Иск одного участника ооо к другому

Исключение участника из ООО: рецепты от ВАС РФ

Комментарий к Информационному письму Президиума ВАС РФ от 24.05.2012 № 151

По Закону об ООО участник Общества в судебном порядке может быть исключен из состава участников, если о н ст. 10 Закона от 08.02.98 № 14-ФЗ (далее — Закон № 14-ФЗ) :

  • грубо нарушает свои обязанности;
  • своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность Общества либо существенно ее затрудняет.
  • Полный текст комментируемого Обзора можно найти: раздел «Законодательство» системы КонсультантПлюс

    Но вот незадача — Закон не уточняет, в чем именно это выражается. До последнего времени суды оценивали эти критерии по своему усмотрению. Причем нередко случалось так, что при схожих обстоятельствах суды принимали абсолютно разные решения.

    Инициировать исключение участника, то есть обратиться с таким требованием в суд, вправе только остальные участники (один или несколько) при условии, что их совокупная доля в уставном капитале ООО составляет 10% и более. Само Общество не может подать иск об исключении участника.

    И вот недавно ВАС РФ обнародовал Обзор судебной практики, где привел примеры конкретных ситуаций, которые могут явиться поводом для исключения участника из ООО.

    Основания для исключения

    ОСНОВАНИЕ 1. Участник своими действиями намеренно причинил Обществу значительный вред, создав существенные помехи его деятельности, например:

    • подделал протокол общего собрания участников ООО таким образом, что полномочия руководителя оказались возложены на стороннего человека (назовем его N). На основании этого протокола были изменены сведения в ЕГРЮЛ о лице, имеющем право действовать от имени Общества без доверенности. Затем N продал принадлежавшую ООО дорогостоящую недвижимость третьему лиц у п. 1 Обзора ;
    • сообщил контрагентам о том, что ООО якобы ликвидировано, и предложил им перезаключить договоры с конкурирующей фирмой, что некоторые и сделал и п. 1 Обзора ;
    • когда Общество разместило в газете объявление об утере своей печати, участник выпустил ответную публикацию о недостоверности этой информаци и п. 1 Обзора ;
    • выполняя функции руководителя, участник продал по заниженной цене производственные корпуса, в результате чего основная деятельность Общества фактически встал а п. 2 Обзора ;
    • действуя по доверенности от имени Общества, участник заключил ряд заведомо невыгодных сделок, которые сильно ухудшили финансовое положение ООО п. 3 Обзора .
    • ОСНОВАНИЕ 2. Голосуя определенным образом на общем собрании либо систематически уклоняясь без уважительных причин от участия в собраниях, участник сильно затрудняет работу Общества. Вот примеры таких ситуаций:

    • два участника, проголосовав за отчуждение производственных корпусов Общества, тем самым одобрили сделку по их продаже, заведомо зная об ее убыточности. В результате ООО лишилось возможности продолжать свою основную деятельност ь п. 4 Обзора ;
    • из-за того, что участник регулярно не приходил на общие собрания, Общество не могло утвердить новую редакцию своего устава. В свою очередь, из-за того, что устав Общества не был приведен в соответствие с требованиями законодательства, надзорный орган привлек Общество к ответственност и п. 4 Обзора .

    Болезнь участника не является уважительной причиной его систематической неявки на общие собрания, ведь он может направить на них своего представител я п. 6 Обзора .

    Но в то же время такая мера, как исключение участника, не должна использоваться для разрешения конфликтов между участниками Обществ а п. 5 Обзора . Поясним это на примере.

    Два участника в течение года на всех общих собраниях голосовали против избрания друг друга в качестве руководителя Общества. Учитывая, что согласно уставу решение об избрании единоличного исполнительного органа ООО должно быть принято единогласно, Общество все это время оставалось без руководителя. В итоге один участник подал иск об исключении другого из ООО.

    Однако суд указал: в данном случае причиной затруднений в деятельности Общества стали разногласия обоих участников по вопросам управления компанией, а не только действия одного участника. Поэтому исключение в этой ситуации неприменимо.

    ОСНОВАНИЕ 3. Участник своими обращениями в различные надзорные госорганы (ИФНС, пожарная инспекция, полиция) инициирует соответствующие проверки Общества, чем сильно затрудняет его работу.

    Однако тут непременно должно соблюдаться одно условие: участник знал или должен был знать, что, обращаясь в госорганы с требованиями и жалобами, он сообщает недостоверную информаци ю п. 9 Обзора . В противном случае, даже если все проверки ООО прошли безрезультатно, не выявили никаких нарушений, суд откажет в исключении из Общества участника-жалобщика. При этом аргумент суда будет такой: обращения участника в госорганы в связи с деятельностью Общества не что иное, как реализация его права на защиту имущественных интересов.

    Когда не получится исключить участника из ООО

    В своем Обзоре ВАС РФ также обозначил ситуации, когда суды не должны удовлетворять требования об исключении участника из Общества.

    СИТУАЦИЯ 1. Отсутствует причинно-следственная связь между уклонением участника от участия в общих собраниях и наступившими неблагоприятными для ООО последствиями (как то: невозможность принять решение, имеющее важное хозяйственное значение ) п. 7 Обзора .

    Например, помимо участника, которого хотели исключить за неучастие в собраниях, на них не было также другого участника, без которого общее собрание тоже не смогло бы принять решение. Даже если бы исключаемый участник присутствовал на собраниях.

    Или размер доли участника в уставном капитале ООО составляет всего 10%, поэтому его систематическая неявка на общие собрания не препятствовала принятию решений по вопросам повестки дня большинством (не менее 2/3) голосов, как предусмотрено уставом.

    СИТУАЦИЯ 2. Участник не являлся на общие собрания из-за того, что его не извещали о дате, времени и месте их проведени я п. 8 Обзора .

    Систематическая неявка участника на собрания может быть признана уклонением от участия в них, только если он надлежащим образом извещался.

    СИТУАЦИЯ 3. Участник не полностью оплатил свою долю в уставном капитале Обществ а п. 10 Обзора . Как указал ВАС, в этом случае Законом уже предусмотрено негативное последствие для участника — переход к Обществу части доли, которую он не оплати л п. 3 ст. 16 Закона № 14-ФЗ .

    Кроме того, в Обзоре дан ответ на вопрос, можно ли исключить из ООО участника, обладающего долей более 50% уставного капитала. По мнению ВАС, это возможно, только если по уставу участник Общества не имеет права свободного выхода из нег о п. 11 Обзора; ст. 26 Закона № 14-ФЗ . Иными словами, если в уставе закреплено такое право, участника с долей 50% исключить из ООО нельзя в принципе.

    В заключение напомним, что доля участника, исключенного из ООО, переходит к Обществу с даты вступления в законную силу соответствующего решения суда. При этом Общество обязано выплатить исключенному участнику действительную стоимость его дол и подп. 4 п. 7, п. 4 ст. 23 Закона № 14-ФЗ .

    Не позднее месяца с даты перехода доли к ООО нужно направить в регистрирующую ИФНС п. 7.1 ст. 23 Закона № 14-ФЗ заявление о внесении изменений в ЕГРЮЛ по форме № Р14001 и копию вступившего в силу решения суд а п. 2 ст. 17 Закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ ; п. 6 ст. 24 Закона № 14-ФЗ .

    glavkniga.ru

    Исковое заявление об исключении участника из общества с ограниченной ответственностью: пример, образец + как написать

    Пояснительная записка к Исковому заявлению об исключении участника из общества с ограниченной ответственностью

    Дело №A60-23400/2012 рассматривается в арбитражном суде Свердловской области. Суть дела состоит в том, что участники общества с ограниченной ответственностью требую исключить из числа участников данного общества одного из учредителей в связи с тем, что данный участник значительно затрудняет деятельность Общества.

    Иск – требование одной стороны к другой о восстановлении свои прав, изменении своих прав или о прекращении этих прав в судебном порядке.

    В данной ситуации, когда некоторые действия участника были признаны судом нелегитимными и неправомерными, остальные участники вправе подать иск с требованием исключить данного участника из Общества по причине его неправомерных действий.

    Экономические причины данного иска фактически отсутствуют, однако есть косвенные экономические причины: в связи с тем, что участники по вине ответчика не могут внести в устав изменения, то они фактически могут быть привлечены к ответственности (в том числе и экономически, т.е. штрафы) за несоответствие уставного капитала действующему законодательству.

    Процессуальные задачи данного иска состоят в том, что участникам общества необходимо внести изменения в устав общества, что они не могут сделать из-за неправомерных действий ответчика. Следовательно, процессуальная задача – изменить состав участников общества путем исключения из числа участников ответчика.

    Законодательство, применимое к данному делу:

    • − пункт 2 статьи 19 Федерального закона от 8 февр. 1998 года №14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» решение об внесении изменений в Устав общества должно приниматься единогласно на общем собрании участников.
    • − ст.10 ФЗ «об обществах с ограниченной ответственностью» если участник общества своими действиями(бездействиями) наносит вред обществу или значительно затрудняет деятельность, то остальные участники общества вправе потребовать исключения данного участника из общества.
    • − Пункт 17 постановления пленума Верховного суда РФ №90, Пленума ВАС РФ №14 от 09.12.1999 года «о некоторых вопросах применения ФЗ «об ООО» под действиями(бездействием) наносящим вред обществу стоит также понимать систематической уклонение без уваж.причин от участия в общих собраниях участников.

    Исковое заявление должно состоять из нескольких разделов, каждый из которых является продолжением другого: вводная, описательная, мотивировочная, резулятивная части. Также необходимо предоставить список всех прилагаемых документов.

    По делам таких исковых заявлений Арбитражные суды выносит два вида судебных решений: либо удовлетворяет требования истцов, либо отказывает в их удовлетворении.

    Образец, пример: Исковое заявление об исключении участника из общества с ограниченной ответственностью

    В Aрбитражный cуд Cвердловской oбласти,

    г. Екатеринбург, улица Шарташская, д.4

    Истец: Ряпосовой Раисы Ивановны, Юдиной Ларисы Юрьевны, Чапуриной Татьяны Винальевны, Тюбаровой Полины Александровны, Берсеневой Зинаиды Прокопьевны, Пластеевой Галины Александровны, Яйченко Валентины Федоровны

    Ответчик: Рушенцевой Татьяне Викторовне

    Исковое заявление об исключении участника из общества с ограниченной ответственностью.

    11 нояб. 1998 года Ряпосовой Раисой Ивановной, Юдиной Ларисой Юрьевной, Чапуриной Татьяной Винальевной, Тюбаровой Полиной Александровной, Берсеневой Зинаидой Прокопьевной, Пластеевой Галиной Александровной, Яйченко Валентиной Федоровной (далее Истцы) и Рушенцевой Татьяной Викторовной (далее Ответчик) было создано и зарегистрировано юридическое лицо Общество с ограниченной ответственностью «Силуэт» (далее ООО «Силуэт»). Доля каждого из участников составила 12,5 %. Уcтавный капитал ООО «Силуэт» составляет 22 рубля, что не соответствует требованиям действующего законодательства. Было решено провести Общее собрание участников для увеличения уставного капитала, для внесения изменений в Устав ООО «Силуэт». Данное решение в соответствии с пунктом 2 статьи 19 Федерального закона от 8 февр. 1998 года №14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» должно приниматься единогласно на общем собрании участников.

    Ответчик внес изменения в учредительные документы ООО «Силуэт», уменьшив размер долей каждого участника до 1% (ранее было 12.5%). Позднее данные изменения были признаны недействительными Постановлением Cемнадцатого апелляционного арбитражного суда по делу №А60-5064/09 от 16 дек. 2009 года. Далее ответчиком был подписан протокол общего собрания участников ООО «Cилуэт» от 20 марта 2008 года о реорганизации ООО «Cилуэт» путем присоединения к ОOО «Циклoн». Данный протокол также был признан нелегитимным в рамках дела №А60-31302/2008-С11 и №А60-5062/2009.

    29 дек. 2009 года было проведено Общее собрание участников для внесения изменений в учредительные документы и изменения уставного капитала, на которое ответчик явился (Лист регистрации собрания 29 дек. 2009), но после регистрации покинул собрание. Повторное собрание участников было назначено на 29 нояб. 2010. Ответчик вновь не явился. Аналогичная ситуация происходила 14 янв. 2011, 26 янв. 2012, 17 марта 2012.

    Повесткой дня всех озвученных ранее Общих собраний участников стоял вопрос о внесении изменений в Устав ООО «Силуэт» (Устав составляет 22 рубля, что не соответствует требованиям сегодняшнего законодательства), для чего необходимо единогласное решение всех участников в соотв. с п.2ст.19 ФЗ «об обществах с ограниченной ответственностью». Таким образом, можно сделать вывод о том, что Ответчик уклоняется от обязанности управлять ООО «Силуэт» и о том, что участник общества своими действиями(бездействиями) наносит вред обществу или значительно затрудняет деятельность в соотв. со ст.10 ФЗ «об обществах с ограниченной ответственностью». Следовательно, остальные участники общества вправе потребовать исключения данного участника из ООО «Силуэт».

    В соответствии с вышесказанным и руководствуясь ст.10, ст.19 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»

  • Исключить Рушенцеву Татьяну Викторовну из состава участников ООО «Силуэт»
  • Взыскать с Рушенцевой Татьяны Викторовны 4 000 (четыре тысячи) рублей за уплату государственной пошлины в пользу Ряпосой Раисы Ивановны.
    1. Заверенная копия устава Общества с ограниченной ответственностью «Силуэт»
    2. Документ, подтверждающий оплату государственной пошлины
    3. Документ о направлении искового заявления ответчику.
    4. Заверенная копия свидетельства о государственной регистрации юр.лица
    5. Доверенность, подтверждающая полномочия на подписание иска
    6. Заверенные копии протоколов общего собрания учредителей от 29 дек. 2009 года, от 29 нояб. 2010, от 14 янв. 2011, от 26 янв. 2012, от 17 марта 2012.

    arbir.ru

    Некоторые проблемные вопросы защиты прав участника общества с ограниченной ответственностью

    НЕКОТОРЫЕ
    ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ ЗАЩИТЫ ПРАВ УЧАСТНИКА ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ

    В. В. ЛЕМЕШОВ,
    судья Арбитражного суда Вологодской области

    Следует отметить, что споры, связанные с защитой нарушенных прав участников общества с ограниченной ответственностью (далее — общество, 000), занимают достаточно большое место в практике судов. Причем год от года количество споров и сложность дел увеличиваются. Так, например, в Арбитражном суде Вологодской области за 9 месяцев 2004 г. было рассмотрено 84 дела по спорам названной категории, что почти на 30% больше, чем за аналогичный период 2003 г.
    По характеру спора наибольшее количество дел занимают споры об оспаривании решений органов управления общества — 49 дел. Далее следуют споры о взыскании задолженности общества по выплате участнику общества, вышедшему из него, действительной стоимости доли — 11 дел; о признании права на долю и восстановлении прав участника общества с ограниченной ответственностью — 10 дел; об исключении из состава участников 000 — 7 дел; об оспаривании сделок по отчуждению долей общества — 3 дела; об истребовании документов — 2 дела и иные споры — 2 дела.
    Более 50% судебных актов, принятых по существу заявленных требований, были оспорены в вышестоящих инстанциях.
    Теория гражданского права рассматривает право на защиту как необходимый компонент любого субъективного гражданского права(1). Именно возможность защиты делает право реальным и осуществимым. Защита прав, в том числе и прав участников 000, осуществляется судом в соответствии со статьей 11 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ). Способы защиты нарушенных гражданских прав предусмотрены статьей 12 ГК РФ.
    _________________________
    (1) Грибанов В.П. Основные проблемы осуществления и защиты гражданских прав: Автореферат диссертации д.ю.н. М., 1970. Т. 2. С. 206

    Варианты реализации участником ООО своего права на защиту могут быть классифицированы в зависимости от того, кто является нарушителем защищаемого права и, соответственно, ответчиком в суде. Правам участника общества в ряде случаев корреспондируют обязанности самого общества, к которому и предъявляется иск в такой ситуации.
    К таким случаям относятся, например, невыплата участнику общества распределенной прибыли при отсутствии обстоятельств, перечисленных в пункте 2 статьи 29 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»(2), неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности по уплате действительной стоимости доли в случае выхода из общества и т. д., когда налицо прямая обязанность общества по осуществлению тех или иных действий. В такой ситуации участник общества имеет право обратиться в суд с иском к 000 в целях защиты нарушенного права.
    _________________________
    (2) СЗ РФ, 1998, № 7, ст. 785

    Любые действия общества, в том числе и ущемляющие те или иные права его участников, осуществляются соответствующими органами управления. Их действия или бездействие считаются произведенными самим обществом. Именно оно будет выступать ответчиком по иску во всех случаях, когда нарушенному праву участника общества противостоит обязанность 000. Это объясняет и то, почему право участника общества обратиться с иском к обществу конкретизируется в предоставлении ему права обратиться в суд с требованием о признании недействительным решения общего собрания участников общества (статья 43 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»).
    Принятие решения — один из вариантов действий, предпринимаемых органами управления, которыми может быть нарушено право участника. Данный вариант можно считать частным случаем нарушения права самим обществом, которое также в этом случае будет выступать ответчиком, но суть требования будет состоять в признании недействительным определенного решения определенного органа управления.
    Праву участника общества в этом случае не корреспондирует конкретная обязанность общества. Представляется, что признание указанных актов недействительными является специфическим способом защиты прав участника ООО в соответствии с абзацем тринадцатым статьи 12 ГК РФ. В случае если иск участника общества будет удовлетворен, его нарушенное право подлежит восстановлению или защите одним или несколькими способами, предусмотренными статьей 12 ГК РФ, по аналогии с признанием недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления согласно части второй статьи 13 ГК РФ.
    Анализ статьи 43 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» показывает, что, в сущности, право участника общества обжаловать в суд решение общего собрания в значительной мере ограничено законом. Прежде всего закон не обязывает суд, а лишь предоставляет ему возможность признать недействительным обжалуемое решение. Такое право возникает у суда при наличии целого ряда условий:
    ЕСЛИ РЕШЕНИЕ ПРИНЯТО С НАРУШЕНИЕМ ЗАКОНА ИЛИ УСТАВА ОБЩЕСТВА.
    Здесь, очевидно, возможно нарушение закона как с материальной, так и с процессуальной точки зрения. Иными словами, решение может быть неправомерным по содержанию либо принятым без соблюдения существующих процедур (неуправомоченным органом, в отсутствие кворума, ненадлежащим числом голосов, в отсутствие лица, чье присутствие обязательно) и других правил, установленных законом или уставом;
    ЕСЛИ ПРИНЯТОЕ РЕШЕНИЕ НАРУШАЕТ ПРАВА И ЗАКОННЫЕ ИНТЕРЕСЫ УЧАСТНИКА ОБЩЕСТВА.
    Как представляется, такое решение не может быть соответствующим закону, а следовательно, с точки зрения юридической техники было бы логичнее закрепить в законе только это условие, без предыдущего;
    ЕСЛИ УЧАСТНИК ОБЩЕСТВА, ОБЖАЛУЮЩИЙ ЕГО РЕШЕНИЕ, НЕ ПРИНИМАЛ УЧАСТИЯ В ГОЛОСОВАНИИ ЛИБО ГОЛОСОВАЛ ПРОТИВ ПРИНЯТОГО РЕШЕНИЯ.
    Интересно, что буквальное толкование статьи 43 не дает оснований распространить это требование на участника, чьи права и интересы нарушены обжалуемым решением. Из этой статьи вообще не следует с необходимостью, что названный участник общества и участник, обжалующий решение в суд, есть одно лицо. Соответственно, возникает вопрос о допустимости предъявления такого иска одним участником в защиту интересов другого;
    ЕСЛИ ТАКОЕ ТРЕБОВАНИЕ ДОЛЖНО БЫТЬ ПРЕДЪЯВЛЕНО В ТЕЧЕНИЕ ДВУХ МЕСЯЦЕВ СО ДНЯ, КОГДА УЧАСТНИК ОБЩЕСТВА УЗНАЛ ИЛИ ДОЛЖЕН БЫЛ УЗНАТЬ О ПРИНЯТОМ РЕШЕНИИ, ЛИБО СО ДНЯ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЯ ПРИ УСЛОВИИ, ЧТО ОН УЧАСТВОВАЛ В ОБЩЕМ СОБРАНИИ, ПРИНЯВШЕМ ТАКОЕ РЕШЕНИЕ.
    Если допустить вышеуказанную возможность, когда обжалующий решение и тот, чьи права нарушены, — разные лица, то уместен вопрос, к кому из них относится требование о двухмесячном сроке.
    Таким образом, при наличии всей совокупности перечисленных условий суд может признать решение общего собрания недействительным. Однако суд вправе и оставить его в силе при следующих обстоятельствах:
    ЕСЛИ ГОЛОСОВАНИЕ УЧАСТНИКА ОБЩЕСТВА, ПОДАВШЕГО ЗАЯВЛЕНИЕ, НЕ МОГЛО ПОВЛИЯТЬ НА РЕЗУЛЬТАТЫ ГОЛОСОВАНИЯ.
    Представляется, что это условие может быть принято во внимание только в ситуации, когда обжалующий не участвовал в собрании, принявшем пресловутое решение, либо вовсе не голосовал, так как если он участвовал и проголосовал против, то совершенно очевидно, что его голос не повлиял на результаты голосования и это есть свершившийся факт, а не условие, которое может быть положено в основу судебного решения;
    ЕСЛИ ДОПУЩЕННЫЕ НАРУШЕНИЯ НЕ ЯВЛЯЮТСЯ СУЩЕСТВЕННЫМИ. Не вполне ясно, относится настоящее требование к нарушению закона и устава общества или же к правам и законным интересам участника общества, так как нарушено может быть и то, и другое, но степень нарушения может быть разной. Данное требование представляется достаточно странным, так как оно фактически допускает несущественное нарушение как закона, так и охраняемых им интересов. Критерий же существенности законом вообще не определен. Закрепление такого рода условий в законе весьма нежелательно, так как сама допустимость нарушения закона немыслима в правовом государстве и тем более не может быть закреплена в законе;
    ЕСЛИ РЕШЕНИЕ НЕ ПОВЛЕКЛО ЗА СОБОЙ ПРИЧИНЕНИЯ УБЫТКОВ ДАННОМУ УЧАСТНИКУ ОБЩЕСТВА.
    Это положение закона также вызывает вопросы. Под убытками, как они определены в статье 15 ГК РФ, подразумеваются расходы, которые лицо произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, и упущенная выгода. Даже если допустить, что в результате нарушения прав участника ООО последнему не были причинены убытки, возникают вопросы о правомерности констатации нарушения права при отсутствии убытков и законности критерия наличия или отсутствия убытков для защиты нарушенного права (часть вторая статьи 43 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»).
    Думается, что для отказа в иске о признании решения общего собрания участников общества недействительным необходима совокупность трех перечисленных выше обстоятельств.
    Рассматривая данную возможность защиты права участника 000, необходимо заметить, что она абсолютно неприменима к участнику общества, состоящего из одного лица. В таком обществе, как уже отмечалось выше, общее собрание отсутствует как орган, а решения принимает сам этот участник.
    Часть третья статьи 43 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» предоставляет участнику общества право обжаловать решения остальных органов управления 000: совета директоров, единоличного исполнительного органа, коллегиального исполнительного органа или управляющего. Так же, как и решение общего собрания, решения перечисленных органов управления могут быть обжалованы только в случае, если они нарушают:

    · требования закона или устава;
    · права и законные интересы участника общества.

    Однако в отличие от постановлений общего собрания решения остальных органов управления обжалуются только тем участником общества, права которого нарушены, что недвусмысленно следует из части третьей статьи 43 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью». Эта возможность вполне может быть использована в обществе, состоящем из единственного участника, разумеется, если должности в органах управления занимает не то же лицо, которое является участником общества.
    Интересно отметить, что обжаловать решения общего собрания и других органов управления может только участник общества. Иными словами, лицо, вышедшее из общества тем или иным образом, уже не может защитить права, которые были нарушены в результате незаконного решения в то время, когда данное лицо еще было участником общества.

    Очевидно, что все многообразие возможных требований участника к обществу не сводится к признанию недействительным решения органа его управления. Это лишь частный случай, предусмотренный Федеральным законом «Об обществах с ограниченной ответственностью». Соответственно, возникает вопрос о целесообразности включения в закон общей нормы, предусматривающей для участника общества возможность обратиться в суд с иском к обществу с целью защиты своих прав, связанных с участием в ООО.
    Требования же к обществу, помимо признания недействительным решения органов управления, могут включать в себя принуждение общества к принятию тех или иных действий либо решений и их исполнению, возмещение убытков, причиненных тем же решением либо, например, его отсутствием, бездействием органов управления, неисполнением решения, которое должно быть исполнено, и т.д.
    В качестве примера можно привести решение арбитражного суда Вологодской области от 16.11.01 по делу№ А13-5358/01-06.

    Суть спора заключалась в следующем. Истец — ООО «А» — обратился в суд с иском к ООО «Б» о признании недействительным решения внеочередного общего собрания участников 000 «Б» в части отказа от внесения изменений в устав общества, связанных с переходом прав и обязанностей участника общества в размере 18% долей от ЗАО «С» к ООО «А», и внесении в устав общества изменений, связанных с переходом прав и обязанностей участника общества в размере 18% долей от ЗАО «С» к ООО «А».
    В процессе рассмотрения спора было установлено, что ЗАО «С», являясь обладателем 20% долей в уставном капитале ООО «Б», передало 18% долей в уставный капитал образованного ООО «А» о данном факте само ООО «Б» было извещено надлежащим образом. Однако общее собрание участников ООО «Б» приняло решение об отказе внести изменения в устав общества, связанные с переходом прав и обязанностей участника общества в размере 18% долей от ЗАО «С» к ООО «А».
    Суд, установив, что ООО «А» является законным приобретателем доли в уставном капитале 000 «Б» и указанная доля приобретена последним без нарушений закона и устава общества, признал недействительным решение внеочередного общего собрания участников ООО «Б» в части отказа от внесения изменений в устав общества, связанных с переходом прав и обязанностей участника общества в размере 18% долей от ЗАО «С» к ООО «А», и обязал ООО «Б» в месячный срок со дня вступления решения суда в законную силу внести в устав общества изменения, связанные с переходом прав и обязанностей участника общества в размере 18% долей от ЗАО «С» к ООО «А».
    Особый способ защиты прав участников ООО предусмотрен статьей 44 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью». Согласно этой статье участник общества вправе обратиться в суд с иском о возмещении убытков, причиненных обществу членом совета директоров (наблюдательного совета), единоличным исполнительным органом, членом коллегиального исполнительного органа или управляющим. В отличие от описанных выше случаев в этой ситуации участник общества защищает не свои права, а интересы общества в целом. Суть искового требования сводится к возмещению понесенных убытков самому юридическому лицу — ООО. Это единственный случай, когда любому из участников общества с ограниченной ответственностью, как и членам полного товарищества, предоставляется право представлять, а точнее, защищать интересы общества.
    Однако необходимо иметь в виду, что в данном случае участник будет выступать от своего собственного имени, а не от имени общества, хотя и защищая интересы последнего. Эта конструкция получила название косвенного, или производного, иска. Защищая интересы общества, его участник тем самым косвенно защищает и свои интересы. Интересы общества считаются производными от интересов его участников.
    Интересно процессуальное воплощение данной правовой нормы. Истцом в этом случае будет конкретный участник общества, предъявляющий требование о защите интересов последнего. Как уже неоднократно подчеркивалось, общество является искусственным субъектом права и выступает в деловом обороте через свои органы. Иными словами, от его имени действуют лица, занимающие руководящие должности.
    В ситуации, когда имеют место злоупотребления именно со стороны этих лиц, общество не может само защитить свои интересы, так как, в сущности, это означает, что управляющие должны обжаловать свои собственные действия. Разумеется, участники на общем собрании могут снять неугодных им управляющих, чьи действия причинили обществу убытки, и назначить новых лиц, а последние, в свою очередь, — предъявить требования к своим предшественникам от имени общества. Но это процесс длительный и трудоемкий.
    Предоставление любому участнику общества возможности предъявить иск и защитить интересы общества в такой ситуации значительно повышает оперативность данной меры и усиливает ответственность управляющих.
    Так возникает весьма любопытная с точки зрения процессуального права ситуация, когда одно лицо — субъект права предъявляет иск от своего имени, но в интересах другого субъекта права.
    С точки зрения делового оборота совершенно очевидно, что участник общества, предъявляющий такой иск, защищает свои интересы, но косвенным образом. Однако ни в материальном, ни в процессуальном праве понятия косвенного интереса нет.
    Статья 44 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», предоставляющая участнику возможность обратиться в суд с иском о возмещении убытков обществу, понятия косвенного интереса также не содержит. Понятие это выработано в теории(3), а сама конструкция такого иска заимствована из англо-американского права и аналогов в отечественном законодательстве не имеет.
    _________________________
    (3) Ярков В. Корпоративное право: Косвенные иски // Рынок ценных бумаг.1997. № 18. С. 80

    В гражданском процессе истцом считается лицо, обладающее материально-правовым и процессуально-правовым интересом. Наличие материально-правового интереса подразумевает прежде всего то, что лицо, выступающее в качестве истца, презюмируется стороной спорного материального правоотношения и субъектом спорного материального права. В статье 44 Арбитражного процессуального кодекса РФ прямо закреплено положение о том, что истцами являются организации и граждане, которые предъявили иск в защиту своих прав и законных интересов. Гражданское процессуальное право допускает предъявление определенными лицами иска в защиту не своих интересов. Такими правомочиями обладают, например, прокурор или некоторые государственные органы.
    Статья 44 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» не дает оснований предположить, что общество, в интересах которого и о возмещении убытков которому предъявлен иск одним из его участников, может участвовать в процессе в качестве истца. Причина уже указывалась выше: фактически при определенных условиях это может означать, что от имени общества будет выступать то же лицо, которое является ответчиком.
    В литературе предпринимались попытки объяснить позицию истца — участника общества при предъявлении такого иска с точки зрения института представительства и соучастия. Участник общества не может быть признан представителем общества, так как он самостоятельно выступает в процессе в качестве истца, действуя от своего имени и защищая интересы общества и косвенным образом — свои интересы. По той же причине нет здесь и соучастия.
    Таким образом, данная конструкция, получившая в литературе название косвенного иска, представляет собой уникальное явление. Ее введение в российское право представляется целесообразным, так как это значительно усиливает ответственность управляющих и предоставляет участникам ООО реальные рычаги воздействия на деятельность управляющих органов общества и контроля за ней. Однако процессуальное воплощение данной правовой нормы остается не вполне ясным.
    Вопрос этот, вероятно, должен быть так или иначе решен судебной практикой, хотя на настоящий момент, судя по всему, такая практика еще не сложилась. По мнению некоторых исследователей, указанная правовая норма представляет собой важное профилактическое средство, способное удерживать управляющих от совершения неправомерных действий(4).
    _________________________
    (4) Ярков В. . Корпоративное право: Косвенные иски // Рынок ценных бумаг.1997. № 18. С. 80

    Важно иметь в виду, что по такому иску участники общества вправе требовать возмещения убытков, уже причиненных обществу. Если же то или иное действие либо решение исполнительных органов убытков обществу не принесло, то оно не может быть предметом обжалования по косвенному иску.
    Ответчиком по такому иску будет выступать конкретное должностное лицо, чьи действия предположительно причинили обществу убытки. Закрепление в праве понятия косвенного иска предоставит каждому участнику ООО реальную возможность контролировать деятельность управляющих. В институте косвенного иска находит свое выражение ответственность лиц, занимающих руководящие должности в 000, за недобросовестное исполнение своих обязанностей.
    В предмет доказывания по этому иску входит, во-первых, факт наличия убытков у общества и их размер, во-вторых, факт действий (бездействия) ответчика, то есть органа или лица, к которым предъявляется такой иск, в-третьих, виновность и противоправность их действий и, ‘наконец, причинная связь между их действиями и убытками общества. Несмотря на то что доказать все эти факты весьма непросто, наличие у участников общества права на подачу косвенного иска дает им определенную гарантию от возможных злоупотреблений управляющих.
    Интересно, что бремя доказывания виновности и противоправности совершенных управляющими действий лежит на подавших иск, поскольку добросовестность и разумность участников гражданских правоотношений нашим законодательством презюмируются. По германскому же законодательству в аналогичной ситуации свою невиновность должен доказывать ответчик.
    В развитых правопорядках, где уже сложилась достаточно обширная судебно-арбитражная практика разрешения корпоративных конфликтов (в частности, в Германии, где Торговое уложение действует с 1897 г.), все сильнее поддерживается мнение «о необходимости поиска компромисса между защитой мелких акционеров и интересами большинства и общества в целом»(5).
    _________________________
    (5) Ульрих Зайберт. Законодательство ФРГ об обществах, основанных на объединении капиталов// Основы немецкого торгового и хозяйственного права. М.: «Бек»1995.С. 46

    Для примера проведем анализ норм, позволяющих оспорить решение высшего органа управления обществом по немецкому праву.
    Так же, как и по российскому праву, немецкий закон предусматривает возможность отмены неправомерного решения общего собрания при помощи иска об оспаривании действительности соответствующего решения.
    Немецкий закон более детально устанавливает как основания ничтожности (§ 241), основания оспаривания (§ 243), так и саму процедуру предъявления указанного иска (§ 246-247) и пр. По общему правилу «решение общего собрания может быть оспорено посредством иска вследствие нарушения закона или устава» (§ 243-1)(6).
    _________________________
    (6) Германское право. В 2-х частях. М.: Международный центр финансово-экономического развитияю1996.С.56

    Немецкий закон (пункт 2 § 245) ограничивает полномочия по оспариванию каждого не явившегося на общее собрание тремя ситуациями:

    · если он неправомерно не был допущен на общее собрание;

    · если собрание было созвано ненадлежащим образом;

    · если вопрос, по которому принимается решение, не был надлежаще опубликован.
    Эти ограничения являются определенной преградой для необоснованных исков со стороны лиц, без уважительных причин не явившихся на собрание, а потом посчитавших себя ущемленными в правах и требующих судебной защиты. К сожалению, российский закон не содержит таких ограничительных норм, беря под свою защиту любого участника, осуществляющего свои права как «добросовестно», так и «недобросовестно».
    В то же время немецкий закон шире определяет основания для оспаривания: оспаривание может основываться на том, что участник посредством осуществления права голоса за себя или третье лицо пытался в ущерб обществу или другим акционерам приобрести особые выгоды, а решение способствовало такой цели (§ 243-2).
    Особым способом защиты участниками ООО своих прав выступает предоставленная Федеральным законом «Об обществах с ограниченной ответственностью» возможность обращения в суд с требованием об исключении одного из участников.
    Учитывая немногочисленность состава участников, характерную для рассматриваемого вида обществ, ситуация, когда один из участников ООО, обладающий достаточной долей в уставном капитале, в состоянии значительно осложнить работу общества или даже блокировать то или иное его действие, вполне реальна. Однако не меньше и вероятность того, что исключение из общества может быть использовано его участниками для избавления от нежелательного коллеги.
    С одной стороны, вышеупомянутое право представляет собой необходимое средство защиты, с другой — таит в себе опасность нарушения законных интересов исключаемого. Соответственно, встает вопрос о гарантиях, каковыми являются:

    · необходимость обращения в суд для практической реализации своего права;

    · предоставление права требовать исключения участника из общества только тем участникам ООО, чья совокупная доля в уставном капитале составляет более 10%;

    · исчерпывающий перечень перечисленных выше оснований для исключения из общества с ограниченной ответственностью, который не может быть дополнен или изменен учредительными документами.

    Толкование оснований исключения участника из ООО, предусмотренных статьей 10 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», — одна из актуальных проблем судебного правоприменения. Согласно данной статье Закона участники 000, обладающие долей в размере не менее 10% уставного капитала общества, вправе требовать в судебном порядке исключения из общества участника, который:

    · грубо нарушает свои обязанности;

    · -своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет.
    Таким образом, названы два общих самостоятельных основания исключения участника из ООО. При этом второе из них, в свою очередь, логически подразделяется на два подвида в зависимости от последствий поведения участника:
    а)когда он своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества;
    б)когда он своими действиями (бездействием) существенно затрудняет деятельность общества.
    Судебное применение названных оценочных оснований, имеющих достаточно общий и неоднозначный характер, на практике вызывает затруднение в определении и признании их возможного конкретного выражения. В связи с этим возникает потребность в их конкретизации.
    Во-первых, нуждаются в уточнении такие закрепленные в законе понятийные признаки данных оснований, как:

    «грубое нарушение участником своих обязанностей»;

    «свои обязанности участника» (неясно, идет речь только об обязанностях, названных в статье 9 Закона об ООО, или о тех, которые пере числены в уставе, учредительном договоре и других внутренних документах ООО, либо имеются в виду все перечисленные обязанности);

    «действия (бездействие) участника в обществах с ограниченной ответственностью»;

    «делает невозможной деятельность общества»;

    «существенно затрудняет деятельность общества».
    Во-вторых, необходимо разъяснить, в чем, с точки зрения суда, все это должно и может выражаться практически.
    Многозначный оценочный характер названных оснований ставит их применение в неизбежную зависимость от конкретного практического содержания фактических обстоятельств дела. Видимо, именно это побудило высшие судебные инстанции дать толковательные разъяснения судам в отношении истолкования данных оснований (пункт 17 совместного Постановления Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ от 09.12.99 № 90/14(7)).
    _________________________
    (7) Российская газета. № 19.

    В названном Постановлении в официальном порядке примерно разъяснено общее понятие только одного основания — действий (бездействия) участника, которые делают невозможным или существенно затрудняют деятельность общества. В отношении же понятийного признака «грубое нарушение участником своих обязанностей», опять же примерно, указаны лишь его критерии: степень вины участника и наступление (возможность наступления) негативных для общества последствий (без раскрытия последних). Указанные критерии тоже являются оценочными, хотя и менее неопределенными по сравнению с законодательной формулировкой самого этого основания.
    Другие же понятийные признаки указанных оснований остались без официального истолкования для судебной практики.
    Вместе с тем изложенный в Постановлении № 90/14 такой, казалось бы, конкретизирующий понятийный признак, как «систематическое уклонение участника без уважительных причин от участия в общем собрании общества», все же не является достаточным разъяснением, поскольку неясно, какое количество уклонений (два, три, четыре) и за какой период (квартал, полгода, год) создает бесспорное для суда именно «систематическое уклонение» и что понимается под самим «уклонением» — неявка участника на собрание, его отказ до собрания от участия в голосовании, уход с собрания до голосования и т. д.

    В последнее время дискуссионным является вопрос о возможности признания права собственности на долю в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью. В ряде судебных актов указано, что доля в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью может являться объектом права собственности.
    Так, в постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 13.05.02 по делу № А13-7234/01-06(8) сделан следующий вывод:
    _________________________
    (8) КонсультантАрбитраж: Северо-Западный округ

    «В соответствии с пунктом 6 статьи 21 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» приобретатель доли в уставном капитале общества осуществляет права и несет обязанности участника общества (то есть приобретает право собственности на долю) с момента уведомления общества о состоявшейся уступке доли, а не с момента заключения договора, передачи или оплаты товара».
    В мотивировочной части постановления Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 24.06.02 по делу № 4927 (9)указано:
    _________________________
    (9) КонсультантАрбитраж: Северо-Западный округ

    «В силу пункта 6 статьи 21 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» момент перехода прав к приобретателю по договору связан с моментом письменного уведомления общества о состоявшейся уступке доли, то есть о том, что обязанность по передаче доли исполнена. При этом к приобретателю доли в уставном капитале общества переходит право собственности на эту долю».
    В судебной практике встречаются иски о признании права собственности на доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, удовлетворенные судом, например, постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 02.06.03 по делу № КГ-А40/3527-03(10).
    _________________________
    (10) КонсультантАрбитраж: Московский округ

    В мотивировочной части постановления Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 25.03.04 № Ф08-980/2004(11) указывается на признание права собственности на долю в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью.
    _________________________
    (11) КонсультантАрбитраж: Северо-Кавказкий округ

    Таким образом, судебно-арбитражная практика идет по пути признания доли в ООО объектом права собственности.
    В последнее время появились и теоретические публикации, обосновывающие возможность признания права собственности на долю в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью(12).
    _________________________
    (12) Денберя В. ЭЖ Юрист. № 50. 2003

    В качестве теоретического обоснования делается ссылка на труды Р. Саватье(13), обосновывающего расширение объектов права собственности: «Право собственности — это всегда право, а, следовательно, бестелесное имущество. Это право представляет собой совокупность всех правомочий, которые могут осуществляться в отношении конкретной вещи, представляющей собой телесное имущество, либо в отношении абстракции, которую юридическая техника превратила в бестелесное имущество. Однако в процессе развития и совершенствования юридической техники понятие объекта права собственности, которым первоначально была конкретная вещь, расширилось по понятиям бестелесного имущества. Вместе с тем первоначальное представление о праве собственности еще существует. Это собственность на телесное имущество.
    _________________________
    (13) Саватье Р. Теории обязательств. Юридический очерк. М. 1972. С. 90-91

    Однако, по мере того как в юридической технике стали появляться абстрактные имущества, первоначальный смысл слов «право собственности» был в действительности расширен. Этими словами хотят продолжать обозначать совокупность — наиболее полную и наиболее абсолютную — всех прав, которые можно иметь в отношении вновь возникших бестелесных имуществ. Это полнота прав.
    Во всех случаях независимо от того, применяется ли это к телесным или бестелесным имуществам, право собственности, которое представляет собой совокупность правомочий, может быть расчленено на отдельные правомочия. И когда каждое из этих правомочий обретает свою реальность в такой мере, что становится имущественным благом, начинают говорить о собственности на это право. Присоединение слова «собственность» придает этому праву большую силу, выделяет его, имеет тенденцию предоставить ему преимущество по отношению к конкурирующим с ним правам».
    Таким образом, тенденция такова: и законодателю, и правоприменителю проще признать отдельный идеальный объект права (непосредственно в законе или по аналогии) вещью, чтобы приспособиться к детально разработанной вещно-правовой защите, вместо того чтобы предложить общие принципы и гарантии приобретателя идеального объекта права.

    Теоретическая дискуссия по вопросу, является или нет доля в уставном капитале ООО объектом права собственности, на практике вызывает много вопросов.
    Так, в практике очень часто встречаются ситуации, когда участник общества с ограниченной ответственностью узнает, что его доля в уставном капитале общества передана иным лицам (либо на основании поддельных документов о переходе доли, либо на основании решения общего собрания участников общества о том, что участник общества якобы не оплатил вклад в уставный капитал общества и в связи с этим принадлежавшая ему доля перешла на баланс общества и была распределена в дальнейшем третьим лицам, принятым в состав участников общества), что об этом внесены изменения в учредительные документы общества и осуществлена государственная регистрация изменений в учредительных документах в связи со сменой участников общества.
    Возникает вопрос: вправе ли участник общества с ограниченной ответственностью защищать свои права посредством виндикационного иска?
    Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо определить понятие доли участника в обществе с ограниченной ответственностью.
    К сожалению, законодатель не дает легального определения понятия доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью.
    Из характеристики отношений, вытекающих из доли участия в обществе с ограниченной ответственностью, долю участника в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью можно определить как совокупность имущественных и неимущественных прав обязательственного характера, возникающих между участником и обществом с ограниченной ответственностью.
    Понятие доли в уставном ООО тесно связано с понятием уставного капитала ООО.
    Легальное определение уставного капитала ООО сформулировано в статье 90 ГК РФ и в статье 14Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью». В соответствии с названными нормами уставный капитал общества определяет минимальный размер имущества, принадлежащего ООО, гарантирующего интересы его кредиторов. Таким образом, на первый взгляд может показаться, что доля в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью — это часть имущества общества с ограниченной ответственностью.
    По мнению Лапача В. А.(14), доля участника в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью представляет собой идеальную квоту (часть) в праве собственности на имущество общества или товарищества, своеобразный аналог доли в общей собственности. При таком понимании доля является имущественным, но не обязательственным правом, и, следовательно, юридическая природа доли не может быть удовлетворительно объяснена ни с точки зрения обязательств, ни с точки зрения вещных прав.
    _________________________
    (14) Лапач В.А. Система объектов гражданских прав: теория и судебная практика. СПб, 2002. С. 491

    Крупнейший русский специалист по корпоративному праву И. Т. Тарасов( )(15)( )без всяких колебаний признавал право на долю даже в акционерном капитале: «АКЦИЯ есть документ на участие в акционерном предприятии с определенной долей акционерного капитала, дающий определенные права и возлагающий определенные обязанности, составляющие содержание так называемого акционерного права».
    _________________________
    (15) Тарасов И.Т. Учение об акционерных компаниях. М., 2000. С. 365

    Однако с указанными позициями трудно согласиться. Абзац второй пункта 2 статьи 48 ГК РФ гласит, что в отношении общества с ограниченной ответственностью его участники имеют обязательственные права. Учредители общества, формируя его уставный капитал, передают право собственности на имущество (имущественные права) учреждаемому юридическому лицу, а в обмен на это приобретают обязательственные права по отношению к нему. Чем же тогда по сути является доля в уставном капитале?
    Интересное мнение относительно природы права на долю в уставном капитале высказано авторами Комментария к части первой Гражданского кодекса РФ(16): «Доля является частью целого, принадлежащего самому юридическому лицу. Более правильно говорить о праве на долю учредителя (участника) в капитале общества и товарищества как элементе правоотношений, существующих внутри юридического лица».
    _________________________
    (16) Комментарий ГК РФ. Часть первая. Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. М., 2002. С. 187

    Если проанализировать объем прав, которые доля в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью предоставляет своему владельцу — участнику общества, напрашивается вывод, что доля в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью есть совокупность имущественных прав. Именно такую точку зрения излагают некоторые авторы, относя долю в уставном капитале к категории имущественных прав.

    Следует отметить, что владение долей в уставном капитале ООО и, как следствие, статус участника общества предусматривают также ряд прав неимущественного характера:

    · право на участие в управлении делами общества;

    · право на получение информации о деятельности общества;

    · право на выход из общества;
    а также ряд обязанностей:

    · вносить вклады в имущество общества;

    · не разглашать конфиденциальную информацию о деятельности общества.
    Однако, учитывая, что общество с ограниченной ответственностью является одним из видов коммерческих организаций, созданных для получения и распределения прибыли, основной целью участника общества является получение прибыли, а перечисленные выше правомочия (в частности, по управлению делами общества) являются факультативными и в конечном счете направлены на извлечение прибыли обществом.
    Отметим, что приобретение доли в уставном капитале не создает правоотношения долевой собственности. Но чем тогда распоряжается участник, отчуждая свою долю другому лицу?
    Обратим внимание, что другие участники общества пользуются при этом преимущественным правом покупки доли пропорционально размерам своих долей, если уставом общества или соглашением его участников не предусмотрен иной порядок осуществления этого права (пункт 2 статьи 93 ГК РФ). Иными словами, действуют правила о преимущественной покупке, аналогичные нормам, установленным статьей 250 ГК РФ, при продаже доли в праве общей собственности постороннему лицу.
    Доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, так же как и акции, удостоверяют совокупность прав и обязанностей участника общества, его статус. Приобретение доли в уставном капитале (акции) означает приобретение статуса участника общества и связанных с этим прав и обязанностей.
    Думается, что доля в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью — это величина, единица учета объема прав, принадлежащих участнику общества. Разбивка уставного капитала на доли выражает соотношение, пропорцию объема этих прав участников общества.
    Право на долю в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью — это специально введенное понятие с использованием элементов аналогии из института права общей долевой собственности для обозначения комплекса прав, связанных с приобретением статуса участника общества.
    Участники общества согласно статье 48 ГК РФ приобретают по отношению к обществу обязательственные права. Соответственно, право на долю в уставном капитале олицетворяет совокупность прежде всего статусных обязательственных прав, то есть прав, существующих внутри юридического лица, принадлежащих участникам общества, и корреспондирующих им обязанностей общества как юридического лица.
    Соответственно, надо различать статусные (внутри юридического лица) обязательственные правоотношения и внешние правоотношения между теми же лицами. Например, при выходе участника из общества его с обществом связывают уже не внутренние, а внешние правоотношения.
    Таким образом, можно сформулировать следующее определение доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью — это имущественное право обязательственного характера, имеющее количественное выражение в виде номинальной стоимости, а также долевого соотношения (в виде процентов или дроби) относительно размера уставного капитала общества с ограниченной ответственностью, владение которым наделяет лицо статусом участника общества с ограниченной ответственностью и — как следствие — комплексом прав (имущественного и неимущественного характера) и обязанностей по отношению к обществу и другим участникам.
    СЛЕДОВАТЕЛЬНО, ДОЛЯ В УСТАВНОМ КАПИТАЛЕ ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ОБЪЕКТОМ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ, И, КАК СЛЕДСТВИЕ, К НЕЙ НЕ ПРИМЕНИМЫ ТАКИЕ ВЕЩНО-ПРАВОВЫЕ СПОСОБЫ ЗАЩИТЫ ПРАВ, КАК ВИНДИКАЦИОННЫЕ ИСКИ.

    vologda.arbitr.ru

    Смотрите еще:

    • Кострома адвокаты шульга Коллегия адвокатов "Правовая Защита" ВНИМАНИЕ. Список адвокатов формируется по фамилиям со второй буквы по алфавиту, но в обратном порядке! Проще смотреть снизу вверх. Адвокат ШУШАРИЧЕВ Владимир […]
    • Пособие приемным семьям в московской области Усыновление в Московской области Одинцовский район, пос. Новоивановское, ул. Калинина, д.1. 8(498)602-02-18 Приемная семья Ежемесячная выплата денежных средств на содержание приемных […]
    • Бланк заявление на загранпаспорт до 14 лет нового образца Бланки заявлений (анкеты) для получения загранпаспортов для взрослых и несовершеннолетних Бланки заявления на получения загранпаспорта нового образца: Бланк анкета для взрослых (старше 18 лет). Бланк анкета […]
Закладка Постоянная ссылка.

Обсуждение закрыто.