Кто правил в ссср в 1982

На пути к перестрйоке

После того, как Леонид Ильич Брежнев умер, пост первого секретаря центрального комитета коммунистической партии занял Ю.В. Андропов. Взгляды этого управленца были весьма умеренными. Политика Ю.В. Андропова говорила о том, что в стране за долгие годы накопилось огромное количество не решенных проблем, которые требуют немедленного разрешения. Поддержку партии и большинства чиновников Ю.В. Андропов получил из-за того, что он говорил не о кардинальных изменениях в стране, а только о тех минимальных изменениях, которые вызывают наибольший гнев в обществе. Те реформы, которые предлагал Ю.В. Андропов, были с пониманием встречены и народом. Воплотить эти замыслы Андропов не успел. В феврале 1984 года он умер.

К.У. Черненко

Во главе ЦК КПСС встал К.У. Черненко. Он стремился очистить партию от негатива, но именно в годы управления К.У. Черненко разложение партии лишь усилилось. Но это не прямая вина генерального секретаря. К.У. Черненко был весьма болен и находился в преклонном возрасте. Он больше времени проводил в больницах, на курортах и лечении. В это время укрепляет свои позиции в партии М.С. Горбачев, которые стал управлять страной с 10 марта 1985 года, после смерти К.У. Черненко.

CCCР в годы перестройки

Пленум ЦК КПСС, который состоялся в январе 1987 года, признал необходимость новых кадров для страны. С этой целью началось массовое омоложение партии. Этому явлению подверглись, как местные, так и высшие органы власти. Но проблемы в стране были гораздо глубже, простым омоложением управленцев ситуации было не решить. В 1988 году состоялся очередной съезд партии, на котором было решено изменить систему выборов в стране. Весной 1989 года состоялись первые «демократические» выборы. Председателем правительства, сформировавшегося в результате выборов, стал М.С. Горбачев.

СССР в годы перестройки осуществило переход к многопартийной системе. Начиная с 1988 года в СССР стали появляться первые оппозиционные партии. Изменения коснулись и самой КПСС. Партия резко разделилась на несколько течений. Образовалось три крыла: традиционное, умеренно обновленческое и радикальное. В результате противоречий авторитет КПСС был подорван. Люди стали массово выходить из рядов партии. В период с 1986 года по 1991 год КПСС покинуло порядка 15 миллионов человек. В результате М.С. Горбачев стал стремительно терять свои позиции.

11 марта 1990 года Литва, первой из союзных республик, объявила о независимости. Это ставило под угрозу само существование СССР. В ответ на это против Литвы были применены жесткие меры по блокаде страны. В Литву были введены дополнительные войска. Однако уже к лету 1991 года практически все союзные республики объявили о своей независимости. М.С. Горбачев спешил с создание нового союзного договора. Подписать этот договор представители республик должны были 20 августа. 19 августа был создан орган ГКЧП, в функции которого входила стабилизация обстановки в стране. Однако, демократические силы в стране объявили этот орган незаконным и призвали людей выйти на улицы в знак протеста. 21 августа был созван экстренные съезд Верховного Совета, который объявил незаконность действий ГКЧП, представители которого были арестованы. Эти события окончательно подорвали веру во власть. Все союзные республики отказались подписать союзный договор.

В декабре 1991 года три человека прекратили существование СССР. Представители России, Украины и Белоруссии подписали акт, который признавал недействительным союзный договор от 1922 года. СССР переставал существовать, на его смену пришел СНГ (Союз Независимых Государств). В состав СНГ вошли все союзные республики кроме Грузии и Прибалтики. Это означало окончание существования СССР. Сразу же после этих событий М.С. Горбачев ушел в отставку.

Руководители СССР в годы перестройки планировали реформирование страны, но ошиблись с методами реформирования.

istoriarusi.ru

1982-й: роковой год для СССР

30 лет назад вереница смертей высших руководителей государства круто изменила судьбу страны

02.02.2012 в 16:07, просмотров: 53242

В газетах о реальных обстоятельствах внезапной смерти первого заместителя председателя КГБ СССР, члена ЦК КПСС и генерала армии Семена Кузьмича Цвигуна не было ни слова. Но кто-то узнал, как именно ушел из жизни Семен Кузьмич, и слух о том, что один из самых доверенных людей Брежнева пустил себе пулю в лоб, быстро распространился по Москве.

Смерть Цвигуна стала первым драматическим событием 1982 года. Вслед за Цвигуном неожиданно умирает второй человек в партии — член политбюро и секретарь ЦК Михаил Андреевич Суслов. А закончится этот решающий в истории Советского Союза год уходом из жизни самого Леонида Ильича Брежнева. В кресле хозяина страны его сменит Юрий Владимирович Андропов, и начнется новая эпоха.

Разумеется, в начале года никто не мог предвидеть такого развития событий. Но смерть первого зампредседателя КГБ наложила мрачный отпечаток на все происходившее в стране. И сразу же пошли разговоры о том, что не все так просто — генерал Цвигун умер не своей смертью.

СМЕРТЬ ГЕНЕРАЛА ЦВИГУНА

Самым верным доказательством того, что Цвигун ушел из жизни не совсем обычным путем, было отсутствие подписи Брежнева под некрологом. Все решили, что за смертью Цвигуна стоит что-то политическое. Тем более что буквально через несколько дней скончался Суслов. А не связаны ли между собой их смерти? Не произошло ли в стране нечто тайное, что стоило жизни и тому, и другому?

Люди, более осведомленные в нравах тогдашней Москвы, пришли к выводу, что Цвигун оказался в центре скандала вокруг дочери генерального секретаря Галины Брежневой. Пошли разговоры о том, что это Цвигун приказал арестовать Бориса Ивановича Буряце, интимного друга Галины Леонидовны. Бориса Буряце называли «цыганом», потому что он пел в театре «Ромэн» (в реальности он был молдаванином). После знакомства с Галиной Леонидовной Буряце стал солистом Большого театра, вел завидно веселый образ жизни, ездил на «Мерседесе».

Незадолго до всех этих загадочных смертей, 30 декабря 1981 года, в Москве произошло громкое ограбление. Неизвестные похитили коллекцию бриллиантов у знаменитой дрессировщицы львов народной артистки СССР, Героя Социалистического Труда Ирины Бугримовой. Рассказывали, что в число подозреваемых попал Борис Буряце. Его арестовали, но он вроде бы успел попросить о помощи Галину. А следствие по делу об украденных бриллиантах и других аферах, в которых фигурировало имя Брежневой, как считалось, курировал генерал Цвигун. И когда ему стало ясно, что все нити ведут в брежневское семейство, Цвигун, рассказывали, собрал материалы о сомнительных связях дочери генерального секретаря и отправился в ЦК КПСС, к Суслову. Семен Кузьмич выложил на стол результаты работы следственной группы и попросил разрешения провести допрос Галины.

Михаил Андреевич, говорили, пришел в бешенство и буквально выгнал Цвигуна из своего кабинета, запретив допрашивать дочь генсека. Генерал пришел домой и застрелился. А Суслов так разнервничался, что у него случился инсульт. Его в бессознательном состоянии отвезли из ЦК в спецбольницу, где он вскоре умер.

Потом, когда арестовали и осудили мужа Галины Брежневой — бывшего первого заместителя министра внутренних дел Юрия Михайловича Чурбанова, разговоры о том, что семья генерального секретаря погрязла в коррупции, получили подтверждение.

АНДРОПОВ И ЕГО ЗАМЕСТИТЕЛИ

Семен Кузьмич Цвигун был на одиннадцать лет моложе Брежнева. Окончил Одесский педагогический институт, работал учителем, директором школы, с осени 1939 года служил в наркомате внутренних дел. В 1946 году он получил назначение в министерство государственной безопасности Молдавии, где познакомился с Леонидом Ильичом, когда тот с пятидесятого по пятьдесят второй год работал первым секретарем республиканского ЦК. Брежнев проникся к Семену Кузьмичу симпатией, которую сохранил до конца жизни.

Леонид Ильич не забывал старых знакомых, помогал им. Он вообще обладал завидным даром поддерживать добрые отношения с нужными людьми, и они ему преданно служили. Особое значение Брежнев придавал кадрам госбезопасности, сам отбирал туда доверенных людей. В этой брежневской когорте ведущую роль играли два генерала — Семен Кузьмич Цвигун и Георгий Карпович Цинев.

До войны Цинев был завотделом, а потом секретарем Днепропетровского горкома. Его начальником оказался секретарь обкома Брежнев. В сорок первом оба пошли в армию. После войны Брежнев вернулся на партийную работу. Цинева оставили в кадрах Вооруженных сил, а в пятьдесят третьем, после чистки органов госбезопасности от людей Берии, перевели на Лубянку. Когда Брежнев стал первым секретарем ЦК, Цинев возглавил третье управление КГБ — органы военной контрразведки.

Цвигун и Цинев к моменту избрания Брежнева главой партии уже давно работали в КГБ. Но с тогдашним председателем комитета — Владимиром Ефимовичем Семичастным — отношения у них не складывались. Брежнев сменил Семичастного на Андропова. И сразу попросил вернуть Цвигуна из Азербайджана. Юрий Владимирович понимал Брежнева с полуслова. Через три дня Семен Кузьмич стал заместителем председателя КГБ. Еще через день Цинева утвердили членом коллегии КГБ. В 1970 году он и станет зампредом.

Цвигун и Цинев повсюду сопровождали Андропова, бесцеремонно располагались в его кабинете, чтобы присутствовать при важном разговоре. Так что Леонид Ильич знал каждый о каждом шаге председателя КГБ.

ГЕНЕРАЛЬСКАЯ ЛЮБОВЬ К КИНО

Цвигун и Цинев получили звание генерала армии, как и Андропов, хотя должны были в воинской иерархии стоять на ступеньку ниже начальника. Обоим Брежнев дал по Золотой Звезде Героя Социалистического Труда. При этом Цвигун и Цинев между собой не ладили. Это тоже устраивало Леонида Ильича.

Став первым замом, Цинев кричал и на генералов. Георгия Карповича многие в комитете ненавидели. Он, не задумываясь, ломал людям судьбы.

Благодушный по характеру, Цвигун никого особо не обижал, поэтому оставил о себе неплохую память. Семен Кузьмич увлекся литературным творчеством. Начал с документальных книг о происках империалистов. А вскоре стали появляться романы и киносценарии под прозрачным псевдонимом С.Днепров. Осведомленным людям известны имена профессиональных литераторов, которые «помогали» Цвигуну.

Сценарии Семена Кузьмича быстро воплощались в художественные фильмы. Их главного героя, которого Цвигун писал с себя, играл Вячеслав Тихонов. Семен Кузьмич не был похож на популярного артиста, кумира тех лет, но, вероятно, в мечтах видел себя таким. Цвигун (под псевдонимом «генерал-полковник С.К.Мишин») был и главным военным консультантом знаменитого фильма «Семнадцать мгновений весны».

Брежнева страсть Цвигуна к изящным искусствам не смущала. Он снисходительно относился к мелким человеческим слабостям преданных людей. А для Цвигуна и для Цинева главным критерием оценки людей были лояльность и верность Леониду Ильичу.

БОЛЬШОЕ УХО КОМИТЕТА

Георгий Карпович Цинев контролировал девятое управление КГБ (охрана политбюро) и, как говорят, ведал прослушиванием высших госчиновников. Он присматривал и за «политически неблагонадежными» — не за диссидентами, а за теми чиновниками, кого подозревали в недостаточной преданности генсеку.

Цвигун был одним из самых преданных Леониду Ильичу людей. Никогда в жизни он не сделал бы ничего, что могло ему повредить. Теперь уже известно, что никакого дела Галины Брежневой не существовало. Но она действительно была знакома с некоторыми людьми, попавшими в поле зрения правоохранительных органов.

Начальником главного управления внутренних дел столицы был тогда выходец из комсомола Василий Петрович Трушин. «Задержали как-то спекулянтку, — рассказывал генерал Трушин, — через нее вышли на цыгана из Большого театра, который поставлял ей товары. От цыгана следы повели к Галине Брежневой».

«Цыган» — это уже упоминавшийся Борис Буряце. Но посадили его вовсе не за кражу бриллиантов. В 1982 году его приговорили к семи годам тюремного заключения по статье 154, часть 2 (спекуляция) Уголовного кодекса РСФСР. Он отсидит четыре года и в конце 1986 года выйдет на свободу.

Узнав об аресте Бориса Буряце, министр внутренних дел Николай Анисимович Щелоков, преданный Брежневу человек, перепугался. Распекал Трушина:

— Ты понимаешь, на что ты замахнулся? Как ты мог?

Щелоков позвонил Андропову — хотел посоветоваться. Но председатель КГБ ответил, что такие вопросы надо решать с Леонидом Ильичом. Щелоков недовольно сказал Трушину:

— Решай вопросы о Галине с ее мужем, не впутывай меня в это дело.

Мужем Галины был генерал-полковник Юрий Михайлович Чурбанов, первый заместитель министра внутренних дел СССР. Трушин доложил Чурбанову, что для следствия нужны показания Галины. Наутро Юрий Михайлович прислал ему заявление, подписанное Галиной Леонидовной, о том, что она Буряце не знает и дел с ним не имела.

Занималась историей Буряце не госбезопасность, а милиция. Никому в руководстве КГБ и в голову не приходило расследовать деятельность дочери генерального секретаря. Семен Кузьмич Цвигун тут и вовсе был ни при чем. Так что не было ему нужды ни ходить к Суслову с мифическими документами, ни пускать себе пулю в лоб из-за Галины Леонидовны.

Но версиям нет числа. Шептались, что Семена Кузьмича убрали, чтобы он не мешал заговору против Брежнева. А заговор будто бы организовал Суслов, который решил взять власть.

ЧЛЕН ПОЛИТБЮРО В КАЛОШАХ

Вокруг Суслова тоже ходит масса слухов, версий, мифов и легенд. Человеком он был сложным, с тайными комплексами, очень скрытным. Есть литераторы, которые верят, что именно его Сталин хотел провозгласить своим наследником, да не успел.

Из всех версий эта самая смешная. Сталин, во-первых, умирать вовсе не собирался, а во-вторых, к своим подручным относился брезгливо-презрительно и никого из них не мог представить на своем месте.

Михаил Андреевич Суслов родился в ноябре 1902 года в деревне Шаховской Хвалынского уезда Саратовской губернии. В детстве болел туберкулезом и смертельно боялся возвращения болезни. Поэтому всегда кутался и носил калоши. Единственный в брежневском окружении, он не ездил на охоту — боялся простудиться.

Историки часто задаются вопросом, отчего же Михаил Андреевич Суслов, который просидел в кресле секретаря ЦК КПСС тридцать пять лет, поставив абсолютный рекорд, не стал главой партии и государства? Роль руководителя страны требует умения принимать неординарные и самостоятельные решения, не заглядывая в святцы. Хрущев это мог. Брежнев — пока не начал болеть. А Михаил Андреевич привык строго следовать канонам. Ни другим, ни себе он не позволял никаких вольностей, отклонения от генеральной линии. Тонкогубый секретарь ЦК с лицом инквизитора помнил наизусть все идеологические формулировки и патологически боялся живого слова, боялся перемен. Всегда интересовался, как в прошлом решался тот или иной вопрос. Если же звучало слово «впервые», Суслов задумывался и откладывал решение.

Над другими членами политбюро часто издевались, Суслов не давал повода для анекдотов. Улыбку вызывало только его пристрастие к калошам и старого покроя костюмам. Его дочь Майя рассказывала, что отец сурово отчитал ее, когда она надела модный тогда брючный костюм, и не пустил в таком виде за стол.

Еще изумляла привычка Михаила Андреевича ездить со скоростью чуть ли не сорок километров в час. Никто не рисковал обгонять его машину. Первый секретарь Ленинградского обкома Василий Сергеевич Толстиков говорил в таких случаях:

— Сегодня обгонишь, завтра обгонишь, а послезавтра не на чем будет обгонять.

На заседаниях политбюро Суслов сидел справа от генерального секретаря. Но не выпячивал себя, неизменно повторял: «Так решил Леонид Ильич». Брежнев знал, что ему не надо бояться Суслова: тот не станет его подсиживать. Михаила Андреевича вполне устраивало место второго человека.

Суслов говорил коротко и только по делу. Никаких шуток, посторонних разговоров. Обращался ко всем по фамилии, кроме, разумеется, Брежнева. Аппаратчики им восхищались. Но невозможно забыть то, что Суслов сделал со страной. Он был главным дирижером тотальной обработки умов, которая продолжалась десятилетиями и создала невероятно искаженную картину мира. Брежневско-сусловская система закрепила привычку к лицемерию и фарисейству — вроде бурных и продолжительных аплодисментов на собраниях, восторженного приветствия вождей — любых вождей.

Как бы отнесся Михаил Андреевич к посетителю, который заговорил бы с ним о неладах в семье генерального секретаря? По неписаным правилам партийной этики все проблемы, связанные с семьей генерального секретаря, председатель КГБ обсуждал с ним один на один — и то, если ему хватало решимости. Многоопытный Михаил Андреевич тем более не стал бы влезать в личные дела генсека. Да и не посмел бы никто прийти к нему с такими делами.

«ВЫ ХОТИТЕ МЕНЯ СДЕЛАТЬ БОЛЬНЫМ»

Так что же произошло с генералом Цвигуном в тот январский день 1982 года?

Семен Кузьмич давно и тяжело болел, у него нашли рак легкого. Сначала прогнозы врачей были оптимистическими. Операция прошла удачно. Казалось, пациент спасен, но, увы, — раковые клетки распространялись по организму, состояние его ухудшалось буквально на глазах. Метастазы пошли в головной мозг, Цвигун стал заговариваться.

В минуту просветления он принял мужественное решение прекратить страдания. Семен Кузьмич застрелился в дачном поселке Усове 19 января 1982 года. В тот день Цвигун почувствовал себя получше, вызвал машину и поехал на дачу. Там они немного выпили с водителем, который выполнял функции охранника, потом вышли погулять, и Семен Кузьмич неожиданно спросил, в порядке ли у того личное оружие. Тот удивленно кивнул.

— Покажи, — приказал Цвигун.

Водитель вытащил из кобуры оружие и протянул генералу. Семен Кузьмич взял пистолет, снял его с предохранителя, загнал патрон в патронник, приставил пистолет к виску и выстрелил. Это произошло в четверть пятого.

Брежнев был потрясен смертью старого товарища. Очень переживал, но не поставил свою подпись под некрологом самоубийцы, как священники отказываются отпевать самоубийц.

А что же случилось с Михаилом Андреевичем Сусловым?

Лечащему врачу Суслов жаловался на боли в левой руке и за грудиной после даже непродолжительной прогулки. Опытные врачи сразу определили, что боли сердечного характера — у Михаила Андреевича развилась сильнейшая стенокардия. Провели исследования, установили атеросклероз сосудов сердца и коронарную недостаточность. Но Суслов категорически отверг диагноз:

— Вы все выдумываете. Я не больной. Это вы меня хотите сделать больным. Я здоровый, а это у меня сустав ноет.

Может быть, не хотел считать себя больным, чтобы не отправили на пенсию, может, искренне не верил, что способен болеть, как другие люди. Тогда врачи схитрили: в Соединенных Штатах заказали мазь, содержащую сердечные препараты. А Михаилу Андреевичу сказали, что она снимет боли в суставах.

Суслов старательно втирал мазь в больную руку. Лекарство помогло. Сердечные боли уменьшились. Михаил Андреевич был доволен, назидательно заметил врачам:

— Я же говорил, что болит рука. Стали применять мазь, и все прошло. А вы мне твердили: сердце, сердце.

В январе 1982 года второй человек в партии лег на обследование. Первоначально врачи не нашли у него ничего пугающего. А потом прямо в больнице случился инсульт, он потерял сознание и уже не пришел в себя. Кровоизлияние в мозг было настолько обширным, что не оставляло никакой надежды.

НЕЖДАННЫЙ ГОСТЬ С УКРАИНЫ

Лишившись надежной опоры, Брежнев искал Суслову замену. Вроде бы остановил свой выбор на Андропове, сказал Юрию Владимировичу, что вернет его из КГБ в ЦК. Но шел месяц за месяцем, а Брежнев медлил с решением. Колебался? Присматривал кого-то другого на роль второго человека в партии?

В это время между Брежневым и первым секретарем ЦК компартии Украины Щербицким состоялся секретный разговор о кадровых делах. Андропов встревожился, понимая, что может за этим стоять. Щербицкий принадлежал к числу любимцев Брежнева.

Только через четыре месяца после смерти Суслова, 24 мая 1982 года, Андропова наконец избрали секретарем ЦК. А председателем КГБ СССР неожиданно для всех стал Виталий Васильевич Федорчук, которого перевели из Киева, — он руководил госбезопасностью на Украине. Назначение Федорчука было неприятно Андропову. Он хотел оставить вместо себя на Лубянке другого человека. Но возразить не посмел.

Виталий Васильевич проработал в Киеве двенадцать лет. В 1970 году его столь же неожиданно назначили председателем КГБ Украины. Это не было рядовой сменой руководства республиканского комитета госбезопасности, а политической акцией.

Когда Брежнев стал генеральным секретарем, Украиной руководил Петр Ефимович Шелест. А у Леонида Ильича была своя кандидатура на этот пост. Владимир Васильевич Щербицкий начинал партийную карьеру на родине Леонида Ильича, в Днепродзержинске. Но помимо личных у Брежнева были и иные мотивы.

В Москве Шелеста подозревали в покровительстве националистам. Петр Ефимович, пожалуй, больше других киевских политиков любил Украину, украинский язык. Опирался на настроения немалой части украинской интеллигенции, которая с горечью говорила о судьбе своего народа. А Щербицкий, как он сам говорил, стоял на «позициях Богдана Хмельницкого», то есть полностью ориентировался на Москву. На пленумах и совещаниях выступал на русском языке. Заботился о том, чтобы Москве нравилось все, что он делает.

После переезда Федорчука в Киев по Украине прошла волна арестов диссидентов — реальных и мнимых. Многие из них после перестройки станут видными деятелями культуры, депутатами украинского парламента. Как говорили тогда на Украине: «Когда в Москве стригут ногти, в Киеве рубят руки». Вскрытые Федорчуком «преступные недостатки» в сфере идеологии помогли Брежневу освободить кресло первого секретаря ЦК компартии Украины для своего друга. Он ловко убрал Шелеста. Хозяином республики стал Щербицкий.

Люди знающие утверждают: после смерти Суслова Леонид Ильич успокоил своего киевского друга: «моим преемником Андропов не станет, после меня ты, Володя, будешь генеральным секретарем».

ПРЕЕМНИКИ У ПОДНОЖИЯ ТРОНА

Брежнев сделал выбор в пользу Федорчука, которого и сам не знал, по совету генерала Цинева. Сам Георгий Карпович по возрасту и состоянию здоровья возглавить комитет госбезопасности не мог. Но назначение Федорчука могло быть более значительным шагом, чем казалось со стороны. Когда-то он обеспечил передачу власти на Украине в руки Щербицкого. Может быть, теперь ему предстояло исполнить такую же миссию в Москве?

Бывший секретарь ЦК по кадрам Иван Васильевич Капитонов уверял, что в середине октября 1982 года его вызвал Леонид Ильич.

— Видишь это кресло? — спросил Брежнев, указывая на свое. — В нем будет сидеть Щербицкий. Все кадровые вопросы решай с учетом этого.

Став председателем КГБ СССР, Федорчук продолжал оглядываться на украинское руководство. Перезванивался со Щербицким, прислушивался к его советам и просьбам. В аппарате отметили возросшую активность Щербицкого. Андропов это видел. Юрий Владимирович знал, как многое в кадровых делах зависит от КГБ.

А с Андроповым Федорчук практически не общался. Юрий Владимирович остерегался своего сменщика. Знал, что правительственной связью ведают новые люди, подозревал, что теперь чекисты прослушивают и его телефоны.

Юрий Владимирович знал, какие авансы делались Щербицкому, и это заставляло его дополнительно нервничать. Кто еще мог претендовать на кресло генерального? Константин Устинович Черненко, бессменный руководитель общего отдела ЦК?

Брежнев в последние годы настолько доверял Черненко, что, как говорят, подписывал принесенные им бумаги, не вникая в их суть. В ЦК ходили слухи, что в одном из разговоров с Черненко Брежнев доверительно сказал ему:

— Костя, готовься принимать от меня дела.

В реальности же Леонид Ильич уходить вовсе не собирался. И о скорой смерти, как и любой нормальный человек, не думал, поэтому его разговоры относительно преемника никто не воспринимал всерьез. Это был, скорее, пробный шар. Он хотел посмотреть, кто поддержит идею насчет пенсии. Но в политбюро люди были опытные, тертые, никто промашки не допустил. В его окружении всем было выгодно, чтобы он оставался на своем посту как можно дольше, хотя те, кто имел возможность видеть его вблизи, понимали, как он плох.

10 ноября 1982 года Брежнев ушел из жизни. Его место занял Андропов.

Страна и мир гадали, что принесет с собой новый руководитель страны, какие идеи выдвинет. И мало кто понимал, что главный кабинет на Старой площади занял тяжело больной человек, чье земное время уже истекало.

В смерти и генерала Цвигуна, и Михаила Андреевича Суслова, и самого Леонида Ильича Брежнева в 1982 году не было, как видим, ничего таинственного. Если уж на то пошло, главная загадка состоит в том, каким образом все эти люди весьма скромных возможностей и способностей, огромный слой чиновников — малограмотных догматиков или предельных циников — вообще оказались во главе нашего государства. И естественным образом довели его до упадка.

Опубликован в газете «Московский комсомолец» №25859 от 3 февраля 2012

www.mk.ru

Приход к власти Ю.В. Андропова ознаменовал краткий период надежд — в частности, на наведение порядка в стране. Но судьбой ему было отпущено очень мало времени.

ДЭН СЯОПИН ИЛИ СТАЛИН?

12 ноября 1982 года пленум ЦК КПСС, экстренно созванный в связи с кончиной Леонида Брежнева, избрал генеральным секретарем ЦК Юрия Андропова. 16 июня 1983 года он полностью сравнялся с предшественником, присовокупив к партийному высший государственный пост председателя президиума Верховного Совета. Из восьми советских лидеров, сменивших друг друга за 74 года, Андропов — самый загадочный. История отпустила ему мало времени. Он достиг высшей власти в 68 лет, будучи неизлечимо больным, и пробыл на высшем посту около 15 месяцев, из них проработал фактически меньше десяти. Одни россияне уверены, что Андропов стал бы советским Дэн Сяопином, другие — что новым Сталиным. Осведомленные исследователи, опирающиеся на воспоминания людей, близких к Андропову и анализ фактов и документов, склонны полагать, что он не являлся ни тем, ни другим.

ЧЕСТНЫЙ ЧЕЛОВЕК СИСТЕМЫ

Стремительно стареющий состав Политбюро ЦК КПСС стал одной из главных тем кулуарных обсуждений в советском обществе и в различных кругах западных стран в первой половине 1980-х годов. На фоне похорон видных деятелей партии, несколько раз в СССР и за рубежом появлялись слухи о том, что при смерти находится сам Л.И. Брежнев. Здоровье его, действительно, стремительно ухудшалось. Он умер 10 ноября 1982 г. спустя всего три дня после традиционного парада и демонстрации на Красной площади, посвященной очередной годовщине Октябрьской революции. Несмотря на свое самочувствие и плохую погоду, Брежнев до конца парада находился среди кремлевского руководства на трибуне мавзолея Ленина.

Зарубежные «голоса» выдвигали различные предположения, кто теперь займет высший пост в Советском Союзе. Среди возможных кандидатов назывались К.У. Черненко и Ю.В. Андропов. Оба имели огромный опыт работы в партийных и государственных структурах, оба были немолоды и тяжело больны. Но за спиной у Ю.В. Андропова была практика руководства КГБ. В 1967 г. он ыл назначен председателем КГБ и находился на этом посту до 1982 г. В 1973 г. он введен в состав Политбюро, став ближайшим соратником и помощником Л.И. Брежнева. С его именем связаны как успешные операции чекистов против иностранных разведывательных организаций, так и репрессивные меры против советских диссидентов. Влияние КГБ при Андропове были огромным. Его предыдущий пост, видимо, сыграл не последнюю роль при выборе нового руководителя партии. Андропов стал Генеральным секретарем ЦК КПСС с 12 ноября 1982 г. Однако тяжелое заболевание почек не позволило ему осуществить задуманные реформы. Андропов часто находился в больнице и пытался оттуда направлять работу правительства. Делать это становилось все труднее, болезнь прогрессировала и не оставила ему шансов. Спустя чуть более года после прихода к власти Андропов умер 9 февраля 1984 г.

Андропов здраво полагал, что в СССР назрели многие экономические реформы, и их надо проводить незамедлительно. Не стремясь реформировать систему в целом, Андропов попытался решить существовавшие проблемы путем административно-бюрократической перестройки. По его инициативе были предприняты жесткие меры по укреплению трудовой дисциплины; в рабочее время устраивались облавы в магазинах, кинотеатрах в целях выявления людей, находящихся не на рабочем месте; граждан строго наказывали за минутные опоздания. Активно боролись с пьянством на производстве, но широких антиалкогольных кампаний не проводили. Был выпущен даже сорт дешевой водки, который в народе прозвали «андроповкой». Попытки борьбы Андропова с хищениями, взяточничеством, коррупцией были положительно восприняты массовым сознанием. Он провел очищение партийного и советского аппарата, сменил большое количество высокопоставленных чиновников, отправил в отставку «за ошибки в работе» министра внутренних дел Н.А. Щелокова (который позднее застрелился) и первого секретаря Краснодарского обкома С. Медунова.

Во внешней политике Андропов придерживался жесткой линии. Во время нового ракетного кризиса в Европе 1983 года, он твердо отстаивал необходимость оставления советских ракет в странах Восточной Европы в противовес ракетам НАТО. В том же году в районе о. Сахалин советским истребителем-перехватчиком был сбит южнокорейский пассажирский самолет Боинг-747, нарушивший воздушное пространство СССР. Западные страны немедленно обвинили Москву в нарушении норм международного права, советское руководство отстаивало свое право защищать границы государства, подчеркивая, что Боинг не ответил и не прореагировал на все сделанные ему предупреждения. Все причины нарушения пассажирским самолетом советского воздушного пространства и стоящие за этим силы не выяснены до сих пор. Инцидент с Боингом еще более обострил конфронтацию между советским и западным блоками.

Человек честный и убежденный в своей правоте, Андропов успел лишь «закрутить гайки» той системы, которой руководил. Среди исследователей до сих пор идет дискуссия, смогли бы его действия привести к реальным изменениям в экономике, дать альтернативный вариант развития страны, не разрушающий систему? Остается, однако, фактом, что он никогда не ставил вопрос о каких-либо политических изменениях в стране. Ситуация могла быть взята под более жесткий контроль, оставляя основы строя неизменными. Андропов умер через пятнадцать месяцев после прихода к власти, мало что успев совершить.

ИЗ БИОГРАФИЧЕСКОЙ ХРОНИКИ

1914, 15 июня. Юрий Владимирович Андропов родился в семье железнодорожника на станции Нагутская Ставропольской губернии.

1930. Вступление в ВЛКСМ. Трудится рабочим в г.Моздоке в Северной Осетии.

1932. Поступает на учебу в Рыбинский техникум водного транспорта. Одновременно работает матросом, штурвальным, помощником капитана в Волжском пароходстве.

1936. Избирается освобожденным секретарем комсомольской организации Рыбинского техникума водного транспорта. Становится комсоргом ЦК ВЛКСМ судоверфи имени Володарского в г.Рыбинске.

1937. Назначается заведующим отделом Ярославского обкома ВЛКСМ.

1938. Избирается первым секретарем Ярославского обкома ВЛКСМ.

1939. Вступает в ВКП(б).

1940. Избирается первым секретарем ЦК ЛКСМ Карелии.

1941–1944. Участвует в партизанском движении. Занимается организацией комсомольского подполья на оккупированной советской территории, осуществлением разведывательных и боевых операций в тылу врага.

1944. Избирается вторым секретарем Петрозаводского горкома ВКП(б).

1947. Избирается вторым секретарем ЦК Компартии Карело-Финской ССР.

1951. По решению ЦК ВКП(б) переводится в аппарат ЦК партии, где работает вначале инспектором, а затем заведующим подотделом ЦК.

1953. Направляется на дипломатическую работу в МИД СССР.

1954. Назначается Чрезвычайным и Полномочным Послом в Венгерской Народной Республике.

1956, октябрь-ноябрь. Выступает в качестве одного из организаторов подавления антикоммунистического восстания в Венгрии.

1957. Утверждается заведующим отделом ЦК КПСС по связям с правящими коммунистическими партиями.

1961, октябрь. На XXII съезде партии впервые избирается членом ЦК КПСС.

1962. Избирается секретарем ЦК КПСС.

1967, май. Назначается председателем Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР. Июнь. Избирается кандидатом в члены Политбюро ЦК КПСС.

1968, август. Выступает за введение войск Варшавского договора в Чехословакию.

1973, апрель. Избирается членом Политбюро ЦК КПСС.

1974, июнь. Получает звание Героя Социалистического Труда в связи с 60-летием.

1979, декабрь. Выступает в качестве одного из инициаторов введения советских войск в Афганистан.

1982, май. Избирается секретарем ЦК КПСС. Июль. Начинает председательствовать на заседаниях Секретариата ЦК КПСС. 12 ноября. На внеочередном Пленуме ЦК партии избирается генеральным секретарем ЦК КПСС.

1983, 16 июня. На восьмой сессии Верховного Совета СССР 10-го созыва избирается Председателем Президиумом Верховного Совета СССР. 1 сентября. Последний раз председательствует на заседании Политбюро ЦК КПСС. 30 сентября. Резкое обострение болезни.

1984, 9 февраля. Кончина Ю.В. Андропова. 14 февраля. Похороны в Москве на Красной площади.

«ЕЛИСЕЕВСКОЕ ДЕЛО»

Талантливый организатор советской торговли, директор известнейшего в Москве гастронома «Елисеевский» Юрий Соколов построил свое образцовое хозяйство на использовании «дефцита». Благодаря связям он получал со складов икру, парное мясо, копчености, красную рыбу, дорогие вина, иностранное спиртное, сигареты… В «Елисеевском» отоваривались нужные люди из партийной элиты, советского руководства, правоохранительных органов, деятели науки, культуры и т.д. Благодарили через особо доверенных посредников по законам бартерных сделок или «черным налом». Обеспечивал прикрытие начальник управления торговли г. Москвы Н. Трегубов.

В преступную систему кроме Елисеевского магазина входило 7 филиалов. Директора филиалов по пятницам прибывали с отчетами в кабинет к Соколову. Конверты с вырученными на дефиците деньгами директор прятал в сейф, в котором хранил личное оружие. Дань собирали обычные продавцы за счет обмана, обсчета, обвеса, пересортицы, реализации неучтенных продтоваров и так далее. Вся система была замкнута на торговые и плановые отделы Мосгорисполкома и Моссовета и лично на тов. Трегубова. Он находился в приятельских отношениях с министром внутренних дел Н. Щелоковым и в течение 30 лет водил дружбу с инструктором торгового отдела ЦК КПСС Кусакиным. Он заранее информировал о кадровых перемещениях и предупреждал «торгашей» о грозящих неприятностях. Замаран оказался даже член Политбюро ЦК КПСС, первый секретарь МГК КПСС В. Гришин.

Желающих посягнуть на эту «пирамиду» не находилось. В основном в силу «системы собственной безопасности», организованной Соколовым на разных уровнях государственной иерархии. Сигналы о преступных деяниях Соколова и его подручных, поступавшие в МВД и КГБ, немедленно гасились. Безнадежно было тягаться с «крышей» Соколова, в которой были В. Гришин и 2-й секретарь МГК КПСС Р. Дементьева, министр МВД Н. Щелоков, депутат Верховного Совета СССР Н. Трегубов, а также члены семьи Л. Брежнева Галина Леонидовна и ее муж заместитель министра внутренних дел Ю. Чурбанов. В результате «острые» агентурные сообщения оседали в «наблюдательном» деле московского УКГБ без движения. Юрий Соколов чувствовал себя вне досягаемости для людей с Лубянки и Петровки.

Именно в этот период Александр К., которому оперативного опыта было не занимать, был назначен в УКГБ Москвы начальником «валютного» отдела (борьба с незаконными валютными операциями). Принимая дела, он ознакомился и с подборкой сигналов по Елисеевскому гастроному. Знал о «крыше» Соколова и начальник Александра генерал В. Алидин. Он-то и доложил Ю. Андропову о «Елисеевском». Тот коротко спросил: «Ты сможешь?» Генерал ответил утвердительно. «Не докажете, сочту, что вы недостойны работать в КГБ», — подкрепил указание Ю. Андропов. «Есть», — ответил В. Алидин. Вернувшись в Управление, генерал вызвал Александра и дал «добро» на разработку Соколова под гарантию того, что доказательства будут неопровержимыми. Добавил: «Провалите дело, растопчу». Слишком многое было поставлено на карту.

В мае 1982 г. Ю. Андропов ушел из КГБ и стал секретарем ЦК. Вместо него был назначен В. Федорчук, руководствовавшийся в своих действиях исключительно буквой закона. Тем, в ноябре 1982 г. в Москве в возрасте 75 лет умер Л.И. Брежнев. Генсеком был единогласно избран Ю. Андропов. Сразу начались перемены в жизни КГБ. Был значительно расширен круг внутриполитических задач контрразведки, в функции которой была передана борьба с преступлениями на промышленных объектах. А в декабре 1982 г. с поста министра МВД был снят 71-летний Н. Щелоков. Министром внутренних дел, для наведения на Петровке порядка, был назначен В. Федорчук. На посту председателя КГБ его сменил фронтовик В. Чебриков. Андропов заявил о твердом намерении бороться с коррупцией. В ЦК КПСС начались совещания по вопросам укрепления трудовой дисциплины. Это развязало руки «губчека» в деле Елисеевского магазина. Сформировали спецгруппу Александра К. В нее вошли наиболее опытные оперработники управления. Привлекли сотрудников из райотделов Москвы. Выбрав момент, когда Соколов был за границей, его кабинет оборудовали аудио и видеонаблюдением. Для этого во всем магазине «устроили замыкание», отключили лифты и вызвали «ремонтников». Специалисты по «прослушке» и установке оптики сделали свое дело, не привлекая особого внимания администрации гастронома. Оперативная техника подтвердила все имевшиеся сигналы. Подключили следственный отдел. Вскоре на обобщающем документе с предложением о плане завершения операции появилось долгожданное руководящее «Согласен».

Это была очень сложная игра. КГБ работал особенно тщательно. Андропову нужно было устранить одного из конкурентов на пост генсека — Гришина. Поэтому следаки пытались получить доказательства того, что и он имел доход с торговли. В день «Х» выделили 7 групп наружного наблюдения, которые следили за директорами филиалов. После того как те сдали конверты с деньгами Соколову, их арестовали, сняв с маршрута. Четверо тут же дали признательные показания. Только после этого генерал Алидин дал согласие на арест Соколова. Проводить операцию поручили Александру К. Ему было известно, что в рабочем столе Соколова скрыта кнопка сигнализации охране. Поэтому Александр, войдя в кабинет к Соколову, решил обменяться с директором рукопожатием. Соколов протянул свою руку в ответ, и она оказалась в тисках ладони офицера. Не выпуская руки Соколова, он вывел директора из-за стола, лишив возможности воспользоваться тревожной кнопкой. Ему предъявили санкцию на арест и приступили к обыску. Объяснить предназначение обнаруженных конвертов с деньгами Соколов вразумительно не мог. Он даже не знал, какие суммы находятся внутри. Параллельно обыски были проведены во всех филиалах. Нашли несколько наспех сооруженных тайников с дефицитными продуктами. Арестованный Соколов, угрожавший санкциями вышестоящих инстанций за «беззаконие», был препровожден в следственный отдел. Вскоре и он дал показания, к тому же слишком подробные. Возможно, обиделся, поскольку никто не стал вызволять его из рук КГБ.

Соколов, который дал компромат на партийную элиту, получил расстрел. Его начальника, главу московской торговли Н. Трегубова, который «вел себя правильно» и не дал никаких показаний, осудили на 15 лет. Большие сроки получили и его многочисленные подельники — всего 174 человека.

Неизвестно, чем бы кончилось это дело, если бы затянули его реализацию на два-три месяца…

Сегодня «дело Соколова» кажется детской забавой.

histrf.ru

Смотрите еще:

  • Фсин россии приказы по аттестации педагогических работников Фсин россии приказы по аттестации педагогических работников ВНИМАНИЕ! Электронный прием аттестационных материалов на 2018-2019 учебный год будет осуществляться с 16 июля 2018 года. Электронный приём […]
  • Як правило що означає Словник української мови Академічний тлумачний словник ПР А ́ ВИЛО, а, сер. 1. Положення, яким передається якась закономірність, стале співвідношення певних явищ. Засвоївши якесь граматичне правило, він […]
  • Приказ о новогодних елках Приказ «О проведении Новогодних ёлок» Создано: 14.12.14 В категории Новости Государственное бюджетное общеобразовательное учреждение Самарской области основная общеобразовательная школа с. Чёрновка […]
Закладка Постоянная ссылка.

Обсуждение закрыто.