Обоснование верховного суда

Верховный Суд РФ признал право адвоката не указывать в адвокатском запросе Ф.И.О. лица, в интересах которого он действует

Не действующими со дня вступления данного решения ВС РФ в законную силу признаны:

подпункт 11 пункта 5 Требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, утвержденных приказом Минюста России от 14 декабря 2016 г. N 288, и приложение N 1 к Требованиям в той мере, в какой они возлагают обязанность при направлении адвокатского запроса в порядке, установленном Федеральным законом от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», указывать фамилию, имя, отчество (при наличии) физического лица, в чьих интересах действует адвокат, при отсутствии его согласия на указание этих данных, если иное не установлено федеральным законом;

подпункт 12 пункта 5 Требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, утвержденных приказом Минюста России от 14 декабря 2016 г. N 288, и приложение N 1 к Требованиям в части, устанавливающей, что адвокатский запрос должен содержать при необходимости обоснование получения запрашиваемых сведений.

Верховный Суд РФ указал, в частности, следующее.

Исходя из положений пункта 1 части 1 статьи 6 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ «О персональных данных», обработка персональных данных допускается в случаях, если она осуществляется с согласия субъекта персональных данных. Субъект персональных данных принимает решение о предоставлении его персональных данных и дает согласие на их обработку свободно, своей волей и в своем интересе; согласие на обработку персональных данных должно быть конкретным, информированным и сознательным; согласие на обработку персональных данных может быть дано субъектом персональных данных или его представителем в любой позволяющей подтвердить факт его получения форме, если иное не установлено федеральным законом.

Из анализа приведенных норм Федерального закона N 152-ФЗ следует, что при направлении адвокатского запроса в целях оказания юридической помощи доверителю адвокат не вправе без его согласия передавать персональную информацию третьим лицам, если иное не предусмотрено федеральным законом.

www.consultant.ru

Публикации

Верховный суд РФ внес в Государственную Думу законопроект, который оградит предпринимателей от злоупотреблений следствия. Документ предлагает дополнить Уголовно-процессуальный кодекс РФ требованием о необходимости учитывать эффективность и своевременность следственных действий при решении вопроса о продлении срока содержания под стражей.

Документ содержит поправки в статьи 108 и 109 УПК. Это решение было принято на пленуме Верховного суда РФ во исполнение перечня поручений президента РФ о мерах по снижению административной нагрузки на субъекты предпринимательской деятельности.

Заместитель председателя ВС РФ Владимир Давыдов отметил, что такая законодательная норма позволит усилить судебный контроль над обеспечением конституционных гарантий на свободу и личную неприкосновенность при избрании и продлении меры пресечения в виде заключения под стражу.

Проектом также предлагается уточнить редакцию части 1 статьи 108 УПК РФ с учетом положений Федерального закона от 3 июля 2016 года № 323-ФЗ, предусматривающего дополнение статьи 159 УК РФ частями 5-7 об ответственности за мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности.

Контроль за следствием

В пояснительной записке к законопроекту говорится: «Предлагаемые законопроектом изменения редакции части восьмой статьи 109 УПК РФ обусловлены необходимостью исключить факты продления срока содержания под стражей, в случае, если по уголовному делу имеет место неэффективная организация расследования, в частности, ходатайства мотивируются необходимостью производства тех же следственных действий, для производства которых срок содержания под стражей продлевался ранее».

По ныне действующему законодательству суд чаще всего выносит решения об аресте подозреваемого на пару месяцев. Если за этот период следствие не закончится, то зачастую суд автоматически вынужден продлевать срок ареста, не имея ресурсов реально воздействовать на следствие.

Большинство экспертов убеждено, что в большинстве случаев причиной многократного продления срока содержания под стражей предпринимателей служит вовсе не сложность дела. Адвокаты часто жалуются, что следственные действия по делу могут не проводиться месяцами или следователи могут делать это намеренно медленно. А когда заканчивается срок ареста, просто просят его продлить.

Иногда за такой профанацией профессиональных обязанностей стоит коррупционный фактор: крупных предпринимателей вынуждают на материальные жертвы, поскольку их пребывание под арестом разрушает бизнес. Кроме того, содержание в СИЗО чревато для предпринимателей моральными страданиями. По словам адвокатов, бизнесменов обычно помещают в общие камеры, что приводит к конфликтам и угрозам применения насилия к ним со стороны других заключенных. В итоге, предприниматели готовы идти на любые уступки следствию. Для этого явления уже даже появился специальный термин – «белое рейдерство».

Масштаб данной проблемы настолько вырос, что о необходимости ее решения регулярно высказываются самые высокопоставленные лица, вплоть до президента. Одно из последних заявлений сделал главный советник аппарата Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Терехов, осудивший подход, в соответствии с которым методы уголовного процесса используются для запугивания бизнесменов. Он подчеркнул, что боязнь наказания и боязнь расследования – принципиально разные вещи.

Критерии Верховного суда

Верховный суд уже несколько лет предпринимает недюжинные усилия, чтобы одолеть это большое зло для отечественной правовой и экономической сфер. Надо отметить, что еще в январе этого года ВС опубликовал обзор практики рассмотрения судами ходатайств следователей об избрании меры пресечения, в котором подготовил базу для нынешнего законопроекта.

Уже тогда, на основании судебной практики, ВС настаивал: если следователи несколько раз ходатайствуют о продлении срока содержания под стражей, ссылаясь при этом на необходимость одних и тех же следственных действий, судам следует выяснить причины, по которым такие действия не были произведены.
Доказательство неэффективной организации расследования может служить достаточно причиной для отказа в продлении ареста. По аналогии не может быть основанием для автоматического продления и сам по себе факт ознакомления обвиняемого с материалами дела.

Теперь ВС указал нижестоящим судам, что суды не должны допускать формального подхода к разрешению ходатайств о продлении ареста. Предлагаемый проект расширяет возможности защитников спорить с обвинением относительно вопросов продления. Следствие должно будет обосновать, почему требует продления ареста, в том числе и в процессе спора с адвокатами.

Очень важно то, что проект содержит норму о необходимости конкретной мотивировки следствием потребности в продлении ареста. Правоохранители должны будут указывать, какие следственные действия планируется провести, а также объяснять, почему они не были осуществлены ранее. Кроме того, следователям придется отчитаться перед судьей и об уже проведенных действиях: допросах, экспертизах и др.

После принятия законопроекта, судьи получат все инструменты для вынесения решений на основании оценки всего спектра мотивов следствия, общей продолжительности досудебного производства по уголовному делу, а также с учетом правовой и фактической сложности материалов уголовного дела.

Важно, что ВС снял все возможности для неоднозначной трактовки последнего пункта. Еще в январе Верховный суд в своем обзоре перечислил признаки, по которым дело можно отнести к разряду сложных (по таким делам мера пресечения может быть продлена более чем на шесть месяцев). Следователь до сих пор может просто ссылаться на сложность дела, не уточняя, в чем именно она состоит, в обзоре же приводятся конкретные критерии: давность, преступление совершено на территории иностранного государства, свидетели неоднократно меняли анкетные данные и проживают в других регионах, большой объем дела и т. п.

Помимо твердого указания судам о недопустимости формального удовлетворения запросов следователей об аресте предпринимателей или продлении сроков заключения под стражей, Верховный суд дал несколько важных конкретных разъяснений по критериям разбора этого вопроса.

Например, ВС разъяснил, как должно быть мотивировано решение суда заключить под стражу. Это возможно лишь при наличии очевидных свидетельств виновности лица. Суд должен в ходе заседания исследовать доказательства следствия и сделать свои выводы. Также ВС обратил внимание нижестоящих судов на необходимость соблюдать презумпцию невиновности: необходимо исправлять преждевременные выводы о виновности, которые зачастую содержатся в постановлениях о заключении под стражу. Такие, например, как: «органы предварительного следствия установили, что лицо совершило преступление», «жестокость, с которой подозреваемый или обвиняемый совершил преступление», «судимости, при наличии которых он совершил новое преступление». Такие постановления предпочтительно отменять целиком.

Контроль за возбуждением дел

Предлагаемая законодательная поправка касается всех категорий обвиняемых. Однако особое внимание Верховный суд уделяет все же защите от уголовного преследования именно предпринимателей.

Одна из причин этого заключается в том, что заключение предпринимателей под стражу негативно влияет не только на соблюдение правовых норм, но и на экономическую ситуацию, на инвестиционный климат в стране. Эксперты отмечают, что одной из негативных тенденций последнего времени стал рост опасений международных предпринимателей сотрудничать с российскими из-за того, что последних могут отправить надолго в СИЗО, и весь бизнес рухнет еще до вынесения приговора суда. Экономисты считают, что это одна из важнейших причин оттока капиталов из страны.

Пленум ВС РФ еще в 2016 году разъяснил, что заключение под стражу не применяется к подозреваемым и обвиняемым в совершении некоторых преступлений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. «Но правоохранительные органы часто обходят эту статью путем возбуждения дел по другим статьям, в том числе по мошенничеству, и следствие ведется очень долго», — недавно обращал внимания на данную проблему президент РФ Владимир Путин.

Более того, как указано в пояснительной записке к законопроекту ВС, в судебной и следственной практике имеются случаи, когда предпринимателям наряду с привлечением к ответственности за экономические преступления вменяют в вину совершение иных, более тяжких преступлений. Из-за этого на бизнесменов не распространяются процессуальные гарантии.

Поэтому Верховный суд решил законодательно укрепить процессуальные гарантии предпринимателям в виде запрета на заключение под стражу. Важным нововведением стало распространение этих гарантий на членов органа управления коммерческой организации, совершивших преступление в связи с осуществлением полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением этой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности.

Дальнейшие улучшения

Некоторые юристы считают, что причина расхождения либерализации законодательства, локомотивом которой является Верховный суд, и практикой нижестоящих судов является неэффективность статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса. Она предусматривает благую возможность обжаловать действия следователя. Однако на практике она практически неприменима, поскольку, кроме права обжаловать, в ней не содержится никакой конкретики: кто обладает этим правом, чьи интересы затрагиваются, а чьи нет, порядок обжалования и т.д.

Факт отсутствия контроля за действиями должностных лиц, по оценке практиков, приводит к тому, что предпринимателей необоснованно заключают под стражу. Например, указывают на такие формальные основания, как необходимость обеспечения безопасности подследственного и защиты прав потерпевших в деле.

В результате, по данным официальной судебной статистики, суды удовлетворяют более 90% ходатайств об аресте и более 99% – о его продлении. Так, за первое полугодие 2016 года суды дали 63 890 санкций на арест, а отказали лишь в 6044 случаях. При этом в 2015-м следственные органы до суда довели не более 60 тысяч уголовных дел. Еще более удручающая для правоохранителей статистика обвинительных приговоров — всего 35 тысяч.

Как следствие, ежегодно в России более 100 тысяч компаний прекращают предпринимательскую деятельность из-за уголовного преследования руководителей. В 2014 году было возбуждено около 200 тысяч уголовных дел по экономическим статьям, в 2015-м — уже 235 тысяч. Это максимум с 2010 года — тогда было более 234 тысяч «экономических» дел.

Есть все основания ожидать, что, подготовленный указанием президента и решениями Верховного суда законопроект, будет оперативно принят Госдумой. После этого следствию будет сложнее манипулировать понятием «преступление в сфере предпринимательской деятельности» и основаниями для продления срока содержания под стражей.

Возможно, в дальнейшем следователям будет вменено в обязанности представлять в суд результаты следственных действий для возможности проверки доводов, содержащихся в ходатайствах. По оценкам экономистов и юристов, обеспечение эффективной защиты предпринимателей от излишнего давления может стать самым государственно значимым событием этого года.

rapsinews.ru

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 15 августа 2017 г. N 78-КГ17-55 Суд отменил апелляционное определение об отказе в иске по делу о возмещении ущерба, причиненного заливом, поскольку суд незаконно возложил на истца бремя доказывания вины ответчика в причинении вреда, которая предполагается, пока последний не докажет обратное

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Асташова С.В.,

судей Романовского С.В. и Киселёва А.П.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску общества с ограниченной ответственностью «ОЛЛИ групп» к Кому П.В. о возмещении ущерба, причиненного заливом,

по кассационной жалобе представителя ООО «ОЛЛИ групп» на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 27 сентября 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В., выслушав объяснения Молчанова И.С., представляющего интересы ООО «ОЛЛИ групп» и поддержавшего доводы жалобы, установила:

ООО «ОЛЛИ групп» (далее — общество) обратилось в суд с иском к Кому П.В. о возмещении ущерба, причинного заливом.

В обоснование заявленных требований представитель истца указал, что обществу принадлежали 11/20 долей в праве общей долевой собственности на нежилое помещение, расположенное по адресу: .

В октябре 2013 года из расположенной этажом выше квартиры ответчика N 16 по указанному адресу произошел залив помещений принадлежавших истцу, в результате которого данные помещения получили повреждения.

Представителями ТСЖ «Ораниенбаумская 21» установлено, что авария произошла на внутриквартирной разводке системы холодного водоснабжения.

На момент прибытия аварийной бригады 9 октября 2013 г. кран в квартире N 16 был перекрыт, протечка остановлена, при этом стояк холодного водоснабжения не отключался.

Ссылаясь на представленные документы о стоимости восстановительного ремонта нежилого помещения, представитель истца просил суд взыскать с ответчика возмещение ущерба в размере 655 646 руб., а также судебные издержки.

Решением Петроградского районного суда г. Санкт-Петербурга от 8 февраля 2016 г. исковые требования удовлетворены частично: в пользу истца с ответчика взыскано возмещение ущерба в размере 360 605 руб. и судебные издержки.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 27 сентября 2016 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказано. С общества в пользу ответчика взысканы расходы по оплате дополнительной судебной экспертизы.

В кассационной жалобе представитель ООО «ОЛЛИ групп» просит отменить указанное апелляционное определение.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 7 июля 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судами установлено и из материалов дела следует, что истец являлся собственником нежилых помещений, расположенных по адресу: .

9 октября 2013 г. произошел залив принадлежащих истцу помещений из квартиры N 16, принадлежащей ответчику и расположенной этажом выше над помещениями общества.

Согласно письму от 15 октября 2013 г. N 21, подписанному председателем ТСЖ . авария произошла на внутриквартирной разводке системы холодного водоснабжения. На момент прибытия аварийной бригады 9 октября 2013 г. кран в квартире N 16 перекрыт хозяйкой квартиры, протечка остановлена, при этом стояк холодного водоснабжения не отключался. На момент обследования комиссией внутриквартирной разводки система холодного водоснабжения находилась в рабочем состоянии.

В обоснование размера заявленных исковых требований истец представил в материалы дела технический отчет от 30 октября 2013 г., согласно которому стоимость работ и материалов для устранения последствий протечек в помещениях истца составляет 622 247 руб.

Согласно заключению эксперта от 14 декабря 2015 г., составленному на основании проведенной судебной экспертизы, 9 октября 2013 г. имел место залив указанного помещения, принадлежавшего обществу. Однако по прошествии более двух лет установить его причину и часть внутренней разводки холодного водоснабжения квартиры ответчика, на которой произошла авария, на основании имеющихся в деле материалов не представляется возможным. Определить объемы восстановительных работ и рассчитать их стоимость невозможно, поскольку на момент осмотра экспертом помещения сделан ремонт и следы залива устранены.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского областного суда от 26 июля 2016 г. по делу назначена дополнительная судебная экспертиза. В заключении от 31 августа 2016 г. эксперт пришел к аналогичным выводам, сделанным им в первом заключении от 14 декабря 2015 г.

Частично удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции, руководствуясь статьей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 30 Жилищного кодекса Российской Федерации, Правилами содержания общего имущества в многоквартирном доме, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации N 491 от 13 августа 2006 г., пришел к выводу, что 9 октября 2013 г. в системе холодного водоснабжения квартиры ответчика произошла авария, которая привела к заливу принадлежавших обществу помещений. В связи с этим суд, основываясь на техническом отчете от 30 октября 2013 г. о стоимости восстановительного ремонта, взыскал с ответчика в пользу истца возмещение ущерба в соответствии с принадлежащими обществу 11/20 долями в праве собственности на указанное помещение в размере 360 605 руб.

Отменяя решения суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд второй инстанции, оценив имеющиеся в деле доказательства, в том числе составленное по итогам дополнительной судебной экспертизы заключение от 31 августа 2016 г., указал, что истцом не представлено надлежащих доказательств, подтверждающих наступление ущерба в результате залива помещений по вине ответчика, а также размер такого ущерба. По мнению суда апелляционной инстанции, не представлены доказательства того, что аварийная протечка воды произошла непосредственно в квартире ответчика.

С выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

Согласно пункту 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Согласно правилу, установленному пунктом 2 названной статьи лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

Установленная статьей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт причинения ущерба, его размер, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

В пункте 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности.

По смыслу пункта 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации в удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.

Факт залива принадлежащих истцу помещений из расположенной выше квартиры ответчика судом установлен, а следовательно, в соответствии с положениями пункта 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации последний освобождается от ответственности если докажет, что ущерб причинен не по его вине.

Из определения суда апелляционной инстанции не следует, что ответчик доказал отсутствие его вины в причинении ущерба.

Неустановление точной причины протечки воды из квартиры ответчика само по себе не доказывает отсутствие вины и не относится к обстоятельствам, освобождающим от ответственности за причиненный ущерб.

Однако суд апелляционной инстанции незаконно возложил на истца бремя доказывания вины ответчика в причинении вреда, которая предполагается, пока последний не докажет обратное. Ответчиком же не представлено ни одного доказательства отсутствия своей вины.

Из обжалуемого апелляционного определения следует, что факт причинения ущерба установлен. Истцом представлены доказательства проведения ремонта и его стоимости.

В нарушение приведенных выше положений статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, в обоснование отказа от иска в полном объеме суд апелляционной инстанции сослался на невозможность установления точного размера ущерба.

С учетом изложенного апелляционное определение подлежит отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 27 сентября 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

www.garant.ru

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 27 октября 2009 г. N 11-В09-19 Суд, отправляя дело на новое рассмотрение, указал на то, что граждане, имеющие в фактическом пользовании земельные участки с расположенными на них жилыми домами, приобретенные ими в результате сделок, которые были совершены до 1 июля 1990 г., но не были надлежаще оформлены и зарегистрированы, имеют право бесплатно приобрести право собственности на указанные земельные участки

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 27 октября 2009 г. N 11-В09-19

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании 27 октября 2009 г. гражданское дело по иску С.Г.В. к муниципальному учреждению «Администрация Кировского района Исполнительного комитета муниципального образования г. Казани» о признании недействительным отказа в предоставлении земельного участка в собственность, понуждении передать земельный участок в собственность по надзорной жалобе представителя С.Г.В. — Ф.Н.В. на решение Кировского районного суда г. Казани от 13 ноября 2008 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 15 декабря 2008 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации П.Л.М., изучив материалы дела, переданного с надзорной жалобой для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определением судьи Верховного Суда Российской Федерации П.Л.М. от 6 октября 2009 г.,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

С.Г.В. обратилась в суд с иском к муниципальному учреждению «Администрация Кировского района Исполнительного комитета муниципального образования г. Казани» о признании недействительным отказа в предоставлении земельного участка в собственность, понуждении передать земельный участок в собственность.

В обоснование заявленных требований истица ссылалась на то, что на основании свидетельств о праве на наследство по закону от 21 июня 1990 г. и 14 сентября 2007 г. является собственником домовладения N 52 по ул. Псковской в г. Казани, расположенного на земельном участке площадью 946 кв.метров. В просьбе о предоставлении данного земельного участка в собственность ответчиком 15 августа 2008 г. было отказано в связи с тем, что согласно постановлению руководителя исполнительного комитета г. Казани от 30 апреля 2008 г. N 1837 утверждён проект планировки территории района «Западное Заречье». Земельный участок по ул. Псковская, 52 расположен в черте красных линий, обозначающих границы зон планируемого размещения объектов капитального строительства, дорог, улиц и т.д., то есть является земельным участком общего пользования, который согласно пункту 12 статьи 85 Земельного кодекса Российской Федерации приватизации не подлежит. По мнению истицы, отказ в предоставлении ей указанного земельного участка в собственность является незаконным.

Решением Кировского районного суда г. Казани от 13 ноября 2008 г. в иске отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 15 декабря 2008 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В надзорной жалобе представитель С.Г.В. — Ф.Н.В. просит отменить вынесенные по делу судебные постановления и направить дело на новое рассмотрение.

По результатам изучения доводов надзорной жалобы 2 июля 2009 г. судьёй Верховного Суда Российской Федерации П.Л.М. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации и её же определением от 6 октября 2009 г. надзорная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судебная коллегия пришла к выводу, что при рассмотрении данного дела такого характера существенное нарушение норм материального права допущено судом первой и кассационной инстанций.

Судом первой инстанции установлено, что С.Г.В. на основании свидетельств о праве на наследство по закону от 21 июня 1990 г. и от 14 сентября 2007 г. является собственником домовладения N 52 по ул. Псковской в г. Казани, расположенного на земельном участке площадью 946,7 кв. метра. Фактическая площадь земельного участка по землеустроительному делу составляет 946,68 кв. метра.

Отказывая в удовлетворении заявленных С.Г.В. требований о признании недействительным отказа ответчика в предоставлении указанного земельного участка в собственность, понуждении передать земельный участок в собственность, суд первой инстанции исходил из того, что согласно постановлению руководителя исполнительного комитета г. Казани от 30 апреля 2008 г. N 1837 утверждён проект планировки территории района «Западное Заречье». Земельный участок, на котором находится принадлежащее истице домовладение N 52 по ул. Псковской в г. Казани, частично расположен в черте красных линий в составе проекта микрорайона «Западное Заречье». В связи с этим он является земельным участком общего пользования, а земельные участки общего пользования в составе различных территориальных зон согласно пункту 12 статьи 85 Земельного кодекса Российской Федерации приватизации не подлежат.

Суд кассационной инстанции согласился с решением суда первой инстанции и его правовым обоснованием.

Между тем Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что вывод суда первой и кассационной инстанций о невозможности приватизации земельного участка по вышеназванному адресу является неправильным, он не основан на нормах материального права, подлежащих применению к отношениям сторон.

Согласно пункту 1 статьи 36 Земельного кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица, имеющие в собственности, безвозмездном пользовании, хозяйственном ведении или оперативном управлении здания, строения, сооружения, расположенные на земельных участках, находящихся в государственной или муниципальной собственности, приобретают права на эти земельные участки в соответствии с данным Кодексом.

В силу абзаца 2 пункта 1 статьи 36 Земельного кодекса Российской Федерации, если иное не установлено федеральными законами, исключительное право на приватизацию земельных участков или приобретение права аренды земельных участков имеют граждане и юридические лица -собственники зданий, строений, сооружений. Указанное право осуществляется гражданами и юридическими лицами в порядке и на условиях, которые установлены Земельным кодексом Российской Федерации, федеральными законами.

Как следует из пункта 2 статьи 28 и пункта 6 статьи 36 Земельного кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 24 июля 2007 г. N 212-ФЗ) исполнительный орган государственной власти или орган местного самоуправления принимает решение о предоставлении земельного участка в собственность граждан бесплатно в случаях, предусмотренных Земельным кодексом Российской Федерации, федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации.

Так, пунктом 4 статьи 3 Федерального закона от 25 октября 2001 г. N 137-ФЗ «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» предусмотрено, что граждане Российской Федерации, имеющие в фактическом пользовании земельные участки с расположенными на них жилыми домами, приобретенные ими в результате сделок, которые были совершены до вступления в силу Закона СССР от 6 марта 1990 г. N 1305-I «О собственности в СССР», но которые не были надлежаще оформлены и зарегистрированы, имеют право бесплатно приобрести право собственности на указанные земельные участки в соответствии с правилами, установленными статьей 36 Земельного кодекса Российской Федерации. Закон СССР от 6 марта 1990 г. N 1305-I «О собственности в СССР» введён в действие с 1 июля 1990 г. ( пункт 1 постановления Верховного Совета СССР от 6 марта 1990 г. N 1306-I).

Между тем суд, установив, что домовладением, расположенным на спорном земельным участке, С.Г.В. совместно с братом владеет с 21 июня 1990 г. в порядке наследования, не применил к отношениям сторон названные нормы Земельного кодекса Российской Федерации и Федерального закона «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации». При этом суд сослался на то, что часть спорного земельного участка находится в створе красных линий в составе проекта микрорайона «Западное Заречье», поэтому является земельным участком общего пользования, который не подлежит приватизации в силу пункта 12 статьи 85 Земельного кодекса Российской Федерации.

Однако судом не учтено, что приведённые нормы Земельного кодекса Российской Федерации и пункта 4 статьи 3 Федерального закона «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» не содержат положений, ограничивающих право гражданина на бесплатное получение в собственность земельного участка, на котором находится принадлежащий ему на праве собственности объект недвижимости, в случае планируемого размещения на этом земельном участке объектов капитального строительства, дорог, улиц и т.д., то есть отнесения его к земельным участкам общего пользования.

Что касается ссылки суда на пункт 12 статьи 85 Земельного кодекса Российской Федерации в обоснование отказа С.Г.В. в приватизации спорного земельного участка, то судом дано неправильное толкование данной правовой нормы. Данная норма не допускает приватизации земельных участков общего пользования уже занятых площадями, улицами, проездами, автомобильными дорогами, набережными, скверами, бульварами, водными объектами, пляжами и другими объектами общего пользования. Как указывается в надзорной жалобе, каких-либо объектов общего пользования на спорном земельном участке не имеется.

Таким образом, судом первой и кассационной инстанций при рассмотрении настоящего дела было допущено существенное нарушение норм материального права, выразившееся в неправильном толковании норм пункта 12 статьи 85 Земельного кодекса Российской Федерации и неприменении статьи 36 Земельного кодекса Российской Федерации и пункта 4 статьи 3 Федерального закона «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации», что повлияло на исход дела.

При таких обстоятельствах вынесенные по делу судебные постановления нельзя признать законными, в связи с чем они подлежат отмене.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор, исходя из данного Судебной коллегией толкования норм материального права, подлежащих применению к отношениям сторон.

Руководствуясь статьями 387 , 388 , 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Кировского районного суда г. Казани от 13 ноября 2008 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 15 декабря 2008 г. отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Смотрите еще:

  • Приказы в чопе Приказы в чопе Закон Российской Федерации N 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» от 11 марта 1992 года (скачать в формате Word.doc) Федеральный закон № 63-ФЗ «Об […]
  • Фз 152 о персональных данных штрафы Ответственность за нарушение требований по защите персональных данных К федеральным законам, раскрывающим ответственность за нарушения в сфере защиты персональных данных, можно отнести: Федеральный закон […]
  • Приказ 252 дсп фсин о надзоре Законодательная база Российской Федерации Бесплатная консультация Федеральное законодательство Главная ПРИКАЗ Минюста РФ от 13.07.2006 N 252-дсп (Выписка) "Бюллетень нормативных актов федеральных […]
Закладка Постоянная ссылка.

Обсуждение закрыто.