Взыскание убытков по налоговым спорам

Налоговая возместит убытки: миф или реальность?

Ни для кого не будет секретом, что налоговые органы в своей деятельности не всегда руководствуются законными основаниями для обеспечения налогового контроля. Это подтверждается сложившейся судебной практикой по признанию незаконными решений или действий (бездействия) налоговых органов. Однако для ведения современного, динамичного бизнеса это является слабым утешением, так как помимо морального ущерба наиболее болезненной является материальная составляющая, которой лишается пострадавшая сторона. Потеря стратегических клиентов, простой оборудования, срыв выгодных сделок — вот лишь небольшой перечень последствий, которые могут возникнуть в результате неправомерных действий налоговиков.

Возникает резонный вопрос: «Существует ли механизм компенсации образовавшихся убытков? Как он работает?»

внимание

Законодательно установлено, что налоговые и таможенные органы несут ответственность за убытки, причиненные налогоплательщикам.

Формируем исковые требования

Законодательно установлено, что налоговые и таможенные органы несут ответственность за убытки, причиненные налогоплательщикам, плательщикам сборов и налоговым агентам вследствие своих неправомерных действий (решений) или бездействия, а равно неправомерных действий (решений) или бездействия должностных лиц и других работников указанных органов при исполнении ими служебных обязанностей (ст. 35 НК РФ). Этой же статьей устанавливается ответственность должностных лиц указанных органов за неправомерные действия или бездействие при исполнении ими должностных обязанностей. В дополнение статья 103 Налогового кодекса устанавливает не только возможность компенсации образовавшихся убытков, но и возмещение упущенной выгоды (неполученного дохода).

Совершенно очевидно, что данный вопрос удается решить только в судебном порядке, так как случаев, когда бы налоговые органы добровольно признавали неправомерность своих действий, настолько мало, что наверное стоит говорить о том, что их практически нет.

Что же следует понимать под убытками? Пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса относит к убыткам:

  • расходы, произведенные или которые могут быть произведены в связи с нарушением права;
  • реальный ущерб (поврежденное имущество);
  • неполученный доход (упущенная выгода).
  • Однако доказать в суде, что убытки возникли в результате неправомерных действий налогового органа, совсем не просто.

    Ключевые вопросы, возникающие при составлении искового заявления для исключения отказа в удовлетворении иска об убытках, приведены в таблице.

    Таблица. Возмещение убытков: нюансы искового заявления

    Расходы на юристов — убытки или судебные издержки?

    Зачастую при возникновении конфликтной ситуации между налоговиками и налогоплательщиками организации вынуждены прибегать к услугам юристов, поэтому расходы на юридические услуги были и остаются одними из самых распространенных расходов налогоплательщиков при возникновении споров с налоговиками. Как же правильно формулировать в исковом заявлении компенсацию за услуги юристов — как образовавшийся убыток или все-таки судебные издержки?

    Исходя из сложившейся практики в большинстве случаев судебными органами такие расходы признаются как судебные издержки. Тут важно отметить, что в соответствии с пунктом 2 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса расходы участника судебного процесса на услуги юристов взыскиваются в разумных пределах. Убытки же пострадавшей стороны взыскиваются в полном объеме (п. 2 ст. 103 НК РФ). Таким образом, взыскать с налоговиков полную сумму расходов в виде судебных издержек практически нереально — суд наверняка исходя из принципа разумности снизит размер возмещения (см. постановление ФАС Северо-Западного округа от 6 июня 2007 г. по делу № А56-14855/2005).

    Попытки налогоплательщиков представить суду расходы на юристов в виде убытков имеют неоднозначную оценку со стороны судебных органов. В постановлении Федерального арбитражного суда Уральского округа от 16 марта 2004 г. по делу № Ф09-620/04-ГК суд поддержал позицию налогоплательщика об отнесении расходов на представительство в суде и оказанию юридических услуг в состав убытков. Однако суды в последнее время не поддерживают такую позицию и в большинстве случаев продолжают относить такие расходы к судебным издержкам, уменьшая их исходя из принципа разумности (см. постановление ФАС Уральского округа от 12 марта 2007 г. по делу № Ф09-1599/07-С4).

    Правда, прецедент, когда расходы на юристов относятся к убыткам, тоже имеется — расходы на юридические услуги являются убытками, а не судебными издержками только в том случае, если они произведены вне рамок судебного разбирательства (решение Арбитражного суда города Москвы от 28 июля 2006 г. по делу № А40-27706/06-143-193). Суд признал убытками расходы в части составления возражений по акту налоговой проверки.

    Возместят ли убытки?

    Наибольший интерес представляет ситуация, когда в результате неправомерных действий деятельность фирмы парализуется. Рассмотрим на примере постановления Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 8 ноября 2007 г. по делу № Ф04-7739/2007(399-А27-30), какая судебная практика складывается в этом направлении.

    Нарушение прав привело к отсутствию оборотных средств у компании — налоговики списывали денежные средства со счетов предприятия. Работа организации была блокирована. Когда же мероприятия налогового контроля закончились, налоговики во внесудебном порядке возвратили денежные средства на счет предприятия. По мнению фирмы, это фактически означает, что налоговики неправомерно остановили предпринимательскую деятельность фирмы на столь долгий срок, несмотря на то что фирма правильно и добросовестно платила налоги.

    Арбитражный суд отказал в удовлетворении иска о возмещении убытков, обосновав свой отказ следующими заключениями:

  • «суммы налогов, подлежащие возврату или возмещению налогоплательщику, не могут рассматриваться как единственный источник финансирования предпринимательской деятельности»;
  • «издержки налогоплательщика, связанные с налоговыми рисками, компенсируются в соответствии с Налоговым кодексом — выплатой процентов».
  • Справедливости ради надо отметить, что в суде установлен факт недоказанности налогоплательщиком причинной связи между действиями налогового органа и наступившими для него расходами, а также факта причинения убытков обществу, в связи с чем отсутствуют основания для возложения на налоговые органы гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков, поэтому судом правомерно отказано в удовлетворении исковых требований. Схожей является причина отказа в возмещении убытков в другом деле, где суд отказал фирме во взыскании убытков в виде неполученной выгоды, понесенных в результате неправомерных действий инспекции по наложению ареста на продукцию (см. постановление ФАС Северо-Западного округа от 28 ноября 2007 г. по делу № А26-6409/2006). Суд указал на то, что представленные фирмой заявки третьих лиц на поставку в спорный период продукции не являются самостоятельными договорами. Отсутствие договорных отношений между фирмой и покупателями продукции свидетельствует об отсутствии оснований для признания наличия у фирмы убытков в виде упущенной выгоды.

    это важно

    Судебная практика как 2006, так и 2007 года показывает, что выплаты конкурсным управляющим за отработанное дополнительно время вследствие неправомерных действий налоговиков не считаются убытком.

    Ложка меда

    Положительная практика о возмещении упущенной выгоды гораздо менее многочисленна, но все же имеется, несмотря на то что решения принимались довольно давно. Постановлением Федерального арбитражного суда Центрального округа от 3 сентября 2003 г. по делу № А14-1305/02/52/18 определено, что налоговые органы обязаны компенсировать убытки организации, так как в суд были представлены материалы, включая экспертное заключение, на основании которых установлен факт причинения убытков за счет незаконных действий налоговых органов и определен размер убытков.

    Также отдельно рассматривается положительная динамика при уплате процентов налоговыми органами исходя из ставки рефинансирования в случае нарушения сроков возмещения НДС по операциям по ставке 0 процентов (постановление ФАС Московского округа от 1 июля 2004 г. по делу № КА-А40/5360-04). По мнению суда, начисление процентов носит не только характер возмещения потерь, но и обеспечительный характер, характер гарантии защиты прав налогоплательщика (постановление ФАС Московского округа от 17 июня 2003 г. по делу № КА-А40/3664-03).

    Расходы на банкротство

    Как показывает практика, возможно нарушение прав организаций и при банкротстве. Если, например, в результате действий налоговиков затягивается процесс банкротства предприятия, это, в свою очередь, увеличивает выплаты конкурсному управляющему.

    Судебная практика как 2006, так и 2007 года показывает, что выплаты конкурсным управляющим за отработанное дополнительно время вследствие неправомерных действий налоговиков не считаются убытком предприятия и не подлежат возмещению (постановления ФАС Северо-Западного округа от 9 июня 2006 г. по делу № А26-10592/2005-15 и ФАС Московского округа от 27 и 31 августа 2007 г. по делу № КА-А40/8607-07).

    В заключение хочется сказать, что на значительное и полное возмещение убытков, как и возмещение судебных расходов фирмам, к сожалению, рассчитывать не приходится. Однако надо правильно оценивать положение дел организации, четко и обоснованно формулировать свои исковые требования при обращении в судебные инстанции и выдвигать аргументированную позицию при доказательстве причинной связи между незаконными действиями налогового органа, понесенными убытками и их размером.

    И хотя миф продолжает оставаться реальностью, не следует отказываться от тех прав, которые дает закон.

    Д. Романов, юрист ООО «Резилюкс Дистрибьюшн»

    www.buhgalteria.ru

    Убытки и неосновательное обогащение в налоговой сфере (по материалам судебной практики)

    Убытки и неосновательное обогащение объективно имеют место в налоговом праве, однако должным образом не регулируются в НК РФ. Сами институты «убытки» и «неосновательное обогащение» являются гражданско-правовыми. При этом ст. 2 ГК РФ запрещает применение гражданского закона к налоговым отношениям по аналогии. В статье исследуются положения НК РФ и материалы судебной практики по вопросу взыскания убытков и неосновательного обогащения в налоговой сфере. Сделан вывод, что пробелы в регулировании убытков и неосновательного обогащения, существующие в НК РФ, затрудняют вынесение справедливых решений по налоговым спорам. Но при этом разрешать применение гражданского закона в налоговых спорах по аналогии нецелесообразно. Предлагается восполнять пробелы в НК РФ путем законотворчества. Разработан проект новой статьи НК РФ, которая позволяет применять институт убытков и неосновательного обогащения к налоговым отношениям при необоснованном возврате налога из бюджета.

    Имущественные отношения в налоговом праве

    Налоговые отношения имеют властную и имущественную составляющую, причем имущественная их сторона в последнее время привлекает все больше внимания. Имущественная составляющая налоговых отношений заключается в том, что их объектом выступает имущественное благо в форме налога, по поводу присвоения которого у государства существует интерес и на уплате которого старается сэкономить налогоплательщик.

    Конфликтность этих отношений, их юридическая централизация и наличие в них публичного интереса требуют регулирования имущественных отношений в налоговом праве с учетом особенностей публично-правового режима.

    Тем не менее налоговое право, которое образовалось относительно недавно (в конце XIX века), на данный момент еще не в состоянии самостоятельно урегулировать все имущественные отношения в налоговой сфере. В связи с этим некоторые аспекты имущественных отношений налоговое право регулирует с заимствованием гражданско-правовых институтов, ибо гражданское право имеет развитый инструментарий регулирования имущественных отношений.

    Заимствование производится путем включения в текст НК РФ отсылок к гражданскому законодательству или трансформированных гражданско-правовых норм. Первый способ иллюстрирует правовое регулирование залога и поручительства в налоговых отношениях (ст. ст. 73, 74 НК РФ), второй — регулирование банковской гарантии (ст. 74.1 НК РФ).

    В отдельных случаях налоговый законодатель на основе гражданско-правовых институтов разрабатывает собственные правовые конструкции для регулирования имущественных отношений, примером чего служат пеня (ст. 75 НК РФ), отсрочка и рассрочка уплаты налога (ст. 61 НК РФ), зачет и возврат налогов (ст. ст. 78, 79 НК РФ).

    Юридико-технические способы использования налоговым правом гражданско-правовых конструкций и сопутствующие этому правовые проблемы претендуют на самостоятельное исследование. Интересно, что проблематика использования частноправовых институтов в налоговом праве интересует ученых не только в России, но и за рубежом.

    Как бы то ни было, использование гражданско-правовых конструкций облегчает работу налогового законодателя. Однако, даже несмотря на возможность заимствования, еще не все имущественные отношения должным образом урегулированы в НК РФ.
    Судебная практика по налоговым спорам вскрыла серьезные пробелы в регулировании убытков и неосновательного обогащения в налоговой сфере.

    Убытки в налоговой сфере

    Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества, а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (ч. 2 ст. 15 ГК РФ).

    В налоговой сфере могут возникать убытки двух видов:

    1. убытки частных субъектов налогового права (налогоплательщиков, плательщиков сборов, налоговых агентов) в результате неправомерных действий налоговых органов, например незаконного взыскания налога или незаконного наложения ареста на счет;
    2. убытки государства в результате необоснованного выбытия имущества из казны в рамках налоговых отношений.
    3. Налоговое законодательство регулирует только первый вид убытков. В статьях 35 и 103 НК РФ указано, что такие убытки возмещаются по правилам гражданского законодательства.

      Второй вид убытков, как показывает практика, также имеет место в налоговой сфере, однако НК РФ не содержит правил для разрешения соответствующих споров.

      Рассмотрим дело, по которому вынесено Постановление Президиума ВАС РФ от 19 января 2010 г. N 11747/09. Оно до сих пор не потеряло своей актуальности, поскольку ситуация в законодательстве не изменилась, а подобный спор может возникнуть вновь.

      Суть дела заключалась в том, что в результате неправомерных действий банка возврат из бюджета суммы НДС был произведен дважды, в результате чего государство понесло имущественные потери и Суд квалифицировал их в качестве убытков.

      При первом возврате деньги были зачислены банком на счет, не принадлежащий налогоплательщику, и сняты со счета неустановленными лицами. Налогоплательщик, не получив денежных средств, через суд обязал налоговую инспекцию перечислить ему сумму налога, что привело к дополнительным расходам государства.

      Высший Арбитражный Суд указал, что расходы государства, превышающие установленный налоговым законодательством размер, не регулируются налоговым законодательством и являются убытками Российской Федерации, а соответствующий спор является гражданско-правовым и в деле должны применяться нормы ст. ст. 15 и 1069 ГК РФ.

      По нашему мнению, решение о взыскании убытков в пользу Российской Федерации является справедливым, однако в плоскости правового обоснования решения существуют проблемы.

      По своей правовой природе рассмотренный спор является финансово-правовым, т.к. государство понесло имущественные потери в рамках отношений по возврату налога. Отношения при возврате налога между государством и банком имеют финансово-правовую природу, поскольку являются властными. Государство выступает здесь не просто собственником, но и властным субъектом, управляющим фондом финансовых ресурсов, властно решающим вопросы о возврате или невозврате налога, а при нарушении порядка этого возврата — имеющим интерес по восстановлению целостности публичного денежного фонда (публичный интерес) и стремящимся защитить этот фонд от незаконных имущественных изъятий. Банк в этих отношениях исполняет волю государства.

      Можно провести аналогию с отношениями по уплате налога, которые, по сути, являются симметричными и отличаются лишь направлением движения денежных средств. В этих отношениях доминирует финансово-правовая составляющая, о чем свидетельствует, например, установление в ст. 133 НК РФ налоговой ответственности банка за неисполнение обязанности по перечислению налога в бюджет.

      Отсутствие в НК РФ должного регулирования отношений по возврату налога и по вопросу восполнения имущественных потерь государства вследствие неправомерных действий банка в этих отношениях — не что иное, как пробел в налоговом законодательстве.

      Восполнить этот пробел с помощью аналогии налогового закона невозможно ввиду отсутствия в налоговом законодательстве подходящих норм, поэтому в приведенном выше деле для справедливого разрешения спора необходимо было применить гражданско-правовой институт, регулирующий сходные имущественные отношения, и этим институтом выступил институт возмещения убытков.

      Тем временем ч. 3 ст. 2 ГК РФ запрещает применять гражданское законодательство к властным отношениям без специального указания закона. Соблюдение этого запрета лишило бы Суд возможности разрешить спор по существу. Чтобы обойти указанный запрет, Суду пришлось рассмотреть данный спор как гражданско-правовой вопреки налогово-правовой природе отношений.

      Неосновательное обогащение налогоплательщика при ошибочном возврате налогов из бюджета

      Такое явление, как неосновательное обогащение, встречается в налоговой сфере объективно в следующих ситуациях:

    4. в механизме косвенного налогообложения;
    5. при уклонении от налоговой обязанности;
    6. при ошибочном возврате налогов из бюджета.
    7. При этом в налоговом законодательстве ни соответствующий правовой институт, ни даже понятие не используются. Тем не менее разрешить некоторые категории споров, не прибегая к институту неосновательного обогащения, практически невозможно. Рассматривая дела первых двух категорий, суды довольно часто применяют нормы главы 60 ГК РФ о неосновательном обогащении.

      Согласно ст. 1102 ГК РФ, лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 ГК РФ. Применение норм ГК РФ обосновывается гражданско-правовым характером соответствующих отношений (например отношений по уплате НДС покупателем продавцу).

      Однако в третьей категории споров — при ошибочном возврате налогов из бюджета — такое обоснование невозможно, ввиду чего нормы ГК РФ суды не применяют, а споры остаются, по сути, неразрешенными.

      В качестве примера рассмотрим дело, по которому вынесено Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 30.01.2013.

      Налоговый орган перечислил налогоплательщику денежную сумму в качестве возврата НДС, однако предприниматель в тот период не являлся плательщиком НДС и, соответственно, не имел права на применение вычетов. Налоговый орган попытался взыскать ошибочно перечисленную налогоплательщику сумму как неосновательное обогащение налогоплательщика, однако суд указал, что гражданское законодательство неприменимо к ситуации в силу ст. 2 ГК РФ, поскольку «возникшие имущественные отношения основаны на властном подчинении». Суд указал, что эти отношения должны регулироваться налоговым законодательством, но на основании того, что НК РФ подходящих правил не содержит, суд отказал в защите имущественного права государства.

      Отношения в данном споре действительно были основаны на власти и подчинении, но это не исключало того объективного факта, что в этих отношениях имело место получение налогоплательщиком неосновательного обогащения за счет казны.

      По нашему мнению, приведенное судебное решение является несправедливым. Оно иллюстрирует, с одной стороны, пробельность налогового законодательства, а с другой стороны, пагубность формального подхода при выборе правовых институтов для регулирования имущественных отношений.

      Анализ проблемы и пути решения

      Два приведенных выше судебных спора хотя и были решены судами по-разному, иллюстрируют одну и ту же правовую проблему — наличие в налоговом законодательстве пробела правового регулирования в вопросе восстановления имущественного положения государства при необоснованном возврате налога из бюджета по вине третьих лиц или по случайности.

      В первую очередь возникает вопрос: нужно ли разрешать применение гражданского законодательства по аналогии к налоговым отношениям при наличии пробела в НК РФ?

      С одной стороны, в НК РФ невозможно предусмотреть все имущественно-правовые ситуации в налоговой сфере, и в случае возникновения нестандартной ситуации при наличии пробела аналогия гражданского закона позволила бы суду вынести справедливое решение.

      С другой стороны, если разрешить применение гражданского законодательства к налоговым отношениям, то в налоговую практику хлынет поток частноправовых конструкций, что может затруднить реализацию целей налогово-правового регулирования. К тому же границы самого гражданского права окажутся размытыми. Нецелесообразно регулировать все имущественные отношения гражданским правом без учета их отраслевых и экономических особенностей.

      Таким образом, не следует разрешать применение гражданского законодательства к налоговым отношениям по аналогии, а необходимо вести работу по восполнению пробелов налогового законодательства. Эффективность этой работы может быть повышена с помощью метода отсылок.

      Пробел в налоговом законодательстве по вопросу необоснованного возврата налога из бюджета должен быть восполнен. Эта задача решается путем заимствования в НК РФ гражданско-правовых институтов неосновательного обогащения и возмещения убытков.

      Институт неосновательного обогащения должен использоваться для восстановления имущественного положения при излишнем возврате налогов по случайности или по ошибке налогового органа, а институт возмещения убытков — при наличии вины частных субъектов налогового права.

      Причина использования двух гражданско-правовых институтов и разделения их сфер применения заключается в самом содержании соответствующих институтов: убытки возникают при нарушении права (что буквально следует из ч. 2 ст. 15 ГК РФ), а неосновательное обогащение — просто при получении имущества без правовых на то оснований (ст. 1102 ГК РФ).

      Предлагается дополнить Налоговый кодекс статьей 79.1 следующего содержания:

      «Статья 79.1. Превышающий необходимую сумму возврат сумм налога, сбора, пеней и штрафа из бюджета

    8. Если налогоплательщику был произведен возврат налога из бюджета в размере, превышающем необходимую сумму, и данное событие не является последствием его неправомерных действий, то перечисленная денежная сумма в части превышения над подлежащей возврату суммой налога рассматривается в качестве неосновательного обогащения налогоплательщика и подлежит возврату в бюджет по соответствующим правилам гражданского законодательства.
    9. Если в результате неправомерных действий налогоплательщика, налогового агента или банка был произведен возврат налога из бюджета в размере, превышающем необходимую сумму, то в части такого превышения сумма налога рассматривается в качестве убытков казны и подлежит возврату в бюджет по соответствующим правилам гражданского законодательства».

    Но восполнение пробелов путем правотворчества — это процесс длительный, и на текущем этапе необходимо разработать рекомендации судам по разрешению пробельных имущественных споров в налоговой сфере.

    Как уже указывалось, применять к налоговым отношениям гражданское законодательство по аналогии недопустимо в силу запрета ч. 3 ст. 2 ГК РФ. Но в данной норме запрещается именно аналогия закона, а другой вид аналогии — аналогия права — всегда остается в распоряжении суда. Аналогия права применяется при невозможности использования аналогии закона и подразумевает определение прав и обязанностей участников налоговых отношений исходя из общих начал и смысла законодательства.

    В приведенном выше споре об излишнем возврате налога по ошибке налогового органа суд вполне мог бы обязать налогоплательщика вернуть неосновательно полученную сумму в бюджет, опираясь на общеправовые принципы и ст. 8 Конституции РФ о равной защите всех форм собственности.

    Другой вариант — попытаться обосновать частноправовой характер спорных имущественных отношений и применить к ним положения ГК РФ (как было сделано в рассмотренном выше споре о «двойном» возврате налога из бюджета по вине банка, в результате чего были взысканы убытки в пользу Российской Федерации). Но в таком случае рассмотрение спорных отношений как частных будет носить фиктивный характер.

    В целом же приходится констатировать, что налоговое законодательство отстает от развития имущественных отношений, поэтому необходим постоянный мониторинг судебной практики и интенсивная законотворческая работа по его результатам.

    Смолицкая Е.Е. Убытки и неосновательное обогащение в налоговой сфере (по материалам судебной практики) // Актуальные проблемы российского права. 2015. N 11. С. 125 — 130.

    5898523.ru

    Взыскание убытков с генерального директора за недобросовестное поведение становится реальным

    На правах рекламы

    Информация о компании КСК ГРУПП

    КСК групп ведет свою историю с 1994 года. С момента основания и по сегодняшний день компания входит в число лидеров рынка консультационных услуг в области аудита, налогов, права, оценки и управленческого консультирования. За 20 лет работы реализовано более 2000 проектов для крупнейших российских компаний.

    КСК групп предлагает комплексное и практическое решение наиболее актуальных задач, стоящих перед финансовыми и генеральными директорами компаний и собственниками бизнеса. Индивидуальный подход, глубокое понимание потребностей и целей клиентов в сочетании с практическими знаниями позволяют решать эти задачи максимально эффективно.

    Коллектив КСК групп – это команда из более чем 350 специалистов, имеющих уникальный опыт реализации проектов как для средних, так и для крупнейших российских корпораций.

    В настоящее время КСК групп предлагает полный спектр услуг и решений для бизнеса:

  • аудит по российским и международным стандартам;
  • налоговый и юридический консалтинг;
  • аутсорсинг и автоматизация бизнес-процессов;
  • решения по привлечению финансирования;
  • маркетинговые решения и разработка бизнес-стратегии;
  • управленческий и кадровый консалтинг;
  • оценка и экспертиза;
  • сопровождение сделок с капиталом;
  • Due-diligence.
  • Одним из заметных трендов правоприменительной практики последнего времени стали дела по взысканию с руководителя компании убытков в связи с принятием им неверных бизнес-решений. Это позволяет сделать, прежде всего, правило, закрепленное п. 1 ст. 53.1 ГК РФ.

    Так, при нарушении лицом, уполномоченным законом и (или) учредительными документами действовать от имени организации, положений о добросовестности, оно несет ответственность. Из приведенной правовой нормы следует, что в случае нарушения единоличным исполнительным органом обязательств, связанных с добросовестным и разумным поведением, с него будут взысканы убытки.

    Доказательствами причинения компании убытка будут выступать обстоятельства, подтверждающие наличие убытка и недобросовестное поведение руководителя. Кроме того необходимо доказать причинно-следственную связь и вину генерального директора.

    Важно отметить, что, в соответствии с позицией Пленума ВАС РФ, изложенной в п. 6 постановления от 30 июля 2013 г. № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» (далее – Постановление Пленума ВАС РФ), суд может взыскать с генерального директора убыток даже в том случае, если его размер не установлен. При этом суд должен определить размер убытка из принципа справедливости и соразмерности ответственности.

    Из Постановления Пленума ВАС РФ следует, что одобрение действий генерального директора уполномоченным органом не является основанием для освобождения его от ответственности. Например, сделка, заключенная генеральным директором, была одобрена советом директоров общества, в результате исполнения данной сделки обществу был нанесен ущерб. В этом случае генеральный директор должен самостоятельно нести ответственность, поскольку в результате именно его недобросовестного поведения компания потерпела убытки.

    По общему правилу добросовестность и разумность действий генерального директора презюмируется.

    Вместе с тем, из Постановления Пленума ВАС РФ следует, что если генеральный директор откажется от дачи пояснений, то бремя доказывания своей невиновности в причинении компании убытка может быть возложено на него.

    Кроме того Пленум ВАСРФ дает определения недобросовестных и неразумных действий (бездействие) единоличного исполнительного органа.

    Так, действие генерального директора признается недобросовестным в случаях, если он:

  • действовал при наличии конфликта между его личными интересами и интересами юридического лица;
  • скрывал информацию о совершенной им сделке от участников юридического лица либо предоставлял участникам юридического лица недостоверную информацию в отношении соответствующей сделки;
  • совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов юридического лица;
  • после прекращения своих полномочий удерживает у себя и уклоняется от передачи юридическому лицу документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица;
  • знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, в частности совершил сделку на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом, например, с фирмой-«однодневкой».
  • Сделкой на невыгодных условиях будет считаться сделка, по которой цена или иные условия существенно (в худшую сторону) отличаются от тех, на которых в сравнимых обстоятельствах юридическим лицом совершаются аналогичные сделки.
    Действия или бездействие признается неразумным в случаях, если генеральный директор:

    • принимает решение без учета информации, имеющей значение в данной ситуации; до принятия решения не предпринимает действий, направленных на получение необходимой и достаточной информации, необходимой для принятия этого решения;
    • совершает сделку без соблюдения внутренних процедур обычно требующихся или принятых в данной компании.
    • В случае выявления названных признаков недобросовестности у собственника бизнеса есть реальная возможность получить с назначенного им управленца денежную компенсацию за причинные убытки.

      Можно ли взыскать с управленца убыток, образовавшийся в результате возникновения у компании дополнительных налоговых обязательств, полагаю, интересует многих.

      Одним из первых дел по взысканию убытка с руководителя по фискальным доначислениям было дело ООО «Майндшер Интерекшн» (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 9 декабря 2013 г. № 09АП-40205/2013 по делу № А40-56721/2013). Судом был удовлетворен иск к бывшему генеральному директору на сумму 7 578 727 руб., которая им была перечислена на счета фирмы- «однодневки», а сделка с этим контрагентом была признана налоговиками фиктивной.

      В настоящее время практика предъявления собственниками исков к назначенным ими директорам после проведенной фискальной проверки получила свое развитие.
      Например, при рассмотрении дела ООО «Управдом-С» (постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 27 января 2016 г. № 10АП-15093/2015 по делу № А41-39377/15) судом был удовлетворен иск к генеральному директору о взыскании налоговых доначислений (штрафа и пени). Арбитры встали на сторону общества и признали, что недобросовестное поведение руководителя стало причиной налоговой ответственности общества.
      Арбитражный суд, рассматривая требования ЗАО «Компания Интерспортстрой» к генеральному директору, признал их обоснованными и взыскал с руководителя начисленные фискалами пени и штраф (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26 ноября 2015 г. № 09АП-45501/2015-ГК по делу № А40-16650/2015). Арбитры посчитали отсутствие у руководителя должной осмотрительности при заключении договора и перечисление денег на счета фирм, отвечающих признакам фирм-«однодневок», стало причиной убытков. При рассмотрении налогового спора арбитры пришли к выводу о законности решения налогового органа в части доначислений недоимки, пени и штрафа по сделкам с фирмами-«однодневками», а судебный акт по спору с налоговой инспекцией был принят в качестве доказательства, подтверждающего обоснованность требований общества.

      Приведенная судебная практика с очевидностью свидетельствует о том, что налоговая проверка несет в себе риски не только для бизнеса, но и для директора, так как он лично должен будет возместить убытки, возникшие в результате проверки фискалов.
      Причем при рассмотрении такого спора у истца нет необходимости в подтверждении точного размера убытка, а ответчика суд может обязать доказывать свою невиновность.

      Вместе с тем взыскание убытков с руководителя обусловлено не только налоговыми доначислениями.

      В связи с заключением директором сделки, цена по которой была занижена по сравнению со среднерыночной ценой, с директора могут взыскать убыток (постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 19 февраля 2015 г. № Ф08-549/2015 по делу № А32-7549/2013, Определением Верховного Суда РФ от 18 июня 2015 г. № 308-ЭС15-5717 отказано в передаче дела № А32-7549/2013 в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ для пересмотра в порядке кассационного производства). По указанному делу с руководителя был взыскан убыток, составляющий 125 797 621 руб.

      Топ-менеджер может быть привлечен к гражданско-правовой ответственности, если сделка, заключенная единоличным исполнительным органом, не имеет экономического эффекта, а также в том случае, если не соблюден установленный корпоративным регламентом порядок одобрения такой сделки, например, заключение договора не былоодобрено советом директоров.

      Решением Арбитражного суда г. Москвы от 12 ноября 2014 г. по делу № А40-112263/13 с руководителя компании был взыскан убыток в сумме 38 152 000 руб., возникший при погашении обществом векселя, выданного директором при отсутствии одобрения такой выдачи. С генерального директора Арбитражный суд г. Москвы взыскал вексельный долг в качестве убытка, которое устояло в трех судебных инстанциях. ВС РФ не нашел оснований для пересмотра оспариваемых судебных актов по данному делу (Определение Верховного Суда РФ от 7 сентября 2015 г. № 305-ЭС15-10750 по делу № А40-112263/2013).

      ООО «Дом-Строй» смогло получить с руководителя (постановление ФАС Московского округа от 19 марта 2014 г. № Ф05-484/2014 по делу № А41-2271/13) компенсацию убытков в размере 223 869 595 руб. Генеральный директор в нарушение инвестиционного договора, по которому квартиры должны были быть переданы инвестору, заключил с дольщиками 87 договоров участия в долевом строительстве в отношении этих квартир. Указанное обстоятельство стало причиной для подачи инвестором иска с требованием к ООО «Дом-Строй» о выплате неустойки в размере 223 667 595 руб. Общество погасило неустойку инвестору, но убытки, связанные с выплатой этой неустойки, взыскало с директора.

      Наряду с указанным, следует отметить еще один немаловажных аспект недобросовестного поведения топ-менеджера компании, связанный с возможностью привлечения его к уголовной ответственности. Недобросовестное поведение может быть квалифицировано как преступление, а вердикт арбитров станет доказательством уже по уголовному делу.

      www.garant.ru

      Смотрите еще:

      • Реестр формы 103 Почта россии реестр формы 103 Форма 103. Список для отправки партионных почтовых отправлений Список для отправки партионных почтовых отправлений по ф.103 применяется при оформлении партионного приема. […]
      • Статистика преступлений в россии за 2014 Уровень преступности в России снизился почти на 10% В 2016 году было зафиксировано самое значительное снижение числа преступлений за последние пять лет — на 9,6%, сообщает Генпрокуратура России. «В 2015 году, […]
      • Субсидии молодым семьям 2018 в хмао Программа молодая семья в Ханты-Мансийске и ХМАО - Югре в 2018 году Окружная программа "Молодая семья" в Ханты-Мансийске и Ханты-Мансийском автономном округе - Югре действует с 2005 года. В настоящее время её […]
    Закладка Постоянная ссылка.

    Комментарии запрещены.