Наказание при несчастном случае на производстве

Какую ответственность несет работодатель за травму, полученную сотрудником на предприятии в нерабочее время?

Сотрудник по собственному желанию без распоряжения руководства пришел на работу раньше начала рабочего дня и получил травму.

Какую ответственность несет работодатель за травму, полученную сотрудником на предприятии в нерабочее время? Является ли данная травма производственной?

Травма, полученная на работе, не всегда является производственной травмой. Вопрос о том, относится полученная травма к производственной или к бытовой, определяется в каждом конкретном случае индивидуально.

Перечень несчастных случаев, подлежащих расследованию и учету, приведен в ст. 227 ТК РФ.

Расследованию и учету подлежат несчастные случаи, происшедшие, в частности, с работниками.

Расследуются случаи, которые произошли при исполнении трудовых обязанностей или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах.

Травма расследуется как несчастный случай, если она получена на территории работодателя либо в ином месте выполнения работы:

в течение рабочего времени, в том числе во время установленных перерывов;

в течение времени, необходимого для приведения в порядок орудий производства и одежды, выполнения других предусмотренных правилами внутреннего трудового распорядка действий перед началом и после окончания работы;

при выполнении работы за пределами установленной для работника продолжительности рабочего времени, в выходные и нерабочие праздничные дни.

В рассматриваемой ситуации травма получена до начала работы. В такой ситуации необходимо выяснить, связана ли полученная травма с выполнением подготовительных действий, предусмотренных правилами внутреннего трудового распорядка. Иными словами, если правилами внутреннего трудового распорядка определено, что сотрудник до начала работы должен произвести какие-либо действия, подготовиться к работе, то полученная в этой связи травма может быть признана производственной. Причем если время осуществления таких подготовительных действий правилами четко не установлено, не должно иметь значения, насколько рано сотрудник пришел на работу.

В этой связи представляет интерес судебное решение по делу N 33-1579 из Обзора кассационной практики Верховного Суда Республики Коми по гражданским делам за июль 2002 года.

Данное дело рассмотрено с применением норм, которые на сегодняшний день утратили силу, однако нормы, принятые впоследствии, аналогичны по сути, поэтому на позицию суда можно ориентироваться. Суд указывает, что установление связи нахождения работника в месте несчастного случая с исполнением трудовых обязанностей является основным. Работница шла на рабочее место, чтобы принять смену, а действующими на предприятии положениями, регулирующими внутренний трудовой распорядок, не установлен четкий порядок передачи смены, не ограничено время нахождения на территории предприятия перед началом и окончанием смены в связи с ее передачей. В этой связи травма, полученная на территории работодателя за 45 минут до начала рабочей смены, была признана несчастным случаем на производстве.

После установления всех обстоятельств и причин несчастного случая травма может быть квалифицирована как несчастный случай на производстве или как несчастный случай, не связанный с производством.

В соответствии со ст. 184 ТК РФ при повреждении здоровья или в случае смерти работника вследствие несчастного случая на производстве работнику (его семье) возмещаются его утраченный заработок (доход), а также связанные с повреждением здоровья дополнительные расходы на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию либо соответствующие расходы в связи со смертью работника. Виды, объемы и условия предоставления работникам гарантий и компенсаций в указанных случаях определяются Федеральным законом от 24.07.1998 N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (далее — Закон N 125-ФЗ).

Статьей 8 Закона N 125-ФЗ предусмотрен перечень видов обеспечения по страхованию при несчастном случае на производстве, к которым относятся: пособие по временной нетрудоспособности, единовременные, ежемесячные выплаты, а также оплата дополнительных расходов, связанных с медицинской и иной реабилитацией.

Согласно ст. 9 Закона N 125-ФЗ пособие по временной нетрудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве выплачивается за весь период временной нетрудоспособности застрахованного до его выздоровления или установления стойкой утраты профессиональной трудоспособности в размере 100% среднего заработка. Назначение и выплата пособия осуществляются работодателем по месту работы застрахованного лица (п. 1 ст. 15 Закона N 125-ФЗ).

Пособие выплачивается в счет уплаты страховых взносов в ФСС России. Остальные суммы выплачиваются непосредственно ФСС России (п. 7 ст. 15 Закона N 125-ФЗ).

Если травма квалифицирована как бытовая, работодатель обязан выплатить обычное пособие по временной нетрудоспособности, размер которого зависит от страхового стажа работника (первые 3 дня — за свой счет, остальные — в счет уплаты страховых взносов в ФСС России) (ст. 3, ст. 4.6, ст. 7 Федерального закона от 29.12.2006 N 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством»).

Работник, получивший по вине работодателя травму, не связанную с производством, вправе обратиться к нему с иском о возмещении ущерба, причиненного здоровью, в соответствии с нормами главы 59 ГК РФ. Работник, пострадавший в связи с несчастным случаем на производстве и получивший страховые выплаты, имеет право предъявить к работодателю иск о возмещении ущерба здоровью сверх суммы, покрытой страховыми выплатами (определение Конституционного Суда РФ от 08.04.2010 N 452-О-О, п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.03.2011 N 2).

Компенсация морального вреда пострадавшему всегда осуществляется только за счет средств лица, причинившего вред (п. 3 ст. 8 Закона N 125-ФЗ, ст. 237 ТК РФ, ст. 1064 ГК РФ).

Если несчастный случай произошел вследствие нарушения требований охраны труда, то речь пойдет об ответственности по ст. 5.27 КоАП РФ, ст. 143 УК РФ. В зависимости от обстоятельств организация или ее должностные лица могут быть привлечены к ответственности и по другим статьям (например ст. 15.34 КоАП РФ, ст. 125 УК РФ).

Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

www.bashinform.ru

Ответственность работодателя при несчастных случаях на производстве (А.В. Михайлов, «Административное право», N 4, IV квартал 2009 г.)

Ответственность работодателя при несчастных случаях на производстве

В соответствии со ст. 2 Трудового кодекса РФ основными принципами правового регулирования трудовых отношений признаются наряду с другими принципами обязанность работника исполнять все трудовые обязанности — соблюдать трудовую дисциплину (это касается как рядовых работников, так и руководителей предприятий и организаций и иных ответственных лиц работодателя), а также обязательность возмещения вреда, причиненного работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей. Институт дисциплины труда включает в себя различные средства ее обеспечения, и одним из них является ответственность за правонарушения.

В словаре юридическая ответственность трактуется как государственное принуждение к исполнению требований права, правоотношение, каждая из сторон которого обязана отвечать за свои поступки перед другой стороной, государством, обществом. Юридической ответственности не существует без обязанностей, сформулированных в норме права.

Определение юридической ответственности с этой позиции основывается на следующих положениях:

— это наказание правонарушителя;

— реализация санкции правовой нормы;

— мера государственного принуждения, которая выражается в отрицательных последствиях для правонарушителя;

— обязанность претерпевать определенные лишения личного или имущественного характера.

В юридической литературе юридическая ответственность характеризуется как обязанность лица претерпевать меры принудительного воздействия со стороны государства за совершенное правонарушение в форме лишений личного или имущественного порядка.

На стороне работодателя (юридического или физического лица, состоящего в трудовых отношениях с работником) от его имени и в его интересах выступают руководитель, иные ответственные лица, осуществляющие деятельность по выполнению указанных функций работодателя, т.е. они осуществляют работодательскую правоспособность юридического лица. Эти функции одновременно являются трудовыми обязанностями указанных лиц.

Так, среди лиц, осуществляющих права и обязанности работодателя, особое место занимает руководитель. Руководитель предоставляет свой труд в распоряжение работодателя и действует в сфере организации и управления трудом от его имени, он представляет работодателя в возникающих отношениях с работником. Таким образом, руководитель выступает в качестве «сосубъекта» представляемого им юридического лица в трудовом правоотношении с работником.

Руководитель, несмотря на некоторые особенности своего правового статуса, является наемным работником, выполняющим определенную трудовую функцию и осуществляющим свои обязанности на основании трудового или иного связанного с трудом договора. И несмотря на то, что, как верно отметила Г.С. Скачкова, «отличие правового статуса руководителя от статуса работника столь значительно, что многие нормы трудового законодательства к руководителю не могут быть применимы в том «чистом» виде, как они применяются к рядовым работникам», руководитель может быть привлечен к дисциплинарной ответственности и к нему применяются такие взыскания, как замечание, выговор и др.

Противоправное поведение руководителя, иных ответственных лиц работодателя, служащее основанием привлечения их к юридической ответственности, выражается в невыполнении или ненадлежащем выполнении возложенных на них трудовых обязанностей, а также в злоупотреблении предоставленными полномочиями.

В силу специфики осуществляемой руководителем или иным ответственным лицом работодателя трудовой функции по управлению процессом труда в большинстве случаев он лично не является непосредственным причинителем ущерба. В этом случае можно предположить, что, если непосредственным нарушителем является работник, действовавший с ведома или по поручению руководителя, ответственность последнего исключается. На самом деле это не так, поскольку на руководителя возлагается обязанность по осуществлению управления организацией, созданию и обеспечению условий соблюдения трудового законодательства, в том числе законодательства об охране труда, т.е. обязанность не допускать нарушений, являющихся основанием привлечения к ответственности.

В Трудовом кодексе РФ отсутствует такое понятие, как «администрация», но употребляется термин «должностное лицо» (ст.ст. 220, 362 ТК РФ). Определения должностного лица в кодексе нет, поэтому для установления круга ответственных лиц работодателя представляет определенный интерес то, что понимается под термином «должностное лицо» в иных отраслях права.

В Уголовном кодексе РФ должностные лица выделяются в качестве специальных субъектов преступления по признакам, характеризующим правовое положение субъекта, которое определяется характером и содержанием осуществляемой им деятельности.

В гл. 30 УК РФ понятие должностного лица раскрывается применительно к преступлениям против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления. Должностными лицами здесь признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации (примечание 1 к ст. 285 УК РФ).

Что касается лиц, выполняющих организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности в коммерческой организации независимо от формы собственности, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, они в соответствии с уголовным законодательством называются выполняющими управленческие функции в коммерческой или иной организации (ст. 201 УК РФ).

В административном праве должностные лица также относятся к специальным субъектам административной ответственности, отличительной чертой которых является невыполнение обязанностей, возложенных на них в силу занимаемой должности. Под должностным лицом в КоАП РФ понимается лицо, постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции представителя власти, то есть наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от него, а равно лицо, выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных организациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации. Совершившие административные правонарушения в связи с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций руководители и другие работники иных организаций, а также лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, несут административную ответственность как должностные лица, если законом не установлено иное.

Термин «должностное лицо» в уголовном и административном праве применяется к ограниченному числу работников, главным образом в государственных организациях, и не является универсальным в условиях многообразия форм собственности и организационно-правовых форм организаций-работодателей. Поэтому нельзя не согласиться с Н.В. Щукиной, предлагающей использовать для обозначения лиц, осуществляющих функции работодателя, более широкое понятие — иные ответственные лица работодателя, что позволит нам более точно определить субъектов ответственности за нарушения трудового законодательства.

Таким образом, ответственные лица работодателя — это лица, наделенные полномочиями по совершению от имени работодателя и в его интересах юридически значимых действий в области труда, трудовых отношений, осуществляющих организацию труда. В законодательстве нет определения ответственных лиц работодателя, что не допускает применять к ним необходимые меры ответственности.

По результатам работы органов Федеральной инспекции труда РФ видно, что за нарушения законодательства о труде и об охране труда к ответственности привлекаются лица, занимающие следующие должности: директор, заместители директора, главный инженер, начальник производства, старший мастер, начальник участка, начальник цеха и др. Большинство этих лиц привлекаются к ответственности на общих основаниях, т.к. для них законодательно не предусмотрена повышенная ответственность.

Таким образом, можно предположить, что понятие «иные ответственные лица работодателя» включает в себя заместителей и помощников руководителя, главных специалистов, руководителей структурных подразделений, старших мастеров, мастеров и других лиц, у которых в подчинении находятся те или иные работники и которые выполняют функцию управления по отношению к ним. В отличие от руководителя эти лица обладают меньшим объемом прав и, соответственно, несут ответственность в меньшем объеме, чем руководитель. Субъектами ответственности за нарушение трудовых прав работников они становятся в случае противоправного виновного нарушения трудового законодательства, неисполнения или ненадлежащего исполнения своих обязанностей, причинившего вред интересам работника.

Ответственные руководители работ отличаются именно тем, что им принадлежит распорядительно-дисциплинарная власть над другими работниками в процессе труда и на них непосредственно лежит обязанность по обеспечению условий труда, безопасных для здоровья работников.

В гл. 43 ТК РФ «Особенности регулирования труда руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации» предусматриваются особенности содержания, порядка заключения и расторжения трудового договора, а также повышенная ответственность данной категории работников.

В ст. 277 ТК РФ предусмотрена полная материальная ответственность руководителя организации за прямой действительный ущерб, причиненный организации. В случаях, предусмотренных федеральным законом, руководитель возмещает организации убытки, причиненные его виновными действиями. Кроме того, для руководителя организации законодательство предусмотрело дополнительные основания прекращения трудового договора (п. 10 ст. 81 ТК РФ). Однако в отношении иных ответственных лиц такие нормы отсутствуют, что приводит к применению к данной категории работников в случае нарушения трудового законодательства исключительно норм об ограниченной материальной ответственности.

В ст. 81 ТК РФ установлены дополнительные основания расторжения трудового договора с членами коллегиального исполнительного органа организации (правления, дирекции), которые могут состоять с организацией в трудовых отношениях на основе трудового договора.

Таким образом, нормы, устанавливающие повышенную ответственность в отношении иных ответственных лиц организации за нарушения трудового законодательства, в том числе законодательства об охране труда, в Трудовом кодексе отсутствуют, что, учитывая указанные выше признаки, характеризующие особенности трудоправового статуса данной категории работников как специальных субъектов ответственности, представляется недопустимым.

На руководителей и иных лиц, представляющих работодателя, налагается не только ответственность по нормам трудового права. Юридическая ответственность, как было отмечено выше, выражается в санкциях, а нормам, составляющим институт охраны труда, не свойственны какие-либо специальные санкции. В отличие от других норм, составляющих рассматриваемый институт, они входят в институты различных отраслей права. Указанные нормы опираются на санкции дисциплинарной и материальной ответственности, а также санкции административного и уголовного права. Лица, виновные в нарушении трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, привлекаются к дисциплинарной ответственности в порядке, установленном ТК РФ, иными федеральными законами, а также привлекаются к гражданско-правовой, административной и уголовной ответственности в порядке, установленном федеральными законами (ст. 419 ТК РФ). Это положение в полной мере касается руководителей и иных лиц, представляющих работодателя, нарушающих трудовое законодательство.

Таким образом, далее будут рассматриваться особенности привлечения к дисциплинарной ответственности руководителей и иных ответственных лиц организации, привлечение к материальной ответственности работодателя, а также привлечение к материальной, административной и уголовной ответственности руководителей и иных ответственных лиц как субъектов, привлекаемых к ответственности лично и в регрессном порядке.

Трудовые правоотношения характеризуются двумя видами юридической ответственности: дисциплинарной и материальной, которые регулируются нормами трудового права.

К дисциплинарной ответственности лица привлекаются в случае, если правонарушение связано с невыполнением или ненадлежащим выполнением трудовых обязанностей, но не представляет общественной опасности (не является преступлением) и предполагает применение дисциплинарных санкций.

Выделяются следующие характерные признаки дисциплинарного проступка, которые отражают содержание данного понятия:

— дисциплинарный проступок не является общественно опасным деянием, так как общественно опасным признается лишь преступление, то есть деяние, запрещенное УК РФ (ст. 14);

— дисциплинарный проступок может совершаться только работниками, состоящими в трудовых отношениях с данным работодателем;

— дисциплинарный проступок выражается в противоправном и виновном неисполнении или ненадлежащем исполнении работником своих трудовых обязанностей;

— ответственность за дисциплинарный проступок наступает, как правило, перед работодателем или перед вышестоящим органом.

В ст. 192 ТК РФ дисциплинарным проступком признается неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей.

Руководитель и иные ответственные лица работодателя привлекаются к дисциплинарной ответственности за виновное неисполнение или ненадлежащее исполнение возложенных на них обязанностей по осуществлению организационно-распорядительной и хозяйственной деятельности, т.е. за совершение дисциплинарного проступка.

Общая дисциплинарная ответственность предусмотрена ст. 192 ТК РФ и распространяется на всех работников, поэтому ее называют «дисциплинарной ответственностью по правилам внутреннего трудового распорядка». В соответствии с данной статьей за совершение дисциплинарного проступка работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания: замечание, выговор, увольнение по соответствующим основаниям. При этом не допускается применение дисциплинарных взысканий, не предусмотренных федеральными законами, уставами, положениями о дисциплине для отдельных категорий работников. Таким образом, перечень дисциплинарных взысканий, содержащийся в ст. 192 ТК РФ, не подлежит расширительному толкованию.

Основными критериями отграничения специальной дисциплинарной ответственности являются источники регулирования (Уставы и Положения о дисциплине), круг лиц, на которых она распространяется, применение особых мер взыскания в зависимости от отраслевой принадлежности организации, статуса должностного лица. Это обусловлено тем, что руководители и иные ответственные лица должны нести повышенную ответственность, а также тем, что в определенных отраслях экономики требуется более строгое поддержание порядка, а его нарушение может повлечь серьезные последствия, связанные с жизнью людей, их безопасностью.

Поскольку руководитель и иные ответственные лица работодателя, как уже говорилось, находятся в двойственном положении, являясь одновременно и наемными работниками, и представителями работодателя, то нарушение обязанностей, как в первом, так и во втором случае, повлечет при совершении дисциплинарного проступка наложение дисциплинарного взыскания. При этом к ним могут применяться меры как общей дисциплинарной ответственности, так и специальной.

Трудовой кодекс РФ в ст. 195 предусматривает применение к руководителю организации и его заместителям дисциплинарных взысканий вплоть до увольнения.

Увольнение работника является самой строгой мерой дисциплинарного взыскания. Законодательством подробно регламентированы случаи нарушения трудовой дисциплины, которые могут служить основанием расторжения трудового договора по инициативе работодателя. Так, в п. 5 ст. 81 ТК РФ предусмотрена возможность увольнения в качестве дисциплинарного взыскания в случае неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание; пп. «д» п. 6 ст. 81 Кодекса предусматривает новое основание увольнения в случае нарушения работником требований по охране труда, если это нарушение повлекло за собой тяжкие последствия (несчастный случай на производстве, авария, катастрофа) либо заведомо создавало реальную угрозу наступления таких последствий. Нарушение работником требований охраны труда в этом случае должно быть установлено и подтверждено соответствующими документами (актом о несчастном случае, экспертным заключением, постановлением федерального инспектора по охране труда и др.).

Работодатель вправе расторгнуть трудовой договор по п. 10 ст. 81 ТК РФ с руководителем организации (филиала, представительства) или его заместителями, если ими было допущено однократное грубое нарушение своих трудовых обязанностей.

Грубое нарушение — понятие оценочное, и вопрос о нем решается работодателем. Трудовой кодекс не определяет, какие нарушения в данном случае могут быть отнесены к числу грубых. По сложившейся практике применения аналогичной нормы ранее действовавшего КЗоТ РФ (п. 1 ст. 254) к их числу относится неисполнение указанными лицами обязанностей, значимых для организации, если это может повлечь причинение вреда здоровью работников, причинение имущественного или иного ущерба организации.

Одной из проблем при применении мер дисциплинарного взыскания является неурегулированность вопроса о том, какое взыскание и за какой проступок может быть применено к руководителю или иному ответственному лицу работодателя, исходя из закрепленного перечня дисциплинарных взысканий.

Конкретное содержание меры ответственности зависит от характера дисциплинарного проступка. Однако в трудовом праве эта связь не так осязаема, как в уголовном праве между преступлением и мерой уголовного наказания, в административном праве между проступком и мерой административной ответственности, так как в названных отраслях права определенному составу правонарушений соответствуют конкретные меры ответственности. В трудовом праве составы дисциплинарных проступков, как правило, не сформулированы и санкции не привязаны к составу правонарушения.

Выбор санкции должен производиться исходя из степени общественной опасности дисциплинарного проступка, наличия или отсутствия умысла лица, вероятности наступления неблагоприятных последствий.

В Трудовом кодексе закреплен исчерпывающий перечень случаев применения дисциплинарного взыскания в виде увольнения. Что касается таких санкций, как замечание и выговор, ТК РФ не устанавливает, в каких случаях руководители и иные ответственные лица привлекаются к этим видам дисциплинарной ответственности.

Право наложения дисциплинарных взысканий принадлежит работодателю. Ст. 22 ТК РФ указывает, что работодатель имеет право привлекать работников к дисциплинарной и материальной ответственности в порядке, установленном настоящим Кодексом, иными федеральными законами. От имени работодателя, являющегося юридическим лицом, выступает руководитель соответствующей организации. Он выбирает конкретную меру дисциплинарного взыскания из числа предусмотренных законодательством, учитывая при этом степень тяжести совершенного проступка, причиненный им вред и обстоятельства, при которых дисциплинарный проступок совершен.

Таким образом, решение о применении меры взыскания выносит работодатель, который может не воспользоваться предоставленным ему правом и ограничиться устным замечанием, беседой. То, что работодатель имеет право применить меру дисциплинарного взыскания, но не обязан, нарушает один из принципов юридической ответственности — принцип неотвратимости наступления ответственности, направленный на то, что ни одно правонарушение не должно остаться безнаказанным.

Принцип, согласно которому работодатель может, но не обязан привлекать к дисциплинарной ответственности, не применим по отношению к руководителю организации, его заместителям, т.к. работодатель обязан применить к указанным лицам дисциплинарное взыскание вплоть до увольнения, если имели место нарушения законодательства о труде и локальных нормативных актов (ст. 195 ТК РФ).

При этом необходимо заметить, что в основном нарушения законодательства об охране труда, часто приводящие к несчастным случаям на производстве, совершают не руководители и их заместители, а другие ответственные лица, которые наделены правом выполнения властно-распорядительных и административно-хозяйственных функций в организации (главные специалисты, руководители структурных подразделений, старшие мастера и др.). Как уже указывалось, на этих лиц распространяются нормы общей дисциплинарной ответственности, поэтому представляется необходимым включить в ст. 195 ТК РФ в число лиц, к которым работодатель обязан применить дисциплинарное взыскание, наряду с руководителями и их заместителями иных ответственных лиц, представляющих работодателя.

Трудовой кодекс РФ устанавливает основные принципы правового регулирования трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений, в том числе касающихся материальной ответственности сторон трудового договора. Так, ст. 2 ТК РФ относит к ним принцип обязательности возмещения вреда, причиненного работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей.

ТК РФ в гл. 38 предусматривает следующие случаи материальной ответственности работодателя перед работником: 1) возмещение материального ущерба, причиненного в результате незаконного лишения его возможности трудиться; 2) материальная ответственность за ущерб, причиненный имуществу работника; 3) материальная ответственность за задержку выплаты заработной платы; 4) возмещение морального вреда, причиненного работнику.

В учебной литературе выделяют три группы случаев материальной ответственности работодателя перед работником:

1) нарушение права работника на труд;

2) нарушение работодателем неимущественных прав работника в трудовом правоотношении, компенсация морального вреда;

3) нарушение права работника на охрану здоровья в связи с причинением ему трудового увечья.

С установлением обязательного государственного социального страхования от несчастных случаев на производстве материальная ответственность работодателя за ущерб, причиненный здоровью работника при выполнении им трудовых обязанностей, видоизменилась в обязательное страхование от несчастных случаев па производстве и оплату обязательных страховых тарифов.

Страховой механизм возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника, был введен Федеральным законом от 24.07.1998 г. N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний».

Практика применения Закона выявила и недостатки, имеющиеся в этой области. Закон породил абсолютного монополиста на данный вид деятельности в лице Фонда социального страхования. Возможно, что есть необходимость внести в Закон изменения, позволяющие расширить участие в страховании негосударственных страховых организаций. Очевидно, что появление иных страховщиков предполагает предложение различных условий страхования и наличие конкуренции и возможности страхователя выбрать для себя более выгодного страховщика позволит лучше использовать средства: не только на выплаты пострадавшим, но и на осуществление мер профилактического характера.

Следующий недостаток касается определения основных задач обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве. Ст. 1 Закона предусматривает следующую очередность задач: во-первых, обеспечение социальной защиты застрахованных и экономической заинтересованности субъектов страхования в снижении профессионального риска; во-вторых, возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью застрахованного при исполнении им обязанностей по трудовому договору (контракту) и в иных установленных законом случаях, путем предоставления застрахованному в полном объеме всех необходимых видов обеспечения по страхованию, в том числе оплату расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию; и только в последнюю очередь обеспечение предупредительных мер по сокращению производственного травматизма и профессиональных заболеваний.

Опыт государств, имеющих длительную историю применения соответствующего страхового законодательства, показывает, что приоритет отдается предупреждению несчастных случаев на производстве и созданию механизмов экономической заинтересованности субъекта страхования в осуществлении профилактических мер.

Гражданско-правовая ответственность наступает по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом Российской Федерации, который устанавливает общие принципы, основания и условия имущественной ответственности юридических и физических лиц.

Помимо этого Гражданский кодекс предусматривает и возмещение вреда лицом, застраховавшим свою ответственность в порядке добровольного или обязательного социального страхования, в нашем случае работодателем, в случае, если страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред (ст. 1072 ГК РФ).

Говоря об ответственности работодателя, необходимо остановиться на проблеме компенсации морального вреда в связи с нарушениями законодательства об охране труда. В действовавшем ранее КЗоТ РФ возможность компенсации причиненного работнику морального вреда прямо предусматривалась только в ст. 213 в случае незаконного увольнения или незаконного перевода работника на другую работу. В ТК РФ этот способ правовой защиты упоминается в нескольких нормах и уже вполне определенно рассматривается в качестве универсального метода защиты трудовых прав.

Ст. 237 ТК РФ устанавливает правила компенсации морального вреда. Моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. Ст. 237 Кодекса не указывает на конкретные виды правонарушений, поэтому право на возмещение морального вреда работник имеет во всех случаях нарушения его трудовых прав, сопровождающихся нравственными или физическими страданиями.

Таким образом, при несчастных случаях на производстве наряду с возмещением вреда здоровью, осуществляемым ФСС РФ, а также привлечением руководителя и иных ответственных лиц к административной ответственности за нарушение законодательства об охране труда очевидным является право работника требовать компенсации морального вреда.

В ст. 8 Федерального закона «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» установлено, что возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве, осуществляется причинителем вреда, т.е. непосредственно работодателем.

Допуская нарушения законодательства об охране труда, руководитель и иные ответственные лица действуют в интересах работодателя и от его имени, поэтому моральный вред взыскивается с организации. В соответствии с действующим законодательством при судебном рассмотрении дел о нарушении трудовых прав работников указанные лица привлекаются к материальной ответственности в регрессном порядке в случае их виновного поведения.

Основаниями ответственности работодателя за причинение работнику морального вреда являются: наличие морального вреда; неправомерное поведение (действие или бездействие) работодателя, нарушающее права работника; причинная связь между неправомерным поведением работодателя и страданиями работника; вина работодателя.

Ст. 1101 ГК РФ предусматривает, что размер компенсации морального вреда определяется в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Если стороны не достигли согласия, предусмотрена передача материалов в суд, который должен установить факт причинения морального вреда и размеры его возмещения. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего. Отсутствие наработанной методики определения морального вреда, несмотря па попытку урегулировать этот вопрос, является серьезным препятствием для реализации работниками своего права в полном объеме.

Трудовой кодекс РФ в ст. 277 предусматривает полную материальную ответственность руководителя за прямой действительный ущерб, причиненный организации. Эта же статья предусматривает конкретную привязку к нормам гражданского права, говоря, что расчет убытков осуществляется в соответствии с нормами, предусмотренными гражданским законодательством.

Гражданским кодексом РФ установлен порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина при исполнении договорных или иных обязательств. Вред возмещается по правилам, установленным гл. 59 ГК РФ «Обязательства вследствие причинения вреда» , если законодательством не предусмотрен более высокий размер ответственности (ст. 1084 ГК РФ). Объем и характер возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья, определяется в соответствии со ст. 1085 ГК. На руководителя организации как работника, состоящего с ней в трудовых отношениях, распространяются и общие положения о материальной ответственности работников за ущерб, причиненный работодателю (ст.ст. 232, 233, 238-250 ТК), с особенностями, установленными ст. 277 ТК РФ.

Таким образом, при разработке Трудового кодекса законодатель учел специфику трудовых отношений руководителя организации и установил для него повышенную по сравнению с другими работниками материальную ответственность.

Но нужно отметить, что для иных ответственных лиц повышенная ответственность ТК РФ не предусмотрена, поэтому, так же как и в случае с дисциплинарной ответственностью, в отношении этих лиц необходимо пользоваться нормами об общей материальной ответственности. Ст. 242 Кодекса предусматривает возможность возложения полной материальной ответственности на работника в случаях, предусмотренных Кодексом или иным федеральным законом. Ст. 243 среди прочих предусматривает следующие случаи полной материальной ответственности: умышленное причинение ущерба; причинение ущерба в результате преступных действий работника, установленных приговором суда, а также в результате административного проступка, если таковой был установлен соответствующим государственным органом.

Ч. 2 ст. 243 ТК РФ предусматривает возможность, а не обязанность, как в отношении руководителя, устанавливать материальную ответственность в полном размере трудовым договором, но только с заместителями руководителя и главным бухгалтером организации. Представляется разумным предусмотреть возможность установления в трудовом договоре повышенной материальной ответственности и с иными ответственными лицами работодателя.

Что касается административной ответственности, в КоАП РФ имеется ряд статей, посвященных правонарушениям, посягающим на трудовые права граждан (ст.ст. 5.27-5.34, 5.40, 5.44).

В отличие от ранее действовавшего КоАП РСФСР, который также имел аналогичные статьи, новый КоАП РФ отдельные правонарушения устанавливает впервые. Так, ст. 5.44 КоАП РФ устанавливает ответственность за сокрытие страхового случая на производстве при обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, необходимость в которой возникла с принятием Федерального закона N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (ст. 19 Закона). Названные нормы предусматривают административное наказание в виде штрафа, налагаемого на граждан в размере от трехсот до пятисот рублей; на должностных лиц — от пятисот до одной тысячи рублей; на юридических лиц — от пяти тысяч до десяти тысяч рублей (в ред. Федерального закона от 22.06.2007 г. N 116-ФЗ).

1. Нарушение законодательства о труде и об охране труда — влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от одной тысячи до пяти тысяч рублей; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от одной тысячи до пяти тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток; на юридических лиц — от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.

2. Нарушение законодательства о труде и об охране труда должностным лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за аналогичное административное правонарушение, —

(в ред. Федерального закона от 09.05.2005 г. N 45-ФЗ)

влечет дисквалификацию на срок от одного года до трех лет.

Это новый вид административного наказания для российского законодательства. Дисквалификация заключается в лишении физического лица права занимать руководящие должности в исполнительном органе управления юридического лица, входить в совет директоров (наблюдательный совет), осуществлять предпринимательскую деятельность по управлению юридическим лицом, а также осуществлять управление юридическим лицом в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации. Дисквалификация может быть применена к лицам, осуществляющим организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в органе юридического лица, к членам совета директоров, а также к лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, в том числе к арбитражным управляющим. Таким образом, эта санкция также косвенно определяет субъекта ответственности.

Из определения видно, что административная ответственность, закрепленная в данной статье, распространяется как на руководителей, так и на иных ответственных лиц работодателя. За три года действия КоАП РФ данный вид ответственности неоднократно применялся. Так, госинспекциями труда в субъектах РФ направлено в суды 212 протоколов об административных правонарушениях для привлечения к административной ответственности лиц, виновных в повторном в течение года нарушении трудового законодательства, и привлечении к административной ответственности в соответствии с ч. 2 ст. 5.27 КоАП РФ, по этим материалам было дисквалифицировано 52 руководителя.

Федеральным законом от 09.05.2005 г. N 45-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс об административных правонарушениях и другие законодательные акты Российской Федерации, а также о признании утратившими силу некоторых положений законодательных актов Российской Федерации» был введен такой вид ответственности, как административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение цели административного наказания. Административное приостановление деятельности заключается во временном прекращении деятельности лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, юридических лиц, их филиалов, представительств, структурных подразделений, производственных участков, а также эксплуатации агрегатов, объектов, зданий или сооружений, осуществления отдельных видов деятельности (работ), оказания услуг. Административное приостановление деятельности предусмотрено за нарушение законодательства о труде и об охране труда, в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, нарушение требований промышленной безопасности, безопасности гидротехнических сооружений, требований нормативных документов в области строительства и др.

Кроме того, Федеральным законом N 45-ФЗ внесено изменение в ст. 19.5 КоАП, которым в два раза увеличен размер штрафа за невыполнение в установленный срок законного предписания органа, осуществляющего государственный надзор (контроль), об устранении нарушений законодательства, а к должностному лицу предусматривается такая мера ответственности, как дисквалификация на срок до трех лет. Такое ужесточение мер административной ответственности, несомненно, должно повлечь более внимательное отношение работодателей к соблюдению трудовых норм и своевременное устранение допущенных нарушений.

Одной из особенностей отдельных элементов состава административного правонарушения и субъектов административной ответственности за нарушение трудового законодательства является возможность привлечения к административной ответственности юридических лиц.

Привлечение к административной ответственности осуществляется за нарушение конкретных требований охраны труда, выявленных в процессе надзора и контроля за их соблюдением. Административные взыскания имеют право налагать органы государственного надзора и контроля за соблюдением законодательства о труде и об охране труда в пределах своей компетенции.

Уголовная ответственность представляет собой наиболее строгий вид наказания за нарушения законодательства о труде и об охране труда, наступающий за совершение правонарушений, являющихся преступлениями, т.е. виновных общественно опасных деяний, запрещенных УК РФ под угрозой наказания (ст. 14 УК РФ).

К уголовной ответственности в рамках существующей в Российской Федерации системы законодательства привлекаются только физические лица. В рамках настоящего исследования субъектом ответственности являются руководитель и иные ответственные лица работодателя, а не сам работодатель.

За нарушение требований законодательства об охране труда уголовная ответственность предусмотрена ст. 143 УК РФ, которая гласит:

1. Нарушение правил техники безопасности или иных правил охраны труда, совершенное лицом, на котором лежали обязанности по соблюдению этих правил, если это повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, —

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до одного года.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 г. N 162-ФЗ)

2. То же деяние, повлекшее по неосторожности смерть человека, —

наказывается лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Субъектом ответственности за совершение преступлений, предусмотренных данной статьей, является лицо, на котором лежали обязанности по соблюдению правил техники безопасности или иных правил охраны труда, если это повлекло по неосторожности причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью или смерть человека.

Несомненно, работники, на которых возложена обязанность по соблюдению определенных правил, несоблюдение которых создает повышенную опасность для окружающих, должны нести ответственность, если будет причинен вред жизни или здоровью граждан. Но указанная обязанность работника напрямую связана с обязанностью работодателя по обеспечению безопасных условий труда. Кроме того, руководящие работники должны осуществлять контроль за соблюдением работниками правил охраны труда. По данным Федеральной инспекции труда о работе по надзору и контролю за соблюдением законодательства РФ о труде и охране труда, основной причиной несчастных случаев на производстве являются ненадлежащая организация производства и неудовлетворительная организация мероприятий по охране труда, которые должны обеспечиваться руководителем и иными ответственными лицами работодателя.

Однако нельзя забывать, что между руководителем и лицами, оказавшимися потерпевшими при нарушении правил охраны труда, имеется промежуточное звено. Это те лица, которые непосредственно отвечают за соблюдение правил по охране труда на конкретных участках работ (например, мастер цеха, бригадир). Эти лица в первую очередь должны привлекаться к ответственности за нарушение правил охраны труда. Руководящие же работники, являющиеся должностными лицами, в этих случаях могут быть привлечены к ответственности за должностные преступления (злоупотребление должностными полномочиями или халатность).

Поскольку объектом преступления, предусмотренного ст. 143 УК РФ, является конституционное право гражданина на условия труда, отвечающие требованиям безопасности и гигиены, постольку и потерпевшими в результате преступных нарушений правил охраны труда могут быть только работники данного предприятия либо лица, чья постоянная или временная деятельность связана с данным производством. Таким образом, если в результате нарушения правил охраны труда пострадает лицо, не связанное трудовыми отношениями с данным предприятием, то должностное лицо несет ответственность в зависимости от характера нарушения по статьям о должностных преступлениях (ст.ст. 285, 293 УК РФ).

Разграничение перечисленных преступлений проводится также по кругу возложенных на лицо обязанностей. Субъектом нарушения правил охраны труда может быть только лицо, которое непосредственно ответственно за соблюдение конкретных правил безопасности на определенном участке работ. Субъектом же, например, халатности является лицо, осуществляющее общее руководство и обязанное знать, что происходит на каждом участке руководимого им объекта.

Выбор статьи зависит также от характера последствий преступления. Так, если в результате нарушения ст. 285 УК РФ последствия, как показывает практика, носят материальный характер и состоят в имущественном вреде, причиненном соответствующему предприятию или организации, то последствием нарушения ст. 143 УК РФ является причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, а также наступление смерти лица, участвующего в трудовом процессе.

Руководители и иные ответственные лица работодателя привлекаются к уголовной ответственности по ст. 201 УК РФ, предусматривающей злоупотребление полномочиями лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, т.е. лицом, постоянно, временно или по специальному полномочию выполняющим организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности в коммерческой организации независимо от формы собственности, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением.

Гл. 24 УК РФ «Преступления против общественной безопасности» предусматривает также уголовную ответственность за нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетики (ст. 215), при ведении горных, строительных или иных работ (ст. 216), а также нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах (ст. 217). В качестве субъектов указанных преступлений рассматриваются как руководитель и иные ответственные лица, так и иные работники, деятельность которых связана с соответствующим производством.

За совершение преступлений, посягающих на трудовые права граждан, виновные лица привлекаются к таким видам уголовной ответственности, как штраф, исправительные работы, арест, ограничение свободы, лишение свободы, лишение права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью. Но на сегодняшний день наиболее распространенной мерой уголовной ответственности за совершение указанных преступлений является штраф. Учитывая установленные в санкциях норм УК РФ невысокие суммы штрафов, сложно говорить об эффективности применения штрафов и о достижении целей уголовного наказания.

В связи с этим представляется уместным, во-первых, увеличить размеры штрафов за преступные нарушения законодательства об охране труда, во-вторых, расширить перечень случаев применения таких санкций, как лишение права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью.

Судебная практика по делам о нарушении правил охраны труда немногочисленна. Автор хотел бы далее привести полностью Постановление от 23 апреля 1991 г. N 1 Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о нарушениях правил охраны труда и безопасности при ведении горных, строительных или иных работ» (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.1993 г. N 11, от 25.10.1996 г. N 10, от 06.02.2007 г. N 7):

Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет:

1. Исключен. — Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 г. N 7.

2. Разъяснить судам, что предусмотренная законом ответственность за нарушения правил техники безопасности или иных правил охраны труда для лиц, обязанных обеспечивать соблюдение этих правил, наступает независимо от формы собственности предприятий, на которых они работают.

(в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 г. N 7)

При этом субъектами названных преступлений могут быть граждане Российской Федерации, иностранные граждане, а также лица без гражданства.

3. Обратить внимание судов на то, что ответственность по ст. 143 УК РФ могут нести лица, на которых в силу их служебного положения или по специальному распоряжению непосредственно возложена обязанность обеспечивать соблюдение правил и норм охраны труда на определенном участке работ, а также руководители предприятий и организаций, их заместители, главные инженеры, главные специалисты предприятий, если они не приняли мер к устранению заведомо известного им нарушения правил охраны труда либо дали указания, противоречащие этим правилам, или, взяв на себя непосредственное руководство отдельными видами работ, не обеспечили соблюдение тех же правил.

В иных случаях лица, виновные в ненадлежащем выполнении своих служебных обязанностей по обеспечению безопасных условий труда, могут нести ответственность за должностные преступления (например, за непринятие мер по разработке соответствующих инструкций, по созданию условий для выполнения правил и норм охраны труда, по осуществлению надлежащего контроля за их соблюдением).

(в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.10.1996 г. N 10)

Однако если нарушение правил и норм охраны труда допущено работником, не являвшимся лицом, указанным в ст. 143 УК РФ, и повлекло последствия, перечисленные в этой статье, содеянное должно рассматриваться как преступление против личности независимо от того, имеет ли потерпевший отношение к данному производству или нет.

В отличие от ст. 143 УК РФ ответственность по ст.ст. 216 и 217 УК РФ могут нести как лица, на которых возложена обязанность по выполнению правил и норм охраны труда, так и другие работники, постоянная или временная деятельность которых связана с данным производством.

(в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 25.10.1996 г. N 10, от 06.02.2007 г. N 7)

4. Абзац исключен. — Постановление Пленума Верховного Суда от 06.02.2007 г. N 7.

В случае, когда умысел виновного был направлен на достижение преступного результата, а способом реализации такого умысла явилось нарушение правил охраны труда и безопасности работ, содеянное надлежит квалифицировать по соответствующей статье УК РСФСР, предусматривающей ответственность за совершение умышленного преступления.

Если же виновный путем нарушения указанных правил преследовал цель причинить одни последствия, а отношение его к наступлению других последствий выступало в форме неосторожной вины, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений, совершенных умышленно и по неосторожности.

5. При рассмотрении каждого дела о нарушении правил и норм охраны труда особое значение приобретает тщательное и всестороннее исследование причинной связи между этими нарушениями и наступившими вредными последствиями либо наличием реальной опасности наступления таких последствий, что и должно быть обосновано в приговоре. Кроме того, в нем суд обязан сослаться на конкретные пункты действующих правил безопасности работ и охраны труда, нарушение которых повлекло либо могло повлечь указанные в законе последствия.

В связи с исследованием причинной связи между названными нарушениями и наступившими вредными последствиями суду следует выяснять также роль потерпевшего в происшествии. Если при этом будет установлено, что несчастный случай на производстве произошел вследствие небрежности потерпевшего, суд должен, при наличии к тому оснований, решить вопрос о вынесении оправдательного приговора в отношении подсудимого, а в случае признания его виновным — учитывать при назначении наказания факт небрежности, допущенной самим потерпевшим.

6. По делам данной категории необходимо отграничивать преступления, предусмотренные ст. 143 УК РФ, от преступлений, предусмотренных ст. 216 УК РФ, учитывая, что при решении указанного вопроса следует исходить из того, при производстве каких именно работ нарушены правила безопасности. Если нарушение этих правил (в том числе и правил охраны труда) было допущено при производстве горных либо строительных работ, то содеянное должно квалифицироваться по ст. 216 УК РФ.

7. Во избежание ошибок при квалификации действий, повлекших вредные последствия при производстве горных, строительных и иных работ с использованием специальных самоходных машин (экскаватор, грейдер, скрепер и т.п.), судам следует иметь в виду, что, если лицо, управляющее трактором или иной самоходной машиной, нарушило правила производства определенных работ, техники безопасности или иные правила охраны труда, хотя бы эти нарушения и были допущены во время движения машины, содеянное надлежит квалифицировать по статьям УК, предусматривающим ответственность за нарушение этих правил, а в соответствующих случаях — за преступления против жизни и здоровья граждан, уничтожение или повреждение имущества.

8. При назначении наказания лицам, виновным в преступном нарушении правил охраны труда и безопасности работ, судам необходимо учитывать общественную опасность этих преступлений, характер допущенных нарушений, тяжесть наступивших последствий и другие обстоятельства, указанные в ст. 60 УК РФ, в зависимости от которых следует обсуждать вопрос не только об основном, но и о дополнительном наказании в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. В случае если суд придет к выводу о необходимости назначения такого дополнительного наказания, в резолютивной части приговора следует сослаться на ст. 47 УК РФ.

9. Обратить внимание судов на то, что согласно требованиям ст. 73 УПК РФ при разбирательстве дела подлежат доказыванию, помимо других обстоятельств, характер и размер вреда, причиненного преступлением. В связи с этим судам следует решать вопрос о возмещении вреда, причиненного в результате нарушения правил охраны труда и безопасности горных, строительных и иных работ имуществу предприятия либо организации, а в соответствующих случаях — гражданам, потерпевшим от преступления.

Если при разбирательстве дела суд в соответствии со ст. 309 УПК РФ придет к выводу о необходимости передать вопрос о размере возмещения гражданского иска на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, то он, при наличии к тому оснований, вправе частным определением обратить внимание соответствующих должностных лиц на допущенную неполноту предварительного следствия, повлекшую необходимость принятия указанного решения.

10. По делам данной категории суды должны обращать особое внимание на необходимость установления всей совокупности причин производственного травматизма, профессиональных или иных заболеваний и принимать предусмотренные законом меры к их устранению.

В частных определениях судам не следует ограничиваться лишь констатацией обстоятельств совершенного преступления. В них должны указываться конкретные нарушения правил охраны труда и безопасности работ на данном предприятии, явившиеся причиной гибели людей, производственных травм или заболеваний и требующие принятия соответствующих мер по устранению выявленных недостатков и организации безопасных условий труда.

При установлении фактов недисциплинированности, безответственности, пьянства и других условий, способствовавших совершению указанных преступлений, судам надлежит реагировать на эти обстоятельства в частных определениях, обращая внимание соответствующих должностных лиц на необходимость принятия мер по укреплению трудовой дисциплины и обеспечению порядка и организованности на производстве.

В ходе судебного разбирательства необходимо также выяснять, какие меры приняты администрацией соответствующего предприятия или организации по представлению следователя или прокурора, и если таковые приняты не были, надлежит указать на это в частном определении.

В случае оставления должностным лицом без рассмотрения частного определения либо непринятия мер к устранению указанных в нем нарушений закона должен быть решен вопрос о привлечении такого должностного лица к предусмотренной ст. 17.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях ответственности.

11. Рекомендовать верховным судам республик, краевым и областным судам, судам городов федерального значения, судам автономной области и автономных округов, окружным (флотским) военным судам периодически обобщать практику рассмотрения судами первой инстанции уголовных дел о нарушениях правил и норм охраны труда, анализировать причины допускаемых ошибок и принимать необходимые меры к повышению уровня рассмотрения дел этой категории.

(п. 11 в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 г. N 7)

В судебной практике по трудовым спорам дела, связанные с несчастными случаями на производстве, составляют примерно три процента. Часто встречаются судебные дела, где работодатель обращается в суд с иском к региональному отделению Фонда социального страхования РФ, когда Фонд отказывается признать несчастный случай страховым, или истцом выступают региональные отделения Фонда социального страхования РФ с заявлениями признать недействительным заключение о квалификации несчастного случая как связанного с производством. Типичный пример: Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 31 мая 2004 года N Ф09-2121/04-АК.

Государственное учреждение Свердловское региональное отделение Фонда социального страхования РФ (филиал N 3) обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением о признании незаконными действий главного государственного инспектора труда Государственной инспекции труда в Свердловской области Засыпкина В.В., недействительными его заключения от 22.05.2003 г. о квалификации несчастного случая как связанного с производством и акта формы Н-1 о несчастном случае на производстве от 28.05.2003 г., утвержденного должностным лицом ОАО «Нижнетагильский металлургический комбинат» (далее — ОАО «НТМК» ), третьи лица: ОАО «НТМК» и Антакова Марина Викторовна (вдова погибшего Антакова О.А.).

Решением от 30.12.2003 г. заявление оставлено без удовлетворения.

Постановлением апелляционной инстанции от 04.03.2004 г. решение оставлено без изменения.

Свердловское региональное отделение ФСС РФ с принятыми судебными актами не согласно, просит их отменить, требования удовлетворить, ссылаясь на неправильное применение судом Методических указаний по медицинскому освидетельствованию для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения, утвержденных приказом заместителя министра здравоохранения СССР 02.09.1988 г., и указывая на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Проверив законность судебных актов в порядке ст.ст. 274, 284, 286 АПК РФ, суд кассационной инстанции оснований для их отмены не находит.

Как следует из материалов дела, спор между сторонами возник по поводу признания связанным с производством несчастного случая, произошедшего с работником ОАО «НТМК» Антаковым О.А., в результате которого он скончался.

Актом расследования случая заболевания и смертельного исхода и актом о несчастном случае на производстве формы Н-1 от 06.02.2003 г. несчастный случай, произошедший с Антаковым О.А., признан не связанным с производством. Причиной несчастного случая признана потеря сознания на рабочем месте и падение с высоты собственного роста вследствие судорожного припадка, возникшего на фоне алкогольной интоксикации.

Главным государственным инспектором труда Государственной инспекции труда в Свердловской области Засыпкиным В.В. на основании проведенного дополнительного расследования на основании обращения родственников пострадавшего о несогласии с выводами комиссионного расследования 22.05.2003 г. составлены заключение и акт о несчастном случае на производстве формы Н-1 от 28.05.2003 г., согласно которым причиной несчастного случая названо падение с высоты 1,7 метра из-за отсутствия ограждения рабочего места на туннельном вагоне со стороны лафетных путей.

Считая, что данный несчастный случай не подлежит квалификации как связанный с производством, Свердловское региональное отделение ФСС РФ обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Отказывая в удовлетворении заявления, судебные инстанции исходили из обоснованности квалификации указанного несчастного случая как связанного с производством. Данный вывод соответствует установленным обстоятельствам, представленным доказательствам и действующему законодательству.

В соответствии со ст. 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Судом установлено и материалами дела подтверждается, что рассматриваемый несчастный случай произошел вследствие падения Антакова О.А. с высоты 1,7 метра из-за отсутствия ограждения на рабочем месте, что является нарушением требований охраны труда. Нахождение пострадавшего в состоянии алкогольного, наркотического или токсического опьянения (отравления) документально не подтверждено.

Оценив в соответствии с требованиями ст.ст. 65, 67, 68, 71 АПК РФ представленные в дело документы, суд первой и апелляционной инстанций признал их в качестве надлежащих доказательств, подтверждающих, что несчастный случай, произошедший с Антаковым О.А., связан с производством, а именно в связи с несоблюдением работодателем правил по охране труда.

Оснований для переоценки установленных судом фактических обстоятельств дела у суда кассационной инстанции в силу ст. 286 АПК РФ не имеется.

С учетом изложенного оснований для принятия доводов кассационной жалобы и отмены решения и постановления апелляционной инстанции не имеется.

В делах по искам граждан о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья, суды чаще выносят иски в пользу граждан. Но при рассмотрении судебной практики автор столкнулся с противоположным примером, которым является Решение Ухтинского федерального городского суда Республики Коми от 23 августа 2004 года.

В суд обратился Канев Г.А. с иском к Учреждению ОС-34/24 с требованием о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья. Просил обязать Государственное учреждение — региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации по Республике Коми (далее — ГУ — РО ФСС РФ по РК) выплатить страховку за причиненный вред, взыскать с Учреждения ОС-34/24 компенсацию морального вреда.

Выслушав представителей Учреждения ОС-34/24, ГУ — РО ФСС РФ по РК, исследовав материалы дела, суд приходит к выводу, что в исковых требованиях истца о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья, следует отказать.

Судом установлено, что истец отбывал наказание в учреждении ОС-34/24 с 19.11.1999 г. по 17.04.2002 г. На основании личного заявления Канева Г.А. о приеме его на работу в стройбригаду в качестве специалиста по комплексному обслуживанию зданий и сооружений от 03.09.2001 г. он был зачислен приказом от 11.09.2001 г. N 73/ос «О перемещении осужденных» на указанную должность с 01.09.2001 г. по 3-му разряду ЕТС с окладом 319,98 руб.

16.09.2001 г. комендантом Ручкиным А.А. ему было дано задание изготовить штукатурные терки для проведения ремонтных работ. Работа по изготовлению терок являлась ручной и не включала в себя использование какого-либо деревообрабатывающего оборудования. Около 9 часов утра Канев включил круглопильный станок, не имея разрешения администрации учреждения, и стал обрабатывать заготовку. В процессе работы заготовку вырвало из рук, пальцы правой руки попали под зубья вращающейся пилы, в результате получил травму в виде резано-рваной раны 2, 3, 4-го пальцев правой кисти, частичная посттравматическая ампутация ногтевых пластинок, конечных фаланг. По травме лечился в Учреждении ОС-34/18, из которого выписан 09.10.2001 г. в удовлетворительном состоянии, инвалидность по травме не установлена, трудоспособен.

Актом расследования несчастного случая, произошедшего 16.09.2001 г. с осужденным Каневым Г.А., комиссия установила, что травма Канева Г.А. получена в результате несчастного случая при использовании оборудования в личных целях, а не при выполнении своих трудовых обязанностей. Принято решение акт по форме Н-1 по данной травме не составлять.

Постановлением от 18.09.2001 г., вынесенным начальником Учреждения ОС-34/24, в возбуждении уголовного дела по факту телесных повреждений осужденному Каневу было отказано за отсутствием события преступления. Данное постановление не было обжаловано истцом и не отменено прокурором, надзирающим за законностью в исправительных учреждениях.

В соответствии с п. 2 ст. 1079 ГК РФ владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц.

Истец без разрешения администрации, не имея допуска к работе на станке, самовольно стал использовать станок, при этом он нарушил действующие правила поведения осужденных в ИУ. Так, п. 3 § 3 приказа Министерства внутренних дел Российской Федерации от 30.05.1997 г. N 339 «Об утверждении правил внутреннего распорядка исправительных учреждений» указывает, что осужденным запрещается пользоваться без разрешения администрации ИУ заточным оборудованием, инструментом, электроэнергией, механизмами и материалами не для производственных нужд.

Доводы истца о том, что он был принят на работу столяром-станочником, опровергаются исследованными в суде подлинником заявления истца о приеме на работу в качестве специалиста по комплексному обслуживанию зданий и сооружений и приказом о приеме его на работу в указанной должности.

Противоправность действий истца, самовольно работавшего на станке вопреки прямому запрету коменданта Учреждения Ручкина А.А., подтверждается объяснениями последнего при расследовании несчастного случая.

Таким образом, поскольку истец противоправно использовал станок, владелец источника повышенной опасности (Учреждение ОС-34/24) освобождается от ответственности за травму, полученную Каневым Г.А. при работе на станке.

Травма была получена не при исполнении трудовых обязанностей, поэтому истец не имеет права на возмещение вреда здоровью на основании Федерального закона от 24.07.1998 г. N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний».

Автор считает, что решение суда в данном случае достаточно спорное. Во-первых, работа Каневым Г.А. выполнялась по поручению должностного лица ИУ. Во-вторых, в деле отсутствуют доказательства работы истца в личных целях. В-третьих, в деле неправильно применена ч. 2 ст. 1079 ГК РФ, так как работа на станке в производственных целях (пусть даже без разрешения администрации) не является противоправным действием Канева Г.А. В-четвертых, приказ МВД N 339 от 30.05.1997 г. устанавливает запрет на пользование инструментами не для производственных нужд, а истец получил травму при выполнении производственного задания. Да и автору интересно было бы увидеть такой столярный цех, где столярные изделия изготавливаются ручными инструментами при наличии необходимых электрических станков.

В заключение хотелось бы сказать, что для любого работодателя несчастный случай на производстве является тяжелым ударом с любой точки зрения, и этот удар многократно усиливается, если произошел несчастный случай со смертельным исходом. Остается только пожелать работодателю не экономить на организации безопасных условий труда. Руководители подразделений и мастера участков независимо от требований законодательства должны проводить под роспись инструктажи по ТБ, если есть малейшая опасность получения травмы при выполнении определенного вида работ. И если нет возможности под роспись провести инструктаж по ТБ, сделать это необходимо устно, и этот инструктаж должен начинаться словами: Слушайте внимательно инструктаж по технике безопасности:

В основном нарушения приводящие к несчастным случаям на производстве, совершают не руководители и их заместители, а другие ответственные лица

юрист, соискатель кафедры трудового права и права социального обеспечения

Академии труда и социальных отношений

«Административное право», N 4, IV квартал 2009 г.

base.garant.ru

Смотрите еще:

  • Заявление о разводе курск о расторжении брака Регистрация расторжения брака Основанием для государственной регистрации расторжения брака является: совместное заявление о расторжении брака супругов, не имеющих общих детей, не достигших […]
  • Группа кратковременного пребывания детей в детском саду программа Образовательная программа группы кратковременного пребывания "Счастливый малыш" (для детей с 1 года до 3 лет, не посещающих детский сад) Актуальность. Детство – годы чудес! Опыт этого периода во многом […]
  • Новый закон об дошкольном образовании Закон о дошкольном образовании С начала нового учебного года в 2013 году стал действовать новый Федеральный закон №-273 «Об образовании в Российской Федерации». В первую очередь поправки затронули […]
Закладка Постоянная ссылка.

Обсуждение закрыто.