Альтернативные режимы прав собственности кратко

3.4. Альтернативные режимы прав собственности

В соответствии с теоремой Коуза, как было показано выше, права собственности имеют значение для эффективности лишь в мире положительных трансакционных издержек. В этом разделе мы рассмотрим только издержки спецификации прав собственности и издержки контроля и принуждения к соблюдению установленных в обществе прав собственности. Мы будем использовать общее название, которое объединяет эти два вида издержек – издержки исключения из доступа к правам собственности. Проблемы с эффективностью распределения ресурсов возникают только в том случае, если эти издержки исключения из доступа к правам собственности настолько высоки, что препятствуют установлению исключительных прав собственности.

Отношения собственности можно представить как действующую в обществе систему исключений из доступа к материальным и нематериальным благам. Если ограничений нет и никто не исключен из доступа к благу, то ресурс находится в свободном доступе, т. е. ресурсы принадлежат всем или никому. Наиболее высокая степень исключительности характерна для частной собственности. Неоинституциональная теория говорит об исключительных правах собственности (exclusive property rights) , а не об абсолютных правах собственности, во-первых, потому, что определение прав собственности поглощает ресурсы и требует чрезвычайно высоких издержек [33] , и, во-вторых, потому, что невозможна полная защита прав собственности и опасность воровства является подтверждением этого.

Альтернативные режимы собственности создают различные стимулы для индивидов, и, меняя режимы прав собственности, можно повлиять на экономические стимулы, а следовательно, и на экономическое поведение участников хозяйственной жизни.

3.4.1. Общедоступная собственность.

Доступ к этой собственности открыт всем, и никто не может быть исключен из пользования ресурсом, при этом доступ регулируется принципом «первый занял – первый воспользовался». Общедоступная собственность складывается, если ресурс не является ограниченным, а также в том случае, если издержки по установлению и защите индивидуальных прав собственности выше, чем выгоды от установления этих прав. Природа стимулов, которые порождает общая собственность, такова, что ресурсы, находящиеся в общей собственности, подвергаются опасности чрезмерной эксплуатации: истощается плодородие почвы, уменьшается количество дичи в охотничьих угодьях. «Общедоступные ресурсы производят ограниченное количество единиц ресурса, так что использование его одним лицом уменьшает количество ресурсов, доступных другим» [Ostrom, 1994]. В литературе описаны реальные трагедии, вызванные этой проблемой: голод в Эфиопии в 1970-х годах, истощение рыбных запасов.

Примером подобной чрезмерной эксплуатации ресурса может служить схема прав собственности на федеральные нефтеносные участки в США в начале XX века. Нефть под землей залегает часто на большой площади, а отдельные лица могли приобрести для разведки участки не более 20 акров, на которые после обнаружения нефти можно было получить титул собственности по цене 2,5 долл. за акр. Это означало, что каждый индивид получал право собственности на нефть только после того, как поднимал ее на поверхность. В результате каждый старался добыть как можно больше нефти и сделать это как можно быстрее. Вдоль границ участков бурили лишние скважины, высокие темпы добычи уменьшали общую нефтеотдачу за счет ослабления давления под поверхностью, и относительно меньшую часть нефти можно было поднять на поверхность, кроме того, для этого требовались специальные дорогостоящие насосы. Добытую нефть помещали в хранилища (открытые резервуары или стальные цистерны), где она испарялась, могла возгореться и была подвержена порче [Libecap, 1984].

В 1968 году Гарриет Гардин написал статью «Трагедия общедоступной собственности», в которой описал примеры расточительных действий людей, приводящих к истощению ресурса, находящегося в общем пользовании [Hardin, 1968]. Гардин рассуждал следующим образом. Представьте себе пастбище, доступное всем. Каждый пастух как рационально мыслящий экономический агент стремится максимизировать свою выгоду. Явным образом или неявно он задает себе следующий вопрос: «Какова будет моя полезность, если я добавлю еще одну корову к моему стаду?» Эта полезность складывается из положительных и отрицательных компонентов.

– Положительный компонент представляет собой функцию от увеличения стада на одну корову Поскольку пастух получает весь доход от дополнительной продажи мяса сам, то положительная полезность будет равна +1.

– Отрицательный компонент – это функция от дополнительного уменьшения количества травы при выпасе еще одного животного. Но этот эффект – истощение ресурса вследствие увеличения стада еще на одну корову – ложится не на этого пастуха, который должен принять решение об увеличении стада, а распределяется равномерно между всеми пастухами. Поэтому отрицательный компонент для каждого отдельного пастуха, принимающего решение, будет только какой-то частью от (—1).

Складывая эти частичные полезности, рационально мыслящий пастух сделает вывод, что вполне разумно добавить еще одну корову к своему стаду. Но точно так же рассуждают все пастухи. В этом и заключалась, по мнению Гардина, трагедия общедоступной собственности. Она возникает всякий раз, когда лицо, принимающее решение, совершает действие (добавляет еще одну корову к своему стаду или идет ловить рыбу), которое приносит выгоду ему самому, но создает при этом существенные внешние эффекты для других, так что общие потери при этом перевешивают выгоды от этого действия. Если мы представим проблему общей собственности в формальном виде, то получим «дилемму заключенных», где отсутствие кооперации между двумя игроками приводит к неэффективному для обоих игроков результату, что и носит название «трагедия общедоступной собственности».

Каждый пастух, принимая решение об увеличении поголовья скота, будет ориентироваться на вторую колонку, показывающую, что, пока число коров не достигнет 9, любой пастух будет получать выгоду, так как прибавка в весе его дополнительной коровы будет положительной. Однако, с точки зрения всего общества, имеют существенное значение не вторая, а третья и четвертая колонки. Третья колонка содержит сведения об общем увеличении веса коров в неделю, а четвертая показывает дополнительный прирост мяса в результате увеличения стада на одну корову. Наибольший прирост получен на 5-й и 6-й коровах, но добавление 6-й коровы ничего не прибавляет к тому количеству мяса, которым располагает общество. Увеличение поголовья стада сверх 6 коров уменьшает благополучие общества, поэтому, с точки зрения общества, оптимальным поголовьем будет 5 или 6 коров в стаде. Добавление дополнительной коровы означает внешний эффект для того стада, которое уже находится на данном пастбище.

Трагедия общедоступной собственности.

Рис. 7. Графическая иллюстрация трагедии общедоступной собственности.

Предположим, что цена коровы равна а. Стоимость мяса, получаемого от одной коровы, зависит от того, сколько коров пасется на пастбище, находящемся в общем доступе. Пусть f(с) – стоимость мяса, если на пастбище пасется с коров. Итак, f(с)/с – это средний продукт, т. е. стоимость мяса, приходящаяся на одну корову. Сколько коров нужно пасти на пастбище, чтобы максимизировать совокупное богатство пастухов?

bzbook.ru

Альтернативные режимы прав собственности

В соответствии с теоремой Коуза, как было показано выше, право собственности имеет значение для эффективности лишь в мире положительных трансакционных издержек. В этом разделе мы рассмотрим только издержки спецификации прав собственности и издержки контроля и принуждения к соблюдению установленных в обществе прав собственности. Мы будем использовать общее название, которое объединяет в себе эти два вида издержек – издержки исключения из доступа к правам собственности. Проблемы с эффективностью распределения ресурсов возникают, только если эти издержки исключения из доступа к правам собственности высоки настолько, что препятствуют установлению исключительных прав собственности.

Отношения собственности можно представить как действующую в обществе систему исключений из доступа к материальным и нематериальным благам. Если ограничений нет и никто не исключен из доступа к благу, то ресурс находится в свободном доступе, т.е. ресурсы принадлежат всем или никому. Наиболее высокая степень исключительности характерна для частной собственности. Неоинституциональная теория говорит об исключительных правах собственности («exclusive property rights»), а не об абсолютных правах собственности, во-первых, потому что определение прав собственности поглощает ресурсы и полное определение прав собственности потребует чрезвычайно высоких издержек [1] и, во-вторых, потому что невозможна полная защита прав собственности и опасность воровства является подтверждением этого.

Альтернативные режимы прав собственности создают различные стимулы для индивидов, и, меняя режимы прав собственности, можно повлиять на экономические стимулы, а следовательно, и на экономическое поведение участников хозяйственной жизни.

Общедоступная собственность

Доступ к этой собственности открыт всем, и никто не может быть исключен из пользования ресурсом. При этом доступ регулируется принципом: «первым пришел – первым воспользовался». Природа стимулов, которые порождает общедоступная собственность такова, что ресурсы, находящиеся в этом режиме собственности, подвергаются опасности чрезмерной эксплуатации: истощается плодородие почвы, уменьшается количество дичи в охотничьих угодьях. «Общедоступные ресурсы производят ограниченное количество единиц ресурса, так что использование его одним лицом уменьшает количество ресурсов, доступных другим» [2] . В литературе описаны трагедии, вызванные этой проблемой: голод в Эфиопии в 70-х гг. XX в., истощение мировых рыбных запасов.

Примером чрезмерной эксплуатации ресурса при общем доступе может служить схема прав собственности на федеральные нефтеносные участки в США в начале XX в. Нефть под землей часто залегает на большой площади, а отдельные лица могли приобрести для разведки участки не более 20 акров, на которые после обнаружения нефти можно было получить титул собственности по цене 2,5 долл. за акр. Это означало, что каждый индивид получал право собственности на нефть только после того, как поднимал ее на поверхность. В результате каждый старался добыть как можно больше нефти и сделать это как можно быстрее. Вдоль границ участков бурили лишние скважины, высокие темпы добычи уменьшали общую нефтеотдачу за счет ослабления давления под поверхностью, и относительно меньшую часть нефти можно было поднять на поверхность, кроме того, для этого требовались специальные дорогостоящие насосы. Добытую нефть помещали в хранилища (открытые резервуары или стальные цистерны) на поверхности, где она испарялась, могла возгореться и была подвержена порче [3] .

В 1968 г. американский эколог Г. Гардин опубликовал статью «Трагедия общедоступной собственности» [4] , в которой описал примеры расточительных действий людей, приводящих к истощению ресурса, находящегося в общем пользовании. Гардин рассуждал следующим образом. Представьте себе пастбище, доступное всем. Каждый пастух как рационально мыслящий экономический агент стремится максимизировать свою выгоду. Явно или неявно он задает себе вопрос: «Какова будет моя полезность, если я добавлю еще одну корову к моему стаду?» Эта полезность складывается из позитивных и негативных компонентов. Позитивный компонент представляет собой функцию от увеличения стада на одну корову. Поскольку пастух получает весь доход от дополнительной продажи мяса сам, то положительная полезность будет равна (+1). Отрицательный компонент – это функция от дополнительного уменьшения количества травы при выпасе еще одного животного. Но этот эффект – истощение ресурса вследствие увеличения стада еще на одну корову – ложится не на этого пастуха, который должен принять решение об увеличении стада, а распределяется равномерно между всеми пастухами. Поэтому отрицательный компонент для каждого отдельного пастуха, принимающего решение, будет только какой-то частью от (-1).

Складывая эти частичные полезности, рационально мыслящий пастух сделает вывод, что вполне разумно добавить еще одну корову к стаду. Но точно так же рассуждают все пастухи. В этом и заключалась, по мнению Гардина, трагедия общедоступной собственности. Она возникает всякий раз, когда лицо, принимающее решение, совершает действие (добавляет еще одну корову к своему стаду или идет ловить рыбу), которое приносит выгоду ему самому, но создает при этом существенные внешние эффекты для других, так что общие потери при этом перевешивают выгоды от этого действия. Если мы представим проблему общей собственности в формальном виде, то получим «дилемму заключенных» – игру, в которой отсутствие сотрудничества между двумя игроками приводит к неэффективному для обоих игроков результату, что и носит название «трагедия общедоступной собственности» (табл. 3.2).

Трагедия общедоступной собственности

studme.org

Альтернативные режимы прав собственности кратко

Проблеме философского и экономического осмысления содержания природы собственности посвятили свои исследования множество выдающихся ученых, как зарубежных так и отечественных. Теорией прав собственности была выработана типология организационных форм, строящаяся в зависимости от того, какой категории агентов принадлежат остаточные права. В корпорациях их носителями выступают инвесторы, в потребительских кооперативах – потребители и поставщики, в фирмах – персонал, на предприятиях, находящихся в общественной собственности, – государство [2]. Актуальность данной темы заключается в логической незавершённости фундаментальных исследований в области философского и экономического осмысления содержания природы собственности. Основной целью данной исследования является изучение проблематики содержания природы права собственности. В данной связи, в качестве основной цели данного исследования устанавливаем: • Исследовать современное понимание понятия природы собственности; • Изучить понятие и природу альтернативные режимы прав собственности. Данная работа посвящена изучению современных теорий института права собственности. Объектом данного исследования является природа института собственности. Предметом данного исследования являются альтернативные режимы прав собственности. Данное исследование состоит из введения, основной части, заключения и списка литературы.

Перераспределение прав собственности в сфере крупного бизнеса осуществляется на рынке корпоративного контроля. Впервые этот термин был использован в 1965 г. американским экономистом Г. Манне, который понимал под ним совокупность трансакции? по покупкам и продажам крупных пакетов акции?, в результате которых происходит смена владельцев акционерных компании?. Обращение прав собственности на рынке корпоративного контроля осуществляется в рамках следующих институциональных форм: • неорганизованный рынок сделок; • организованный фондовый рынок; • рынок государственного контроля (приватизация); • рынок экономических взаимоотношении? в рамках управления и взаимных обязательств. Дуализм неорганизованного рынка сделок заключается в том, что он сочетает в себе рынок мажоритарных сделок, на котором происходит обмен правомочиями на значительные пакеты прав собственности, и рынок миноритарных сделок на незначительные пакеты прав собственности, когда основными участниками со стороны предложения являются, как правило, физические лица. Структура этой институциональной формы рынка корпоративного контроля – хаотична, цены – индивидуальны. Фондовый рынок является организованной институциональной формой рынка корпоративного контроля, где в бирже- вои? и внебиржевой структурах осуществляются трансакции по обмену правомочиями акционерных обществ и других компании?.

1. Агапова И.И. Институциональная экономика : учеб. пособие. М. : Экономист, 2006. Гл. 3. 2. Гусарова Л.Ф. Институциональные преобразования в Рос- сии. Саратов : СГСЭУ, 2004. 3. Гусарова Л.Ф. Динамика развития социально-экономической системы: институциональный аспект. Саратов : СГСЭУ, 2003. 4. Бренделева Е.А. Нео институциональная экономическая теория : учеб. пособие. М. : Дело и Сервис, 2006. Гл. 4, 5. 5. Институциональная экономика : учеб. пособие / под ред. Н.В. Манохинои?. М. : ИНФРА-М, 2013. 240 с. 6. Капелюшников Р.И. Экономическая теория прав собственности. М. : ИМЭМО, 1990. 6. Клеи?нер Г. От права природы к природе права. М., 1988. 7. Лазар Я. Собственность в буржуазной правовой теории. М., 1985. 8. Корнеи?чук Б.В. Институциональная экономика : учеб. пособие. М. : Гардарики, 2007. Гл. 4. 9. Коуз Р. Фирма, рынок и право : пер. с англ. М. : Дело ЛТД, 1993. 10. Кузьминов Я.И., Юдкевич М.М. Институциональная экономика : учеб.-метод. пособие. Ч. 1–3. М. : ГУ ВШЭ, 2000. Гл. 4, 8–11. 11. Литвинцева Г.П. Предмет, метод и базовые категории институциональной экономики. Новосибирск : НГТУ, 2000. Гл. 2. 12. Мамаева Л.Н. Институциональная экономика : курс лекции?. М. : Дашков и К, 2009. Гл. 6. 13. Одинцова М.И. Институциональная экономика : учеб. пособие. М. : ГУ ВШЭ, 2009. Гл. 3. 14. Олеи?ник А.Н. Институциональная экономика : учеб. пособие. М. : ИНФРА-М, 2010. Гл. 5. 15. Орлов М.В. Трансформация института прав собственности в различных социально-экономических системах. Саратов : СГСЭУ, 2010. 16. Орлов М.В. Влияние формальных и неформальных институциональных структур на развитие института прав собственности // Вестник Саратовского государственного социально-экономического университета. 2010. No 5 (34). 17. ОрловМ.В. Формы реализации института прав собственности в современной мировой экономике// Вестник Саратовского государственного социально-экономического университета. 2011. No 1 (35). 18. Уильямсон О.И. Экономические институты капитализма: Фирмы, рынки, «отношенческая» контрактация. СПб. : Лениздат : CEV Press, 1996. 19. Шаститко А.Е. Новая институциональная экономическая теория. 3-е изд., перераб. и доп. М. : Экономический ф-т МГУ : ТЕИС, 2002. Гл. 6–11.

www.work5.ru

Альтернативные режимы права собственности

Отношения собственности можно представить как дейст вующую в обществе систему исключений из доступа к материальным и немат ери­альным благам. Если ограничений нет и никто не исключен из доступа к благу, то ресурс находится в свободном доступе, т. е. ресурсы принад­лежат всем или никому. І Іаиболее высокая степень исключительности характерна для частной собственности. І Іеоинстіггуцноиальная теория говорит об исключительных правах собственности (ехсіи.чіуе ргореИу гщІПч), а не об абсолютных правах собственности, во-первых, потому, что определение прав собственности поглощает ресурсы и полное опре­деление нрав собственности потребует чрезвычайно высоких издержек,

и. во-вторых, потому, что невозможна полная защита прав собственно­сти и опасность воровства является подтверждением этого.

Одно из важнейших достижений т еории прав собственности запад­ные экономисты усматривают в том. что в отличие от ортодоксально­го подхода она в явной форме признала существование альтернатив­ных систем собственности п сделала их предметом сравнительного лпал ила.

Альтернативные режимы собственности спадают различные стиму­лы для индивидов, и, меняя режимы прав собственности, можно повли­ять на экономические стимулы, а следовательно, и па экономическое поведение участников хозяйственной жизни. Отношения собственно­сти. выступая в виде определенных социальных правил или институ­та, определяют не только механизм распределения и использования ресурсов, по и величину национального продукта.

В рамках экономической институциональной теории принято раз­личать четыре основных правовых режима собственности: частной, тсударственной, коммунальной собственности (чистые модели). Рас­смотрим их с точки зрения спецификации прав собст венности и тех экономических последствий, к которым приводит тот или иной ре­жим.

В системе частной собственности соґіствеп ни ком я вдается 111 ідивид, чье слово в решении вопросов об использовании ресурса общество при­знает окончательным. Это означает, что отдельные индивиды находят­ся в привилегированной позиции в смысле доступа к тем или иным ре­сурсам. И данном контексте очень важны следующие элементы права собственности: право изменят ь форму п субстанцию блага: право пере­давать его другим лицам по взаимно согласованной цепе. Энн оиреде- іяют право собственника на осуществление изменений в ценности сто имущества и представляют гобой фундаментальные компоненты нра­ва собственности.

Частная собственность является основой существования рыноч­ной экономики, и неудивительно, что данный инст итут получает чет­кое оформление в эпоху становления рыночного хозяйства в Кирове и связан с изменением социальных норм и ценностей при переходе от градиционпых обществ к индустриальным.

важнейшими допущениями при защите частной собственности яв- тяется то, что все издержки и выгоды принятия решений ложатся на индивида. Иными словами, только на собственника надают отрицатель­ные и положительные последствия осуществляемой им экономической деятельности. Очевидно, что в реальной экономике это соблюдается да- ієно не всегда, поэтому процесс ограничения частной собственности, или ограничений злоупотребления частной собственностью, получает н в режиме частной собственности значительное распространение. Это может означать признание, что институт частной собственности не обе­спечивает экономического и социального оптимума и нуждается в огра­ничениях со стороны государства как политического института.

Осуществляя властные полномочия, втом числе определяя прави­ла или институты, направляющие процессэкономического взаимодей­ствия. государство может ввести систему правил, согласно которым доступ к редким ресурсам регулируется ссылками на коллективные интересы общества.

И предельном случае ото будет означать не что иное, как установ­ление правового режима государственной собственности, предпола­гающею:

• правила, определяющие содержание коллективного (и данном слу­чае общественного) интереса:

• процедуры, переводящие общие принципы в конкретные способы принятия решении но использованию конкретного рееурса.

Эго может быть как принцип «народного вече*, так и делегирова­ние прав профессиональным зкепертам либо единоличное распоряже­ние верховного властителя. Но в любом из вьппенеречнеленных слу­чаев формально никто не находится в привилегированном положении в том смысле, что как индивиды все исключены из доступа к ресурсам, поскольку ничья ссылка на личный интерес не признается достаточ­ной для их использования.

Ііажно подчеркнуть отличие государственной собственности от част­ной е точки зрения структуры соответствующих пучков правомочий. Главное отличие состоит в том, что совладелицы государственной соб­ственности (каковыми являют ся формально граждане общества) не мо­гут продат ь или передать спою долю участ ия в ней.

Иными словами, совладельцы государственной собственности не могут концентрировать свое богатстве» в избранных ими областях; рас­щеплять пучки правомочий п специализироваться в реализации ча­стичного правомочия только одною типа: осуществлять действенный контроль за своими агентами.

Кроме того, отсутствует значимая связь между поведением пндппи дуальных совладельцев государе гневной собственности и результата­ми ее использования.

11рн государственной собственности издержки любого решении или выбора в несоизмерпмоменыней степени ложатся па ее совладельца, чем на владельца в условиях част ной собственности. Как следствие, члены общества слабее заинтересованы в контроле за результатами использо­вания государственной собственности, поскольку у них меньше стиму­лов II возможностей конт ролироват ь поведение наемных управляющих (чиновников), которым делегированы права пользования. Вследствие менее аффективного контроля за поведением управляющих у них по­является Польше возможностей ЗЛОуНОТрсблЯТЬ споим положением н личных интересах.

Таким образом, государственная собственность — предельный слу­чаи ограничения частной собственности, не позволяющий еесовладс.ть- иам осуществить ни одно па полномочии, составляющих институт част ­ной собственности.

Впрочем, некоторые на названных проблем появляются специфиче­скими яти государственной собственности и в ранной мерс характерній для любых форм объединения нрав нескольких собст венников в еди­ный пучок правомочий (партнерство, корпоративная собственность). Славная проблема, с которой сталкивается групповая собственность во всех ее вариантах, согласование интересов от дельных участников и группы в целом.

Как известно, групповая собственность поощряет поведение, выгоды от которого достаю гея какому-то одному участнику группы, а издержки распределяют ся среди всех ее членов. 11 наоборот : она ослабляе т стиму­лы к принятию решений, издержки которых ложатся на кого-то одно­го, а выгоды делятся между всеми членами группы. І Іаиример, «плоды» свосчо оппортунистического поведения государст венный чиновник по­жинает сам. тогда как возникающие в связи с отим .жономические по­тери падают на всех членов общества, а он в качестве совладельца госу­дарственной собственности несет ничтожно малую их часть. С другой стороны, усилия какого-либо ипдпвидума по налаживанию аффектив­ного контроля за деятельностью государственных служащих потребу­ют от нею значительных затрат времени и средств, тогда как учас тие в разделе вы юл от установления такого контроля неизбежно примут все члены общества.

I) целом государственная собственность затрудняет процес с низло­жения всех выгод н издержек окономнчес кой деятельности на инди­вида. ее осуществляющего, и препя тствует, но мнению представителей неон петит уі тонального направления, достижению максимальной зко- номичсской лффективиоети в масштабах всего общества.

Кшс одним правовым режимом является режим общей собствен­ности. который в рамках мсоинституппоиалыюго анализа трактуетс я как система свободного доступа, означающего, что доступ к ресурсам открыт веем без исключения. Это имеет мес то в ситуации со с вободны­ми (пли пезкономичеекммп)Платами, т.е. теми благами, которые нахо­дятся в избытке но отношению к нашим потребностям.

Однако режим общей собственности может сохраняться и для не- лкономнчеекпх (н.тн ограниченных) благ. Согласно мнению предста­вителей неоннстптуцпппалынтго направления, он имеет место там, где издержки по спецификации и .чатите индивидуальных нрав собствен­ности защити ч ел ыю высоки. Иными слипами, нытоды от установления таких прав либо недостаточны,.чтобы перевесить необходимые затра­ты, либо вообще отсутствуют, если рес урс имеется в ичобилни. Вместе е тем издержки. сопряженные с действием сис т емы общей собственно­сти, велики и подрастают е увеличением числа пользователей, порож­дая существенные отрицательные внешние аффекты. Гак, существова­ние свободного доступа к ограниченному ресурсу приводит к явлению, которое в дкономической литературе получило начнанис «сверхисполь- чованнс ресурса», причиной которого является то, что в рамках системы общей собственности отдельные индивиды практически не несут ника­ких издержек, связанных с последствиями своих действий.

По мнению представителей неоинетитуцнона.тьного направления, система общей собственности (понимаемой как отсутствие ограничений доступа к ресурсу) с ее принципом «первым занял, первым воспользо­вался* внутренне противоречива и нестабильна. В дтих условиях никто не заинтересован в учете последствий от истощения ресурсной базы.

«Экономический человек», существование которого является не­обходимой предпосылкой как неоклассического, так и неопнетитуцп- онального аначича, неспособен на самоограничения. II потому дела­ется логичный вывод о нещадной эксплуатации и быстром истощении ресурсов, находящихся в общей собственности.

()днако, по всей видимости, в такой системе собственности всегда со­здаются институциональные механизмы, регулирующие доступ к огра­ниченным ресурсам. Это связано с ч ем, что открытый доступ уменьша­ет благосостояние сообщества и в условиях дефицита ресурсов ставит под угрозу его выживание. К таким механизмам относится исключение из прав силовым путем или угрозой применения силы, а также система ценностей или идеологии, определяющая для данного лица определен­ную форму поведения, оказывающая воздействие па индивидуальные с тимулы п снижающая издержки исключения из прав.

Косвенным признанием наличия системы ограничений влюбой зко- номичсской деятельности является и позиция представителей неопн- стн туцноиальнот направления, указывающих, что система общей соб­ственности — наиболее неустойчивый правовой режим, она неизбежно эволюционирует в сторону либо частной, либо государственной соб­ственности.

Как предполагается, в первом случае общий ресурс дробится на инди­видуальные части и стимул к хищническому использованию исчезает.

Во втором случае изменение касается не права ex ante, а права ех post: например, весь добытый ресурс начинает считаться общим до­

стоянием її разделяется между всеми членами общества «но справед­ливости». Іі последнем случае проблема свсрхнс пользовании ресурса снимается его недоиспользованием вследствие падения мотивации: те­перь каждый член общества заинтересован, чтобы добьічеіі ресурса на­нимался не он, а другие. 11 ри атом попытки решить проблему редкости посредством сокращения объема прав неизбежно должны вести к бо­лее ре і леї 11 ру ем ом у централизованному обществу, которое будет харак­теризоваться многочисленными нецеповыми реї ламентациями. Таким обрааом, новая проблема уклонения от общест венно полезного груда решается либо па путях прямого регулирования поведения членов об­щества (что ведет в конечном счете к государственной собст венности), либо на путях косвенного регулирования, направленного на воспита­ние у них соответствующих ценностных норм.

И трактовке представителен псопнетитунионального направле­нии практически совпадает с системой общей собственности систе­ма коммунальной (общинной или племенной) собственности та­кой режим нснольаовання оі раннчениых ресурсов, в рамках которого исключительными правами обладает группа лиц. II она отнюдь не означает ни открытого доступа к ресурсам, ни хищнического их пс- иольаования. Иыстуиая как групповая собственность, она представ­ляет собой комбинацию ра.члнчпых полномочий у се совладельцев, оформленных в рамках не столько правовых, сколько ритуальных взаимодействий. Используя терминологию теории прав собственно­сти. можно констатировать, что имеет место расщепление нрав соб­ственности. при этом отсутствует возможност ь их рекомбинации, г. е. свобода передачи.

И если собственность определить как институт, означающий закре­плен неопределенных нрав за собственником и запрещение другим вме­шиваться в реализацию :лтїх прав, то мы должны признать, что рассма­триваемый институт собственности не соответствует и волной мере сумме элементов, перечисленных Ннтопн Опоре.

Иными словами, институт собственности, рассматриваемый как со­вокупность социальных правил, касающихся использования ресурсов, в рамках племенных (шире — традиционных) обществ существенно от ­личался от института частной собственности, порождая совсем иную структуру прав и ограничений. Опт общества даже в отсутствие част­ной собственности не знали проблемы «безбилет ника», сопровождаю­щей производство товаров коллективного пользования (пли обществен­ных товаров) в современном обществе рыночного типа.

І Іменно институт коммунальной собственност и являлся основой пн­ет птуннональной системы общины п обеспечивал сохранение и переда­чу нм поколения в поколение трудовых навыков, мотиваций и привы­чек совместного труда как средства выживания отдельного индивида, макрсндяягь в нравственном, духовном, культурном опыте и становясь мирономнрснческон штпкктыо обвиты. Можно скамать. что и сама куль- I ура в определенном смысле представляет собой рсаультат «коллектив­ного» соанания и мироощущения.

Отношения общинной. коммунальной собственности воплощают­ся в институтах польаовання, в.тадепня и распоряжения имуществом, а также межличностных отношений, в гом числе семьи и брака, предпо­лагая тесное и постоянное сотрудничество главные характеристики, сопутствующие коммунальной (коллективной)собственности.

Конечно, следует нрнанать, что система коммунальной собственно­сти предполагает однородную общность людей втом смысле, что ин­дивиды идентифицируют себя с целым, част ью которого они являют­ся. и в мыслях, и словах, и поступках. Иными словами, предполагается существование естественной, органической солидарности.

Данная система собственности сопровождается ориентацией проиа- водства на непосредственное потребление. Как ни парадоксально, .по явление характерно именно для системы частной собственности, лежа­щей в основе современного рыночного хоаяйства. ‘Грудно отрицать, ч го форсированное нроиаводст во предметов потребления ведет к ((такт иче­скому раарушепню материальных ценностей. Обще па вести о, что совре­менная оргапиаация пот|>ебите.тьекого спроса ведет к сверхбыстрому моральному устареванию продукции.

Очевидно, что в современной акопомике истощение ресурсов высту­пает следствием как фактического установ.тения исключительных прав, так и конкурентной борьбы аа акт ив, на который нет исключительно­го права собственности.

Однако в рамках господствующей в современном миресистемы цен­ностей, где конечным критерием раавптпя является уровень достигну­того потребления лкопомичеекпх благ, система частной собственности является наиболее аффективной институциональной средой для око­пом ического роста и раавптпя.

Именно иод отим углом .трепня нсоинституцпопальная теория рас­сматривает как структуру прав собственности, так и процессы их огра­ничения. расщепления и раамынання.

При атом подчеркивается, что чем в большей степени гарантиро­ваны нрава частной собственности, чем в большей степени отдельные правомочия сконцентрированы у одного экономического агента, тем выше уровень мотивации, обусловливающий аффективное іісвольто­ва н не ресурса.

textbook.news

Смотрите еще:

  • Размер алиментов с зарплаты Алименты в процентах от зарплаты Процентный (долевой) способ начисления алиментов является самым распространенным и регулируется статьей 81 Семейного кодекса (СК) РФ. Чтобы алиментные платежи удерживались из […]
  • Звуко буквенный разбор правило Звуко-буквенный анализ Большинство игр трудно чётко подчинить какой-то одной задаче. Они требуют и внимания, и размышления, и применения знаний, и умения делать логические выводы. Поэтому распределение их по […]
  • 33 приказу мвд Как это работает: новые приказы МВД для автошкол и ГИБДД Теперь экзамены на права официально можно сдавать на площадках и машинах автошкол. Это будет очень удобно для начинающих водителей, которые привыкают […]
Закладка Постоянная ссылка.

Обсуждение закрыто.