Договор залога по лизингу

Залог на предмет лизинга прекращается автоматически

В лизинге долгое время существовала проблема, связанная со снятием обременения имущества лизинговой компанией после выплаты всех лизинговых платежей. Фактически, существующая норма ГК, при которой залог следует за правом собственности, не давала добросовестным клиентам быть уверенными в том, что финансирующий лизинговую компанию банк не предъявит прав на имущество, по которому лизингополучатель выполнил все обязательства пред лизинговой компанией.

Закон о лизинге предусматривает возможность лизинговой компании без согласия лизингополучателя использовать имущество в качестве залога банку. Однако, в случае недобросовестности лизинговой компании или неаккуратности ее сотрудников лизинговое имущество после окончания срока лизинга еще долгое время может оставаться в залоге у банка. А в случае появления проблем у лизинговой компании или банкротства использоваться как залоговая масса.

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.03.2012 N 16533/11 по делу N А56-2946/2011 установило новое основание прекращения залога в отношение предмета лизинга, а именно переход права собственности на предмет Лизинга к Лизингополучателю. Фактически суд своим решением изменил действующую норму ГК, что случается крайне редко.

В постановлении суд указал, что поскольку Лизингополучатель внес все лизинговые платежи и стал собственником предмета лизинга, то с момента с прекращения права собственности лизинговой компании прекратилось и право залога банка на данный предмет лизинга.

Особенность договора лизинга состоит в том, что имущественный интерес лизингодателя заключается в размещении и последующем возврате с прибылью денежных средств. Приобретение лизингодателем права собственности на предмет лизинга служит для него средством достижения этой цели и гарантией возврата вложенного, в связи с чем упомянутое право носит временный характер и подлежит прекращению при внесении всех договорных платежей.

alfaleasing.ru

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 24 апреля 2013 г. N Ф07-1079/13 по делу N А44-1105/2012 (ключевые темы: договор лизинга — кредитный договор — договор залога — надлежащее исполнение — предмет залога)

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 24 апреля 2013 г. N Ф07-1079/13 по делу N А44-1105/2012

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Сосниной О.Г.,

судей Боголюбовой Е.В. и Дмитриева В.В.,

рассмотрев 23.04.2013 в открытом судебном заседании кассационную жалобу открытого акционерного общества «Сбербанк России» на решение Арбитражного суда Новгородской области от 24.10.2012 (судья Нестерова И.В.) и постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.01.2013 (судьи Рогатенко Л.Н., Журавлев А.В., Моисеева И.Н.) по делу N А44-1105/2012,

Открытое акционерное общество «Сбербанк России», место нахождения: 117997, Москва, улица Вавилова, дом 19, ОГРН 1027700132195 (далее — Банк), в лице Новгородского отделения N 8629 обратилось в Арбитражный суд Новгородской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Сервис-Плюс», место нахождения: 173020, Новгородская область, Новгородский район, город Великий Новгород, деревня Губарево, 48, ОГРН 1075321003560 (далее — Общество), об обращении взыскания на заложенное имущество, а именно: транспортное средство марки ГАЗ-270710, 2008 года выпуска, VIN X3X27471080023557, ПТС МС 245169, являющееся предметом залога по договору залога от 28.01.2009 N 8629-110909 (далее — Договор залога).

Определением от 06.02.2012 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью «Финансовая компания «Губерния», место нахождения: 175000, Новгородская область, Батецкий район, поселок Батецкий, улица Лесная, дом 3а, ОГРН 1065321095840 (далее — Компания).

Общество обратилось в Арбитражный суд Новгородской области со встречным иском к Банку и Компании о признании Договора залога недействительным в части включения в предмет залога транспортного средства ГАЗ-27471, VIN X3X27471080023557, двигатель N 40524083080449, цвет белый, год выпуска 2008.

Определением от 06.03.2012 суд первой инстанции принял к производству встречное исковое заявление Общества.

Решением от 24.10.2012 в удовлетворении первоначального иска Банка отказано; в удовлетворении встречного иска Общества отказано.

Постановлением Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.01.2013 решение в обжалуемой Банком части, то есть в части отказа в удовлетворении его первоначального иска, оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Банк, ссылаясь на нарушение судами норм материального права, а также на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам, просит отменить решение и постановление и принять новый судебный акт об удовлетворении первоначального иска Банка.

Отзывы на кассационную жалобу не представлены.

Лица, участвующие в деле, по правилам статей 121-124 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) считаются надлежащим образом извещенными о месте и времени рассмотрения жалобы, однако в судебное заседание своих представителей не направили. От Банка поступило ходатайство о рассмотрении жалобы в отсутствие его представителей. В связи с изложенным кассационная жалоба рассмотрена в отсутствие представителей указанных лиц.

Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.

Как следует из материалов дела, между Компанией (лизингодатель) и Обществом (лизингополучатель) заключен договор лизинга от 26.06.2008 N 0000000174 (далее — Договор лизинга), по условиям которого лизингодатель обязуется приобрести в собственность автомобиль, указанный в спецификации (приложение N 1), а лизингополучатель — принять его во временное владение и пользование на согласованный сторонами срок в соответствии с условиями Договора лизинга.

Согласно акту приема-передачи автотранспортного средства от 15.07.2008 Компания передает, а Общество принимает транспортное средство ГАЗ-270710, паспорт транспортного средства N 52 МС 245169, идентификационный номер (VIN) X3X27471080023557, двигатель N 405240 83080449, цвет белый, год выпуска 2008 (далее — Транспортное средство).

Пунктом 4.7 Договора лизинга предусмотрено, что лизингополучатель имеет право получить предмет лизинга в собственность при условии, что им выполнены все условия перехода права собственности, предусмотренные Договором лизинга.

Согласно пункту 4.12 Договора лизинга лизингополучатель проинформирован, что предмет лизинга, передаваемый лизингополучателю в соответствии с Договором лизинга, может быть заложен в обеспечение исполнения обязательств лизингодателя. О каждом случае залога лизингодатель информирует лизингополучателя. Лизингодатель гарантирует, что на момент перехода права собственности от лизингодателя к лизингополучателю предмет лизинга будет свободен от прав третьих лиц, в том числе не состоять под залогом.

Предмет лизинга может перейти в собственность лизингополучателя: по истечении срока Договора лизинга при условии своевременного внесения им в установленные сроки всей суммы лизинговых платежей и штрафных санкций и пеней (при их наличии) и при условии внесения лизингополучателем всей обусловленной в пункте 5.2 Договора лизинга выкупной цены предмета лизинга, но не ранее 12 месяцев со дня заключения Договора лизинга; в случае досрочного исполнения лизингополучателем всех своих обязательств по Договору лизинга. При этом выкупная цена предмета лизинга будет определяться соглашением сторон Договора лизинга (пункт 5.1 Договора лизинга).

В соответствии с пунктом 5.3 Договора лизинга при отсутствии невыполненных обязательств лизингополучателя перед лизингодателем составляется акт передачи автотранспортного средства в собственность, подписываемый сторонами. С момента подписания данного акта право собственности на предмет Договора лизинга переходит к лизингополучателю.

Впоследствии между Банком (кредитор) и Компанией (заемщик) заключен кредитный договор от 28.01.2009 N 8629-110809 (далее — Кредитный договор), по условиям которого кредитор обязуется предоставить заемщику кредит в сумме 5 190 000 руб. для приобретения движимого имущества на срок по 27.01.2010, а заемщик обязуется возвратить кредитору полученный кредит и уплатить проценты за пользование им в размере, в сроки и на условиях Кредитного договора.

Дополнительным соглашением от 24.09.2009 N 3 к Кредитному договору срок погашения кредита продлен до 27.01.2011.

В целях обеспечения исполнения заемщиком своих обязательств по Кредитному договору между Банком (залогодержатель) и Компанией (залогодатель) заключен Договор залога, по условиям которого залогодатель передает в залог залогодержателю имущество согласно приложению N 1, являющемуся неотъемлемой частью Договора залога.

В приложении N 1 к Договору залога значится, в частности, Транспортное средство, залоговая стоимость которого определена в размере 155 466 руб. 10 коп.

По утверждению Банка, Компания в установленный Кредитным договором срок не возвратила предоставленный кредит.

Определением Арбитражного суда Новгородской области от 07.02.2011 по делу N А44-5046/2010 в отношении Компании введена процедура банкротства — наблюдение.

Определением Арбитражного суда Новгородской области от 02.06.2011 по делу N А44-5046/2011 (в редакции постановления Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.08.2011) в реестр требований кредиторов Компании включены требования Банка о взыскании 55 858 549 руб. 28 коп. задолженности, в том числе 411 883 руб. 17 коп. по Кредитному договору, из которых 411 324 руб. 89 коп. составляют основной долг, а 558 руб. 28 коп. — неустойку.

Решением Арбитражного суда Новгородской области от 28.10.2011 по делу N А44-5046/2010 Компания признана несостоятельным (банкротом), в отношении нее открыто конкурсное производство.

Поскольку предмет залога находился у Общества, Банк обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

Полагая, что Договор залога в части передачи в залог Транспортного средства нарушает его права, противоречит пункту 2 статьи 18 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» (далее — Закон N 164-ФЗ) и является недействительным на основании статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), Общество обратилось в арбитражный суд со встречным иском.

При этом в материалы дела представлен подписанный Компанией (лизингодатель) и Обществом (лизингополучатель) акт перехода права собственности на транспортное средство от 21.07.2011, согласно которому лизингополучатель уплатил лизингодателю всю сумму лизинговых платежей и выкупную стоимость Транспортного средства (пункт 3), у лизингополучателя возникает право собственности на Транспортное средство в связи с исполнением финансовых обязательств по Договору лизинга (пункт 4).

Отказывая в удовлетворении исковых требований Банка, суд первой инстанции исходил из того, что Общество внесло все лизинговые платежи по Договору лизинга и стало собственником Транспортного средства, в связи с чем с 21.07.2011 одновременно с прекращением права собственности Компании на Транспортное средство прекратилось и право залога Банка в отношении данного имущества.

Отказывая в удовлетворении встречных исковых требований Общества, суд первой инстанции указал, что передача лизингодателями в залог имущества, уже фактически переданного лизингополучателям в лизинг, законодательству не противоречит, поскольку не затрагивает прав исправных лизингополучателей, вытекающих из договоров лизинга.

Решение суда обжаловано в апелляционном порядке только Банком и лишь в части отказа в удовлетворении первоначального иска.

Оставляя решение в обжалуемой части без изменения, суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции. Доводы Банка апелляционный суд признал несостоятельными и не основанными на материалах дела, требованиях закона.

Кассационная инстанция, исследовав материалы дела, изучив доводы жалобы а также позицию Высшего Арбитражного суда Российской Федерации (далее — ВАС РФ) по данному вопросу, не находит оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Разъяснения ВАС РФ по вопросам применения законодательства способствуют уяснению смысла законодательных норм и призваны обеспечить единство правоприменительной судебно-арбитражной практики всех арбитражных судов Российской Федерации.

В постановлении от 22.03.2012 N 16533/11 Президиум ВАС РФ указал следующее.

Надлежащее исполнение лизингополучателем обязательств по уплате всех лизинговых платежей, предусмотренных договором лизинга, означает реализацию им права на выкуп полученного в лизинг имущества.

Праву лизингополучателя выкупить имущество по договору выкупного лизинга корреспондируют обязанности лизингодателя, неразрывно сочетающие в себе обязанности арендодателя и продавца.

В силу статьи 23 Закона N 164-ФЗ к приобретателю прав лизингодателя в отношении предмета лизинга в результате обращения взыскания в обязательном порядке переходят не только права, но и обязательства лизингодателя, определенные в договоре лизинга.

Данное положение означает, что залог предмета лизинга, фактически переданного лизингополучателю, осуществляется в совокупности с правами лизингодателя и прекращается при исчерпании этих прав выкупом лизингополучателем предмета лизинга в соответствии с условиями договора лизинга ( подпункт 3 пункта 1 статьи 352 ГК РФ).

При этом исправным лизингополучателям предоставляется равная степень защиты независимо от того, до или после прекращения договора лизинга надлежащим исполнением возникают у залогодержателей основания для обращения взыскания на предмет залога, переданный в выкупной лизинг.

Таким образом, передача лизингодателями в залог имущества, уже фактически переданного лизингополучателям в лизинг, законодательству не противоречит, поскольку не затрагивает прав исправных лизингополучателей, вытекающих из договоров лизинга.

Сделки залога переданного в выкупной лизинг имущества являются действительными, но при обращении залогодержателями взыскания на это имущество его приобретатели получают права лизингодателей (право на остаток задолженности по лизинговым платежам, возможность расторжения договора лизинга и изъятия его предмета при ненадлежащем исполнении обязательств лизингополучателями).

Поскольку Общество внесло все лизинговые платежи и стало собственником спорного Транспортного средства, то с этого момента одновременно с прекращением права собственности на это имущество лизингодателя (третьего лица) прекратилось и право залога Банка.

Обращение же взыскания на имущество, в отношении которого залог уже прекратился, законодательством не предусмотрено ( статьи 348 , 349 ГК РФ).

В соответствии с правовой позицией Пленума ВАС РФ, изложенной в пункте 25 постановления от 17.02.2011 N 10, исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости ( пункт 2 статьи 6 ГК РФ) не может быть обращено взыскание на заложенное движимое имущество, возмездно приобретенное у залогодателя лицом, которое не знало и не должно было знать о том, что приобретаемое им имущество является предметом залога.

Суды установили и материалами дела подтверждается, что Договор лизинга был заключен Обществом и Компанией ранее Договора залога между Банком и Компанией в отношении уже переданного Обществу в лизинг имущества. Надлежащее исполнение Обществом обязанностей по Договору лизинга также установлено судами и сторонами не оспаривается.

При таких обстоятельствах на исправного лизингополучателя, который вовремя вносил лизинговые платежи (за счет которых лизингодатель мог погашать предоставленный ему истцом кредит), получил в связи с надлежащим исполнением своих обязательств по Договору лизинга право выкупа предмета лизинга и реализовал данное право, не могут быть возложены последствия неисполнения лизингодателем как заемщиком по Кредитному договору обязательств перед кредитором, предоставившим лизингодателю денежные средства. Иное означало бы нарушение баланса интересов участников отношений выкупного лизинга.

Общая ссылка в стандартном договоре лизинга на право лизингодателя заложить предмет лизинга в обеспечение исполнения обязательств по возврату денежных средств, привлеченных лизингодателем (пункт 4.12 Договора лизинга), не является согласием лизингополучателя на залог предмета лизинга конкретному лицу под конкретные обязательства лизингодателя.

Доводы, приведенные Банком в жалобе, отклоняются кассационной инстанцией как основанные на неправильном толковании норм права и противоречащие позиции надзорной инстанции.

При таких обстоятельствах кассационная жалоба Банка подлежит оставлению без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 286 , 287 , 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа

решение Арбитражного суда Новгородской области от 24.10.2012 и постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.01.2013 по делу N А44-1105/2012 оставить без изменения, а кассационную жалобу открытого акционерного общества «Сбербанк России» — без удовлетворения.

www.garant.ru

Лизинг под залог или под поручительство

Формально лизинг – это аренда имущества с правом его выкупа. Но предприятия, которые пользуется лизингом, рассматривают его, не как аренду, а как покупку имущества в рассрочку. Такая точка зрения тоже имеет право на существование. Тем более, достаточно сложно определить, что в лизинге главное: аренда, покупка или рассрочка. Без любой из этих составляющих лизинг теряет смысл. О лизинге в целом и о любопытнейшей его разновидности – возвратном лизинге — мы рассказывали в статье «Деньги без плохих последствий». Тем не менее, напомним, как работает классическая лизинговая схема: лизинговая компания приобретает имущество и предоставляет его во временное владение предприятию за определенную плату. По окончании оговоренного срока предприятие выкупает имущество по остаточной (выкупной) стоимости. Такую схему еще называют финансовым лизингом. Более подробно она описана ниже…

Почему лизинг популярен?

Теоретически предприятие может вместо лизинга воспользоваться банковским кредитом: взять нужную для покупки оборудования сумму, и погасить ее в срок аналогичный сроку лизинга. В этом случае общий размер платежей, скорее всего, окажется меньше, чем по лизинговой схеме. Тем не менее, популярность лизинга все время растет. Во-первых, его относительная дороговизна может быть в определенной степени скомпенсирована благодаря налоговым льготам, положенным предприятию-лизингополучателю. Во-вторых, при лизинге не требуется столь объемный пакет документов, подтверждающих платежеспособность компании, как при обычном бизнес-кредитовании. В-третьих, для лизинга, в отличие от кредита, не нужен залог. Залогом при лизинге фактически становится сам приобретаемый в лизинг объект. Это удобно для предприятий, в собственности которых нет ликвидного имущества, пригодного для залога. Как признаются предприниматели, именно необязательность залога привлекает в лизинге сильнее всего.

Но наступил кризис, и лизинг неожиданно приобрел несвойственные ему черты: ряд банков и лизинговых компаний стали требовать от лизингополучателя и залог и/или поручительство. Правда это требование касается только предприятий, чье финансовое положение вызывает опасения. Сегодня лизингодатели очень придирчиво рассматривают баланс предприятия, имеющийся у него бизнес-план, прогнозы финансовых потоков и наличие контрактов на ближайшую перспективу. При этом, как замечает начальник отдела лизинговых операций СКБ-банка Андрей Язовских, предприятия с хорошим балансом встречаются ну крайне редко.

Собственно, для того и включаются в договор лизинга требования залога (поручительства), чтобы недостаточно устойчивые предприятия могли им воспользоваться. Хотя в период действия лизингового договора имущество находится в собственности лизинговой компании (банка), однако это не гарантирует компанию (банк) от потерь. Если лизингополучатель перестает вносить платежи, лизингодатель заберет имущество. Но может оказаться, что за прошедшее время имущество потеряло в цене больше, чем успел выплатить лизингополучатель. Кроме того, лизинговой компании приходится платить процент за пользование деньгами, «замороженными» в лизинговом имуществе. В общем, разрыв договора из-за неплатежей лизингополучателя – это очень неприятный вариант для лизинговой компании. Чтобы снизить риск наступления такого случая, лизинговая компания и вводит страховочные механизмы, каковыми и являются залог и поручительство.

Кстати, как замечает Андрей Язовских, еще до кризиса требование залога или поручительства могло быть включено в лизинговый договор, если в лизинг оформлялось низколиквидное оборудование. Ведь в случае разрыва договора и возвращения такого имущества лизинговой компании его было бы очень трудно продать. Вот лизингодатель и страховался.

Сегодня же использование упомянутых страховых механизмов практикуется все шире, даже если в лизинг оформляется ликвидное имущество вроде автотранспорта или дорожной техники. С помощью этой страховки лизингодатель пытается искусственно повысить благонадежность клиента. Как замечает начальник отдела сопровождения продаж корпоративных продуктов УБРиР Юлия Васильева, если предприятие, желающее воспользоваться лизингом, не проходит по финансовым критериям банка, ему предлагают взять поручительство связанной (или материнской) компании или оставить залог, стоимость которого перекроет возможные потери банка при разрыве договора по вине лизингодателя.

Вот так-так! – скажете вы, – Выходит, лизинг потерял главное преимущество перед кредитом!

Отчасти да. Но только отчасти… На самом деле, требования к залогу при лизинге будут ощутимо ниже, чем при кредите. При оформлении кредита предприятие должно предоставить залог, цена которого вдвое перекрывает сумму кредита. Для лизинга размер залога может быть в несколько раз ниже. Как объясняет Юлия Васильева, размер просрочки по кредиту равен одно-двухмесячному платежу ПЛЮС ОСТАТОК ПО КРЕДИТУ. А просрочка по лизингу – это только одно-двухмесячный платеж. Никакого остатка у лизинга не бывает, ведь имущество принадлежит не предприятию, а лизинговой компании. Следовательно, размер обеспечения (поручительства, залога) может быть совсем небольшим – в размере, например, одного или двух месячных платежей. Ну, или немногим больше. А предоставить такой уже по силам многим. Это Вам не две суммы кредита.

В завершении разговора о тонкостях лизинговых технологий, вкратце рассмотрим разнообразие «пород» лизинга.

Самый обычный, описанный выше – финансовый лизинг. Он подразумевает следующую схему:

1. Клиент приходит в лизинговую компанию и сообщает о своей готовности взять в лизинг определенное имущество.
2. Лизинговая компания оценивает платежеспособность клиента и ликвидность имущества, которое берется в лизинг.
3. Лизинговая компания покупает имущество для лизинга у поставщика…
4. …и сдает его клиенту на срок, примерно равный сроку его эксплуатации.
5. В течение срока лизинга клиент вносит оговоренные платежи.
6. По окончании срока лизинга клиент выплачивает выкупную сумму и становится собственником имущества.

Кроме того, существуют следующие разновидности лизинга.

Прямой лизинг – когда в роли поставщика и лизинговой компании выступает одно и то же лицо: например, отдел лизинга на автомобильном заводе.

Оперативный лизинг – откровенная аренда. Еще, при заключении договора речь идет о том, что лизингополучатель по окончании срока не выкупает имущество по остаточной стоимости, а возвращает лизингодателю. В российском законодательстве понятия «оперативный лизинг» не существует, поэтому обычно он оформляется по обычной лизинговой схеме. Впрочем, оперативный лизинг в России достаточно мало распространен.

Возвратный лизинг – когда в роли поставщика и покупателя оборудования выступает одно и то же лицо. Предприятие продает лизинговой компании свое имущество, и сразу же берет его в лизинг. При этом само имущество остается на месте. Фактически предприятие получило кредит в виде денег. Возвратный лизинг применяется, например, когда предприятию необходимо пополнить оборотные средства.

Помимо всего перечисленного, лизинг подразделяется на виды в зависимости от того, кто несет расходы по обслуживанию оборудования. Если их берет на себя лизинговая компания, то лизинг называется «мокрым», или «полным». Если эти расходы берет на себя клиент лизинговой компании, то это «сухой», или «чистый» лизинг.

www.e1.ru

Залог предмета лизинга

Определением от 31.01.2012 № ВАС-16533/11 для пересмотра в порядке надзора передано в Президиум ВАС РФ дело № А56-2946/2011.

15.12.2006 между ООО “ЛК “Скандинавия” (лизингодатель) и ЗАО “Балтдрага” (лизингополучатель) заключен договор лизинга судна “Печора”.

Тогда же, 15.12.2006 между ЛК “Скандинавия” (заемщик) и ОАО “Банк “Санкт-Петербург” (кредитор) заключен кредитный договор о предоставлении кредита на приобретение судна “Печора”.

29.01.2007 между ЛК “Скандинавия” (залогодатель) и банком “Санкт-Петербург” (залогодержатель) заключен договор ипотеки судна “Печора” в обеспечение исполнения обязательств по указанному кредитному договору.

02.03.2007 заключено дополнительное соглашение к договору лизинга, в силу которого лизингодатель обязан письменно согласовывать с лизингополучателем любые действия, направленные на уступку прав и обязанностей по договору лизинга третьему лицу, в т. ч. передачу имущества в залог или иные обременения.

28.11.2008 между гр-ном Архангельским В. Д. (заемщик) и банком “Санкт-Петербург” (кредитор) заключен кредитный договор о предоставлении кредита на потребительские цели в сумме 130 млн руб.

12.12.2008 между ЛК “Скандинавия” (залогодатель) и банком “Санкт-Петербург” (залогодержатель) заключен договор ипотеки судна “Печора” в обеспечение исполнения обязательств гр-на Архангельского В. Д. (генерального директора ЛК “Скандинавия”) по указанному кредитному договору.

ЗАО “Балтдрага” досрочно исполнило обязательства по внесению лизинговых платежей.

10.07.2009 между ЛК “Скандинавия” (продавец) и ЗАО “Балтдрага” (покупатель) заключен договор купли-продажи судна “Печора”.

По письменному указанию ЛК “Скандинавия” оплата была произведена в адрес банка “Санкт-Петербург” с назначением платежа “погашение задолженности по кредитному договору № 3500-06-00273 от 15.12.2006”.

23.09.2009 зарегистрирован переход права собственности на судно “Печора” к ЗАО “Балтдрага”. В этот момент приобретателю стало известно об обременении судна ипотекой, установленной на основании договора от 12.12.2008.

20.10.2009 банк “Санкт-Петербург” обратился в арбитражный суд с иском к ЛК “Скандинавия” о взыскании задолженности по кредитному договору от 15.12.2006 и обращении взыскания на судно “Печора” по договору ипотеки от 29.01.2007.

12.04.2010 решением арбитражного суда в удовлетворении требования об обращении взыскания на судно “Печора” отказано.

02.12.2010 банк “Санкт-Петербург” обратился в суд общей юрисдикции с иском к гр-ну Архангельскому В. Д. и ЗАО “Балтдрага” о взыскании задолженности по кредитному договору от 28.11.2008 и обращении взыскания на судно “Печора” по договору ипотеки от 12.12.2008.

23.12.2010 решением суда общей юрисдикции обращено взыскание на судно “Печора” по требованию банка “Санкт-Петербург”.

26.01.2011 ЗАО “Балтдрага” обратилось в арбитражный суд с иском к ЛК “Скандинавия” и банку “Санкт-Петербург” о признании недействительным договора ипотеки судна от 12.12.2008 и применении последствий его недействительности в виде обязания банка обратиться к капитану морского порта с заявлением о снятии обременения – погашении регистрационной записи об ипотеке.

14.04.2011 решение районного суда об обращении взыскания на судно оставлено без изменения кассационной инстанцией и вступило в законную силу.

02.06.2011 решением арбитражного суда первой инстанции в иске о признании недействительным договора ипотеки от 12.12.2008 и применении последствий его недействительности отказано.

20.09.2011 постановлением апелляционного суда решение отменено. Принят новый судебный акт об удовлетворении иска в части признания договора ипотеки судна от 12.12.2008 недействительным.

22.11.2011 постановлением кассационного суда указанное постановление апелляционного суда оставлено без изменения.

05.12.2011 банк “Санкт-Петербург” обратился в ВАС РФ с заявлением о пересмотре постановлений апелляционного и кассационного судов в порядке надзора.

31.01.2012 данное дело передано в Президиум ВАС РФ “в целях обеспечения единообразия судебной практики по вопросам соотношения прав залогодержателей и лизингополучателей в отношении имущества, являющегося одновременно и предметом лизинга, и предметом залога”.

Это дело заслуживает особого внимания, т. к. его исход (а точнее, даже вне зависимости от его формального исхода, т. е. от процессуальной судьбы оспариваемых судебных актов, – формулировка постановления Президиума ВАС РФ) способен оказать существенное воздействие на функционирование целого сектора рынка финансовых услуг, а именно лизинговой отрасли.

ХОЗЯЙСТВЕННАЯ ЛОГИКА И ТЕХНОЛОГИЯ ЛИЗИНГА

С хозяйственной точки зрения лизинговая деятельность заключается в финансовом посредничестве между банками и иными институтами, аккумулирующими денежные средства, с одной стороны, и реципиентами инвестиций, с другой.

Финансовая услуга, оказываемая лизинговыми компаниями, заключается в привлечении средств (теоретически — по более низкой ставке, во-первых, за счет “опта”, во-вторых, за счет меньшего уровня рисков банков при кредитовании лизинговых компаний по сравнению с кредитованием других хозяйствующих субъектов) и в их последующем размещении на условиях срочности, возвратности, платности, обеспеченности путем приобретения для клиентуры необходимого ей имущества у определенных ею же продавцов.

Кроме того, лизинговые компании, являясь профессиональными заемщиками и покупателями, освобождают клиентов от существенной части трудозатрат, связанных с оформлением документации, сопутствующей банковскому кредитованию и приобретению основных средств (включая импорт оборудования с неизбежным осуществлением сложно структурированных валютных платежей за рубеж, оформление валютных операций и таможенное оформление ввоза имущества).

Наконец, часть клиентуры только благодаря лизингу и отсутствию его скрупулезной регламентации получает доступ к кредиту (в широком смысле слова), поскольку в силу своих показателей финансово-хозяйственной деятельности и жестких нормативов регулирования банковской деятельности не может рассчитывать на традиционное банковское кредитование.

Бóльшая доступность лизинга по сравнению с кредитом теоретически обусловливается также за счет предоставления лизингодателю более сильного обеспечительного права (права собственности) по сравнению с традиционным залоговым правом обычного кредитора. Титул собственника призван упростить лизингодателю порядок восстановления владения активом, рассматриваемым как объект обеспечения его имущественных интересов, по сравнению с процедурой обращения взыскания на предмет залога. Предоставление кредитору более сильного права и упрощение процедуры изъятия имущества рассматриваются факторы снижения стоимости лизинговых услуг и повышения их доступности. (К сожалению, эти факторы на практике “работают” значительно слабее, чем позволяет их потенциал, в силу громоздкости судебной процедуры изъятия предмета лизинга и вновь возникшего “благодаря” последней практике ВАС РФ риска противопоставления требованию лизингодателя об изъятии имущества встречного кондикционного притязания лизингополучателя.)

В то же время лизинговые компании, будучи полноценными заемщиками – клиентами банков, связаны в своей деятельности необходимостью предоставления банкам обеспечения исполнения обязательств по кредитным договорам в соответствии с установленными нормативами.

Будучи одновременно собственниками активов колоссальной суммарной стоимостью, лизинговые компании, разумеется, стараются максимально эффективно использовать это обстоятельство в период до созревания обязанности передать лизинговое имущество в собственность клиентам, в свою очередь исполнившим должным образом обязательства по внесению лизинговых платежей.

Лизинговое имущество может быть передано в залог в обеспечение обязательств по возврату кредита, предоставленного на приобретение данного имущества. Впоследствии возможна т. н. “синхронизация” погашения кредита с внесением лизинговых платежей. В случае опережающего погашения лизинговой компанией кредита по сравнению с получением лизинговых платежей возможно отступление от “синхронизации” и освобождение лизингового имущества от залога ранее внесения лизингополучателем всей суммы лизинговых платежей.

Кроме того, технология финансирования, используемая конкретной лизинговой компанией, и структура доступных ей финансовых ресурсов вполне могут исключать целевое кредитование и “синхронизацию” платежей. Лизинговое имущество может оплачиваться за счет “собственных” средств (при их наличии в распоряжении лизинговой компании на день наступления срока оплаты по договору купли-продажи), а впоследствии предоставляться в залог в обеспечение исполнения обязательств по кредиту, предоставленному на цели, не связанные с приобретением данного имущества (в обеспечение кредитов, предоставленных на приобретение другого имущества или даже на пополнение оборотных средств).

В нормально функционирующей лизинговой компании вся сумма ее обязательств перед банками обеспечивается не “застывшей”, а постоянно изменяющейся имущественной массой. Такое обеспечение напоминает иррегулярный залог. По мере внесения клиентами лизинговых платежей и выкупа лизингового имущества его приходится освобождать от залога или путем досрочного погашения соответствующих кредитов, или путем предоставления банкам в залог другого имущества. Эта работа является для лизинговых компаний рутинной и повседневной. Определенная свобода маневра обеспечивается за счет вознаграждения (“маржи”) лизинговых компаний, включенной в лизинговые платежи, временных лагов в циклах возмещения НДС (развивающаяся лизинговая компания постоянно вправе рассчитывать на возврат НДС из бюджета), рефинансирования с варьированием сроков и ставок и т. п.

РИСКИ, СВЯЗАННЫЕ С ЗАЛОГОМ ПРЕДМЕТА ЛИЗИНГА

Обратной стороной большей доступности и “гибкости” лизингового финансирования при изложенном подходе становится появление у реципиента инвестиций (лизингополучателя) дополнительных рисков, связанных с возможностью обращения взыскания на предмет лизинга по долгам лизингодателя даже при надлежащем исполнении лизингополучателем обязательств по внесению лизинговых платежей.

Часть этих рисков учтена и нивелирована законодателем. В силу п. 2 ст. 23 Федерального закона “О финансовой аренде (лизинге)”: взыскания третьих лиц, обращенные на имущество лизингодателя, могут быть отнесены только к данному объекту права собственности лизингодателя в отношении предмета лизинга. К приобретателю прав лизингодателя в отношении предмета лизинга в результате удовлетворения взыскания в обязательном порядке переходят не только права, но и обязательства лизингодателя, определенные в договоре лизинга.

Таким образом, если залогодержатель обращает взыскание на имущество, пока оно является предметом лизинга по действующему договору лизинга (т. е. доводит процедуру обращения взыскания до логического завершения, включая реализацию третьему лицу или обращение в собственность кредитора), лизингополучатель сохраняет полноту прав по такому договору, включая право получить от нового собственника имущество собственность по внесении всей суммы лизинговых платежей и выкупной цены.

Другая часть рисков связана с ситуацией, когда право лизингополучателя получить имущество в собственность реализуется до предъявления залоговым кредитором притязаний, основанных на залоговом праве. В таком случае при предъявлении залоговым кредитором подобных притязаний после внесения всех лизинговых платежей и перехода права собственности на имущество к лизингополучателю последний не имеет действенных способов защиты своих интересов. Именно такого рода ситуация послужила фактической основой дела, переданного для пересмотра в порядке надзора.

ПОДХОДЫ К РАЗРЕШЕНИЮ КОЛЛИЗИИ

К сожалению, формально в данном деле предметом исковых требований является не обращение взыскания на предмет залога (бывший ранее лизинговым имуществом), которому можно было бы противопоставить возражение, не связанное с недействительностью договора залога, а признание договора залога недействительным. От удовлетворения именно такого требования в данном деле зависит эффективная защита законных интересов лизингополучателя, надлежаще исполнившего обязательства по внесению лизинговых платежей.

В данном деле, исходя из условий договора лизинга (в т. ч. в редакции дополнительного соглашения от 10.07.2009), обстоятельств его исполнения лизингополучателем и передачи судна в залог банку, сложно не согласиться с доводами, основанными на сомнениях в добросовестности ЛК “Скандинавия” и банка “Санкт-Петербург” и допущении ими злоупотребления правом.

В то же время признание договора залога имущества, одновременно являющегося предметом лизинга, недействительным по столь “размытым” мотивам, как недобросовестность залогодателя и залогового кредитора и злоупотребление правом с их стороны, слабо согласуется с таким требованием к норме права, как формальная определенность, и с учетом прецедентного характера актов высшей судебной инстанции может существенно осложнить финансирование лизинговой деятельности с использованием описанных выше “иррегулярно-залоговых” технологий.

Подобный подход к защите интересов лизингополучателя по существу тождественен запрету залога предмета лизинга с одновременным допущением залога исключительно прав требования (внесения лизинговых платежей) по договору лизинга.

Особенность лизинговой операции (по сравнению с традиционным кредитованием под залог) заключается в том, что кредитор (лизинговая компания) по мере внесения лизингополучателем лизинговых платежей все в большей мере становится по отношению к своему дебитору также и должником – в обязательстве передать предмет лизинга в собственность. Строго говоря, данное обязательство возникает единовременно после внесения лизингополучателем всей суммы лизинговых платежей и выкупной цены. Вместе с тем по мере накопления общей суммы, внесенной лизингополучателем, в его имущественной сфере постепенно формируется “притязание на выкуп лизингового имущества”. От констатации этого обстоятельства “рукой подать” до конструирования специфического права, соответствующего праву ожидания (Anwarschaftsrecht) в немецкой доктрине. По существу именно защите этого притязания, наличие которого отмечается в определении от 31.01.2012, служит вывод состава ВАС РФ о заключении спорного договора ипотеки от 12.12.2008 очевидно в ущерб интересам лизингополучателя.

Следовательно, правовая мысль должна работать в направлении создания конструкции, способной, с одной стороны, защитить этот интерес лизингополучателя, надлежащим образом исполняющего обязательства по внесению лизинговых платежей, и, с другой стороны, сохранить фундамент этого интереса, т. е. саму лизинговую операцию, в т. ч. реализуемую с использованием описанных выше “иррегулярно-залоговых” технологий финансирования.

De lege ferenda можно предложить несколько вариантов подобных конструкций. Так, в определении от 31.01.2012 указывается, что определяющим в практике арбитражных судов в настоящее время является правовой подход, при котором при невыполнении лизингодателем своих заемных обязательств, обеспеченных залогом предмета лизинга, на него обращается взыскание с последующей продажей с торгов независимо от того, что лизингополучатель уже выплатил лизинговые платежи и приобрел право собственности на предмет лизинга, а способом защиты прав лизингополучателей является взыскание с лизингодателей убытков. Эту конструкцию можно усилить страхованием ответственности лизингодателя.

Другой подход мог бы заключаться в возобновлении лицензирования лизинговой деятельности и установлении обязательных нормативов соотношения ряда показателей финансово-хозяйственной деятельности лизинговых компаний, а также обязательности опубликования их финансовой отчетности, призванных если не исключить неплатежеспособность этих финансовых институтов, то хотя бы существенно снизить вероятность ее наступления, а также предоставления потенциальным клиентам сведений о рисках взаимодействия с тем или иным финансовым институтом.

При этом целесообразно исходить из того, что задача правовой конструкции заключается не в полном исключении рисков, а в существенном повышении уровня гарантий для участников оборота, надлежащим образом, исполняющих свои обязательства.

На нынешнем этапе правотворческой экспансии ВАС РФ ни обязательное страхование ответственности, ни тем более лицензирование определенного вида деятельности на основании решения высшей судебной инстанции введены быть не могут. (Нельзя исключать, что со временем ВАС РФ поразит воображение изумленной публики способностью исключительно при помощи ловкости рук добиваться и таких впечатляющих результатов.)

Поэтому сегодня в распоряжении судебной практики более ограниченный инструментарий защиты интересов лизингополучателя. Центральная идея определения от 31.01.2012 заключается в необходимости такой защиты при надлежащем исполнении лизингополучателем обязательств по внесению лизинговых платежей, выкупной цены и оформлении перехода права собственности на предмет лизинга.

Реализации этой идеи (безотносительно к обстоятельствам данного дела) могло бы служить, например, признание за лизингополучателем возможности правомерно (т. е. без риска расторжения договора лизинга и изъятия предмета лизинга) приостановить исполнение обязательства внести “последнюю копейку” в счет лизинговых платежей и (или) выкупной цены (и тем самым искусственно воспрепятствовать переходу права собственности на предмет лизинга, а также сохранить правовой статус лизингополучателя с привилегией, предусмотренной п. 2 ст. 23 Закона о лизинге) ввиду наличия обстоятельств (залоговое обременение лизингового имущества и нарушение обеспеченного залогом обязательства, влекущее возможность обращения взыскания), очевидно свидетельствующих о том, что встречное исполнение (обязательства передать имущество в собственность лизингополучателю свободным от прав третьих лиц) лизингодателем не будет произведено.

Другой путь реализации этой идеи мог бы заключаться в предоставлении лизингополучателю, должным образом исполнившему обязательства по внесению лизинговых платежей и выкупной цены предмета лизинга и получившему его в собственность, основанного на указанных обстоятельствах возражения против требования залогового кредитора об обращении взыскания на предмет залога с одновременным сохранением действительности самого договора залога. Нормативным обоснованием такого подхода могла бы стать аналогия с правовым статусом лизингополучателя, не доплатившего последнюю копейку перед обращением взыскания на предмет залога (лизинговое имущество), сохраняющего права лизингополучателя и в отношении нового собственника предмета лизинга, усиленная правовой позицией КС РФ о недопустимости (запрете) различного обращения с лицами, находящимися в одинаковых или сходных ситуациях (постановление КС РФ от 15.06.2006 № 6-П, постановление КС РФ от 28.05.2010 № 12-П). С точки зрения баланса интересов участников спорных отношений (лизингополучателя, лизингодателя-заемщика и банка-кредитора-залогодержателя) такой подход представлялся бы оптимальным. Риск недостаточности обеспечения кредита при таком подходе переносился бы с лизингополучателя на банк как на профессионального участника кредитных отношений, имеющего больше опыта и возможностей для обеспечения своих имущественных интересов (в том числе путем оценки имущественного положения заемщика-лизингодателя при выдаче кредита и его последующего мониторинга) именно с учетом того обстоятельства, что заемщиком является лизинговая компания, права которой на имущество обременены специфическими притязаниями ее клиентов. Для банка одним из критериев приемлемости обеспечения могла бы стать “рутинность” залоговой операции (соответствие стандартной технологии финансирования, принятой в отношениях банка с лизинговой компанией) или, напротив, ее “экстраординарность”, свидетельствующая (как в данном деле) о ее очевидном совершении в ущерб интересам лизингополучателя.

При выборе такого (более универсального) подхода защите индивидуальных интересов лизингополучателя в данном деле мог бы послужить частный довод о необходимости его согласия на залог судна в силу п. 3 ст. 6 Закона об ипотеке и дополнительного соглашения от 02.03.2007 к договору лизинга. (На практике условие о необходимости предварительного согласия лизингополучателя на осуществление лизингодателем правомочия распоряжения предметом лизинга в договоры лизинга включается редко.)

ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ВАС РФ от 31.01.2012

В определении ВАС РФ приводится аргументация нижестоящими инстанциями вынесенных ими судебных актов.

Так, апелляционный суд, мотивируя постановление, указал, что ст. 209 ГК РФ предоставляет собственнику право совершать в отношении своего имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц. Таким образом, — делает вывод суд, — право собственника распорядиться своим имуществом не является абсолютным, безусловным правом и может быть ограничено в случаях, предусмотренных законом.

Между тем в тексте п. 2 ст. 209 ГК РФ указание на правомочие собственника “отдавать имущество в залог” упоминается после фразы “совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц”, что следует толковать как безусловное признание права собственника отдавать имущество в залог, тогда как оценочный критерий правомерности и соответствия правам и интересам других лиц приводится для оценки действий собственника, прямо в данной норме не указанных.

Разумеется, и право собственника передать имущество в залог может быть ограничено, но такое ограничение права может быть установлено только федеральным законом и только в конституционно значимых целях (ч. 3 ст. 55 Конституции, абз. 2 п. 2 ст. 1 ГК РФ).

Между тем ограничение фундаментального права собственности путем запрета собственнику (лизингодателю) передавать лизинговое имущество в залог иначе как в обеспечение кредита на приобретение предмета лизинга не способно эффективно содействовать достижению указанных конституционно значимых целей, т. к. такое ограничение одновременно не является ни стимулом, ни гарантией надлежащего исполнения заемщиком-лизингодателем обязательства, исполнение которого обеспечено залогом.

С изложенных позиций очень спорным является данное апелляционным судом ограничительное толкование п. 2 ст. 18 Закона о лизинге (лизингодатель имеет право в целях привлечения денежных средств использовать в качестве залога предмет лизинга, который будет приобретен в будущем по условиям договора лизинга) – предполагающее, что данная норма предусматривает возможность передачи предмета лизинга в залог только в качестве обеспечения денежного обязательства самого лизингодателя и ограничивает основания возникновения этого обязательства конкретной целью — приобретением предмета лизинга.

Представляется, что акцент в толковании этой нормы следует сделать на признании законом возможности “использовать в качестве залога предмет лизинга, который будет приобретен в будущем” (ср. п. 6 ст. 340 ГК РФ: “договором о залоге . может быть предусмотрен залог вещей . которые залогодатель приобретет в будущем”).

Логичным представляется вывод о возможности передачи в залог предмета лизинга только одновременно с правами лизингодателя, хотя остается неясным, на каком основании суд посчитал, что в спорном договоре ипотеки произошел разрыв между залогом предмета лизинга и залогом прав лизингодателя.

Более того, теоретически вполне можно было бы ограничиться именно залогом прав, однако конструкция залога прав настолько шатка с точки зрения материального права и еще более – с точки зрения права процессуального, что стремление кредитора получить в залог наряду с правами еще и вещь, с которой эти права тесно связаны, вполне объяснимо.

Вывод ВАС РФ о том, в силу определяющего в практике подхода способом защиты прав лизингополучателей является взыскание с лизингодателей убытков, мог бы стать дополнительным стимулом совершенствования и повышения эффективности именно этого способа защиты прав, а не поиска другого в предубеждении к возмещению убытков. (Ясно, что при банкротстве лизингодателя этот способ далеко не в полной мере защитит лизингополучателя, однако также далеко не очевидно, что при банкротстве лизингодателя именно лизингополучатель должен оказаться в привилегированном положении по сравнению с другими кредиторами. В то же время при банкротстве банка заемщики не несут риска убытков, связанных с правовым режимом залогового обеспечения, и это тоже необходимо принимать во внимание при поиске оптимальной конструкции.)

zakon.ru

Смотрите еще:

  • Заявление о разводе курск о расторжении брака Регистрация расторжения брака Основанием для государственной регистрации расторжения брака является: совместное заявление о расторжении брака супругов, не имеющих общих детей, не достигших […]
  • Группа кратковременного пребывания детей в детском саду программа Образовательная программа группы кратковременного пребывания "Счастливый малыш" (для детей с 1 года до 3 лет, не посещающих детский сад) Актуальность. Детство – годы чудес! Опыт этого периода во многом […]
  • Новый закон об дошкольном образовании Закон о дошкольном образовании С начала нового учебного года в 2013 году стал действовать новый Федеральный закон №-273 «Об образовании в Российской Федерации». В первую очередь поправки затронули […]
Закладка Постоянная ссылка.

Обсуждение закрыто.