Муниципальный работник суда

1.3 Ограничения, связанные с муниципальной службой / Особенности регулирования труда муниципальных служащих

Человек, являющийся муниципальным служащим является носителем определенных прав и обязанностей. Его деятельность связана с определенными ограничениями, перечень которых содержится в ст.11 ФЗ «Об основах муниципальной службы РФ».

Итак, муниципальный служащий не вправе:

1) заниматься другой оплачиваемой деятельностью, кроме педагогической, научной и иной творческой деятельности;

2) быть депутатом Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, депутатом законодательного (представительного) органа субъекта Российской Федерации, депутатом представительного органа местного самоуправления, членом иных выборных органов местного самоуправления, выборным должностным лицом местного самоуправления;

Как совершенно справедливо подмечает Л.В.Лазарев [1] , из Федерального закона «Об основах государственной службы в Российской Федерации» и «Об основах муниципальной службы в Российской Федерации» следует, что государственная служба, как и муниципальная служба в силу своего публично-правового характера сопряжены с требованиями недопустимости их совмещения с какой-либо иной публичной деятельностью. Это подтверждается и правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 10 апреля 1997 года №60-О по жалобе гражданина П.И.Забродина, согласно которому федеральный законодатель вправе распространить на муниципальных служащих ограничения, предусмотренные для государственных служащих (Определение Конституционного Суда от 14 января 1999 года №23-О; абзацы второй и третий пункта 3 мотивировочной части [2] ). Ограничения, предусмотренные для государственных гражданских служащих, содержащиеся в ст.ст.16-17 соответствующего ФЗ представляют гораздо более широкий спектр запрещающих установлений, чем в ФЗ «О муниципальной службе». Единство ограничений при прохождении гражданской службы и муниципальной службы закрепляется и в п.2 ст. 7 ФЗ «О государственной гражданской службе».

Далее, муниципальный служащий не имеет права:

3) заниматься предпринимательской деятельностью лично или через доверенных лиц;

Возможность заниматься предпринимательской деятельность создает соблазн для лоббирования собственных экономических и финансовых интересов в органе местного самоуправления. Этот вопрос до сих пор остается проблемным, поскольку на местах родственники государственных и муниципальных служащих занимаются предпринимательской деятельностью, причем весьма активно, и, так или иначе, влияют на своего «служащего» родственника, чиновника в целях продвижения своих интересов. И де факто получается, что чиновник занимается-таки предпринимательской деятельностью, хотя де юре не имеет записанными на свое имя имущества для ведения предпринимательской деятельности.

Получается, что норма есть, но есть ли действенный механизм ее реализации? Ответ скорее нет, чем да. Более того, данный вопрос выходит далеко за рамки юридического решения. И мораль, и этика, и элементарное чувство долга не должны способствовать использованию служебного положения в личных целях. Это мировой принцип всех государственных и муниципальных служащих, особо чтимый в ряде европейских демократий. И в России это должно стать первейшим принципом. По долгу деятельности муниципальный служащий должен заботиться не о собственном обогащении (равно как об обогащении своих многочисленных родственников и знакомых – предпринимателей), а о благе людей, на службе у которых он находится.

Из этого же пункта статьи вытекает следующий:

4) состоять членом органа управления коммерческой организации, если иное не предусмотрено законом или если в порядке, установленном уставом муниципального образования в соответствии с федеральными законами и законами субъекта Российской Федерации, ему не поручено участвовать в управлении этой организацией;

Предпринимательская деятельность, как следует из ст.2 ГК РФ – это есть самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли, и это понятие абсолютно не совместимо с обязанностями муниципального служащего. Более того, как например, установлено Законом о муниципальной службе в ХМАО-Югре (ст.10), муниципальный служащий обязан сообщать работодателю о личной заинтересованности при исполнении должностных обязанностей, которая может привести к конфликту интересов, принимать меры по предотвращению такого конфликта. Участие – прямое или косвенное – в предпринимательской деятельности это и есть пример конфликта интересов, когда общественные интересы соприкасаются с частными.

5) быть поверенным или представителем по делам третьих лиц в органе местного самоуправления, в котором он состоит на муниципальной службе либо который непосредственно подчинен или подконтролен ему;

6) использовать в неслужебных целях средства материально-технического, финансового и информационного обеспечения, другое имущество и служебную информацию;

7) получать гонорары за публикации и выступления в качестве муниципального служащего;

8) получать от физических и юридических лиц вознаграждения (подарки, денежное вознаграждение, ссуды, услуги, оплату развлечений, отдыха, транспортных расходов и иные вознаграждения), связанные с исполнением им должностных обязанностей;

9) выезжать в командировки за счет средств физических и юридических лиц, за исключением командировок, осуществляемых на взаимной основе по договоренности органов местного самоуправления муниципального образования с органами местного самоуправления других муниципальных образований, а также с органами государственной власти и органами местного самоуправления иностранных государств, международными и иностранными некоммерческими организациями;

10) принимать участие в забастовках; Муниципальным и государственным служащим, равно как и некоторым другим социально-полезным профессиям и родам занятий (например, авиационному персоналу гражданской авиации, осуществляющему обслуживание (управление) воздушного движения; сотрудникам федеральной фельдъегерской связи; работникам ядерных установок и пунктов хранения; сотрудникам милиции; военнослужащим; сотрудникам федеральных органов правительственной связи и информации; работникам профессиональных аварийно-спасательных служб, профессиональных аварийно-спасательных формирований) нельзя путем забастовок отстаивать свои права. Однако установленные в законодательстве ограничения не означают, что у указанных работников нет возможности защитить свои права в рамках возникшего коллективного спора. Они могут применить другие способы его разрешения. Так, помимо участия в примирительных процедурах, они вправе обратиться в Правительство РФ [3] .

11) использовать свое служебное положение в интересах политических партий, религиозных и других общественных объединений.

Муниципальный служащий, как и любой гражданин, работник, может быть членом какой-нибудь политической партии, приверженцем религиозного объединения. Будучи на службе, такой человек обладает правами, которые могут быть использованы в качестве преимущества – например, он может получать в установленном порядке информацию и материалы, необходимые для исполнения должностных обязанностей; посещать в установленном порядке для исполнения должностных обязанностей предприятия, учреждения и организация независимо от форм собственности и т.п. Поэтому законы о гражданской и муниципальной службах устанавливают соответствующие ограничения. Данному положению соответствуют и нормы, содержащиеся в ФЗ «О выборах депутатов ГД ФС РФ» [4] , а именно п.7 ст.36: «Уполномоченные представители политических партий, избирательных блоков, замещающие государственные или муниципальные должности, не вправе использовать преимущества своего должностного или служебного положения».

В новом законе о выборах депутатов ГД ФС РФ, который вступает в силу с 7 декабря 2006 года [5] содержатся нормы ст.46, налагающие ограничения на муниципальных служащих, баллотирующихся в депутаты Государственной думы. В законе раскрывается, что понимается под «использованием преимуществ должностного или служебного положения», к примеру:

— привлечение лиц, находящихся в подчинении или в иной служебной зависимости, государственных и муниципальных служащих к осуществлению в служебное (рабочее) время деятельности, способствующей выдвижению федеральных списков кандидатов и (или) избранию включенных в них кандидатов;

— использование помещений, занимаемых государственными органами или органами местного самоуправления для осуществления деятельности, способствующей выдвижению федерального списка кандидатов и (или) избранию включенных в него кандидатов в случае, если иным политическим партиям, выдвинувшим федеральные списки кандидатов, не будет гарантировано предоставление указанных помещений на таких же условиях;

— использование на безвозмездной основе или на льготных условиях транспортных средств, находящихся в государственной или муниципальной собственности

— сбор подписей избирателей, ведение предвыборной агитации лицами, находящимися на государственной или муниципальной службе ;

Муниципальные служащие не вправе образовывать в органах местного самоуправления структуры политических партий, религиозных и других общественных объединений, за исключением профессиональных союзов.

Муниципальный служащий обязан передавать в доверительное управление под гарантию муниципального образования на время прохождения муниципальной службы находящиеся в его собственности доли (пакеты акций) в уставном капитале коммерческих организаций в порядке, установленном уставом муниципального образования в соответствии с федеральными законами и законами субъекта Российской Федерации.

[1] Лазарев Л.В. Правовые позиции Конституционного Суда России. — ОАО «Издательский дом «Городец»; «Формула права», 2003 г.

[2] См. Определение Конституционного Суда РФ от 10 апреля 1997 г. N 60-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Забродина Петра Ивановича» // Официальный сайт Конституционного Суда РФ www.ksrf.ru ; также Определение Конституционного Суда РФ от 14 января 1999г. №23-О «По запросу Брянской областной Думы о проверке конституционности пункта 2 статьи 22 Федерального закона «Об основах муниципальной службы в Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации, 1999 г. – №2.

[3] Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации (постатейный) / отв. ред. А.М. Куренной, С.П. Маврин, Е.Б. Хохлов – М.: Юристъ, 2005.

[4] Федеральный закон от 20 декабря 2002 г. №175-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации — 23 декабря 2002 г. — №51 — Ст. 4982.

[5] Федеральный закон от 18 мая 2005 г. №51-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации — 23 мая 2005 г. — №21 — Ст. 1919.

www.allpravo.ru

Муниципальный работник суда

[Лицо, успешно прошедшее государственную итоговую аттестацию, имеет право заниматься определенной профессиональной деятельностью только после получения соответствующего диплома об образовании. В связи с этим трудовой стаж по соответствующей специальности следует исчислять только со дня присвоения этой специальности по результатам государственной итоговой аттестации и при условии, если данное лицо занимается профессиональной деятельностью по присвоенной специальности.]

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ АЛТАЙ

от 23 апреля 2014 г. по делу № 33-278

Председательствующий: Долматова Н.И.

Апелляционная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Алтай в составе:

председательствующего — Шинжиной С.А.,

судей — Кокшаровой Е.А., Красиковой О.Е.,

при секретаре — В.Е.С.,

с участием прокурора — Кулеевой Л.В.,

рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционной жалобе Б. на решение Кош-Агачского районного суда Республики Алтай от 20 февраля 2014 года, которым

отказано в полном объеме в удовлетворении исковых требований Б. к администрации муниципального образования «Кош-Агачский район» об отмене приказа «О прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении)» № 325-р(л/с) от 24 декабря 2013 года, восстановлении на работе в должности начальника отдела экономики, предпринимательства и туризма, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула в размере , взыскании компенсации морального вреда в размере рублей.

Заслушав доклад судьи Шинжиной С.А., апелляционная коллегия

Б., с учетом всех уточнений и дополнений, обратилась в суд с иском к администрации МО «Кош-Агачский район» об отмене приказа об увольнении № 325-р(л/с) от 24 декабря 2013 года, восстановлении на работе в должности начальника отдела экономики, предпринимательства и туризма, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула с 25 декабря 2013 года по день вынесения решения суда в размере , взыскании компенсации морального вреда в размере рублей. Исковые требования мотивированы тем, что она занимала должность начальника отдела экономики, предпринимательства и туризма в администрации МО «Кош-Агачский район». Приказом № 325 от 24 декабря 2013 года она была уволена с занимаемой должности на основании п. 11 ч. 1 ст. 77 ТК РФ, абз. 6 и 7 ч. 1 ст. 84 ТК РФ и подп. 3 п. 1 ст. 19, подп. 9 п. 1 ст. 13 Федерального закона «О муниципальной службе в Российской Федерации». Она считает данное увольнение незаконным, так как 20 ноября 2013 года глава администрации МО «Кош-Агачский район» предложил ей заключить трудовой договор с указанием должности — начальник отдела экономики, предпринимательства и туризма с 20 ноября текущего года. Срок для рассмотрения данного предложения и дачи согласия составлял 6 минут, а в случае несогласия с предложением ее действия были расценены как отказ от замещения данной должности, тем самым она была поставлена в безвыходное положение и вынуждена была подписать трудовой договор № 92 от 21 ноября 2013 года. Не согласна с основаниями приказа об увольнении, так как представление прокурора Кош-Агачского района от 23 ноября 2013 года № 07-05-2013 не отражало в себе требование ее увольнения. Непредставление сведений или заведомо недостоверных или неполных сведений при поступлении на муниципальную службу считает необоснованным, так как ООО «Малиновый звон», учредителем которого она являлась, ликвидирован. 13 августа 2013 года внесена запись о принятии решения о ликвидации юридического лица и назначении ликвидатора. На районной планерке 30 декабря 2013 года глава администрации МО «Кош-Агачский район» комментировал причины ее увольнения, на сайте еженедельника «ЛИСток» три раза публиковалась информация об ее увольнении, что причиняло ей физические и нравственные страдания. В уведомлении от 24 декабря 2013 года было указано, что вакантных должностей, соответствующих ее квалификации, вакантной нижестоящей должности или нижеоплачиваемой работы в администрации МО «Кош-Агачский район» не имеется. Однако ей достоверно известно, что после ее увольнения были трудоустроены лица на должности: ст. специалист 1 разряда отдела экономики, предпринимательства и туризма с 12 декабря 2013 года; Д.М.Ж. зам. начальника отдела экономики, предпринимательства и туризма; С.В.С. ведущим специалистом 1 разряда отдела экономики, предпринимательства и туризма; К.Ч.В. ведущий специалист 1 разряда отдела земельно-имущественных отношений; А.А.А. гл. специалист 1 разряда по кадрам; М.И.Ч. помощник главы; Т.Т.С. и.о. начальника отдела правовой работы и трудовых отношений; Ш.Н.А. вед. специалист 1 разряда отдела правовой работы и трудовых отношений. Она имеет два высших образования, диплом по специальности «Бухгалтерский учет, анализ и аудит». На день увольнения у нее не было запретов на занятие должности муниципального служащего. Ответчик в нарушение требования ст. 193 ТК РФ не предложил ей представить объяснение. При увольнении ответчик должен был учитывать характер ее проступка. В справке о доходах она не могла указать уставной капитал ООО «Малиновый звон», так как на момент заполнения ей справки о доходах организация находилась в стадии ликвидации и уставной капитал отсутствовал. В предложенной ей работодателем справке о доходах, отсутствовали графы, позволяющие ей указать, что данное юридическое лицо ликвидируется, кроме того, она не имела возможности перед заполнением справки детально ознакомиться с ней.

Суд принял вышеуказанное решение, об отмене которого в апелляционной жалобе просит Б., указывая, что суд неверно дал оценку тому факту, что у нее нет трехлетнего стажа работы по специальности, что является ограничением на занятие ею главной должности муниципальной службы, поскольку считает, что руководящая должность в ООО «Малиновый звон» должна засчитываться в стаж работы по специальности. Суд недостаточно исследовал представленные доказательства того, что на момент сокращения ей не были предложены все имеющиеся вакансии. Суд дал оценку только вакансиям должностей муниципальной службы и не исследовал вакансии должностей и профессий рабочих, которые существовали в администрации МО «Кош-Агачский район» на день ее увольнения. Таким образом, работодателем при ее увольнении нарушены положения ч. 1 ст. 84 ТК РФ.

В возражениях на апелляционную жалобу глава администрации МО «Кош-Агачский район» Д. просит решение Кош-Агачского районного суда Республики Алтай от 20 февраля 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Б. — без удовлетворения.

Выслушав Б., поддержавшую доводы апелляционной жалобы в полном объеме, представителя администрации МО «Кош-Агачский район» К. и прокурора Кулееву Л.В., возражавших относительно удовлетворения апелляционной жалобы, проверив материалы дела, законность и обоснованность решения суда в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ исходя из доводов, изложенных в апелляционной жалобе, апелляционная коллегия находит оспариваемое решение суда подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что 21 ноября 2013 года между главой муниципального образования «Кош-Агачский район» (работодатель) и Б. (работник) был заключен трудовой договор № 92, в соответствии с которым Б. с 21 ноября 2013 года принята начальником отдела экономики, предпринимательства и туризма на неопределенный срок.

Согласно п. 2.2. трудового договора работник обязан: исполнять законы Российской Федерации, Республики Алтай, Устав, нормативные правовые акты органов местного самоуправления; соблюдать ограничения, выполнять обязательства, не нарушать запреты, связанные с муниципальной службой; представлять в установленном порядке предусмотренные законодательством Российской Федерации сведения о себе и членах своей семьи, а также сведения о полученных им доходах и принадлежащих ему на праве собственности имуществе, являющихся объектами налогообложения, об обязательствах имущественного характера.

На основании данного трудового договора от 21 ноября 2013 года приказом № 300-р(л/с) от 21 ноября 2013 года Б. была принята с 22 ноября 2013 года на должность начальника отдела экономики, предпринимательства и туризма администрации МО «Кош-Агачский район».

Приказом администрации МО «Кош-Агачский район» № 325-р(л/с) от 24 декабря 2013 года прекращено действие трудового договора от 21 ноября 2013 года № 92 с начальником отдела экономики, предпринимательства и туризма Б. в связи с расторжением трудового договора вследствие нарушения установленных правил заключения трудового договора, п. 11 ч. 1 ст. 77, абз. 6 и 7 ч. 1 ст. 84 ТК РФ и подп. 3 п. 1 ст. 19, подп. 9 п. 1 ст. 13 Федерального закона от 02.03.2007 г. № 25-ФЗ. «О муниципальной службе в Российской Федерации».

Согласно ч. 1 ст. 9 Федерального закона от 02.03.2007 г. № 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации» для замещения должностей муниципальной службы квалификационные требования предъявляются к уровню профессионального образования, стажу муниципальной службы (государственной службы) или стажу работы по специальности, профессиональным знаниям и навыкам, необходимым для исполнения должностных обязанностей.

В соответствии с ч. 2 ст. 9 Федерального закона «О муниципальной службе в Российской Федерации» квалификационные требования к уровню профессионального образования, стажу муниципальной службы (государственной службы) или стажу работы по специальности, профессиональным знаниям и навыкам, необходимым для исполнения должностных обязанностей, устанавливаются муниципальными правовыми актами на основе типовых квалификационных требований для замещения должностей муниципальной службы, которые определяются законом субъекта Российской Федерации в соответствии с классификацией должностей муниципальной службы.

На основании ст. 4 Закона Республики Алтай от 18.04.2008 г. № 26-РЗ «О муниципальной службе в Республике Алтай» квалификационные требования к уровню профессионального образования, стажу муниципальной службы (государственной службы) или стажу работы по специальности, профессиональным знаниям и навыкам, необходимым для исполнения должностных обязанностей устанавливаются муниципальными правовыми актами на основе Типовых квалификационных требований для замещения должностей муниципальной службы согласно приложению 3 к настоящему Закону.

Постановлением администрации МО «Кош-Агачский район» от 30.06.2008 г. № 112 «О должностях муниципальной службы» установлены должности муниципальной службы в администрации муниципального образования «Кош-Агачский район». Должность начальника отдела администрации относится к главной группе должностей категории «руководители».

Постановлением администрации МО «Кош-Агачский район» от 30.06.2008 г. № 114 (п. п. 2 п. 1.1) установлены требования к стажу муниципальной службы муниципальных служащих для главных должностей — стаж гражданской службы (государственной службы) на ведущих государственных должностях не менее трех лет или на ведущих муниципальных должностях не менее двух лет, или стаж работы по специальности не менее трех лет.

Таким образом, должность начальника отдела экономики, предпринимательства и туризма администрации МО «Кош-Агачский район» относится к главной группе должностей категории «руководители» муниципальной службы в администрации МО «Кош-Агачский район», для замещения которой необходимо иметь стаж гражданской службы (государственной службы) на ведущих государственных должностях не менее трех лет или на ведущих муниципальных должностях не менее двух лет, или стаж работы по специальности не менее трех лет.

Из имеющейся в материалах дела копии диплома серии ОК № 98037 от 05.07.2013 г., регистрационный номер 1532, выданного Федеральным государственным бюджетным образовательным учреждением высшего профессионального образования «Горно-Алтайский государственный университет», следует, что решением государственной аттестационной комиссии от 25.06.2013 г. Б. присуждена квалификация «Экономист» по специальности «Бухгалтерский учет, анализ и аудит».

Разрешая спор, суд первой инстанции правильно указал, что специальность истца «Бухгалтерский учет, анализ и аудит» соответствует направлениям деятельности отдела экономики, предпринимательства и туризма, однако стаж работы по данной специальности может исчисляться только после получения указанной специальности — с момента решения государственной аттестационной комиссии от 25 июня 2013 года о присуждении истцу квалификации «Экономист» и начала осуществления трудовой деятельности по указанной специальности. В связи с тем, что специальность получена только 25 июня 2013 года, до начала замещения должности начальника отдела экономики, предпринимательства и туризма администрации муниципального образования 22 ноября 2013 года, Б. не имела необходимого трехлетнего стажа работы по специальности.

Из трудовой книжки серии АТ-IV № 6347047 не усматривается, что Б. замещала ведущие государственные должности гражданской службы (государственной службы) не менее трех лет или ведущие муниципальные должности не менее двух лет. Иных доказательств, подтверждающих, наличие у истца стажа государственной или муниципальной службы, необходимого для замещения главной группы должностей категории «руководители», Б. в судебном заседании представлено не было.

В соответствии с п. 11 ч. 1 ст. 77 ТК РФ основанием прекращения трудового договора является нарушение установленных настоящим Кодексом или иным федеральным законом правил заключения трудового договора, если это нарушение исключает возможность продолжения работы (статья 84 настоящего Кодекса).

Согласно абз. 6 ч. 1 ст. 84 ТК РФ трудовой договор прекращается вследствие нарушения установленных настоящим Кодексом или иным федеральным законом правил его заключения (пункт 11 части первой статьи 77 настоящего Кодекса), если нарушение этих правил исключает возможность продолжения работы, в случае заключение трудового договора в нарушение установленных настоящим Кодексом, иным федеральным законом ограничений на занятие определенными видами трудовой деятельности.

Суд первой инстанции обоснованно указал, что Б. не соответствует квалификационным требованиям, предъявляемым к стажу муниципальной (государственной) службы или стажу работы по специальности, необходимому для замещения главной группы должностей категории «руководители» — начальника отдела экономики, предпринимательства и туризма администрации МО «Кош-Агачский район». В связи с наличием установленного законодателем ограничения на замещение должности муниципальной службы в виде отсутствия необходимого стажа муниципальной (государственной) службы или стажа работы по специальности, исключается продолжение работы работником, принятым с нарушением требований закона о стаже, до его получения. Таким образом, трудовой договор между истцом и ответчиком был заключен с нарушением установленных законодательством правил его заключения, при этом допущенные нарушения исключают возможность дальнейшей работы истца в должности муниципальной службы.

В соответствии с подп. 9 п. 1 ст. 13 Федерального закона от 02.03.2007 г. гражданин не может быть принят на муниципальную службу, а муниципальный служащий не может находиться на муниципальной службе в случае непредставления предусмотренных настоящим Федеральным законом, Федеральным законом от 25.12.2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» и другими федеральными законами сведений или представления заведомо недостоверных или неполных сведений при поступлении на муниципальную службу.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 8 Федеральным законом от 25 декабря 2008 года № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей обязаны представлять представителю нанимателя (работодателю) граждане, претендующие на замещение должностей государственной или муниципальной службы, включенных в перечни, установленные нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В силу п. 1 ст. 15 Федерального закона «О муниципальной службе в Российской Федерации» граждане, претендующие на замещение должностей муниципальной службы, включенных в соответствующий перечень, муниципальные служащие, замещающие указанные должности, обязаны представлять представителю нанимателя (работодателю) сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей. Указанные сведения представляются в порядке, сроки и по форме, которые установлены для представления сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера государственными гражданскими служащими субъектов Российской Федерации.

Постановлением администрации МО «Кош-Агачский район» от 01.09.2009 г. № 218 (в редакции постановления администрации муниципального образования «Кош-Агачский район» от 25.12.2012 г. № 228) утвержден Перечень должностей муниципальной службы в муниципальном образовании «Кош-Агачский район», при назначении на которые граждане и при замещении которых муниципальные служащие обязаны представлять сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера супруги (супруга) и несовершеннолетних детей. В соответствии с данным Перечнем при назначении на должность начальника отдела администрации, относящуюся к главной группе должностей категории «руководители», гражданин обязан предоставить сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера супруги (супруга) и несовершеннолетних детей.

Из вышеизложенного следует, что законодатель возложил обязанность на гражданина, претендующего на замещение должности муниципальной службы, предоставить сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, кроме того, подобные сведения должны быть предоставлены и в отношении супруги (супруга) и несовершеннолетних детей. При неисполнении или надлежащим исполнении гражданином данной обязанности, то есть непредставлении сведений, либо представление неполных, недостоверных сведений, законодатель предусматривает наступление неблагоприятных последствий.

Как установлено судом первой инстанции, 21 ноября 2013 года в администрацию МО «Кош-Агачский район» была представлена справка о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера гражданина, претендующего на замещение должности муниципальной службы МО «Кош-Агачский район». В соответствии с данной справкой истец заполнила следующие разделы: раздел 1 «Сведения о доходах»; раздел 2 «Сведения об имуществе», включающий в себя подразделы «Недвижимое имущество», «Транспортные средства»; раздел 3 «Сведения о денежных средствах, находящиеся на счетах в банках и иных кредитных организациях». Раздел 4 «Сведения о ценных бумагах» с подразделами 4.1. «Акции и иное участие в коммерческих организациях», 4.2. «Иные ценные бумаги», раздел 5 «Сведения об обязательствах имущественного характера» истцом заполнены не были. При этом истец своей подписью подтвердила достоверность и полноту представленных ей сведений.

Из выписки из Единого государственного реестра юридических лиц от 02.02.2014 г. № 146 усматривается, что Б. являлась учредителем ООО «Малиновый звон». Межрайонной ИФНС России № 2 по Республике Алтай 28 ноября 2013 года внесены в Единый государственный реестр юридических лиц сведения о прекращении деятельности юридического лица в связи с его ликвидацией по решению учредителей (участников) или органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами.

Руководствуясь п. 1 ст. 48, п. 3 ст. 49, п. 1 ст. 50, п. 1 ст. 61, п. 8 ст. 63 ГК РФ, суд первой инстанции сделал верный вывод, что Б. являлась учредителем юридического лица, которое было ликвидировано и правоспособность которого прекращена 28 ноября 2013 года в момент внесения записи о ликвидации юридического лица в Единый государственный реестр юридических лиц. Следовательно, 21 ноября 2013 года, в день представления ответчику справки о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера гражданина, претендующего на замещение должности муниципальной службы, истец являлась учредителем коммерческой организации ООО «Малиновый звон». Однако в представленной истцом 21 ноября 2013 года справке о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера гражданина, претендующего на замещение должности муниципальной службы, данные сведения отсутствуют. В связи с чем, сведения, представленные ответчику, являлись неполными, чем были нарушены требования подп. 9 п. 1 ст. 13 Федерального закона от 02.03.2007 г. № 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации».

В соответствии с подп. 3 п. 1 ст. 19 Федерального закона от 02.03.2007 г. № 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации» помимо оснований для расторжения трудового договора, предусмотренных Трудовым кодексом Российской Федерации, трудовой договор с муниципальным служащим может быть также расторгнут по инициативе представителя нанимателя (работодателя) в случае несоблюдения ограничений и запретов, связанных с муниципальной службой и установленных статьями 13, 14, 14.1 и 15 настоящего Федерального закона.

Поскольку расторжение трудового договора в случае несоблюдения ограничений и запретов, связанных с муниципальной службой и установленных ст. ст. 13, 14, 14.1 и 15 Федерального закона от 02.03.2007 г. № 25-ФЗ относится к основанию прекращения трудового договора по инициативе работодателя, предусмотренному п. 14 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, увольнение истца по подп. 3 п. 1 ст. 19 Федерального закона «О муниципальной службе в Российской Федерации» является обоснованным, поскольку истцом при поступлении на должность муниципальной службы были представлены неполные сведения об участии в коммерческой организации ООО «Малиновый звон».

Согласно ч. ч. 2, 3 ст. 84 ТК РФ в случаях, предусмотренных частью первой настоящей статьи, трудовой договор прекращается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором. Если нарушение установленных настоящим Кодексом или иным федеральным законом правил заключения трудового договора допущено не по вине работника, то работнику выплачивается выходное пособие в размере среднего месячного заработка. Если нарушение указанных правил допущено по вине работника, то работодатель не обязан предлагать ему другую работу, а выходное пособие работнику не выплачивается.

Как правильно указал суд первой инстанции, ответчик при увольнении истца обязан соблюдать общий порядок прекращения трудового договора с особенностями, предусмотренными ст. 84 ТК РФ. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным в ч. 2 ст. 84 ТК РФ требованиям, вакансии, имеющиеся у него на день увольнения работника.

Из материалов дела следует, что 23 декабря 2013 года в администрацию «Кош-Агачский район» поступило представление прокурора Кош-Агачского района № 07-05-2013 от 23.12.2013 г., в соответствии с которым прокурор требовал устранить нарушения федерального законодательства в отношении муниципальных служащих Т.Т.С. и Б., так как они не соответствуют квалификационным требованиям в части наличия необходимого стажа работы.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: в статье 84 Трудового кодекса РФ отсутствует часть 4; имеется в виду часть 1 статьи 84 Трудового кодекса РФ.

Администрация МО «Кош-Агачский район» 24 декабря 2013 года уведомила истца о расторжении трудового договора, заключенного с ней 22 ноября 2013 года в соответствии с ч. 4 ст. 84 ТК РФ, а также что вакантных должностей (работы, соответствующей истцу квалификации, вакантной нижестоящей должности или нижеоплачиваемой работы) в районной администрации не имеется.

Не согласившись с данным уведомлением об отсутствии вакантных мест, истцом указано, что на момент ее увольнения и после увольнения у ответчика были вакантные места, на замещение которых она имела право, а именно заместителя начальника отдела экономики, предпринимательства и туризма, ведущего специалиста 1 разряда отдела экономики, предпринимательства и туризма, ведущего специалиста 1 разряда отдела земельно-имущественных отношений, главного специалиста 1 разряда по кадрам, помощника главы, начальника отдела правовой работы и трудовых отношений, ведущего специалиста 1 разряда отдела правовой работы и трудовых отношений.

Из пункта 1.1 постановления администрации МО «Кош-Агачский район» от 30.06.2008 г. № 114 «О квалификационных требованиях к уровню профессионального образования, стажу муниципальной службы, стажу работы по специальности, профессиональным знаниям и навыкам, необходимым для исполнения должностных обязанностей муниципальными служащими в администрации МО «Кош-Агачский район» следует, что требования к стажу муниципальной службы муниципальных служащих предъявляется для высших, главных, ведущих и старших должностей муниципальной службы. Для замещения младших должностей муниципальной службы требования к стажу работы не предъявляются.

В соответствии с постановлением администрации МО «Кош-Агачский район» от 30.06.2008 г. № 112 должность начальника отдела относится к главной группе должностей, должность заместителя начальника отдела относится к ведущей группе должностей, ведущий специалист 1 разряда отдела относится к старшей группе должностей, главный специалист 1 разряда относится к старшей группе должностей, должность помощника главы относится к главной группе должностей, старший специалист 1 разряда относится к младшей группе должностей.

В связи с тем, что истец не имела необходимого стажа муниципальной (гражданской) службы не менее двух лет, стажа работы по специальности не менее трех лет, суд первой инстанции обосновано указал, что ответчик не мог предлагать истцу должности начальника отдела, заместителя начальника отдела, ведущего специалиста 1 разряда отдела, главного специалиста 1 разряда, помощника главы, так как истец не соответствует квалификационным требованиям, необходимым для исполнения должностных обязанностей при замещении данных должностей муниципальной службы, а должность специалиста первого разряда отдела экономики, предпринимательства и туризма до увольнения истца была сокращена работодателем.

Согласно постановлениям администрации МО «Кош-Агачский район» № 175 от 22.11.2013 г., № 187 от 13.12.2013 г. 01 января 2014 года созданы: муниципальное казенное учреждение «Централизованная бухгалтерия» МО «Кош-Агачский район» и муниципальное казенное учреждение «Централизованная бухгалтерия учреждений образования» МО «Кош-Агачский район».

Суд первой инстанции правильно оценил доводы истца о том, что ответчик обязан был предложить ей вакантные места в вышеназванных учреждениях на день увольнения, поскольку данные учреждения являются самостоятельными юридическими лицами и созданы 01 января 2014 года, то есть после дня увольнения Б.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно отказал в удовлетворении исковых требований Б. к администрации МО «Кош-Агачский район» об отмене приказа «О прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении)» № 325-р(л/с) от 24 декабря 2013 года и восстановлении на работе в должности начальника отдела экономики, предпринимательства и туризма.

В связи с тем, что в удовлетворении данных исковых требований отказано, суд первой инстанции правильно отказал и в удовлетворении производных требований о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула в размере 210 207 рублей 45 копеек и взыскании компенсации морального вреда в размере 200 000 рублей.

Доводы апелляционной жалобы о том, что суд неверно дал оценку тому факту, что у нее нет трехлетнего стажа работы по специальности, что является ограничением на занятие ею главной должности муниципальной службы, так как руководящая должность в ООО «Малиновый звон» должна засчитываться в стаж работы по специальности, не заслуживают внимания, поскольку, как правильно указал суд первой инстанции, при отсутствии специального образования у истца нельзя считать, что стаж работы вырабатывается у нее именно по той специальности, которая получена позднее.

В силу положения ч. 8 ст. 60 Федерального закона от 29.12.2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» уровень профессионального образования и квалификация, указываемые в документах об образовании и о квалификации, выдаваемых лицам, успешно прошедшим государственную итоговую аттестацию, дают их обладателям право заниматься определенной профессиональной деятельностью, в том числе занимать должности, для которых в установленном законодательством Российской Федерации порядке определены обязательные требования к уровню профессионального образования и (или) квалификации, если иное не установлено федеральными законами.

По смыслу данной правовой нормы лицо, успешно прошедшее государственную итоговую аттестацию, имеет право заниматься определенной профессиональной деятельностью только после получения соответствующего диплома об образовании. В связи с этим трудовой стаж по соответствующей специальности, присвоенной по итогам государственной аттестации и указанной в дипломе об образовании, следует исчислять только со дня присвоения этой специальности по результатам государственной итоговой аттестации и при условии, если данное лицо занимается профессиональной деятельностью по присвоенной специальности.

Доводы апелляционной жалобы Б. о том, что суд дал оценку только вакансиям должностей муниципальной службы и не исследовал вакансии должностей и профессий рабочих, которые существовали в администрации МО «Кош-Агачский район» на день ее увольнения, поэтому работодателем при ее увольнении нарушены положения ч. 1 ст. 84 ТК РФ, не могут служить основанием для отмены решения суда, поскольку, во-первых, в суде первой инстанции истцом не давались объяснения о том, что у нее имелось желание занять в администрации МО «Кош-Агачский район» должность рабочего и она дала бы письменное согласие на перевод с должности начальника отдела экономики, предпринимательства и туризма администрации МО «Кош-Агачский район», относящейся к главной группе должностей категории «руководители» муниципальной службы, на должность рабочего при условии, что в п. 29 постановления от 17.03.2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что при решении вопроса о переводе работника на другую работу необходимо также учитывать реальную возможность работника выполнять предлагаемую ему работу с учетом его образования, квалификации, опыта работы и, во-вторых, согласно справке администрации МО «Кош-Агачский район» от 22.04.2014 г. по состоянию на 24 декабря 2014 года на день прекращения трудового договора с Б. в администрации МО «Кош-Агачский район» вакантные должности служащих, осуществляемых свою деятельность по профессии рабочих и техперсонала, отсутствовали. Информация, изложенная в справке, подтверждена представленными штатными расписаниями работников, осуществляющих профессиональную деятельность по профессиям рабочих, служащих и техобеспечения, из которых следует, что все должности, указанные в штатных расписаниях (сторожей-вахтеров, водителей, уборщиц, кочегаров, электрика, завхоза, секретаря-машинистки, техника-программиста, главного специалиста 3 разряда КД, ведущего специалиста 1 разряда КД, ведущего специалиста 1 разряда, начальника отдела архива, архивариуса, специалиста по архиву), не являлись вакантными на день прекращения трудового договора с Б.

Доводы Б., изложенные в судебном заседании суда апелляционной инстанции, о том, что глава администрации МО «Кош-Агачский район» Д. имеет к ней неприязненное отношение, вынудил ее переоформить трудовой договор, заведомо зная об отсутствии у нее стажа муниципальной службы, в результате чего в последующем она была уволена, она на работе не получила ни одного замечания либо нарекания, все поручения исполняла в срок, трудовая дисциплина ею соблюдалась, не принимаются во внимание, поскольку правового значения по делу не имеют.

Доводы апеллянта о том, что при администрации МО «Кош-Агачский район» имеется комиссия по рассмотрению конфликта интересов и противодействию коррупции, которая должны была рассмотреть ее ситуацию и определить наличие либо отсутствие конфликта интересов, однако этого сделано не было, не могут повлечь отмену решения суда, поскольку по смыслу ст. 14.1 Федерального закона «О муниципальной службе в Российской Федерации» принятие мер по предотвращению или урегулированию конфликта интересов комиссией по соблюдению требований к служебному поведению муниципальных служащих и урегулированию конфликтов интересов не являются обязательными элементами процедуры увольнения муниципального служащего.

Таким образом, решение суда первой инстанции является законным и обоснованным, оснований для его отмены по доводам апелляционной жалобы не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328, 329 ГПК РФ, апелляционная коллегия

Решение Кош-Агачского районного суда Республики Алтай от 20 февраля 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Б. — без удовлетворения.

www.lexed.ru

Смотрите еще:

  • Изменились сроки выплаты пенсий Ростовские банки изменили сроки перечисления пенсий на счета пенсионеров Helena С 1 октября 2017 года на территории Ростовской области в рамках реализации распоряжения Правления ПФР от 21.07.2015 № 330р «Об […]
  • Палаты конституционного суда россии Палаты конституционного суда россии Н.В.Витрук | Г.А.Гаджиев | Л.М.Жаркова (с июня 1997) | А.Л.Кононов | Т.Г.Морщакова | Ю.Д.Рудкин | Н.В.Селезнев | О.И.Тиунов | Б.С.Эбзеев | В.Г.Ярославцев […]
  • Федеральный закон полное товарищество Федеральный закон от 30 декабря 2015 г. № 444-ФЗ “О внесении изменений в Федеральный закон "Об исполнительном производстве" Принят Государственной Думой 15 декабря 2015 года Одобрен Советом Федерации 25 […]
Закладка Постоянная ссылка.

Обсуждение закрыто.