Спайсы суд

Суд отказался взыскать с Ройзмана 650 тыс. рублей в пользу осужденного наркоторговца

Сегодня Октябрьский районный суд Екатеринбурга отказал в иске отсидевшему 6,5 лет за торговлю наркотиками Алексею Андрееву, который пытался взыскать с главы города Евгения Ройзмана 650 тыс. рублей в качестве материального ущерба за записи в «Живом журнале» в 2011 году. Андреев пытался доказать, что несколько записей в блоге Ройзмана о том, как истец торговал наркотиками в больших масштабах, являются порочащими. По версии Андреева, именно публикации Ройзмана привели к тому, что он переписал свое многочисленное имущество на экс-прокурора Алексея Карпова (осужден за организацию заказных убийств), который за это пообещал ему помочь избежать ответственности.

В иске Андреев требовал опровергнуть несколько публикаций в «Живом журнале» Евгения Ройзмана, которые он писал в 2011–2012 годах. В этих публикациях последний рассказывал о том, как его фонд «Город без наркотиков» раскрыл крупную сеть торговли спайсами, во главе которой стоял Андреев. В блоге Ройзман писал, что Андреев жил бедно, поэтому решил торговать наркотиками и таким образом приобрел три квартиры, машину, несколько гаражных боксов и мотоциклов. При этом Ройзман писал, что Андреев брал у родителей деньги на оплату съемного жилья, зато когда отец попросил у сына денег на лечение матери, Андреев отказался помочь родителям. Часть публикаций касалась деятельности Андреева как наркоторговца. По словам Ройзмана, при обысках у Андреева в квартире нашли 200 килограммов наркотиков, его банда перевела около 2 млн евро в Китай, откуда они привозили спайсы, а на банковской карте Андреева лежало 50 млн рублей. Раскрытие сети Андреева, по словам Ройзмана, стало «самой крупной операцией по спайсам на 2011 год».

В ЖЖ Ройзман писал, что после задержания Андреев активно пытался уйти от ответственности. В частности, он пытался имитировать сумасшествие. Этот процесс глава города описал в блоге достаточно эмоционально, в частности, что Андреев ел «бутерброды с какашками». «Вся больничка от него шарахается, врачи все равно не верят», — писал Ройзман. Экспертиза Андреева безумным не признала, и он получил 6 лет и 7 месяцев колонии по делу о приготовлении к сбыту наркотиков.

Во время следствия Андреев переписал все свое имущество на экс-прокурора Алексея Карпова (в 2014 году за организацию нескольких заказных убийств был приговорен к 20 годам колонии строгого режима и штрафу в 1 млн рублей), который предложил ему помощь, чтобы избежать ответственности.

Суть претензий Андреева к Ройзману сводилась к следующему: именно негативные и «ложные» высказывания последнего в блоге привели к тому, что он под эмоциональным воздействием и стрессом от этой информации переписал имущество на бывшего прокурора. Порочащими он посчитал высказывания, описывающие его как «подонка», как человека, который не помогает родителям, и выражения, которые описывают, как он имитировал сумасшествие.

«То есть у вас было два варианта: либо выдать всю вашу сеть и сесть на срок меньше меньшего, либо сдать имущество, чтобы избежать ответственности», — уточнил в ходе заседания Ройзман. «Правильно», — ответил Андреев.

По словам Андреева, все это время он находился в колонии, где у него не было доступа к интернету, а когда он вышел из колонии, то решил найти, кто распространяет против него порочащую информацию, и нашел ее в блоге Ройзмана. Суду также несколько раз пришлось уточнять у Андреева, какая связь есть между публикациями Ройзмана и тем, что он добровольно переписал свое имущество на Карпова. Сформулировать мысль у истца получилось только с помощью наводящих вопросов судьи. «Под эмоциональным давлением я переписал имущество [на Карпова]. Если бы я спокойно оценивал обстановку, взвесил все за и против, [то я бы не стал переписывать имущество]. Я потерял способность адекватно оценивать ситуацию и поддался на предложение, которое являлось неприемлемым», — сказал Андреев.

Ройзман также спросил у Андреева, почему он до сих пор не потребовал имущество у Карпова назад, если он считает, что его отняли незаконно. Оказалось, что Андреев неоднократно пытался это сделать с 2013 года, но заявление у него не приняли ни в полиции, ни в следственном комитете, ни в ФСБ.

Сегодня в суде защита мэра Екатеринбурга сводилась к тому, что он написал в «Живом журнале» только правду. Данные о том, что Андреев отказался помочь родителям, Ройзман подтвердил показаниями отца наркоторговца во время суда над ним. Кроме того, Ройзман пригласил на заседание свидетеля Кирилла Петрова, который был понятым при обысках у Андреева в 2011 году. Последний рассказал, что во время следственных действий Андреев предложил полиции 30 млн рублей за то, чтобы они его отпустили, и обещал, что может достать такие деньги за 15 минут.

Свое эмоциональное описание того, как Андреев имитировал сумасшествие, Ройзман назвал гротеском. «У меня была информация, что он всеми способами пытается имитировать сумасшествие. Некоторые выражения — образные, потому что точное количество бутербродов [с какашками] я действительно не знаю», — сказал Ройзман. Слова о том, что Андреев «подлец», глава города объяснил тем, что он оценивал не личность истца, а только его деятельность по торговле наркотиками. «Я всех наркоторговцев так называл всегда и считаю, что это абсолютно логично», — заявил Ройзман.

К иску адвокат главы города приложила лингвистическую экспертизу профессора кафедры современного русского языка и прикладной лингвистики Уральского федерального университета Юрия Казарина, в которой говорилось, что оспариваемые истцом фрагменты не содержат негативных утверждений в отношении Андреева и публикации посвящены пресечению деятельности наркоторговли.

На уточняющие вопросы журналистов о том, почему он решил написать заявление именно сейчас и именно на Ройзмана, Андреев не стал отвечать. При этом он заявил, что написать иск самостоятельно, на него никто не давил.

Андреев обещал подумать над тем, будет ли он обжаловать решение суда в Свердловском областном суде.

www.znak.com

Синтетические наркотики в России 15 месяцев назад

Новости Общество

За торговлю спайсами отныне можно сесть на 8 лет

Документ, в частности, направлен на противодействие обороту новых психоактивных веществ, воспроизводящих основную химическую структуру наркотических средств или психотропных веществ и схожих с ними по физиологическому воздействию на организм человека. При реагировании на появление новых видов спайсов чрезвычайно важна оперативность, заявила журналистам председатель профильного комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая. По оценкам экспертов, в РФ около 8 млн наркопотребителей, с сожалением сказала она. «И очень активно развивается индустрия новых наркотиков — психоактивных веществ, — заметила парламентарий. — Международная преступность заинтересована в том, чтобы беспрепятственно распространять спайсы в России».

По данным главы комитета, за последние 7 лет в 130 раз увеличился объем изъятия спайсов и дизайнерских наркотиков. «Сегодня эта цифра составляет 22 тонны», — информировала она. Яровая подчеркнула, что президентом РФ предложены такие меры, которые дают преимущество в борьбе с распространением спайсов. Депутат уточнила, что сегодня известны 734 смеси различного свойства, но только 44 из них включены в официальный перечень запрещенных веществ.

Законом вводится механизм приостановления оборота новых психоактивных веществ сроком до двух лет. На ФСКН возлагается обязанность ведения реестра таких препаратов. Формирование этого перечня проводится по следующей процедуре: представитель прокуратуры, Следственного комитета РФ, ФСКН, МВД, Федеральной таможенной службы или ФСБ получает информацию о потреблении вещества. Эти сведения подтверждаются результатами медицинского освидетельствования. На основании этих данных ФСКН России принимает решение о включении выявленного вещества в реестр новых потенциально опасных психоактивных веществ. Соответствующая информация будет публиковаться в Интернете.

Предполагается, что вещество будет находиться в реестре временно. В течение 2-х лет государство будет обязано признать его наркотическим, установить в отношении него санитарно-эпидеологические требования или иные меры контроля.

За незаконный оборот спайсов будет грозить штраф до 30 тысяч рублей либо ограничение свободы на срок до 2 лет. Если преступление было совершено группой лиц по предварительному сговору или повлекло тяжкий вред здоровью максимальный штраф повышается до 200 тысяч рублей, как альтернативное наказание вводятся обязательные работы на срок до 480 часов, принудительные работы на срок до 5 лет, предусматривается также возможность лишения свободы на срок до 6 лет. В случае летального исхода, виновные в распространении спайсов будут наказываться принудительными работами на срок до 5 лет либо лишением свободы на срок до 8 лет.

Разрешается использование новых потенциально опасных психоактивных веществ в целях осуществления научной, учебной и экспертной деятельности Следственным комитетом РФ, ФСКН России, МВД России, ФТС России, ФСБ, Роспотребнадзором, судебно-экспертными организациями Минюста России, судебно- медицинскими экспертными организациями Минздрава России, а также при проведении оперативно-розыскных мероприятий. Отдельно прописывается запрет на употребление психоактивных веществ и их пропаганду.

Кроме того, при назначении административного наказания за употребление спайсов суд сможет обязывать наркомана пройти диагностику, профилактические мероприятия, лечение и медицинскую или социальную реабилитацию.

www.vesti.ru

Как соли и спайсы превращают обычных людей в жестоких животных. Шесть страшных историй

Тимофей Жуков, вице-президент фонда «Город без наркотиков», уверен, что без спайсов в «пермской резне» не обошлось: у подобных преступлений свои характерные черты — в первую очередь, они отличаются кровавостью. По мнению экспертов, спайсы меняют сознание человека, вызывая агрессивность даже в самых, казалось бы, спокойных людях. Происходят подобные преступления по всей стране.

«Я был заражен компьютерным вирусом»

21 октября 2016 г. Екатеринбург потрясла новость о страшном убийстве. В одном из домов на улице Токарей подполковник службы экономической безопасности УФСБ РФ по Свердловской области Александр Игнатьев убил свою 4-месячную дочь, нанес несколько смертельных ножевых ранений и вырезал глаза своей жене, после чего пытался покончить с собой.

В Екатеринбурге сотрудника ФСБ подозревают в убийстве жены и ребенка

Игнатьева взяли сразу же: за несколько минут до страшного убийства он вывел 7-летнюю дочь в подъезд, сказав ей идти к бабушке. Но к бабушке девочка не пошла, оставшись в подъезде. Там растерянного ребенка заметил один из соседей и отвел к консьержке, которая и вызвала полицию.

Главу семьи полицейские обнаружили в критическом состоянии. Он пытался покончить с собой. Раны оказались пустячными: уже через три дня после случившегося Игнатьев был на суде по выбору меры пресечения. Он признался, что совершил убийство, но при этом сказал, что виновным себя не считает.

Александр Игнатьев:

— С 2002 года работаю в органах. Есть события, о которых вы вскоре узнаете. Это событие как в России, так и в мире. Убийство связано с этим событием. Аффект мой был вызван вирусом, внедренным в вычислительных устройствах, которыми пользуются россияне. Я был заражен этим вирусом.

Александр Игнатьев пошел по стопам своего отца, который долгое время работал в органах госбезопасности. В 2002 г. Александр закончил Свердловский институт прокуратуры (ныне Институт прокуратуры УРГЮУ) и устроился работать в ФСБ

Уголовного наказания Александр Игнатьев избежал: 3 августа 2017 г. Уральский окружной военный суд закрыл его дело, а за несколько дней до этого, 31 июля, военный трибунал отправил Игнатьева на принудительное лечение в специализированную психиатрическую клинику: врачи Центра социальной и судебной психиатрии Сербского, а также специалисты 111-й лаборатории Минобороны пришли к выводу, что в момент преступления Игнатьев был невменяемым. В какой момент произошли катастрофические изменения в психике подсудимого, не сообщается.

Тимофей Жуков, вице-президент фонда «Город без наркотиков»:

— Этот случай — один из самых первых приходит на ум, когда вспоминаются дела об убийствах, совершенных под воздействием наркотиков. По нашим данным, Игнатьев некоторое время употреблял спайсы — синтетические наркотические смеси, вызывающие быстрое привыкание и наиболее сильно влияющие на сознание человека. Что приходит ему в голову под воздействием этих наркотиков, неизвестно, но результаты — самые ужасные.

Перекидывались отрезанной головой и хохотали

Не менее жуткий случай произошел в одном из городов Свердловской области в начале сентября прошлого года. На окраине Нижней Туры дети обнаружили страшную находку: черные полиэтиленовые пакеты, в которых лежали части человеческого тела. Остальные части нашли уже полицейские — в душевой кабине одной из квартир расположенного неподалеку дома. Тело было обезглавлено.

Пока полицейские устанавливали личность, по Сети расходилось видео с места преступления: два молодых человека расчленили третьего, отрезали его голову и со смехом перекидывались ею в залитой кровью душевой кабине. «Это кто вообще без башки», — говорит один другому, показывая на лежащее тело.

Как выяснило следствие, убитый — 34-летний местный житель Олег. Убийцы — два молодых человека из Нижнего Новгорода. Компания «зависала» в квартире Олега — употребляли алкоголь и курили спайсы. «Между ними случилась размолвка, в ходе ссоры один ударил другого ножом, попал в сонную артерию, тот истек кровью и умер. Двое других решили расчленить его и вынести тело на улицу. Поскольку они были в неадекватном состоянии после курения спайсов, решили снять все происходящее на видео и выложить ролик на Youtube», — так прокомментировали действия преступников следователи.

Личности убийц установили. Выяснилось, что до этого такими уж хорошими мальчиками они не были: на территории Нижегородской области молодые люди успели совершить несколько преступлений, но это были, в основном, мелкие кражи. До «веселого убийства» дело не доходило.

Вдыхал веселящий газ, курил спайсы и убил мать

10 декабря 2015 г. страшное убийство произошло в Казани: в номере одного из самых дорогих отелей города — Korston — сын российского миллиардера, сооснователя сети товаров для дома «Старик Хоттабыч» и основного владельца сети магазинов Modis Игоря Соснина, 19-летний Егор Соснин убил свою мать: вначале избил ее, проломил череп, а затем задушил проводом от зарядного устройства.

При расследовании преступления сыщики проверили записи с видеокамер отеля: за несколько минут до случившегося мать и сын спокойно шли по коридору со спа-процедур, зашли в свой номер, а через некоторое время Егор вышел из него в забрызганном кровью халате. «На него наткнулся одни из посетителей отеля, он блуждал по коридору, не понимая, где он находится и что с ним происходит», — рассказывали очевидцы.

По данным следствия, Егор с матерью приехали в Казань именно для того, чтобы лечить подростка от наркотической зависимости. Придя в себя, юноша сообщил, что мать дала ему неизвестные таблетки, от которых ему стало плохо, начались галлюцинации. Также Егор заявил, что не помнит, как избивал и душил родную мать

«Незадолго до совершения преступления он употреблял различные наркотические средства, в основном это так называемые спайсы и веселящий газ. В результате, когда они прибыли с матерью в Казань и остановились в отеле, он продолжал находиться в состоянии наркотического опьянения. В течение всего дня у парня были панические приступы, которые привели к ссоре с матерью и последующей трагедии», — прокомментировал ситуацию Андрей Шептицкий, старший помощник руководителя СУ СК России по Татарстану.

В этом случае уголовного наказания убийца также избежал: по решению Вахитовского суда Казани Егора Соснина отправили на принудительное лечение в психиатрическую клинику. «Комиссия экспертов обнаружила у молодого человека признаки хронического психического расстройства, которое лишало его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий», — заявили в правоохранительных органах.

«Мои дети навсегда останутся ангелами»

Убийство, произошедшее в подмосковном Подольске в октябре 2015 г., очень напоминает случай с подполковником ФСБ Игнатьевым. 18 октября 30-летний Дмитрий Милованов убил своих маленьких детей — 4-летного сына и 9-месячную дочь, и пытался убить жену. Вспышка агрессии случилась внезапно — во время самого обычного семейного вечера. Дмитрий схватился за нож и нанес многочисленные ранения сначала сыну, потом малышке. Он пытался зарезать и жену, однако его остановил племянник, также в это время находившийся в квартире.

По словам соседей, семья была благополучной, недавно они вернулись в Подмосковье из Таиланда, где жили последние два года. Почему мужчина набросился на семью, для них непонятно. «Возможно, он накануне покурил что-то, может, из Таиланда привез, а может, и здесь купил. Знаете, говорят, такие зверства совершаются под спайсом», — озвучивали прессе свои версии соседи Миловановых.

С наркотиками они угадали: Дмитрий сам признался полиции, что в этот день он дважды ходил курить спайсы. А еще заявил: «Я люблю их всех, детей, жену. Но понял, что если убью всех и себя, будет только лучше. А мои дети навсегда останутся ангелами…»

Отрезала голову малышке, за которой ухаживала три года

Эксперты считают, что спайсы послужили причиной и еще одного громкого убийства: няня четырехлетней москвички, таджичка Гульчехра Бобокулова, убила и обезглавила малышку, затем подожгла квартиру и, одевшись в черный хиджаб, отправилась к метро. На нее обратили внимание сотрудники полиции и попросили предъявить документы. В ответ на это она вытащила из сумки голову девочки и стала выкрикивать «Алах Акбар».

Во время расследования выяснилось, что 38-летняя няня была психически нездорова, однако она проходила лечение, внешне заподозрить в ней душевнобольную было непросто. Также выяснилось, что в момент преступления Бобокулова была под воздействием наркотиков. Психиатр-нарколог Александр Крыласов в интервью газете «Московский комсомолец» объяснил, какие наркотики могли так сильно и стремительно повлиять на поведение обычно спокойной женщины. «Ее могли накачать спайсом и запрограммировать на те действия, которые она совершила. Есть такие наркотики, которые достаточно подсыпать в чай, чтобы надолго снесло «крышу», — рассказал врач.

«Это высший, высший отдых»

Вчерашние кровавые (действительно кровавые: по словам школьников, которых выводили из здания, капли крови были через каждые четыре метра на всех трех этажах) события в Перми также могли быть спровоцированы наркотиками. Через несколько часов после задержания подростков, в сети появилось видео, на котором Лев Б., организатор нападения, на камеру употребляет наркотики, называя это «высшим, высшим отдыхом».

По информации одного из аккаунтов в соцсети «ВКонтакте», это «дизайнерский» наркотик α-PVP. «Побочные действия могут быть серьезными и опасными для жизни, зафиксированы случаи летального исхода. Некоторые исследователи обнаружили такие психопатологические эффекты у употребивших, как психотическое поведение, бред и галлюцинации и самоповреждение, спутанность сознания, ангедония, анорексия, панические атаки», — цитирует автор поста статью из Википедии, посвященную этому веществу.

— Наиболее опасные сегодня наркотики — JWH синтетического производства. Из 1 г этого вещества можно произвести до 60 г смеси: наркодельцы берут обычную ромашку и вымачивают ее в этом наркотике. Спайс, полученный таким путем, способен довести до безумия несколько человек. Тем более подростков с еще неустоявшейся психикой. По словам вице-президента «Города без наркотиков», сейчас спайсы стремительно распространяются именно в подростковой среде. «У нас за последнее время появилась информация по 4 школам Екатеринбурга, где присутствует массовое употребление наркотиков», — отмечает Тимофей. По его словам, к употреблению наркотиков зачастую склонны дети состоятельных родителей: все четыре школы, о которых говорит Тимофей, — элитные, в них учатся дети чиновников и бизнесменов.

Тимофей Жуков:

— Чтобы в школе был только один наркоман — так, к сожалению, не бывает. Подростки нуждаются в компании, подростки-наркоманы — тем более. По нашим подсчетам, за год один наркоман подсаживает на эту дрянь еще минимум 30 человек. В Екатеринбурге за последний год употребление и распространение наркотических веществ среди несовершеннолетних выросло в 11 раз! Реакция многих директоров школ непонятна — они предпочитают молчать.

Как сообщил Тимофей, 17 января представители Фонда будут встречаться с министром образования области Юрием Биктугановым — обсуждать проблему распространения наркомании среди школьников и искать способы ее решения. «Если кто-то из городских чиновников готов поучаствовать — будем рады», — написал Тимофей Жуков в своем аккаунте в «Фейсбуке». «Правда, никто из чиновников своей заинтересованности в этом не высказал, — рассказал он в личной беседе с корреспондентом 66.RU. — Боятся, что ли».

Роскомнадзор убил Telegram-бота 66.RU.
Подписывайтесь на резервный канал.

66.ru

Спайсы суд

Полтора года назад, 9 ноября 2016 года, судья Петрозаводского городского суда Александр Мерков вынес обвинительный приговор в отношении 30 человек, осужденных за приготовление к продаже и попытку продажи наркотиков в особо крупном размере в составе организованной группы. Все фигуранты дела получили от шести до девятнадцати лет реального лишения свободы и большие штрафы. Спустя полтора года после приговора родственники осужденных внимательно изучили материалы «дела о спайсах» и нашли в нем много странностей. Они считают, что сотрудники Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) спровоцировали создание банды продавцов курительных смесей, а суд отправил в тюрьму на долгие годы не только реальных распространителей спайсов, но и случайных людей.

18 апреля 2018 года они подали коллективное обращение к Уполномоченному по правам человека и надеются на выездную проверку Генеральной прокуратуры. Корреспондент «7х7» встретился с родственниками, адвокатами, правозащитниками и экс-сотрудниками ФСКН, участвовавшими в деле, и провел собственное небольшое расследование.

В 2010 году в городе Петрозаводске (как и в других городах России) открыто и совершенно легально продавались так называемые ароматические курительные смеси, содержащие примеси производных метанона. Покупали такие смеси, как правило, оптом в интернет-магазинах, а затем продавали в розницу в торговых точках, кафе и с доставкой покупателю по телефонному заказу.

В ноябре 2010 года продажа отдельных видов курительных смесей попала под запрет, но поскольку появлялись новые разновидности, продажа спайсов на протяжении некоторого времени оставалась в «серой» зоне законодательства: что-то продавать было уже запрещено, что-то — еще нет. На законодательном уровне спайсы были окончательно запрещены только в 2015 году.

Купить спайс можно и сегодня. Впрочем, в отличие от 2010 года, когда впервые появился запрет на продажу курительных смесей, сегодняшние продавцы спайсов куда больше похожи на настоящих наркоторговцев: продажа ведется многоэтапным способом через интернет и мессенджеры, никто не делает доставку по телефонному звонку, а дозу приходится искать в специальных «наркозакладках» на пустырях по всему городу.

Сегодня спайсы запрещены в большинстве стран Европы как опасное синтетическое психотропное вещество. Бывший высокопоставленный сотрудник карельского управления ФСКН, пожелавший остаться неназванным, подчеркивает, что спайсы — это не просто травка, а настоящий наркотик.

— Масяня, уйди, не тявкай, дядя нам хочет помочь, — причитает Марина Рудакова, обращаясь к маленькой рыжей собачке неопределенной породы. — Вы проходите, наденьте тапки, они чистые.

В квартире на первом этаже двухэтажной деревяшки на улице Лежнёвой и вправду чисто, можно обойтись и без тапок, но хозяйка настаивает. Приглашает в комнату, откуда слышны детские голоса. В комнате, сочетающей «дизайн» семидесятых и двухтысячных: обшитый железными листами и крашенный серебрянкой полукруг печки (второй полукруг в соседней комнате), большой кинескопный телевизор Samsung, советский (а может даже польский) сервант с вставленными под медные каркасы стекол фотографиями крепкого вида мужчины в зале для единоборств, ковер, сложенный стол-книжка с цветами в горшках, угловые диваны. На диванах и на стуле около телевизора сидят три женщины — две женщины лет тридцати и хозяйка квартиры Марина Рудакова — и четверо детей.

— Ну вот, посмотрите, как живут наркобароны, — начинает говорить женщина и почти сразу замолкает, едва сдерживая слезы.

— Да-да, посмотрите, а потом можем съездить ко мне и тоже посмотреть, как мы живем, — подхватывает девушка, представившаяся Марией, на коленях которой сидит белобрысый короткостриженный мальчик лет пяти.

Екатерина, еще одна девушка, сидящая на стуле в углу комнаты, не говорит ничего. У нее на руках две девочки-близняшки, на вид им года три. За весь разговор, а продолжался он больше часа, они ни разу не слезли с ее рук.

Немного привыкнув к присутствию в комнате журналиста, женщины — Мария и Екатерина — начинают рассказывать про своих мужей, Марина — про сына. Все они осуждены на длительные сроки «строгача» за торговлю курительными смесями.

— Алёша хороший. Он за всю жизнь ни разу не закурил, не выпил. Нельзя было. Представляете, он вообще родился мертвый. Асфиксия плода. Когда мертвый родился, его врачи по попе били, отбили почку. Мне полтора месяца после родов не давали документов на ребенка, говорили, что он не выживет. А он выжил. Но одна почка не работает, почти отсохла. И вообще — проблемы со здоровьем: билирубина в крови в три раза больше нормы. В школе на физкультуру нельзя было ходить, а он ходил. Потом стал спортом заниматься. Я ему говорила: «Рискуешь, отобьют почку». Но он отвечал: «Не волнуйся, мама, не отобьют».

А этими спайсами жизнь заставила заняться. Ему сосед, который продавал эти [курительные] смеси, предложил повозить его на машине. Не от хорошей жизни он согласился, а только потому, что надо было заработать денег на операцию своей бывшей жене, моей невестке, вот ее матери [показывает на внучку]. Невестка — инвалид, и тогда нужна была операция, чтобы спасти ее здоровье. Теперь уже поздно: она стала инвалидом 1-й группы, потеряла зрение.

— После последнего свидания мы с мужем пришли домой, это было воскресенье. А в понедельник у него на фоне нервов [после свидания] прошел инсульт — и через четыре дня мужа не стало. Еще сороковой день не настал. А еще через неделю дедушка умер. Я осталась одна, у меня пенсия 7600 рублей, у меня внучка, за которой мать не может ухаживать, за ней самой надо ухаживать и деньгами помогать. Живу в деревянном доме с печным отоплением, сами видите, какие тут богатства у «наркобарона». Даже передачку ему теперь не на что собрать.

А еще штраф ему присудили 230 тысяч рублей. Как я со своей пенсии в 7600 буду это выплачивать? Ладно бы муж был, а теперь и мужа нет. Все, жизнь закончилась. Это замкнутый круг, хоть иди обливайся бензином и поджигай себя. Больше мне ничего не остается. Может, хоть так увидят, что неправильно это все.

— Да, он виноват. Узнал, что можно еще немного подзаработать, если самому торговать, стал покупать у других людей и перепродавать. Ему это приплюсовали [к сроку]. А тех людей, у которых он покупал, даже в деле нет. Потому что не важно им было разобраться, важно было «сделать» ОПГ и всех посадить. Ну накажите их по-другому, если виноваты, ну дайте условно, отправьте на [принудительные] работы в какой-нибудь реабилитационный центр для наркоманов, дайте жить людям. Ведь другим же за эти спайсы намного меньше дают, как же так? Этому [судье] Меркову [который вынес приговор]. Нельзя, говорят, человеку плохого желать, дай бог ему здоровья. Но нельзя же так, надо разбираться, ты же судья.

Устроили показательную порку. Такое ощущение, что Мерков судил методом тыка. Прокурор запросил моему сыну восемь лет, видимо, понимая, что обычно дают меньше. А он дал 12 лет, да еще, выходя, сказал прокурору — это женщины, которые ходили на суд, слышали: «Почему так мало запросил?» Такой бумеранг тяжелый этот Мерков запустил, сможет ли поймать обратно?

Я прихожу на свидание, он говорит: «Мама, со мной в отряде сидят по пять, семь, девять лет за убийство, двойное убийство. А за что я сижу 12 лет?»

Посмотрите, он мне на 8 марта «открытку» прислал с зоны.

— Муж работал на почте водителем, получал 15 тысяч. Именно поэтому и надо было подрабатывать. В 2010 году появились курительные смеси. Друзья мужа занимались продажей этих спайсов, он пошел работать к ним. Ему показали экспертизы, сделанные Минюстом России (копия экспертизы есть в распоряжении редакции), где было черным по белому написано, что наркотических средств там нет. Он согласился, ему за это платили, хотя это не были какие-то огромные деньги, просто минимальный заработок. Вы же видите, как мы все живем — никакого богатства не нажили.

Ему звонили, говорили: «Надо столько-то расфасовать». Он уходил, фасовал, возвращался домой. Он проработал полгода, причем за это время несколько раз парней задерживали, изымали вещество, проводили экспертизу, вещество отдавали обратно с бумагой о том, что наркотиков нет. Теперь вопрос: откуда мой муж мог знать, что это наркотик?

— Мы с ним несколько раз обсуждали эту его подработку, и он был уверен, и я была уверена, что то, что они делают, — совершенно легально. Если бы их действительно посадили за наркотики, я бы ни за что не стала его защищать.

Во время следствия и суда он сидел под подпиской о невыезде, не мог устроиться на нормальную официальную работу, работал таксистом. На протяжении трех лет три раза в неделю они ходили на заседания суда как на работу. Конечно, такие работники никому не нужны. За шесть лет он не сделал ничего противозаконного. За все годы он только получил один штраф за превышение скорости.

— Во время апелляции в Верховном суде у меня возникло впечатление, что судья [Денис] Катанандов приходил на заседания как на КВН: они сидели [в президиуме] и постоянно над чем-то посмеивались. Над чем? Над тем, что сломали судьбы сотни человек? Это 30 детей, 30 жен, полсотни родителей. К сожалению, уже меньше, потому что у некоторых осталось по одному родителю. Это сделали те люди, которые должны нас защищать. Ради каких-то звездочек на погонах.

У меня нет ни родных, ни близких. Муж сидит за преступление, которого он не совершал. Я осталась одна с ребенком, который родился в 2012 году. Через полтора года после приговора служба безопасности компании, где я работаю, узнав о проблемах мужа, тонко намекнула мне, что мне надо уходить с работы. Сначала с должности замдиректора меня понизили до обычного продавца, теперь предлагают уходить вообще. Если я сейчас останусь без работы, я реально останусь без средств к существованию. А еще полтора года назад мы были нормальной, порядочной семьей. Теперь мне еще штраф 250 тысяч рублей выплачивать. Как я это буду делать?

А им [осужденным] там как сейчас? Вот он узнал, что я могу сейчас остаться без работы, одна с ребенком. А кто-то узнает, что родители не выдерживают, умирают.

— На суд он ходил как свидетель, но в какой-то момент его перевели в разряд соучастников, и за полученные в тот день две тысячи рублей он получил шесть лет строгого режима. А я узнала об этом только из сообщения, которое он мне прислал из суда. Потому что все время, пока шел суд, он был уверен, что его не посадят, а меня на суд не пускал — сначала я была беременна, а потом близнецы родились и тоже не до судов было.

Прокурор после приговора в жалобе просил снизить наказание нескольким фигурантам дела, в том числе моему мужу. Двоим действительно изменили срок на условный, но не Саше. А потом я узнала, что мне надо выплатить за государственного адвоката 270 тысяч рублей. Сейчас я одна воспитываю двоих девочек (они только в этом году в садик пошли), у меня ипотека, я учусь и работаю одновременно, кручусь как могу. Мои родители далеко, его мама тоже далеко, все пенсионеры. Помогать ни физически, ни материально никто не может.

Через полтора года после приговора — после прохождения всех судебных инстанций на региональном уровне — родственники осужденных по-прежнему чувствуют себя несправедливо наказанными чрезмерно жестким приговором. Они уверены: их сыновей и мужей наказали если и небезосновательно, то однозначно — слишком строго.

Катерина Сергеева — жена одного из осужденных и общественный защитник по делу — проводит собственное расследование произошедшего и обращает внимание на многие нестыковки в деле. Ее настойчивость, похоже, начинает напрягать правоохранительные органы. В последнее время она чувствует повышенное внимание к себе со стороны силовиков:

— Меня стали преследовать представители силовых структур, — рассказывает Катерина Сергеева. — Сначала вели наблюдение (несколько дней), затем остановили сотрудники ГИБДД для досмотра багажника, при этом подошли двое в штатском и сказали: «Что, Сергеева, все никак не успокоишься?» Я спросила: «В каком смысле?» Мне ответили: «Все ты поняла», дальше отдали документы и отпустили без досмотра. Затем остановили сотрудники Росгвардии в масках и с автоматами, я отказалась от досмотра, и меня снова отпустили.

Эти сигналы силовиков, однако, имеют прямо противоположный эффект: Сергеева углубляется все дальше в суть дела, выясняя все новые и новые «косяки» правосудия. Все они были в конечном счете изложены в коллективном обращении к Уполномоченному по правам человека в Карелии Александру Шарапову, которое — вместе со всеми документами по делу и описанием новых обстоятельств — готовится к отправке в Москву, к федеральному омбудсмену Татьяне Москальковой. Только у нее есть полномочия хоть как-то разбираться с решениями судов. Она же может поспособствовать проведению в Карелии очередной выездной проверки Генпрокуратуры России, уверены родственники «наркоторговцев».

— Передаем вам коллективное обращение и к нему отдельным документом справку о том, какие грубые процессуальные ошибки и ляпы были допущены, какие права наших родственников мы считаем нарушенными и какие обстоятельства стали известны нам уже после вынесения приговора, — сказала Катерина Сергеева.

Одна из заявительниц, бабушка ребенка двух фигурантов дела, Станислава Кирсанова (14 лет строгого режима) и Надежды Щепетовой (12 лет), просила уполномоченного обратить особое внимание на то, как суд обошелся с их ребенком:

— Судья Мерков вынес решение о том, чтобы арестовать обоих в зале суда, вместе с остальными. Но при этом суд не сообщил в органы опеки об этом решении. Мне самой пришлось несколько дней добиваться того, чтобы опека получила решение суда, и заниматься оформлением документов на попечительство. Но подумайте только: если бы у ребенка не было бабушки, что было бы? Он бы просто остался один дома, умирать с голоду? Это просто отличная иллюстрация того, насколько цинично действовал суд — и не только в отношении обвиняемых, но и в отношении их детей.

Выслушав родственников, Александр Шарапов и сотрудник аппарата уполномоченного Сергей Прудников высказались, что с подобными резонансными делами надо разбираться на уровне Уполномоченного по правам человека России, но и на региональном уровне это обращение будет услышано и рассмотрено.

«Этот беспрецедентный случай произошел в результате грубого нарушения оперативными работниками, следственными органами и судом норм действующего законодательства России и международного права», — говорится в обращении родственников осужденных к омбудсмену.

Таких «грубых нарушений» родственники — общественные расследователи — нашли более десятка. И это не считая разного рода мелких нарушений, ошибок и неточностей в судебных документах. К примеру, Верховный суд Карелии не признал факт нарушения конституционного права одного из осужденных на квалифицированную юридическую помощь, когда выяснилось, что защищавший его по назначению суда адвокат не имел юридического образования.

Основные же претензии к следственно-судебной системе непосредственно по делу таковы:

«В ходе оперативных мероприятий сотрудниками ФСКН нарушена ст. 6 Европейской Конвенции „О защите прав человека и основных свобод“, из которой следует, что общественные интересы в борьбе против наркоторговли не могут оправдать использование доказательств, полученных в результате провокации правоохранительных органов. Полученные в ходе подобных действий правоохранительных органов результаты не могут в дальнейшем признаваться как доказательства, добытые законным путем».

Из материалов дела следует, что полицейские и сотрудники ФСКН неоднократно задерживали как продавцов, так и покупателей курительных смесей еще до того, как их продажа стала считаться незаконной. Однако после проверки с проведением специальных исследований распространители освобождались от какой-либо ответственности в связи с отсутствием в их действиях каких-либо правонарушений.

Правоохранители не стали пресекать деятельность ОПГ по распространению курительных смесей и после того, как 21 ноября 2010 года оборот производных метанона был запрещен к обороту в России (после этого курительные смеси стали продаваться под видом благовоний, в том числе для того, чтобы не получать лицензии на реализацию табачных изделий). Ничего не делалось и для того, чтобы заблокировать интернет-магазин, через который распространялись спайсы.

Вместо этого на протяжении полугода сотрудники полиции и ФСКН регулярно проводили «оперативно-розыскные мероприятия» для «установления» лиц, распространяющих запрещенные вещества, и источников поставок этих веществ, давно им известных. Закупки проводились у одних и тех же лиц, порой по несколько раз в день. Никакую новую, важную для следствия оперативную информацию ФСКН при этом не получала. Похоже, что десятки контрольных закупок проводились с одной целью — зафиксировать как можно больше «эпизодов противоправной деятельности в сфере незаконного оборота запрещенных веществ». Общеизвестно, что каждая контрольная закупка повышала показатели «эффективности» работы ФСКН.

Ни полиция, ни ФСКН не торопились выполнять свое главное предназначение — пресечь преступление. Многочисленные провокации (а что такое контрольная закупка, если не провокация?) на продажу спайсов привели к тому, что круг вовлеченных в незаконную деятельность молодых людей существенно расширился, что и позволило признать их всех участниками организованной преступной группы (ОПГ). В результате все, кто участвовал в реализации курительных смесей с декабря 2010 года по май 2011 года, получили обвинение в «умышленном покушении на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере в составе организованной группы». Отсюда — и такие большие сроки, и «строгий режим» отбывания наказания.

«Кто такой Антон Горячев, которого другие осужденные называют организатором закупок и распространения спайсов? Почему он не проходил в деле даже в качестве свидетеля? Почему сторона обвинения намеренно не замечает его в уголовном деле? Почему организатор остался на свободе и не привлечен к уголовной ответственности? Кто он?»

В материалах дела есть множество документов, в которых упоминается некий Антон Горячев. Василий Щепетов, признанный судом организатором ОПГ, давал показания на Горячева: «Горячев Антон. Мы с ним скидывались и заказывали вещества для приготовления курительных смесей в 2010–2011 годах». Горячев также заказывал в Минюсте России экспертизы распространяемых курительных смесей. В материалах дела есть как запросы Горячева на проведение экспертизы, так и сами экспертизы, направленные Горячеву центром судебных экспертиз Минюста России. Есть там и документы, свидетельствующие о том, что следователь по особо важным делам карельского управления ФСКН Максим Геньба запрашивал в Минюсте документы по Горячеву. То есть не знать, кто такой Антон Горячев и какова его роль в деле, следователь не мог.

Удивительно, но при всех этих обстоятельствах Горячев не проходил по делу даже в качестве свидетеля. Родственники подозревают, что устойчивое нежелание следствия привлекать в дело одного из потенциальных фигурантов — это не просто халатность, а само уголовное дело — результат заранее спланированной масштабной провокации ФСКН, «сотрудником которой является сам Антон Горячев». Косвенно на это указывают и допросы Василия Щепетова, который утверждает, что «у Горячева есть знакомые в УФСКН Карелии, которые могут проверить [продаваемые] вещества на легальность».

Аргументы следствия и суда о невозможности «установить местонахождение данного лица» родственники считают надуманными:

— Я на этот момент с Горячевым обратила внимание Уполномоченного по правам человека. В деле очень много информации о нем. Там и показания обвиняемых, и пэтэпэшки [прослушка телефонных переговоров]. Нам до сих пор непонятно, почему его так покрывали следствие и суд. В приговоре он никак не обозначен, нет ни допросов, ни очных ставок, ничего. Мы считаем, что этот Горячев — это провокатор в погонах. Сейчас я провожу собственное расследование, и мне не составило большого труда узнать о нем много информации, в том числе по месту жительства. А у следствия и суда это почему-то вызвало затруднения. Так вот: большой вопрос — это были реальные трудности или воображаемые? С этим надо разбираться.

Про «О», из обращения:

«Розничная торговля осуществлялась с привлечением знакомых, нуждающихся в дополнительном заработке, которые в свою очередь привлекали к реализации смесей своих знакомых. Таким образом участники розничной реализации постоянно менялись и в большинстве случаев не были даже знакомы друг с другом. Для доставки смеси по телефонному заказу продавцы, как правило, привлекали знакомых таксистов, которые возили их по указанным адресам по установленной таксе».

Существующая юридическая литература прямо говорит, что понятие «организованная [преступная] группа» является самым сложным понятием в институте соучастия. Иными словами, нигде точно не определено, каковы необходимые и достаточные признаки ОПГ. Однако после изучения нескольких научных статей становится ясно, что торговавшая спайсами в Петрозаводске банда не является ОПГ, потому что не соответствует даже базовым ее признакам, таким как «предварительная объединенность» и «управляемость». По мнению кандидата юридических наук Андрея Кисина, автора диссертации «Уголовная ответственность за преступления, совершенные в составе организованной преступной группы», на звание ОПГ может претендовать только та группа, которая характеризуется «наличием целостной структуры, устойчивостью и сплоченностью». Другие авторы пишут и о том, что обязательным признаком преступной группы является «осознание ее участниками вхождения в устойчивую группу».

Из материалов дела следует, что так называемая ОПГ по продаже спайсов — это случайно разросшаяся до 30 человек небольшая группа знакомых, которые в конце 2000-х решили заработать на распространении вполне легальных курительных смесей.

Продажа приносила нескольким организаторам неплохой доход, поэтому постепенно к распространению спайсов стали подключаться «знакомые знакомых», а то и вовсе случайные люди, в первую очередь — таксисты, развозившие продавцов. При этом таксисты могли либо не знать пассажиров, либо быть их случайными знакомыми — например, Алексей Рудаков был соседом Артёма Никитина, и тот, зная, что Рудаков работает в такси, предложил ему заработать те же деньги, но гарантированно.

Однако 80% участников банды вовсе не знали ни друг друга (даже по телефону ни разу не общались, что также установлено в результате прослушки), ни о существовании самой банды. Не представляли они и то, что у них был «руководитель». Встретились все участники даже не во время следствия, а только в суде.

Про «П», из обращения:

«Виновные должны осознавать, что их действия по хранению, производству, сбыту наркотических средств, противоречат законодательству России, и сознательно желать совершать эти действия. И в первую очередь они должны осознавать, что они производят, хранят или сбывают именно наркотические либо иные запрещенные к обороту вещества».

Из материалов дела видно, что обвиняемые давали вполне последовательные и не противоречащие другим доказательствам показания о том, что они участвовали в реализации курительных смесей, будучи уверенными в том, что данные смеси не содержали запрещенных к свободному обороту компонентов. Все они, включая «организаторов», ссылались на предоставляемые им официальные экспертные заключения об отсутствии в смесях запрещенных средств. У продавцов не было оснований сомневаться и в том, что именно реализуемые ими смеси проходили необходимые исследования. Другими словами, большинство «членов» ОПГ были уверены, что продают вполне легальное зелье (что и было правдой до ноября 2010 года), которое в худшем случае (после ноября 2010 года) попало в «серую» зону законодательства по причине недостаточной исследовательности вопроса.

semnasem.ru

Смотрите еще:

  • Возраст пенсии шахтёрам Возраст выхода на пенсию в России, странах Европы, США. Справка Россия Возраст выхода на пенсию для мужчин составляет – 60 лет, для женщин – 55 лет. Трудовая пенсия по старости может быть назначена ранее […]
  • Литва средняя пенсия Прибалтийские пенсии: как живут старики в Литве В этой стране ветеранов труда почему-то называют «сеньорами» В начале этой недели глава Пенсионного фонда России Антон Дроздов заявил, что после проведенной […]
  • Субсидия на оплату жкх ярославль Как получить субсидии на оплату коммунальных услуг? На начало декабря 2011 года в регионе насчитывалось 51648 получателей субсидий на оплату жилых помещений и коммунальных услуг, и более половины из них – […]
Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.