) , еще в период получения высшего образования гармонично сочетая его с практикой.

Российская газета. 2002. N 100; СЗ РФ. 2003. N 44. Ст. 4262; 2004. N 35. Ст. 3607; N 52 (ч. 1). Ст. 5267.
Российская газета. 2005. 5 окт.

Практическая деятельность студента в адвокатском образовании гармонизирует получаемые им при обучении в юридической школе теоретические познания, оторванные от реальных отношений.

Стихийное отсутствие на лекциях студентов выпускного курса, подрабатывающих на «юридическом поприще» во всевозможных коммерческих и некоммерческих организациях, не способствует ожидаемому от них обществом качеству получаемых знаний. Результат такой порочной практики непредсказуем, что само по себе опасно для общества.

На адвокатуру как институт гражданского общества в целом должно быть возложено и правовое просвещение народа, а не только осуществление публичного безвластного надзора за исполнением чиновничеством российских законов и доклад о таком соблюдении верховной власти. Средства для исполнения таких функций в адвокатуре имеются. Гражданское общество их уже выделило, а законодатель закрепил в ст. 3 Закона об адвокатуре. Вопрос чисто организационный: как наладить образовательный процесс. Для этого не нужно создавать всякие межведомственные государственные центры, достаточно создания стажированной адвокатуры.

Стажированная адвокатура — это адвокатура, обязательная работа (практика) в которой необходима для получения специальности юриста каждому выпускнику юридического вуза (факультета).

В последние годы широко обсуждаются вопросы юридического образования, связанные с реформированием высшей школы. Одним из путей решения проблем представляется профессиональное самоопределение начинающих юристов на базе адвокатуры как института гражданского общества.

Принято считать, что профессиональное образование представляет собой совокупность систематизированных знаний, умений и практических навыков, позволяющих выполнять определенную работу по ожидаемому стандарту. Исходя из данного определения надлежит ставить задачи и находить пути их решения.

Задача — выработка комплекса действенных мероприятий, включающих в систему подготовки специалистов не только получение ими теоретической базы, но и практических навыков, объединенных единой системой воспитательного воздействия на студентов.

Решение задачи обусловливается основным и факультативным условиями.

К основному условию относится наличие такого профессорско-преподавательского состава, который сам бы отвечал необходимому стандарту в теоретических познаниях и практических навыках. Предполагается, что преподаватель способен в процессе обучения воспитать, заинтересовать студента, дать ему мотивацию и сформировать у него профессиональное мышление и понимание своей полезности обществу. Под преподавателем предлагается понимать педагога, обладающего не только глубокими теоретическими знаниями, но и имеющего практические навыки в преподаваемой им отрасли знаний. К сожалению, совместить эти требования не всегда возможно из-за отсутствия кадров: «практики» углубленно занимаются практикой, а ученые — «теорией». Отсюда вытекает необходимость создать единый механизм, обеспечивающий передачу знаний и навыков подрастающему поколению при подготовке специалистов завтрашнего дня.

Одна из причин возникновения в высшем образовании проблем, связанных с сомнениями в профессиональном уровне выпускаемых юридическими вузами страны специалистов, — разрыв в образовательном процессе между преподаванием учебных дисциплин и практической подготовкой этих же студентов (специалистов) на стадии обучения. Такой разрыв между теорией и практикой ведет к еще более опасным последствиям, а именно к утрате учебными дисциплинами своих научных корней.

Следует заметить, что в последнее время получили распространение программы «клинического» юридического обучения, главной целью которых является обучение навыкам профессиональной деятельности в сфере правового обеспечения, например предпринимательства. Такая «клиника» уже несколько лет действует при Институте экономики и права Уральской государственной юридической академии.

Некоторые пробелы в теоретических знаниях нужно восполнять именно в период прохождения профессиональной практики, а не на первых этапах самостоятельной трудовой деятельности, когда довлеет груз возможной ошибки. Ибо только стажированная практика побудит студента с уважением и почтением отнестись к достижениям юридической науки. Только такая практика заставит начинающего юриста обратиться за помощью в разрешении вставших перед ним профессиональных проблем к юридической науке. И тогда у него на всю профессиональную жизнь останется потребность обращаться за помощью к юридической науке.

Трудность кроется в отсутствии механизма реализации права студента-юриста на прохождение профессиональной практики под руководством специалиста, профессионализм и педагогическое мастерство которого не вызывают сомнений.

Остается решить самый простой и одновременно сложный вопрос — организационный. Здесь представляется целесообразным использовать именно институт адвокатуры, наделив его дополнительной функцией как признанный институт гражданского общества. Эта функция достаточно новая для адвокатского сообщества. Требуется выработать новый механизм организации российской адвокатуры, при котором станет возможным достижение поставленных целей. Суть решения обозначенной задачи кроется в упорядочении взаимодействия адвокатских палат и вузов (факультетов), готовящих юристов. Действующее законодательство позволяет это делать легитимно. В силу ст. 2 Закона об адвокатуре адвокат вправе заниматься научной и преподавательской деятельностью. Вуз может заключать договора на прохождение производственной практики студентами с различными предприятиями, организациями и учреждениями.

По существу, специализированные (стажированные) адвокатские образования могут вступать во взаимоотношения со студентами, будущими юристами, обеспечив им получение практических навыков, требуемых в любой без исключения профессии юриста, да и не только юриста. Возможно, первоначально это можно доверить только так называемым цензовым адвокатам. Впоследствии возникнут цензовые адвокатские структуры для обучения мастерству, членами которых будут являться цензовые адвокаты. Статус цензового адвоката и круг адвокатов, ему соответствующих, могут определяться либо квалификационной комиссией, либо советом адвокатской палаты субъекта Российской Федерации.

Сторонами новых отношений являются вуз (факультет), студент-юрист и стажированное адвокатское образование. Изначально они могут взаимодействовать в рамках определенной региональной программы, разработанной совместно вузом (вузами) и адвокатской палатой.

Между адвокатурой в лице ее специализированного (стажированного) адвокатского образования и студентами-юристами предполагается осуществление совместной работы. Цензовые адвокаты могут использовать в своей адвокатской практике труд студентов — будущих юристов, одновременно обучая их и наглядно показывая, как требуется применять полученные ими теоретические знания. Более того, только стажированный в адвокатуре юрист может поступить на работу по окончании вуза (факультета) в государственные органы, например в прокуратуру. Все работодатели заинтересованы в наличии у выпускника вуза (факультета) практических навыков.

Школа адвокатуры, пройденная во время обучения в вузе, будет способствовать развитию личности и становлению действительно профессионального юриста. Более того, не просто юриста, а юриста, получающего по окончании стажировки характеристику цензора-адвоката о наличии качеств, позволяющих претендовать в последующем на работу в государственной службе. Доктринальность настоящего предложения заключается в использовании школы адвокатуры как повсеместной и обязательной школы юриста по приобретению практических юридических и обыденных жизненных знаний, являющейся началом юридической карьеры. Это будет школа приобретения первоначальной юридической квалификации, требуемой при приеме юриста на любую работу. Подтверждением и основой для данного предложения является не только новый статус адвокатуры как института гражданского общества, но и сама история адвокатуры.

Для получения статуса присяжного поверенного требовалось достижение 25-летнего возраста, наличие высшего юридического образования или пяти лет судебной практики в качестве чиновника судебного ведомства либо помощника присяжного поверенного. Пятилетняя стажировка у лиц, не имеющих высшего юридического образования, была своеобразным цензом на знания. В настоящее время в адвокатуру принимают только с высшим юридическим образованием, т.е. ценз знаний обеспечен силой закона. Но вопрос в наличии профессиональных навыков как таковых остается до сих пор нерешенным. Ценз навыка является одним из важных при поступлении молодого специалиста на работу и интересует любого потенциального работодателя ничуть не меньше ценза знаний. Причем презюмируется, что цензом знаний обладают все выпускники вуза, следовательно, наличие ценза навыков будет определяющим при отборе кадров.

Соответствие выпускника юридического вуза потребностям работодателя по наличию у него ценза навыков представляется возможным воспитать в процессе взаимодействия адвокатуры и студентов-юристов. Пять лет были установлены Судебными уставами 1862 г. по той причине, что для причисления к присяжным поверенным не обязательно было иметь высшее юридическое образование (поначалу), а достаточно было проработать на определенных «судебных» должностях или помощником адвоката. Таким образом, претендент получал практические знания. Но это в первую очередь знания, а потом уже навыки. Положение о присяжных поверенных было впервые опубликовано 30 сентября 1862 г. в дополнении к «Сенатским ведомостям» N 78 для всеобщего обсуждения, в результате которого было представлено около 400 замечаний, опубликованных в шести томах .

Черкасова Н.В. Формирование и развитие адвокатуры в России в 60 — 80-е годы XIX века. М.: Наука, 1987. С. 30.

В настоящее время, например в Адвокатской палате Курганской области, регулярно проходят преддипломную практику выпускники юридического факультета Курганского государственного университета, независимо от формы обучения. Это позволяет им успешно сдать государственные экзамены, а при получении диплома юриста не только ориентироваться в выборе места работы, но и получать престижные должности.

Институт адвокатуры может и должен стать школой юристов, началом их юридической карьеры. Изначальное приобретение навыков профессии юриста, а в последующем и повторное, после прохождения всего курса теоретических знаний, овладение практическими навыками реально может происходить именно в институте адвокатуры. Для этого каждый студент-юрист должен стажироваться (проработать) в адвокатуре не менее двух, а то и трех учебных лет. Не только теоретическое, но и практическое овладение знаниями в период учебы, безусловно, послужит выполнению образовательных целей. Роль определенных (специализированных) адвокатских образований, являющихся базовыми как для прохождения студентами-юристами студенческой практики, так и для продолжения работы после получения диплома в должности помощника адвоката, будет аналогична функциям клинических больниц для студентов-медиков. Такие адвокатские образования будут иметь статус специализированных (стажированных). Фактически вся учеба будет проходить в процессе живой юридической работы. Можно провести параллель с учебой студентов технических вузов, предполагающей обязательное выполнение лабораторных работ, опытов, исследований, непосредственно вытекающих из производственных заданий конкретных предприятий.

Факультативным условием с точки зрения получения профессионального образования объективно необходимым и важным является наличие системы воспитательного воздействия на студентов и формирование их личности, обладающей ожидаемыми морально-нравственными качествами.

Период обучения в вузе — это, как правило, период формирования личности молодого человека. Каким человеком выйдет студент из стен вуза, зависит в большой степени от того, какие дисциплины он будет изучать, как они будут преподаваться, какие нравственные представления у него сформируются в процессе учебы: право — минимум морали.

Создание школы стажированной адвокатуры способно помочь в решении разных задач профессионального воспитания. Еще одним доводом, позволяющим школой стажирования юристов признать именно адвокатуру, является наличие именно у сообщества адвокатов правил юридической профессии, корни которых уходят в века. Соблюдению правил поведения в адвокатском сообществе и соответствию адвоката требованиям нравственности, необходимым для выполнения профессиональных обязанностей, обусловленных работой с людьми, адвокатура уделяет все больше и больше внимания. Об этом свидетельствует отнесение ст. 4 Закона об адвокатуре к законодательству об адвокатуре в широком смысле Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого Первым всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 г.

Представляется, что в недалеком будущем без прохождения такой стажировки в адвокатуре ни один выпускник не получит диплом об окончании юридического вуза и не будет назначен на государственную службу, даже на те должности, которые не входят в так называемый перечень юридических должностей. Этот довод обоснован тем, что каждый имеющий диплом юриста должен обладать ожидаемыми от него навыками и юридическими знаниями. Весь спектр юридических знаний востребован наиболее комплексно и разносторонне именно в профессии адвоката в силу исторически сложившегося его социально-правового статуса в любом обществе. Стажировка в институте адвокатуры может явиться базой для ожидаемого обществом стандарта профессионального поведения будущего юриста и, возможно, решит проблемы оказания действительно квалифицированной юридической помощи, провозглашенной конституционно. Но этот вопрос требует отдельного исследования. Новое содержание статуса адвокатуры, закрепленное законодательно и определившее адвокатуру дополнительно не только как сообщество адвокатов, а ранее как профессию , возложило на нее выполнение дополнительной социально значимой функции — функции обязательного стажирования будущих юристов .

Т.Н. Добровольская дает в Большой советской энциклопедии 1985 г. следующее определение: «Адвокатура — организация адвокатов в СССР, добровольная общественная организация лиц, занимающихся адвокатской деятельностью, построенная на началах выборности всех ее органов самоуправления. Организация адвокатуры регламентирована положениями, принятие которых отнесено к компетенции союзных республик; адвокатурой называют также профессию адвоката».
См.: Либанова С.Э. Адвокатура Российской Федерации в механизме конституционной защиты прав. Курган: Изд-во «Курганский пограничный институт ФСБ России», 2009.

Проблемы формирования духовного мира будущего специалиста, соединения образования с нравственным воспитанием и формированием уважения к праву и закону особенно важно для будущих юристов, а также для развития российской юридической науки, призванной стоять на страже защиты конституционных прав. Предлагаемый вариант создания школы стажированной адвокатуры способен помочь в решении и этого аспекта проблемы профессионального воспитания молодежи.

Социальную значимость российского бизнеса и его практический вклад в решение социальных задач, связанных с проблемами молодежи, представляется возможным и необходимым соединить с его обязательствами по созданию для молодых работников рабочих мест в реальном секторе производства не только после окончания вуза, но и в период учебы в виде производственной практики как на возмездной, так и на безвозмездной основе. Сотрудничество бизнес-структур со школой стажированной адвокатуры также является целесообразным и экономически выгодным, реальным уже сегодня.

Библиография

Либанова С.Э. Адвокатура Российской Федерации в механизме конституционной защиты прав. Курган: Изд-во Курганского пограничного института ФСБ России, 2009.

wiselawyer.ru

Исследование: кто и как сегодня учит будущих юристов

Абитуриенты выстраиваются в очередь за юридическими дипломами, каждый десятый студент сегодня – будущий юрист. Ежегодно стены вузов покидают примерно 150 000 выпускников юридических факультетов. Но говорит ли их количество о качестве полученного образования? Все ли вузы учат одинаково? Равноценны ли дипломы «очника» и «заочника»? Обо всем этом рассказывается в исследовании «Института проблем правоприменения» при ЕУСПб.

В качестве основного источника информации автором исследования Екатериной Моисеевой взят портал «Российское образование», который, как отмечаестся в работе, хоть и с некоторыми огрехами, наиболее достоверно отражает действительность, собирая официальную статистику. Правда, самые «свежие» данные на нем датированы 2012 годом. «Нет никаких признаков того, что положение за это время сильно изменилось. Система образования весьма инертна, ориентирована на длительный производственный цикл (4-6 лет), и потому – несмотря на отдельные, пусть и значительные, изменения, которые происходили в некоторых вузах – картина высшего юридического образования в целом не должна была сильно поменяться», – считает автор.

Дмитрий Малешин, профессор МГУ им. М. В. Ломоносова и НИУ «Высшая школа экономики», главный редактор журнала «Russian Law Journal«, высказываясь в целом по исследованию назвал его полезным и важным для определения путей дальнейшего развития российского юридического образования. «Это одно из первых качественных исследований состояния отечественного юридического образования, которое базируется не на домыслах и субъективных мнениях экспертов, а на конкретных цифрах. Многие статистические данные, приведенные в нем, даются впервые», – сказал Малешин.

Как учатся юристы?

В России получить диплом юриста можно в 947 вузах и филиалах. Для сравнения, всего, по данным Минобрнауки на новый учебный год, в стране работают 950 государственных и негосударственных высших учебных заведений, которые имеют около 1300 филиалов. Ежегодно туда подают документы порядка 300 000 абитуриентов, желающих получить юридическое образование, поступают – около 150 000 человек при общем количестве студентов в 5,2 млн человек. Обучение ведется по трем программам: «Юриспруденция» (947 вузов), «Правоохранительная деятельность» (63 вуза) и «Правовое обеспечение национальной безопасности» (69 вузов). Всего в 2012 году образование по ним получали 660 000 студентов.

Где учатся юристы?

За границей подготовкой юристов занимается ограниченное число вузов, получившее аккредитацию от государства (Германия), профессионального (США) или научного (Аргентина) сообщества. В России открыть юридический факультет, при соблюдении некоторых минимальных требований, может любой вуз. В 2012 году дипломы юристов выдавали 466 государственных и 472 негосударственных высших учебных заведения, причем 512 из них (55%) являлись филиалами.

Больше всего филиалов имеет Современная гуманитарная академия (СГА). У СГА почти 100 филиалов, что составляет 10 % всех вузов с юридическими программами. Всего там обучается около 26 000 студентов, из них 95 % на платной основе. Второй вуз по количеству филиалов с юридическими программами – это Российская академия народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС). У нее около 30 филиалов, в которых есть юридические программы.

Несмотря на большее количество негосударственных вузов, примерно 66 % всех юристов заканчивают государственные университеты, институты и академии. В филиалах учится только 40 % студентов, выбравших юридические специальности. Получается, что около 45 % обучающихся выбирают головные государственные вузы.

При этом, учебные заведения Москвы и Санкт-Петербурга можно назвать научными лидерами юридического образования. Преимущественно здесь разрабатываются и публикуются учебные пособия, проходят научные конференции и так далее. Но 85 % всех юридических факультетов и более 80 % всех студентов-юристов находятся за пределами двух столиц. Большую часть студентов юридических специальностей (67%) оттягивают на себя высшие учебные заведения региональных центров.

«Типичные» вузы и «типичные» студенты-юристы

Все вузы, где учатся юристы, можно условно разделить еще на несколько «подвидов»:

  • классические университеты (государственные вузы, где преподаются все классические естественные и гуманитарные науки и находятся все классические факультеты, включая юридический) – 14 % от общего числа юрвузов;
  • ведомственные (государственные вузы, находящиеся в ведении МВД, Генпрокуратуры, ФСИН и т. д.) – 4 %;
  • специализированные юридические (государственные или негосударственные вузы с юридическим профилем) – 23 %;
  • иные гуманитарные (государственные и негосударственные вузы общей гуманитарной направленности) – 52 %;
  • технические (государственные и негосударственные вузы технической направленности) – 7 %.

Классический университет заканчивает каждый пятый юрист, а ведомственный вуз – каждый десятый. Треть студентов юридических специальностей учится в непрофильных общегуманитарных вузах, еще столько же – в специализированных юрвузах. Ведомственных вузов меньше всего, но в них самый большой набор – в 2012 году в каждом обучалось порядка 2000 студентов – 11 % от их общего количества.

Как пишет автор исследования: «Типичный вуз, который готовит юристов – это филиал негосударственного непрофильного гуманитарного вуза. Типичный студент-юрист учится платно на заочном отделении в специализированном юридическом или непрофильном гуманитарном вузе, который находится в региональном центре и в равной степени может быть государственным или негосударственным, филиалом или головным вузом».

«Типичный вуз», готовящий юристов, указан верно, – описывает сложившуюся ситуацию Евгений Салыгин, декан факультета права Высшей школы экономики (которая отнесена к «классическим университетам»). – Рособрнадзору и юридическому сообществу в целом следует усилить работу по лишению таких вузов лицензий. Итоги общественной аккредитации, проводимой Ассоциацией юристов России, показывают, как мало у нас в стране юридических вузов (факультетов), где можно рассчитывать на качественное образование. Эти «типичные вузы» известны, но решения запрете преподавать в них юриспруденцию принимаются очень и очень медленно».

Дмитрий Малешин не считает, что «непрофильный вуз» означает «плохой». «Очень часто именно в непрофильных вузах есть возможность создавать интересные юридические программы с привлечением специалистов из других областей, где вуз является профильным. Кстати, такой подход достаточно распространен за рубежом. Эти программы становятся уникальными и не имеющими аналогов, а выпускники-юристы таких вузов очень востребованы именно в этих специализированных областях народного хозяйства, – говорит он. – Очевидно, что, допустим, юрфак РГУ нефти и газа им. И. М. Губкина должен специализироваться на программах, касающихся правового регулирования нефтегазового сектора. И у него имеются все условия стать в этой области лучшим в стране, а, может, и за рубежом. Других подобных примеров множество. Запрещать подобным университетам иметь юрфаки неправильно. Другое дело, что данные университеты должны четко понимать свою специализированную нишу в сфере юридического образования, а не стараться выглядеть классическим университетом».

Малешин поддерживает мысль о том, что с вузами, дающими некачественное образование, нужно бороться. Главное при этом – не поставить под угрозу существование негосударственного высшего образования в России. «Это было бы большой ошибкой, – считает профессор МГУ, – поскольку именно частная инициатива позволит российскому юридическому образованию преодолеть многие системные проблемы. Государственные вузы, по своей природе, консервативны, «малоподвижны». Реализовать какой-то стартап, интересную инициативу в государственном вузе намного сложнее, чем в частном. Множество процедур, бюрократических проволочек, а главное – отсутствие правильной мотивации. В частном же вузе главное – мотивация собственника. Если ему интересно не только получение краткосрочных материальных выгод, но и долгосрочные проекты, то решение принимаются быстро и менеджмент работает мотивированно. Есть несколько интересных примеров частного юридического образования, которые спокойно, без особого пафоса работают в узких областях юриспруденции. Работают достаточно успешно. Именно за ними, на мой взгляд, будущее в российском юридическом образовании. У них есть потенциал роста, чего не хватает в государственном секторе юридического образования».

Где «производят» юристов?

Больше всего юристов «производят» так называемые «фабрики», где на одном потоке учится более 500 студентов. Их всего 4%, но они выдают 1/5 всех дипломов по юридическим специальностям. Преимущественно, они находятся государственных вузах (84%) – классических университетах и ведомственных заведениях, головных вузах (89%), расположенных в столицах регионов (22% – в Москве и Санкт-Петербурге, 76 % – в других региональных центрах).

Программы с маленьким набором студентов, менее 50 человек на потоке, в основном, работают в филиалах (67%) и негосударственных вузах (66%), почти все они не профильные и расположены в провинциальных городах (46%). Этих мелких программ порядка 30%, по ним обучаются 6 % будущих юристов. Остальные вузы находятся где-то посередине.

Заметна тенденция: чем меньше в вузе студентов-юристов, тем больше среди них заочников. Автор исследования объясняет это тем, что каждый вуз стремится открыть свою, хоть и небольшую юридическую программу, руководствуясь «спросом на дипломы». При этом, заочная форма обучения выгоднее, поскольку она почти всегда платная. Таким образом у вуза появляются ресурсы на привлечение преподавателей-совместителей из других учебных заведений.

Какие вузы одобряет АЮР?

Несмотря на то, что аккредитация вузов в России – дело сугубо государственное, одобрение юридического сообщества не менее важно. С 2012 года Ассоциация юристов России, совместно с Минобрнауки и Рособрнадзором проводит общественную аккредитацию высших учебных заведений, где можно получить юридическое образование. По данным на февраль 2015 года ее получили 138 вузов (факультетов и филиалов). Среди них МГУ имени М. В. Ломоносова, Московская государственная юридическая академия имени О. Е. Кутафина, СпБГУ, Российская правовая академия Миниюста РФ, Южный федеральный университет, МФЮА, Санкт-Петербургская юридическая академия, Саратовская академия права и другие.

Автор исследования сравнивает юридические факультеты вузов, аккредитованных АЮР с остальными. В список Ассоциации юристов входит половина всех вузов – «фабрик» и ведомственных вузов и треть классических университетов. В этих заведениях учится около 28 % всех студентов-юристов, в них больше бюджетных мест (38% против 10%) и меньше «заочников» (58% против 78%).

Падает ли престиж юридической специальности?

«Популярность юридического образования не падает, несмотря на появившееся в средствах массовой информации мнение о якобы «перепроизводстве» юристов и вообще в целом бесполезности юридической профессии, – не совсем согласен с коллегой Дмитрий Малешин. – О высокой популярности юридического образования свидетельствуют результаты последней приемной компании. Конкурсы на юрфаки ведущих вузов страны (МГУ, СПбГУ, ВШЭ, МГЮА, УрГЮА) по-прежнему высоки, а в некоторых из них превышают показатели по всем остальным специальностям».

Малешин же считает, что сравнивать в этом вопросе Россию и США «не совсем корректно» и «вряд ли правильно». Во-первых, по его мнению, в США никто не говорит о переизбытке юристов, хотя в стране постоянно реформируют систему юридического образования, высказывают критические замечания. Во-вторых, юридическое образование в США является специализированным, дополнительным, а не основным, как у нас в стране. «Данные по России тоже очень странные, – комментирует спикер. – Особенно показатель «1 юрист – на 1000 жителей». Кроме того, юридическое образование в России никак нельзя признать «универсальным общим образованием».

«Корочка» или любимая работа?

За последние 20 лет юридическое образование в России получили порядка 2 млн человек. По специальности же – судьями, нотариусами, адвокатами, следователями, сотрудниками прокуратуры, для которых профильный диплом обязателен – в 2012 году работали порядка 300 000 человек. Даже если предположить, что такое же количество выпускников трудятся в юрфирмах или in-house юристами, все равно напрашивается вывод, что юробразование большинству из них нужно номинально, «для корочки». «Группы студентов, изучающих право для себя, для получения необходимых компетенций и работы по юридической специальности, и обучающихся для получения «корочки», практически не совпадают. И вузы, где учатся одни и другие, также не совпадают», – добавляет декан факультета права ВШЭ.

Спрос на дипломы объясняет рост популярности заочного юридического образования. Многим оно нужно для повышения квалификации, перехода на новую должность, в качестве «второго высшего» при ином базовом. Поэтому неудивительно, что среди «заочников» много людей старше тридцати лет, работающих и имеющих семьи. Формально заочная форма обучения не отличается от очной по количеству учебных часов и обязательных курсов, но сасо содержание обучения, вовлеченность студентов в процесс, компетенция преподавателей, доступность учебных материалов могут различаться. В крупных вузах эта разница частично нивелируется за счет того, что «очники» и «заочники» имеют доступ к общей образовательной базе, но в некрупных и, тем более, непрофильных учебных заведениях это может стать проблемой.

«Это, действительно, одна из главных проблем современного юридического образования, – считает Дмитрий Малешнин. – Юридических вузов, дающих качественное образование в стране очень немного. Не более 30. Их выпускники всегда востребованы и проблем с трудоустройством у них, как правило, не возникает. Но основное количество людей с дипломами юриста сейчас – это выпускники заочных отделений, либо вузов, где, по сути, нет юридического образования, а происходит псевдообразование. Они не котируются на рынке труда, поскольку юристами их назвать сложно». По его мнению, есть множество причин, по которым люди хотят иметь диплом юриста, не получая в реальности юридического образования. Среди них: престиж, карьерные преференции на государственной службе, отсрочка от исполнения воинской обязанности и т. д.

Евгений Салыгин согласен с коллегой в том, что заочное образование в принципе не может быть высокого качества, по крайней мере, в массовом варианте, когда вуз, в основном, готовит заочников. «Заочная форма получения юридического образования была оправдана в советское время, когда юридических вузов было мало, а спрос на юристов был большим. Качество образования было выше. Сейчас же доля заочного юридического образования, на мой взгляд, должна быть существенно уменьшена. И современные информационные технологии, появившиеся в последнее время, пока не могут заменить работы студентов в аудиториях, их непосредственного общения с преподавателями, юристами-практиками, занятыми в учебном процессе», – говорит он.

Элитарное или массовое?

«Классик социологии Георг Зиммель считал, что вещь перестает быть модной и элитарной, когда к ней получает доступ все большее количество людей и когда становится все труднее за счет нее выделить себя из общей массы», – пишет автор исследования, задаваясь вопросом не будет ли массовый доступ к юробразованию способствовать падению престижа профессии.

Евгений Салыгин отмечает, что репутация юридического образования подпорчена «конторами по выдаче дипломов, но считает, что несмотря на это, оно не утратит своего элитарного характера, поскольку работа юристов ценится в обществе высоко. «Работодатели очень разборчивы и понимают, в каком вузе образование было получено и чего оно стоит. Выбор ими работников с соответствующим уровнем подготовки влияет на престиж образования в целом. Практически каждый работодатель, независимо, орган это государственной власти, или юридическая фирма, хотел бы взять на работу лучших. Пока будут сохраняться престижность юридической профессии и высокое качество юридического образования в ведущих юридических вузах, престиж у юридического образования будет. Вместе с тем следует избавляться от балласта – вузов с низкокачественным юридическим образованием, тянущим его вниз», – говорит декан факультета права Высшей школы экономики.

Дмирий Малешин также считает, что дело не в массовости, а в качестве. «Если качественное юридическое образование станет массовым, если в стране будет не 30 юридических вузов, а, по крайней мере, 100-150, то престиж юридической профессии только повысится. В реальности, сейчас в России нехватка профессиональных юристов, и никак не их переизбыток, – комментирует он. – Серьезному работодателю не нужен стряпчий или юрист-робот, составляющий договоры по шаблону, а нужен умеющий думать и находить нестандартные решения специалист. Поэтому «охота за головами» тоже имеет место, по крайней мере, на московском рынке. Работодатель всяческими способами пытается проникнуть в университет: через практикоориентированные лекции, ярмарки вакансий, внеучебные факультативы и пр. Основная цель – рекрутинг молодых умов. В результате большинство студентов уже на последних курсах практикуют и имеют четкие планы после получения диплома. Но это в лучших вузах, которых 3-5 по Москве (из 100 существующих)».

С полным текстом аналитического обзора «Юридическое образование в России (анализ количественных данных)» можно ознакомиться по ссылке или на сайте.

pravo.ru

Смотрите еще:

  • Наказание за банкротство Ответственность за преднамеренное банкротство может быть ужесточена Ответственность за преднамеренное банкротство, возможно, будет ужесточена. Соответствующий законопроект внесло в Госдуму Законодательное […]
  • Закон о ккт для енвд Мораторий на применение ККТ налогоплательщиками на ЕНВД и ПСН продлен до 1 июля 2019 года На один год продлено право ряда налогоплательщиков на осуществление наличных денежных расчетов и расчетов с […]
  • 462 приказ мвд Приказ МВД РФ от 24 мая 2007 г. N 462 "О признании утратившими силу нормативных правовых актов МВД России и отдельных предписаний нормативных правовых актов МВД России" Приказ МВД РФ от 24 мая 2007 г. N 462"О […]
Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.