Штаб-квартира опека

Органам опеки и попечительства нужна перезагрузка, считают общественники

МОСКВА, 1 июн – РИА Новости. Назрела необходимость внести изменения в систему органов опеки и попечительства: пересмотреть обязанности кадров, которые частично можно передать другим организациям, увеличить штаб сотрудников опеки и их финансирование, а также сформировать систему подготовки специалистов, считают общественники, опрошенные РИА Новости.

В последние месяцы в СМИ обсуждалось несколько громких тем, в контексте которых не раз возникали вопросы к отсутствию своевременных действий со стороны органов опеки. Так, в мае мужчина и женщина похитили трехлетнего мальчика в Морозовске Ростовской области. Ребенок был найден, а предполагаемые похитители — супруги из Волгоградской области — также подозреваются в убийстве одного из приемных детей. Следователи выяснили, что у подозреваемых на воспитании находятся пять несовершеннолетних детей, из которых четверо — приемные, при этом в сентябре 2016 года один из приемных детей внезапно исчез. Тогда опекуны не стали обращаться в правоохранительные органы и продолжали получать причитающиеся выплаты. Было возбуждено уголовное дело об убийстве. Тело ребенка было найдено, представитель СУ СК РФ по Волгоградской области подтвердила РИА Новости, что женщина призналась, что сама захоронила приемного сына, который якобы скончался от заболевания.

Еще одна история – дело семьи Дель. Скандал вокруг многодетной семьи разгорелся в середине января в Зеленограде. По словам работников детского сада, они обнаружили на теле одного из детей следы побоев, которые, по его словам, ему нанес отец. Сотрудники органов опеки и попечительства изъяли из семьи 10 детей. Однако вскоре двоих детей, которые находились в приюте, вернули их бабушке. Опеку еще над восемью детьми семья расторгла. Инцидент получил большой общественный резонанс.

Инициатива детского омбудсмена

«По нашему мнению, это позволит исключить составление актов без выезда специалиста в семью, т. е. предоставления заведомо недостоверной информации», — пояснили РИА Новости в аппарате Кузнецовой.

Кроме этого, Кузнецова поддержала инициативу дать возможность органам опеки и попечительства «делегировать организациям полномочия по обследованию условий жизни таких несовершеннолетних граждан и их семей».

Детский омбудсмен также считает нужным предоставить возможность обоим родителям назначать своему ребенку опекуна на случай одновременной смерти.

«Считаю, что предлагаемые изменения части 2 ст. 13 федерального закона «Об опеке и попечительстве», предоставив обоим родителям право изъявить свою волю о назначении ребенку опекуна на случай смерти, позволят защитить будущее несовершеннолетнего», — приводят слова Кузнецовой ее пресс-служба.

В аппарате пояснили, что сейчас по закону подать заявления о назначении опекуна или попечителя для своего ребенка на случай смерти может лишь один родитель в ситуации, когда второй родитель не может выполнять свои обязанности по той или иной причине (например, по причине неустановленного отцовства или смерти).

Что же происходит с опекой?

«Мы не укрепляем аппарат, не создаем людям условия для того, чтобы они имели возможность нормально работать, не обеспечиваем их законодательной базой твердой, крепкой, соответствующей конституции, а потом начинаем их упрекать в том, что они где-то недоработали», — заявила РИА Новости юрист-эксперт общероссийской общественной организации «Родительское всероссийское сопротивление» Людмила Виноградова.

По мнению члена комиссии по поддержке семьи, детей и материнства Общественной палаты (ОП) РФ Юлии Зимовой, есть целый ряд факторов, повлиявших на органы опеки.

«Вопрос в том, что в органах опеки сейчас действительно серьезная текучка – раз, неподготовленность кадров – два. То есть у нас нигде не обучают быть сотрудником органов опеки», — сказала Зимова.

Кроме того, подчеркивает она, сотрудников органов опеки «мало по сравнению с тем задачами, которые есть», поэтому «надо или увеличить количество этих сотрудников, специалистов и, соответственно, зарплаты, или снять с них часть полномочий».

В частности, со слов Виноградовой, нагрузка на одного сотрудника органов опеки может достигать 240 семей. При этом специалисты должны дважды в год проверить условия проживания и воспитания детей в замещающих семьях, напомнила руководитель группы по разработке профессионального стандарта специалистов органов опеки и попечительства, член правительственной комиссии по делам несовершеннолетних Галина Семья.

«У нас в стране (замещающих семей) полмиллиона…, то есть нужно осуществить по стране каждый год один миллион проверок. Специалист приходит из органов опеки, у него есть специальный акт, он по этому акту смотрит, спрашивает и заполняет. Но любому разумному человеку понятно, что… качество проверки будет ужасное. А некоторые… рисуют этот акт», — сказала Семья, добавив, что на 29 миллионов детей в России приходится только 11 тысяч сотрудников органов опеки.

Семья отметила и такую проблему, как «невнятное представление об органах опеки» среди населения страны. Более того, своеобразная «невнятность», по ее мнению, существует и в законодательстве, регулирующем работу этой структуры.

«В законодательстве очень невнятно прописаны разные критерии, по которым должны работать органы опеки и попечительства. Самое резонансное, что было – это критерий, по которому ребенок отбирается у родителей… Есть ряд терминов в законодательстве, который не разъяснен законодателем», — пояснила она.

Решение проблемы глазами общественников

«Очень важно разграничение полномочий между органами опеки и между социальной защитой, потому что органы соцзащиты должны, на мой взгляд, полноценно работать с семьей. К сожалению, часть функций, которые они могли бы на себя взять, она есть сейчас у органов опеки», — сказала Зимова.

В частности, общественница предложила ввести должность семейных агентов, которые бы в индивидуальном порядке помогали семьям решать их проблемы.

«В первую очередь, если мы реформируем органы опеки и попечительства, то мы должны прямо в связке параллельно серьезно реформировать систему соцзащиты с точки зрения именно индивидуального подхода к семье. То есть соцзащита должна обеспечивать концентрацию сил и денег вокруг семьи конкретной, вокруг конкретного ребенка… Это идеальная система… если у тебя есть семейный агент», — сказала Зимова.

Передать часть функций органов опеки другим ведомствам предложила и Виноградова. Так, по ее мнению, «профилактикой преступлений и правонарушений должны заниматься правоохранительные органы», так как «это не компетенция органов опеки» и «не компетенция органов соцзащиты, которые должны не выискивать преступления, а помогать тем людям, которые находятся в трудной жизненной ситуации».

Семья также предложила разгрузить органы опеки, позволив им привлекать сторонние организации или других профильных специалистов.

«Мы предлагаем… законодательно разрешить органам опеки передачу этих полномочий при сохранении у органов опеки полномочия о принятии решений… Или позволить органам опеки приглашать тех специалистов, которые им нужны», — сказала Семья РИА Новости, пояснив, что речь идет о полномочиях, которые «требуют специальных знаний в области психологии, педагогике и так далее».

Член ОП РФ также считает необходимым совершить «технический апгрейд» сотрудников органов опеки. Например, выдать специалисту планшеты, «где у него будут все обновления последние по законодательству, он сможет фотографировать детей, будет планинг».

«Понятно, что реформа системы органов опеки в принципе нужна. Другой вопрос, есть ли сейчас на это возможности, не столько даже финансовые, сколько экспертные, и возможности это проконтролировать», — заключила Зимова.

Версия 5.1.11 beta. Чтобы связаться с редакцией или сообщить обо всех замеченных ошибках, воспользуйтесь формой обратной связи.

© 2018 МИА «Россия сегодня»

Сетевое издание РИА Новости зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 08 апреля 2014 года. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-57640

Учредитель: Федеральное государственное унитарное предприятие «Международное информационное агентство «Россия сегодня» (МИА «Россия сегодня»).

Главный редактор: Анисимов А.С.

Адрес электронной почты Редакции: internet-group@rian.ru

Телефон Редакции: 7 (495) 645-6601

Настоящий ресурс содержит материалы 18+

Регистрация пользователя в сервисе РИА Клуб на сайте Ria.Ru и авторизация на других сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Публикуются комментарии только на тех языках, на которых представлено основное содержание материала, под которым пользователь размещает комментарий.

На сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» может осуществляться редактирование комментариев, в том числе и предварительное. Это означает, что модератор проверяет соответствие комментариев данным правилам после того, как комментарий был опубликован автором и стал доступен другим пользователям, а также до того, как комментарий стал доступен другим пользователям.

Комментарий пользователя будет удален, если он:

  • не соответствует тематике страницы;
  • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, ущемляет права меньшинств;
  • нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме;
  • содержит идеи экстремистского и террористического характера, призывает к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации;
  • содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, порочит честь и достоинство или подрывает их деловую репутацию;
  • содержит оскорбления или сообщения, выражающие неуважение в адрес МИА «Россия сегодня» или сотрудников агентства;
  • нарушает неприкосновенность частной жизни, распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия, раскрывает тайну переписки;
  • содержит ссылки на сцены насилия, жестокого обращения с животными;
  • содержит информацию о способах суицида, подстрекает к самоубийству;
  • преследует коммерческие цели, содержит ненадлежащую рекламу, незаконную политическую рекламу или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
  • имеет непристойное содержание, содержит нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение;
  • содержит спам, рекламирует распространение спама, сервисы массовой рассылки сообщений и ресурсы для заработка в интернете;
  • рекламирует употребление наркотических/психотропных препаратов, содержит информацию об их изготовлении и употреблении;
  • содержит ссылки на вирусы и вредоносное программное обеспечение;
  • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
  • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений, или смысл текста трудно либо невозможно уловить («флуд»);
  • автор нарушает сетевой этикет, проявляя формы агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения («троллинг»);
  • автор проявляет неуважение к русскому языку, текст написан по-русски с использованием латиницы, целиком или преимущественно набран заглавными буквами или не разбит на предложения.
  • Пожалуйста, пишите грамотно — комментарии, в которых проявляется пренебрежение правилами и нормами русского языка, могут блокироваться вне зависимости от содержания.

    Администрация имеет право без предупреждения заблокировать пользователю доступ к странице в случае систематического нарушения или однократного грубого нарушения участником правил комментирования.

    Пользователь может инициировать восстановление своего доступа, написав письмо на адрес электронной почты moderator@rian.ru

    В письме должны быть указаны:

    • Тема – восстановление доступа
    • Логин пользователя
    • Объяснения причин действий, которые были нарушением вышеперечисленных правил и повлекли за собой блокировку.
    • Если модераторы сочтут возможным восстановление доступа, то это будет сделано.

      В случае повторного нарушения правил и повторной блокировки доступ пользователю не может быть восстановлен, блокировка в таком случае является полной.

      ria.ru

      Отдел опеки уполномочен отобрать

      Чиновники лишили одинокую мать ее новорожденного ребенка. Мотивы этого решения вызвали большие сомнения у правозащитников

      Фото: «Новая газета»

      Начальница отдела опеки и попечительства района Хамовники Антонина Кобзева появилась в квартире Торчиковых, когда Федору исполнилось 8 дней. В сопровождении двух полицейских чиновница увезла малыша и его 26-летнюю маму Ольгу в полицейское отделение. Вердикт Кобзевой прозвучал безапелляционно: младенца в Дом ребенка, мать — на все четыре стороны. Ольге не дали даже документа о том, что ее сын отправлен в приемник-распределитель №6 для детей с пораженной ЦНС и нарушениями психики.

      Женсовет против Системы

      Эта уникальная по своей жестокости история произошла полтора года назад в Хамовническом районе Центрального административного округа Москвы. Казалось бы, органы опеки и попечительства, которые обязаны помогать и защищать, действовали как захватчики. Судебное противостояние чиновников и общественной организации «Женсовет на Девичке», которая помогает молодой матери вернуть сына, длились больше года. Районный суд женщины проиграли. Мосгорсуд оставил решение Хамовнического суда в силе. И если до апелляции Ольга видела Федю раз в неделю, то после решения Мосгорсуда матери позволили навещать сына раз в месяц — несмотря на то, что суд ограничил ее в правах, не лишив их.

      Уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов недавно объявил с экранов федеральных каналов, что к 2018 году в России будут закрыты все детские дома. Омбудсмен заверил, что в рамках федеральной программы «Россия без сирот» предполагается, что за пять лет все брошенные дети будут устроены в семьи. Его бы, как говорится, устами.

      Ольга Торчикова по темпераменту флегматик. Спокойная, добрая и заботливая. Она старшая в многодетной семье, за своей младшей сестрой-инвалидом ухаживала до последнего дня. Ребенок был очень тяжелый, врачи предполагали, что девочка проживет не больше года. Она прожила девять лет, по мнению все тех же докторов — исключительно из-за заботы Ольги. Младшему брату Торчиковой, Ванечке, сейчас 10 лет. До сих пор Оля ухаживает за ним как за собственным ребенком.

      30 марта 2011 года Ольга родила сына. Родила как мать-одиночка. На 6-й день, как обычно, мать с новорожденным выписали домой. На восьмой день мальчика забрали в Дом ребенка №6 по предписанию отдела опеки и попечительства муниципалитета района Хамовники ЦАО.

      «Мы действовали на основании письменных заявлений от работников детской поликлиники №38 и из УВД Хамовники», — рассказала начальница отдела опеки и попечительства Антонина Кобзева. По ее словам, обстановка в семье Торчиковых представляла угрозу жизни и здоровью новорожденного. Родители Ольги на тот момент не работали: мать неделями находилась на лечении от алкогольной зависимости, отец выпивал. Собственно, ту же самую картину сотрудники органа опеки и попечительства наблюдают на протяжении двадцати лет. Однако ни Ольгу, ни ее брата, ни даже их сестру-инвалида, которая нуждалась в специальном уходе, социальные работники не изымали. Они приходили, требовали… Но никаких конкретных действий не принимали. Почему же сына Ольги Торчиковой забрали сразу же после рождения?

      По словам женщин из общественной организации, еще во время беременности на Ольгу будто начали охоту. Органы опеки неоднократно настоятельно рекомендовали ей отказаться от ребенка еще до его рождения. Когда Оля не согласилась, ей предложили машину, чтобы привезти из роддома домой. Ольга снова отказалась. Тогда ребенка забрали с помощью полиции.

      В силу своего характера скромная, неуверенная в собственных силах Ольга Торчикова так бы и лишилась возможности даже видеть своего сына, если бы ей не посоветовали обратиться в «Женсовет на Девичке». С того момента, как она отнесла в штаб-квартиру организации письмо с просьбой о помощи, за Олю вступились такие же матери-одиночки, как и она. Почти год они отстаивали в суде родительские права Ольги. Но одержала победу Антонина Кобзева: Федор остался в детском доме.

      А тот ли мальчик…

      «Мы впервые сталкиваемся с такими гестаповскими методами со стороны органов опеки и попечительства, — говорит председатель «Женсовета на Девичке» Нелли Толстых. — Женщину с ребенком, которому неделя от роду, обманом (матери сказали, что поместят ее на профилактическое лечение вместе с малышом. — Прим. авт.) вывезли из дома в отделение полиции №60, младенца забрали, а мать выгнали».

      Нелли Александровна рассказала, что малыша сначала отправили в Дом ребенка №6, куда свозят брошенных детей с московских вокзалов и дворов. Очевидно, что режим заведения всегда карантинный и попасть туда невозможно никому.

      «Матери ребенка не показывали, кормить не давали, хотя молока было много, и Оля готова была приезжать для кормления столько, сколько было необходимо, — рассказывает член президиума «Женсовета», многодетная мама Марина Левина. — Мы звонили каждый день, узнавали, как здоровье мальчика, а через две недели нам сказали: что вы сюда звоните, он уже неделю в другом Доме ребенка!»

      В Дом ребенка №13 Ольга примчалась сразу же. И ее там тоже ждали — специально собранная комиссия из врачей и работников учреждения. Они потребовали подписать один документ, прежде чем матери дадут увидеть сына. И Ольга подписала: она «признает, что ребенок, показанный ей в Доме ребенка №13, является ее сыном Федором». Внешний вид малыша в недельном возрасте и в месяц кардинально различается. Можно сказать, что это два совершенно разных человека. Своего ли сына увидела Ольга, она до сих пор не знает.

      «Детки рождаются с голубыми глазами, через некоторое время цвет глаз меняется, — говорит Марина Левина. — Федор в месяц был уже с карими глазами. Когда нам вынесли мальчика, сзади нас стояла вся комиссия из врачей — смеялись, что-то обсуждали. Я посмотрела на «Федю» и довольно громко сказала, что это не тот ребенок, не похож — глаза другие. За спиной все разговоры разом прекратились. Наступила мертвая тишина».

      Правосудие психиатров

      Начальница отдела опеки и попечительства Антонина Кобзевадовольно холодно встретила делегацию из «Женсовета», которая заинтересовалась историей Ольги Торчиковой. на вопрос, на каком основании забрали младенца, она сослалась на статью 77 Семейного кодекса РФ. Дескать, отдел опеки был уполномочен немедленно «отобрать ребенка при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью». Угроза, по мнению Кобзевой, существовала. И не одна. Мало того что сама Ольга опасна, поскольку с детства состоит на учете в психоневрологическом диспансере и имеет умеренную умственную отсталость, так еще и родители Торчиковой крепко выпивают.

      Общественной организации удалось выяснить, что «немедленное отобрание» в статье 77 действовало до 2008 года. Затем были внесены поправки, говорящие о том, что для изъятия ребенка необходим акт органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации.

      Начальница органа опеки была немало удивлена «новостью», что закон поменялся. Однако настаивала на том, что особым Постановлением города Москвы им это разрешили. Документ, на который ссылалась Кобзева, инициативная группа «Женсовета» тоже нашла, но речь в нем была совершенно о другом. Оставался последний вариант — Торчикова психически ненормальная и представляет угрозу для ребенка.

      В судебном деле, которое, к слову, сотрудницы «Женсовета» имели право изучать, поскольку Ольга сделала на них нотариальную доверенность, которую, как мы знаем, может оформить лишь дееспособный гражданин, находящийся в полном рассудке, имелось несколько документов из ПНД, где наблюдалась Торчикова. Все как один свидетельствовали о том, что — да, есть «умеренная умственная отсталость», но не более того. А нужно было больше…

      «Суд назначил амбулаторную судебно-психиатрическую экспертизу в психиатрической клинической больнице №1 им. Алексеева, — вспоминает Нелли Толстых. — Судебный процесс в связи с этим приостановили на полгода».

      Во время судебного перерыва «Женсовет» выхлопотал для Ольги и ее сына путевку в Центр социально-правовой и психологической поддержки женщин «Надежда». Начальница отдела опеки и попечительства Антонина Кобзева не дала разрешения на временный перевод Федора из детского дома в центр «Надежда». А ведь там мать с ребенком находились бы под непрерывным присмотром персонала.

      На экспертизу вместе с Ольгой Торчиковой пошла и Марина Левина. По ее словам, после того, что она там увидела, справку о невменяемости можно было бы выдать всем, прежде всего самим врачам. «Только в больнице выяснилось, что аудиенцию «невменяемым» назначили в одно и то же время, в 9.30 утра, — рассказывает Марина. — Мы приехали туда заранее. Людей было много. Еду купить негде, все сидели голодные и измученные ожиданием».

      Ольгу осматривали последней, уже после обеда. Два опытных врача (стаж работы 35 и 45 лет) определяли, есть ли в молодой женщине угроза для окружающих или ее нет.

      «Через минуту-две после того, как Оля зашла в кабинет, я услышала громкие крики, — вспоминает Марина. — Разумеется, это был не ее голос, она вообще никогда не кричит. Ольгу не было слышно, звучала только громкая, срывающаяся на крик, речь врачей».

      Ольга Торчикова покинула кабинет двух умудренных опытом врачей психиатрической клинической больницы со справкой: «опасна для окружающих». На основании этого документа было вынесено судебное решение о том, что Федор остается в Доме ребенка. По исковому заявлению Хамовнической районной прокуратуры суд ограничил Ольгу в родительских правах и взыскал алименты в пользу Дома ребенка №13 в размере четвертой части от всех видов заработка ежемесячно.

      Оля Торчикова не работает, она живет на пенсию по инвалидности. Какое-то время женщине придется платить не четверть, а половину своего пособия, поскольку суд вынес постановление в марте 2012 года, а Федор находится в Доме ребенка с апреля 2011 года. Должок у Ольги перед детским домом.

      В умственной отсталости позвольте усомниться

      Активистки «Женсовета» подозревают, что действия работников Хамовнического отдела опеки и попечительства могли носить заказной характер.

      «То, что происходило на суде, сложно описать, — говорит Нелли Толстых. — Ольгу унижали и издевались над ней. С спрашивали, чем она будет кормить ребенка и может ли она сварить кашу. Оля рассказывала весь процесс приготовления каши, потому что не раз делала это дома. А в протоколе мы потом увидели совершенно другое. И когда судья попросила определить время по ее часам, Ольга верно ответила. Лицо судьи перекосило. В протоколе записано — время определила неверно».

      «Мы все слышали, что грудных детей покупают и продают, — говорит Марина Левина. — Спрос есть. И у нас, и за границей. Федя родился здоровым мальчиком с хорошим весом (почти 4 кг), без патологий и осложнений. Еще в период беременности работники отдела опеки уговаривали Олю отказаться от ребенка. И речь тогда не шла о том, что она «угроза обществу»! Давили на то, что «одна, хороших доходов нет, не справишься». Ольга не согласилась. И что мы видим? Не хочешь по-хорошему, заставим по-плохому!»

      Известно, что на каждого малыша, который находится в Доме ребенка, учреждение получает хорошие государственные выплаты. Больше детей — больше пособий. Куда идут эти средства и что происходит в детских домах, это уже другой вопрос. Недаром Павел Астахов после октябрьской проверки домов ребенка готовит материалы в прокуратуру.

      «Женсовету на Девичке» уже 20 лет. Это первый московский женсовет, который сохранился после изменений 90-х годов. Общественная организация прошла через все трудности: «отбила» рейдерские атаки и оставила за собой помещение в центре Москвы, дважды переоформляла документы, список которых менялся вместе с законами.

      «Несколько раз в самые тяжелые для нас моменты на помощь приходили мужчины, — вспоминает Нелли Толстых. — Когда нам требовалась материальная помощь на ремонт помещения и поддержку матерей-одиночек, нам помог бизнесмен Торнике Копалейшвили. Когда к нам пришли с рейдерским захватом, помог Александр Лебедев. Он обеспечил нам юридическую и материальную поддержку».

      С просьбой помочь разрешить ситуацию Ольги Торчиковой женщины обратились к депутату Государственной думы Николаю Гончару. Чиновник написал несколько писем, но это не возымело никакого воздействия. Надменно улыбаясь, Антонина Кобзева сообщила женщинам — жалуйтесь хоть в прокуратуру!

      Все это время Ольга Торчикова участвует в жизни «Женсовета на Девичке». Она помогает организовывать внутренние мероприятия, посещает выездные выставки и экскурсии.

      «Мы наблюдаем за Олей ежедневно в течение года, — свидетельствует Нелли Толстых. — Ее «умеренная умственная отсталость» порой не идет ни в какое сравнение с «нормальностью» иных людей, с которыми нам приходится общаться. Никогда она не проявляла ни агрессию, ни нервозность, не конфликтовала ни с кем. Прекрасно общается она и с теми детьми, которым помогает «Женсовет».

      Есть ли справедливость после Мосгорсуда?

      Инициативная группа «Женсовета» планирует подать Надзорную жалобу в Президиум Мосгорсуда. Общественная организация будет апеллировать к тому, что за прошедший год, пока тянулась судебная тяжба с Хамовническим судом, многое изменилось. Отец Ольги уже полтора года не употребляет спиртного, год назад он нашел работу. Мать Торчиковой лечится и тоже не пьет. «Женсовет» будет просить назначить еще одну экспертизу состояния здоровья Ольги, поскольку в деле имеются два различных диагноза.

      По статистике, изменить постановление, оставленное в силе Мосгорсудом, практически невозможно. Шанс один на миллион. Но ради него женщины из «Женсовета» готовы идти до конца.

      Надежда КОРОЛЕВА

      «Новая газета» направляет копию материала уполномоченному при Президенте Российской Федерации по правам ребенка Павлу Астахову.

      www.novayagazeta.ru

      Штаб-квартира опека

      Дети могут быть владельцами недвижимости вне зависимости от возраста. Оформление жилья на ребенка дает гарантию, что к наступлению совершеннолетия он будет обеспечен собственной жилплощадью и никакие семейные обстоятельства не уменьшат его прав.

      Однако нередко возникает необходимость в продаже или обмене недвижимости, принадлежащей несовершеннолетнему, а такие сделки имеют немало особенностей. О том, какие права по распоряжению жильем имеют ребенок и его родители, — в карточках «РБК-Недвижимости»

      Оформление В каких случаях ребенка делают собственником жилья

      Самая распространенная причина, по которой недвижимость оформляют на несовершеннолетнего ребенка, — желание заранее обеспечить его собственным жильем, которое родители не смогут поделить между собой при разводе. В этом случае квартира не будет считаться совместно нажитым имуществом супругов. Также оформление жилья на ребенка происходит, если оно подарено ему или перешло к нему по завещанию.

      Бывают случаи, когда взрослые оформляют квартиру на ребенка, чтобы защитить имущество от притязаний кредиторов, перед которыми у родителей есть неисполненные финансовые обязательства.

      Права ребенка Могут ли дети распоряжаться своей недвижимостью

      Нет, самостоятельно распорядиться имуществом несовершеннолетние дети не могут. Те, кто не достиг 14 лет, в сделках не участвуют совсем — от их имени выступают родители (либо усыновители или опекуны). Дети в возрасте от 14 до 18 лет могут совершать сделки с жильем, но только с письменного разрешения родителей (либо усыновителей или опекунов).

      В обоих случаях сделки с жильем, оформленным на ребенка, могут быть совершены только с согласия органов опеки и попечительства.

      При этом несовершеннолетний может получить право самостоятельно распоряжаться недвижимостью с 16 лет, если будет признан органами опеки или судом полностью дееспособным (например, если он работает, вступил в брак и т. п.).

      Права родителей Могут ли родители распорядиться недвижимостью ребенка

      Жилье, оформленное на ребенка, является исключительно его имуществом, родители не имеют на него права собственности. Родители или другие законные представители несовершеннолетнего не могут только по своей воле продать, обменять или подарить принадлежащую ему недвижимость. Они также не могут сдать собственность ребенка в аренду, передать в безвозмездное пользование или в залог, разделить имущество, выделить из него доли. На все нужно согласие органов опеки и попечительства — без этого никакие сделки, влекущие уменьшение имущества ребенка, невозможны.

      Продажа В каких случаях органы опеки дают на нее разрешение

      Органы опеки одобряют сделки с недвижимостью, которая принадлежит детям, только в случае их выгоды — ребенок-собственник должен быть обеспечен альтернативной квартирой такой же или большей площади. Родителям или представителям ребенка придется доказать не только то, что он не останется без жилья, а еще и то, что его жилищные условия не ухудшатся.

      Разрешение на продажу квартиры, оформленной на несовершеннолетнего, можно получить при перемене места жительства и при исключительных обстоятельствах, касающихся интересов ребенка (например, в случае оплаты его лечения). Но решение этого вопроса остается, опять же, за органами опеки.

      Альтернатива На что обращают внимание органы опеки

      Месторасположение жилья органы опеки также учитывают и могут не дать разрешения, если взамен московской квартиры ребенку предлагается жилье в регионах.

      Органы опеки также обратят внимание на цену жилья. Если стоимость предлагаемой ребенку квартиры меньше цены принадлежащей ему жилплощади, то они могут обязать родителей перечислить разницу на банковский счет несовершеннолетнего — доступ к нему он получит, когда достигнет совершеннолетия.

      Есть еще одно ограничение: родители (усыновители или опекуны) и их близкие родственники не могут выкупить у ребенка квартиру.

      Доля Как продать, если ребенку принадлежит часть квартиры

      Если ребенок владеет долей в квартире, то продать такое жилье тоже можно лишь с разрешения органов опеки. Они могут дать согласие, если несовершеннолетний будет обеспечен долей в другой квартире, но эта доля должна быть не меньше и не дешевле, чем в продаваемом жилье.

      realty.rbc.ru

      Смотрите еще:

      • Сейчас есть только страховая часть пенсии Все о пенсии страховой и накопительной Работать, работать и еще раз работать! Минтруд будет стимулировать россиян к более позднему выходу на пенсию. Мол, так можно заработать на достойную старость. Пенсия по […]
      • Образец рапорта военнослужащего на увольнение по состоянию здоровья Образец рапорта об увольнении с военной службы по состоянию здоровья в связи с признанием не годным к военной службе Командиру войсковой части 00000 Прошу Вашего ходатайства перед вышестоящим командованием об […]
      • Сан режим в аптеках приказ Основные Приказы по фармацевтической деятельности (последнее обновление 15.9.2017) Данный сборник Приказов по фармацевтической деятельности был подготовлен сайтом citofarm a .ru. Все приказы можно скачать с […]
    Закладка Постоянная ссылка.

    Комментарии запрещены.