Общения юриста с гражданами

Общения юриста с гражданами

Тема 13. ОБЩЕНИЕ В ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЮРИСТА (КОММУНИКАТИВНАЯ ПОДСТРУКТУРА)

13.1. Понятие, структура, виды профессионального общения юриста

Общение – тонкий, многоплановый процесс установления и развития межличностных контактов, обусловленный совместной жизнью, деятельностью людей, их отношениями, которые складываются по самым различным поводам.

Можно сказать, что общение – особый, самостоятельный вид профессиональной деятельности юриста, особенно когда речь идет о допросе, судебном рассмотрении дела и т. п.

Говоря о профессиональном общении юристов, необходимо подчеркнуть одну важную особенность: оно нередко протекает в особом процессуальном режиме с соблюдением определенных, строго очерченных форм коммуникации, таких, например, как: прием заявлений у граждан (ст. 141 УПК РФ, ст. 133 ГПК РФ); допрос в ходе предварительного следствия (ст. 187–191 УПК РФ); допрос в суде при рассмотрении уголовных дел (ст. 275, 277, 278, 282 УПК РФ), допрос и получение соответствующих объяснений у лиц, участвующих в гражданском судопроизводстве (170, 174, 177–180 ГПК РФ); судебные прения сторон, обмен репликами, произнесение последнего слова подсудимым (ст. 294–295 УПК РФ); судебные прения, обмен репликами сторон в судебном заседании при рассмотрении гражданско-правовых споров (ст. 190 ГПК РФ).

Особые вид и режим процесса профессиональной коммуникации предусмотрены законодателем и при вынесении приговора по уголовным делам (ст. 296–313 УПК РФ), в ходе принятия решения по гражданско-правовым спорам (ст. 194–214 ГПК РФ).

Необходимо учитывать в профессиональном общении юриста не только его процессуальные (допрос, очная ставка и т. д.), но и непроцессуальные формы, в основе которых лежат принятые в обществе, в той или иной социальной среде правила речевого поведения, устойчивые этикетные формулы обращения, отражающие внешние проявления отношения любого человека к окружающим его людям, различным социальным ценностям. В контексте подобных весьма распространенных случаев общения следует говорить о непроцессуальном общении юриста.

В структуре общения юриста выделяются три его непременные составные части:

1) коммуникативная сторона, состоящая в обмене информацией между людьми;

2) перцептивная сторона, т. е. процесс взаимного восприятия, познания субъектов общения и установления на этой основе взаимопонимания между ними;

3) интерактивная сторона, заключающаяся в организации взаимодействия, совместных действий (деятельности) партнеров общения.

13.2. Общие социально-психологические закономерности профессионального общения юриста

Для того чтобы эффективно, с максимальной пользой участвовать в межличностных отношениях, плодотворно вести диалог, необходимо учитывать закономерности, лежащие в основе коммуникативных процессов. Знание, учет этих закономерностей, свободное владение навыками общения составляют такое профессионально важное качество личности юриста, как коммуникативная компетентность.

Общие закономерности, лежащие в основе любых межличностных отношений, в совокупности составляют так называемый психологический (эмоциональный) контакт. Эти закономерности следующие.

1. В процессе общения юрист всегда выступает в строго определенном социальном контексте, который выражается системой его отношений с обществом, государственно-правовыми институтами, должностными лицами, отдельными гражданами. Такие отношения обусловлены объективно заданной ему социальной ролью (следователя, судьи, защитника, юрисконсульта и т. д.).

2. Нарушение правил ролевого поведения юристом, выполнение им несвойственных данной коммуникативной ситуации функций чаще всего вступает в противоречие с ролевыми ожиданиями окружающих, непосредственного партнера по общению, что рождает взаимное непонимание, плохо скрываемый антагонизм, а порой приводит и к открытому конфликту.

3. На ролевые отношения сторон большое влияние оказывает социальный статус носителей этих социальных ролей. Социальный статус человека определяется его должностным положением, профессиональным опытом, служебным авторитетом, личными заслугами, возрастом и т. д. Недооценка их в ходе общения, как правило, приводит к малопродуктивному, конфликтному диалогу.

4. Рассматривая механизм ролевого взаимодействия в условиях служебных отношений, нельзя не заметить той социальной установки доминировать, которая формируется у юриста с приобретением профессионального опыта. Такая установка может проявиться во время общения и со стороны различных должностных лиц, компетентных в сфере своей служебной деятельности, также имеющих достаточно высокий социальный статус и соответствующую (а иногда и несколько завышенную) самооценку. При одинаковой личностно значимой доминантности партнеров по общению в ситуации отстаивания каждым из них своей позиции могут возникать напряженно-неустойчивые отношения.

Одной из составляющих профессионального общения является его коммуникативная сторона. Рассмотрим ее более подробно.

Под коммуникативной стороной общения понимается сам процесс обмена информацией между людьми. Этот обмен осуществляется с помощью вербальных и невербальных средств коммуникации.

Вербальная коммуникация предполагает использование речи с ее богатой фонетикой, лексикой, синтаксисом. Речь – важнейший инструмент профессионального общения, форма существования языка, который функционирует и непосредственно проявляется в ней. Основными функциями языка и речи являются:

– мыслеобразующая функция, связывающая слово, предложение с образами сознания, с мышлением, в силу чего с помощью языка и речи формируется и выражается мысль; именно поэтому речь является орудием мышления;

– коммуникативная функция, определяющая передачу знаний, мыслей, чувств в процессе общения людей, в ходе установления между ними контактов;

– прагматическая функция, или функция управляющего воздействия участников диалога друг на друга, которая проявляется в том, что речь очень часто бывает направлена на программирование тех или иных действий собеседника;

– регулятивная функция, организующая собственные процессы, эмоциональные состояния, действия человека, т. е.

речь служит средством регуляции (организации) собственных психических процессов человеком.

В психологии различают внутреннюю и внешнюю речь. Внутреннюю речь не следует рассматривать упрощенно, в виде проговаривания отдельных слов или фраз «про себя». Она представляет собой более сложный процесс, подготавливающий развернутое речевое высказывание. Внешняя речь имеет устную или письменную форму.

Самой простой формой устной речи является аффективная речь, состоящая из отдельных восклицаний, привычных речевых штампов. Побудительным моментом такой речи является аффективное напряжение говорящего. В ней зачастую отсутствуют четкий замысел, осознанный мотив. Поэтому, анализируя подобные аффективно окрашенные высказывания, можно в какой-то мере судить о психическом состоянии лица. В отдельных случаях подобные фразы могут иметь и симулятивный характер, когда свидетель, например, пытается ввести следствие, суд в заблуждение относительно своего истинного эмоционального состояния, действительного отношения к происходящему.

Наиболее распространена устная диалогическая речь – основной вид речи, используемый в процессе общения следователя, судьи, прокурора, адвоката с участниками уголовного и гражданского процессов, различными должностными, иными лицами.

Особым видом устной речи является монологическая речь, представляющая собой развернутое изложение системы взглядов, мыслей, знаний человека. Монологическая речь, как правило, имеет четкий замысел. Обычно она готовится заранее.

Еще одной разновидностью внешней речи является письменная речь – наиболее сложный вид монологического высказывания, требующий точного знания предмета изложения, правильного использования лексико-грамматических кодов языка.

В уголовном, гражданском процессе письменная монологическая речь используется при составлении процессуальных документов, в которых выражается позиция их составителя, анализируются доказательства, излагается мотивировка принятых решений.

В связи с четкой регламентацией составления процессуальных документов в криминалистической литературе можно встретить термин «протокольный язык» («протокольный стиль изложения»). Под этим термином подразумеваются не только совокупность специальных юридических терминов и понятий, но и определенные речевые обороты, стилистические правила составления процессуальных документов, их обязательные реквизиты.

Юристам постоянно приходится прибегать к различным речевым формам, оценивать особенности речевого поведения других лиц. Прежде всего к чужой речи следует относиться как к источнику информации, в частности как к источнику доказательств по делу. Однако сообщаемая информация может приобрести силу доказательства только в том случае, если речь свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого протекает в определенном процессуальном режиме, если она обрела форму показаний. В иных случаях речь упомянутых лиц может рассматриваться лишь в качестве обычных высказываний.

Речь (устная или письменная) может также интересовать следователя, судью и как объект идентификации субъекта по ее особенностям (звук, почерк, другие признаки).

Существенное влияние на качество, полноту речи оказывает состояние эмоциональной напряженности, в котором пребывает человек, вызванный в правоохранительные органы, находящийся в зале судебного заседания.

Искажающее воздействие на речь допрашиваемого оказывает его неосознаваемое стремление мыслить так же, как думает и рассуждает вслух следователь, – явление, получившее название вербальной ригидности. Поэтому следователю необходимо ставить уточняющие вопросы, прибегая к передаче смысла сказанного с использованием других речевых оборотов, слов в виде так называемых перифраз.

По манере речевого поведения можно судить об индивидуально-психологических особенностях человека, его воспитании, развитии, особенностях мышления, психическом состоянии, характере, психических отклонениях или расстройствах психики.

Характерными нарушениями речи являются:

– логоррея – повышенная речевая активность, перескакивание с одной темы на другую, когда говорящий не дожидается ответа на свои вопросы;

– персеверация – многократная повторяемость высказываний полностью или частично;

– разорванность, бессвязность речи, отсутствие в ней смыслового содержания при внешне правильной грамматической форме;

– излишняя обстоятельность, подробность, вязкость изложения;

– резонерство, мудрствование, беспочвенность и бесплодность рассуждений вплоть до их полной бессмысленности.

Свои особенности имеет речевое поведение в криминальной среде, в которой распространен уголовный жаргон. По уголовному жаргону можно изучать как психологию личности отдельного преступника, его принадлежность к определенному преступному сообществу, так и психологию конкретных криминальных групп.

Особенности речевого поведения юриста непосредственно связаны с его образованием, воспитанием, социальным статусом. Высказывания юриста в процессе профессионального общения нередко наполнены правовыми понятиями, содержат речевые конструкции, отвечающие правилам речевого этикета, который влияет на установление и поддержание психологического контакта, взаимопонимание сторон.

Поскольку речь юриста имеет определенное общественное звучание, к ней предъявляются повышенные требования, игнорирование которых отрицательно влияет на его профессиональный авторитет. Поэтому речь юриста должны отличать:

• грамотность, понятность, доступность смысла высказываний для любой категории граждан;

• последовательность, логическая стройность изложения, убедительность, правовая аргументированность со ссылками на различные факты, доказательства, правовые нормы;

• соответствие нравственно-этическим правилам и нормам поведения;

• экспрессивность, широкий диапазон эмоциональных средств воздействия: от подчеркнуто нейтральных речевых форм до эмоционально-выразительных высказываний, сопровождающихся невербальными средствами воздействия;

• вариативность высказываний: от приглашения к участию в общении до употребления фраз, наполненных категорическими требованиями в зависимости от различных коммуникативных ситуаций.

В ходе профессиональной деятельности юристу необходимо постоянно совершенствовать навыки своего речевого поведения, повышать культуру общения.

Существенно дополняют речевое поведение средства невербальной коммуникации: жесты, мимика, позы, пространственное расположение сторон общения, различные средства вокализации речи (качество голоса, его диапазон, тональность), темп речи, паузы, плач, смех, покашливание и т. п. Все эти жестово-мимические, а также интонационные и прочие сигналы помогают более точно доносить смысл передаваемой информации до партнера и поддерживать с ним продуктивный диалог.

С помощью средств невербального общения раскрываются индивидуально-психологические, характерологические особенности лиц, участвующих в общении, их социально-групповые, культурно-национальные признаки, создается доброжелательная атмосфера во время встречи, демонстрируется желание выслушать, понять собеседника.

Среди невербальных средств общения особое значение имеет контакт глаз (визуальный контакт) между партнерами, существенно дополняющий вербальную коммуникацию, помогающий раскрытию ими своего «я». Важную роль играют жесты, жестикуляция, усиливающие, а иногда и подменяющие собой отдельные слова или фразы. Среди различных жестов, сопровождающих речь, особое смысловое значение приобретают жесты акцентирующие, указательные, описывающие, замещающие.

В определенных случаях подобная жестикуляция и некоторые другие невербальные средства общения могут приобретать значение улик поведения, показывая следователю заинтересованность допрашиваемого в исходе допроса, в результатах расследования, а возможно, и свою причастность к исследуемому событию. Существенную роль в системе средств невербального общения играют позы участников диалога (как они стоят, сидят, передвигаются во время разговора), их пространственное положение относительно друг друга.

Планируя предстоящую встречу, не следует забывать, что вокруг общающихся людей образуются своеобразные пространственные зоны, очерчиваются некие невидимые границы, которые следует соблюдать в зависимости от той или иной коммуникативной ситуации. Считается, что интимную зону составляет пространство вокруг субъекта радиусом примерно 45 см. В это пространство допускаются близкие люди, те, кому оказывается особое доверие. Личную, или персональную, зону образует пространство вокруг человека радиусом от 45 до 120 см. Обычно оно используется во время общения в официальной или неофициальной обстановке со знакомыми людьми. Более широкой пространственной сферой вокруг человека является социальная зона радиусом от 120 до 400 см. Она чаще всего соблюдается в общении во время деловой встречи, в официальной обстановке, при приеме посетителей. И, наконец, общественная зона от 4 м и более соблюдается во время выступлений перед большими группами людей, перед аудиторией.

Таким образом, средства невербальной коммуникации не только существенно дополняют речь, но и значительно усиливают вербальное воздействие, демонстрируя намерения общающихся сторон. В тех же случаях, когда средства невербальной коммуникации в чем-то не соответствуют речевому поведению, их рассогласованность (неконгруэнтность) может свидетельствовать о неискренности партнера по общению.

www.redov.ru

SOCIO City университет социологии

Факторы, влияющие на удовлетворенность браком

Мотивом вступления в брак, как правило, является удовлетворение потребности в эмоциональной привязанности, индивидуальной половой любви, потребности в продлении рода, организации быта и досуга, моральной и эмоциональной поддержке.

Служебный этикет юриста

Этикет – устойчивый порядок поведения, выражающий внешнее содержание принципов морали и состоящий из правил вежливого обхождения в обществе (манеры, одежда и др.). Устойчивый порядок поведения означает совокупность устоявшихся правил поведения, касающихся внешнего проявления отношения к людям. Ритуальные формы этикета имеют место в сфере дипломатических отношений (соблюдение так называемого дипломатического протокола[1]).

Служебный этикет юриста — устойчивый порядок поведения юриста при выполнении служебных полномочий (напр., решении юридического дела), выражающий внешнее содержание принципов морали и состоящий из правил вежливого обхождения в обществе (манеры, формы обращения и приветствия, одежда и др.)[2].

Этикет имеет правила, которые облачены в конкретные формы, представляющие собой единство двух сторон: этической (проявление заботы, уважения и др.) и эстетической (красота, изящество поведения).

Требования этикета в юридической практике приобретают особую значимость, так как являются строго регламентированным церемониалом, где определенные официальные формы поведения юриста не должны выходить за пределы жестко установленных рамок. Он выражается в системе правил учтивости, четко классифицирует правила обхождения с должностными лицами в соответствии с их рангом (к кому как следует обратиться, кого как должно титуловать), правил поведения в различных кругах.

Строгое соблюдение правил служебного этикета — важное условие

высокой этической и эстетической культуры поведения юриста.

Специфика юридической деятельности такова, что юристу ежедневно приходится сталкиваться с большим количеством людей и поэтому очень трудно выбрать правила поведения с каждым. Реальные обстоятельства настолько разнообразны, что никакие правила и нормы не в состоянии охватить их полностью. Однако можно выделить главные из них, которыми должен руководствоваться юрист во время осуществления своей профессиональной работы.

Основные этико-эстетические принципы взаимоотношений между юристом и иными участниками решения юридического дела:

· чувство такта — чувство эмоционального сопереживания с каждым из участников решения юридического дела;

· чувство такта помогает определить должную меру в выражениях и поступках.

Такт предполагает внимательное отношение к личности собеседника, умение юриста корректно обойти по возможности вопросы, которые могут вызвать неловкость у окружающих[3].

Важно постоянно помнить, что соблюдение этикета и проявление такта — неотъемлемая часть духовной культуры юриста как служебного лица, тем более личности руководителя. В этом смысле руководитель должен быть образцом для своих подчиненных, так как грубость и несдержанность роняет не только его авторитет, но и порождает конфликтные ситуации в коллективе[4].

Чувство такта должно проявляться в различных формах делового общения юриста:

· повседневное служебное общение (прием посетителей, посещение

граждан по месту жительства, участие в совещаниях, заседаниях и т.д.);

· специфические формы служебного общения (руководитель и подчиненные, между коллегами);

· экстремальные формы общения (во время обыска, задержания и т.п.);

· невербальные и неспецифические формы общения (телефон, деловая переписка, выступления по радио, телевидению и т.п.).

Эти и другие формы делового общения юриста требуют своих принципов, правил и норм, которые раскрывают и дополняют чувство такта.

Корректность — сдержанность в словах и манерах, исключение нелепых вопросов, чрезмерной настойчивости и т.п. Вежливость — внешнее проявление доброжелательности, обращение по имени и отчеству, душевное расположение. Любезность — готовность оказать услугу тому, кто в этом нуждается. Точность — своевременность выполнения обещанного или порученного дела. Высокая самоорганизованность — планирование деятельности и действия, направленные на выполнение плана и др.

www.sociocity.ru

8.9. Психология профессионального общения, установления контакта и доверительных отношений

Общая психотехника профессионального общения. В труде юриста общению принадлежит видная роль. Общение протекает в рамках самых разнообразных профессиональных действий как общение с гражданином, обратившимся за помощью, при юридическом консультировании, профилактической беседе, административном разборе правонарушения, в ходе личного сыска, опроса, допроса, очной ставки, других следственных действий. В подавляющем числе случаев это не простой разговор юриста с другим человеком, а акт поведения и действий, осуществляемый для решения определенных профессиональных задач. Профессиональные особенности его определяются тем результатом, который должен быть достигнут (дача показаний, установление истины, изменение поведения гражданином и др.), протеканием в режиме права и правоотношений, контактом, как правило, с непростыми людьми, обстановкой напряженности, зачастую, конфликтности и противоборства.

Владея общей психотехникой общения, можно адаптировать ее к каждому конкретному случаю.

Прием комплексной психологичности общения. Некоторым общение представляется весьма упрощенно — как обмен словами и стоящей за ними информацией. В действительности общение протекает как контакт:

ситуационно-деловой, осуществляемый для решения определенной юридической задачи. Цели, задачи, обстановка оказывают психологическое влияние на его протекание и результат;

юридический, в ходе которого возникают правоотношения, определяющие порядок реализации своих прав и обязанностей. Со стороны юриста оно протекает строго в режиме соблюдения установленных норм, что понимает и его партнер по общению и это тоже сказывается на их психологии и общении;

статусно-ролевой. Это не общение двух друзей, разговаривающих на равных, когда можно говорить все. И юрист, и гражданин отдают себе отчет в различиях позиций в ситуации, которая побудила их к общению;

познавательныо-оценочный. Вступившие в контакт люди внимательно присматриваются друг другу и в зависимости от его результатов решают, что и как говорить, а что не говорить;

межличностный, взаимоотношений, во многом индивидуализированный. Разговаривают не звуковые устройства, а личности, определенным образом относящиеся друг к другу, подверженные симпатиям и антипатиям, взаимопониманию и вражде, пытающиеся повлиять друг на друга и использующие для этого все средства общения;

Поэтому люди в общении — не подобия акустических снарядов, издающих и воспринимающих звуки. Они не только передают—принимают информацию, но вступают во взаимодействие, взаимоотношения, изучают, воздействуют друг на друга, проводят свою линию поведения, отстаивают свои интересы. Весь этот клубок психологических факторов сказывается на процессе обмена информацией в ходе общения, и успех обеспечивается умением инициатора общения — юриста принять их во внимание, использовать для решения стоящей задачи.

Правило: к общению надо относиться со всей психологичностью, на кото рую способен юрист. Юристу следует намеренно переводить свои размышления о способах общения и преодоления его трудностей в плоскость психологических рассуждений, оценок, сравнений, выборов, намерений и средств их реализации.

Правило психологических условий требует, чтобы проявлялась забота о:

• деловой атмосфере общения;

• благоприятствующей решению задач позиции, линии поведения и тактике юриста;

• выборе и создании психологически целесообразных условий общения;

• создании отвечающей решению задач психологической атмосферы общения;

• изучении собеседника и индивидуализации общения с учетом индивидуально-психологических особенностей и состояний;

• выборе отвечающих требованиям законности и решаемой задаче средств и способов психологического воздействия.

Правило продуманности целей и сценария общения. К каждой встрече следует готовиться индивидуально, тщательно продумывая, как ее вести, учитывая конкретную цель и задачи, вопрос, по которому будет вестись общение, желательный результат общения, индивидуальные особенности приглашаемого на разговор, обстановку и др. Четкая мысленная модель предстоящего общения, отвечающая на вопросы, чего надо добиться и как, это и есть сценарий общения.

Правило предусмотрительности в общении требует учитывать последствия сказанных юристом слов и поведения в разных ситуациях общения, думать не только о том, что сказать, но и как сказать. Ошибочно сказанная фраза, тон, слово могут серьезно навредить общению, а порой на долгое время испортить отношения между людьми.

Прием создания исходных благоприятных психологический условий для решения задач общения. Необходимо строить общение в спокойной, деловой обстановке, при желании разговаривать между собой и достигать взаимопонимания и договоренностей.

Правило благоприятных исходных обстановочных условий общения. Предпочтителен разговор двое-на-двое, при отсутствии посторонних (если при-

влечение других юристов для помощи заранее не просчитано). Позиция, когда юрист сидит за своим столом, а пришедший — на стуле перед ним, подчеркивает статусные и ролевые различия. Если люди сидят рядом в креслах, возникает чувство разговора на равных, неформальности, доверительности.

Правило оказания благоприятного впечатления на собеседника. Внешний вид юриста должен быть опрятным, его лицо должно выражать спокойствие, уверенность в себе и внимательность, расположение к вошедшему. Это впечатление усиливается, если юрист вежливо здоровается с гражданином, выходит ему навстречу или встает, здоровается при необходимости за руку, вежливо приглашает сесть и рассказать, что беспокоит посетителя. Бывает выгодным выглядеть простым, «своим», а бывает — иметь имидж официального представителя власти.

Прием развития благоприятной психологической атмосферы в ходе общения. Удачное создание исходных благоприятных психологических условий задет тон общению. Однако начальный успех надо развивать и быть юристом-психологом дальше, до конца.

Правило авторитета, справедливости и доброжелательности представителя власти. Юрист — не частное лицо, а представитель власти, работник правовой сферы. Ему следует помнить, что в общении с гражданами он представляет не себя, а государственный аппарат, власть, закон, и быть внимательным, справедливым. Хорошему началу общения способствует доброжелательное и спокойное выражение лица, улыбка, радушное обращение.

В ходе общения, приема правилом юриста выступает стремление максимально актуализировать (проявлять) свои коммуникативные умения и способности: быть общительным, уметь налаживать и тактично направлять разговор; стремиться слушать и устанавливать психологический контакт.

Правило диалогичности, разговаривания собеседника. Активно говорящего можно легче и лучше понять, получить необходимую для решения вопроса информацию, проследить, какую позицию он займет, какую линию и тактику разговора начнет проводить. Для этого наряду с предложением высказаться юристу не стоит вначале сразу затрагивать болезненные и сложные вопросы, иначе партнер может замкнуться в себе. Лучше дать ему несколько успокоиться.

Можно для начала обосновать приглашение гражданина в правоохранительный орган, задать вежливые и ничего не значащие вопросы: «Как добрались до нас?», «Вы прямо с работы?», «Расскажите, пожалуйста, немножко о себе: где работаете? где живете? какая семья?» и пр. Ведь любого человека это так или иначе волнует и вызывает вопросы.

Правило внимания к собеседнику и к тому, что он говорит. Всем своим видом — позой, выражением лица и глаз, голосом — выражать готовность объективно разобраться и помочь. Недопустимо заниматься чем-то другим, отвлекаться на телефонные разговоры, демонстрировать торопливость и желание побыстрее расстаться с заявителем, поглядывать все время на часы.

Правило активного слушания и поддержания речевой активности гражданина: слушать, изучать, понимать, оценивать. Высказываясь, человек не просто сообщает, но всегда и ведет себя по отношению к юристу и предмету разговора. Слушать поэтому надо не только слова, но человека, стремиться понять, что он хочет и не хочет сказать. Правильна позиция активного слушания, которая реализуется: наклоном тела в сторону говорящего; выражением, визуальным контактом, мимикой, глазами позиции «Я весь внимание»; реагированием всеми невербальными

способами на содержание излагаемого говорящим: жестами, изменением формы бровей, сужением и расширением глаз, движениями губ, челюстей, положением головы, тела: «понимаю», «Да что Вы?!», «Представляю, что Вы чувствовали!» и пр.; стимулированием подробного изложения: «Не понял. Уточните это», «Расскажите детальнее» и пр.; резюмированием с предложением подтвердить правильность или внести уточнение: «Я Вас понял так. Правильно?», «Вывод из ваших слов я делаю такой. ».

Правило сдерживания эмоций. В атмосфере эмоций логические рассуждения и доводы утрачивают свою силу и никакого вопроса решить нельзя. К юристу люди по своей инициативе обращаются тогда, когда их что-то сильно волнует и возмущает. Проявление чувств при рассказе об этом, о своей обиде, гневе, естественно, эмоционально, пресечь это нельзя, да и не надо. Бывает полезно выждать некоторое время и дать человеку «разрядиться», свободно «излить душу». При совместном же рассмотрении существа вопроса, разъяснениях, принятии решений эмоции надо сдерживать, показывая пример собеседнику.

Прием достижения момента истины в решении задач разговора. Общение служит для решения определенных вопросов, а поэтому в ходе его правильно разбираться с проблемой, ее причинами, а не с людьми, с которыми’ осуществляется общение.

Правило отказа от демонстрации своего превосходства. Юрист всегда лучше, чем обычные граждане, осведомлен в правовых тонкостях, законах, инструкциях, имеет опыт решения юридических вопросов, четче формулирует свои мысли, причем нередко языком, который рядовым гражданам малопонятен. Это и положение гражданина в качестве просителя, допрашиваемого и т.п. психологически ставит общающихся в неравные положения, определяет превосходство юриста, соблазняет некоторых к использованию возможности «сыграть» на неосведомленности гражданина, внешне обоснованно, а по существу несправедливо отказать ему, отослать куда-то и пр.

Правило изучения собеседника и учета его психологии, психических состояний в общении. Изучение психологических особенностей собеседника позволяет более гибко вести его, вносить коррективы, если подмечаемые психологические изменения по ходу не отвечают намеченному психологическому сценарию общения и поставленным целям.

Необходимо считаться с тем, что само пребывание заявителя в правоохранительном органе, в официальной и непривычной обстановке, как правило, вызывает у него выраженное или скрытое состояния напряженности, беспокойства, тревоги, неуверенности, что повышает его внушаемость.

Правило презумпции доверия. Нельзя изначально, априорна проявлять предубежденность, недоверие, антипатию к гражданину, стремление лишь бы как, но поскорее закончить разговор и дело. Нужно подавлять изначальное желание не верить абсолютно никому и ничему, убеждение, что все недобросовестны. Ошибочна и противоположная крайность. Недопустимо также упрощенно полагать, что свидетели заведомо недобросовестны, и наоборот.

Правило подчинения общения решению задач правового воспитания. Указание на эту необходимость содержится в ст. 2 УПК РСФСР. Много таких указаний в ведомственных документах и в функциональных обязанностях. Воспитывающую энергию несет не только содержание высказываний юриста, но и то, как он говорит, какую позицию при этом занимает, как строит

взаимоотношения, как общается. Правовое воспитание — не только гражданский и профессиональный долг, но и одно из условий успеха в решении стоящей перед сотрудником правоохранительного органа задачи.

Правило этичности и психолого-педагогической тактичности. Уместно вспомнить, что ничто не стоит так дешево и не ценится так дорого, как вежливость. Это и долг любого государственного служащего, норма цивилизованности.

Установление психологического контакта и доверительных отношений в общении юриста. Для решения трудных задач в общении нужна не просто близость тел двух людей, но близость их душ — целей, мыслей, чувств, намерений. Именно это имеют в виду, когда говорят о психологической близости, психологическом контакте, взаимопонимании, взаимном доверии.

Психологический контакт в правоохранительной деятельности — это проявление работником правоохраны и гражданином взаимного понимания и уважения целей, интересов, доводов, предложений, приводящее к взаимному доверию и содействию друг другу при решении профессиональной задачи юристом. Иначе говоря, это профессионально-психологический контакт. Чаще всего психологический контакт и возникающие на его основе доверительные отношения локальны, имеют узкую зону развития, иногда похожую на ниточку, чем-то связывающую двух людей. Это не всеобъемлющее доверие, а ограниченное какой-то информацией, договоренностью по какому-то вопросу. Чаще всего оно бывает временным, не выходящим за рамки части выполняемого юристом профессионального действия и ситуации. Это определенный, как говорят ныне, консенсус — договоренность, согласие и очень редко безграничное доверие, какое бывает при дружбе. Однако и установление такого парциального, разового контакта очень важно. Найти «ниточку», «потянуть за нее» — это нередко начало крупного успеха.

Основные психологические условия установления психологического контакта обусловлены тем, что, как правило, надо не искать «золотой ключик», не рассчитывать на авось, а фундаментально, комплексно подходить к его установлению. Существует по меньшей мере пять групп психологических факторов, образующих в комплексе условия установления психологического контакта:

• психологическая значимость, трудность, объективная или субъективная, оценивая опасность того дела, проблемы, по поводу или в контексте которых ведется общение и юристом делается попытка установить психологический контакт;

• психология гражданина, занятая им позиция, избранная линия и тактика поведения, психические состояния;

• психологические особенности обстановки, в которой осуществляется общение;

• психологическая эффективность применяемых юристом приемов общения и установления контакта.

Правило создания благоприятных условий для установления контакта и учета психологии граждан дублирует все то, что уже сказано выше об общении. Только реализация его делается абсолютно обязательной и максимально правильной.

Правило самопрезентации личности юристом и справедливо благожелательного отношения к гражданину. Никто добровольно не будет искренен и доверителен с человеком, который выглядит не заслуживающим этого. В ряде случаев юристу целесообразно позаботиться о том, чтобы до вызываемого гражданина заблаговременно была доведена информация о его личности, качествах, квалификации, отношениях к проблемам, беспокоящим граждан. Сильно, как уже отмечено, первое впечатление, и оно имеется и у гражданин о юристе. В процессе общения разумно его последовательно и настойчиво улучшать, укрепляя представление о себе как о человеке, которому можно довериться, надо довериться, чтобы решить свою проблему. Для этого нужны: внешне выраженное внимание, понимание, сочувствие к гражданину, к беспокоящим его вопросам, к поиску выхода из трудного положения, в которое он попал; ясно выраженная готовность помочь; напоминание о том, что только он, юрист, может помочь гражданину; упорно выражать убеждение, что только доверившись юристу, гражданин сможет решить свои проблемы, и иного выхода нет.

При общении с лицами, принадлежащими к преступному миру, можно значительно повысить свой авторитет, продемонстрировав глубокое знание татуировок, «блатной» речи, воровских обычаев и традиции, субкультуры преступной среды и т.п. Прием нейтрализации психологических барьеров ориентирован на устранение или ослабление опасений, настороженности, недоверия, враждебности, которые мешают установлению контакта, которые особенно сильны при общении граждан с представителем правоохранительного органа. Опять-таки это зависит от строгого, умелого и последовательного выполнения юристом общих правил общения. Кроме того, надо явно демонстрировать свою объективность, отсутствие «обвинительного уклона», зачитывать соответствующие статьи кодексов, обязывающих юриста к поиску истины, указывать на обстоятельства, которые могут помочь решить вопрос в его пользу, либо носить характер смягчающих, предлагать совместно искать их. Хорошо, когда юристу удается предварительно оказать какую-то посильную и отвечающую нормам права помощь гражданину (в решении какого-то служебного, квартирного вопроса, в получении паспорта, иного документа или материальной помощи, положенной по закону, юридическом консультировании и пр.). В этом случае гражданин психологически испытывает собственную обязанность, перед юристом ответить добром на добро. Правило накопления согласий — хорошо известный и успешно применяемый способ (прием). Он заключается в изначальной постановке таких вопросов собеседнику, на которые он естественным образом отвечает «да». Учитывается такая «психологика», свойственная людям: 1) если человек изначально ответил «нет», то сказать потом «да» ему психологически трудно; 2) если человек несколько раз подряд сказал «да», то у него возникает хотя и слабая, но реальная, как говорят, фиксированная психологическая установка продолжить тенденцию согласий и сказать «да» в очередной раз. Тактика применения приема заключается в том, чтобы начинать с простых, безобидных, «нейтральных» вопросов, которые не вызывают тревоги и на которые, кроме «да», никак ответить нельзя. Постепенно вопросы усложнять, приближаясь к сути обсуждаемой проблемы, начинать касаться «болезненных» точек, но для начала все же не главных.

Демонстрация общности взглядов, оценок, интересов. Психологическому сближению способствует отыскивание и подчеркивание всего общего между гражданином и юристом, что только может быть, и протягивание личностных «нитей связи» между ними, приводящих их к временному сближению и обособлению от всего окружающего мира (к образованию диады «мы»). Они могут отыскаться в единстве, схожести, подобии, сравнимости: возраста, пола, места жительства, землячества, элементов биографии (воспитание в семье без отца, служба в армии или на флоте, отсутствие родителей, воспитание в детском доме, временное проживание в прошлом в каком-то городе, районе, области, трагических, неприятных событий, или наоборот, — удач и др.); увлечений, способов проведения досуга, культурных интересов, планов на будущее, занятий на садовом участке, отношений к спорту, увлечений автомобилями, мнений о прочтенных книгах, просмотренных фильмах и телепередачах и др.; понимании и отношении к разным событиям, происходящим в стране, тем или иным сообщениям средств массовой информации; оценках людей, ценимых их качествах, наличии общих знакомых, встречах в разное время с кем-то и отношениях к нему.

Психологическое «поглаживание» представляет собой признание понимаемых юристом положительных моментов в поведении и личности партнера по общению, наличия правоты в его позиции и словах, выражение понимания его. Это немного успокаивает, повышает чувство уверенности, формирует представление, что юрист справедлив и не настроен огульно отрицательно и благожелателен. Главный расчет применения такого правила — морально-психологическое обязывание собеседника, побуждение его к ответному признанию достоинств и правды юриста, согласию с его утверждениями, выражению понимания его. Когда это делается, число «точек» психологического сближения увеличивается, контакт нарастает.

Окончательное обособление в диаду «мы» завершает процесс нарастающей близости: «Вы и я», «Мы с Вами», «Мы вдвоем», «Мы одни», «Нас никто не слышит», «Нас никто не видит». Этому способствуют беседа с глазу на глаз, отсутствие посторонних, интимная обстановка, сокращение дистанции разговаривающих до 30—50 см. На слово «мы» не скупиться, подчеркивая близость и интимный, доверительный характер общения.

Демонстрация искренности юристом важна как показ того, что он первым поверил партнеру по общению, что с уважением относится к его трудностям, как пример для подражания, как сигнал к началу проявления ответной искренности и доверительности. Разумеется, нельзя разглашать служебную или следственную тайну собеседнику.

Поиск точек согласия в решаемой проблеме. Пора когда-то переходить к делу и распространять сферу налаживающегося взаимопонимания и близости на содержание вопроса, который должен быть решен в процессе общения и ради которого налаживается психологический контакт. Переходить без поспешности, когда юрист почувствует, что психологические барьеры ослабли, что близость реально наросла. Начинать с констатации фактов по делу, рассматриваемой проблеме, не вызывающих сомнения. Добиваться при этом четких ответов собеседника — «Да», «Согласен», «Подтверждаю», «Возражений нет». Постепенно переходить к фактам, не доказанным с полной убедительностью и требующим от партнера искренности.

Совместный поиск взаимоприемлемого решения проблемы имеет двоякое предназначение. Он полезен для дела и психологичен. Став на путь участия в разрешении задачи, стоящей перед работником правоохранительного органа, гражданин психологически сближается по намерениям и направлению мыслей с ним, возрастает взаимопонимание.

Актуализация мотивов искренности. Решающим моментом при установлении контакта, позволяющим преодолеть внутреннюю борьбу мотивов и колебания гражданина «говорить — не говорить?», выступает актуализация мотивов искренности, приводящих к решению — «говорить». Задача и заключается в том, чтобы оказать психологическую помощь в нужном выборе, актуализировать, повысить силу мотивов искренности. При боязни гражданином огласки, ущемления самолюбия (это наиболее часто встречается у потерпевших и соучастников) уместно опереться на мотив «следования принципам своей достойной жизни». Обращать внимание на наличие у него хороших качеств, жизненных принципов, которым он изменяет, не делая сейчас правильного и честного выбора. «Мотив любви к ближним» — сильный мотив почти у каждого человека. Важно показать связь его долга по отношению к ним с необходимостью принести им минимум огорчений, дополнительных проблем, забот, трудностей, горя. Активизация «мотива личной выгоды» особенно уместна у подозреваемых, обвиняемых, подсудимых.

Все описанные приемы и правила представляют собой достаточно мягкие формы установления психологического контакта, которые в большинстве случаев при решении самых разных правоохранительных задач приводят к успеху. Бывают, однако, и сложные случаи, когда конфронтацию не удается преодолеть, например, допрашиваемый продолжает скрытничать, лгать. Тогда приходится переходить к более энергичным мерам пресечения и разоблачения лжи (см. §8.9—8.12), психологического воздействия.

Психологическое воздействие при установлении контакта. Закон запрещает работникам правоохранительных органов применять какое бы то ни было насилие, угрозу, давать невыполнимые обещания и прибегать к иным незаконным мерам. Допустимое и правомерное воздействие должно побудить человека, на которого оно направлено, к сознательному изменению своих решений, занятой позиции, линии поведения, которые противоречат интересам и целям отправления правосудия.

Юридическая наука и практика выработали немало правомерных способов психологического воздействия. 1 Ниже приведен ряд наиболее эффективных.

Информационный выпад или «психологический укол» (В.В. Мицкевич). Сильное влияние оказывают на партнера намеки и заявления, что у юриста имеется уличающая его информация, но она временно не предается огласке, ибо в интересах гражданина самому сообщить ее, а запирательство бессмысленно. При отсутствии доказательной информации полного объема могут неожиданно сообщаться отдельные достоверные сведения, пусть незначительные, но подтверждающие наличие информации, что обычно оказывает на запирающееся, не вступающее в контакт лицо, ошеломляющее впечатление. Можно сообщить о большом объеме проделанной работы (с кем юрист разговаривал, где побывал, какие документы собрал, что изучил и пр.), что косвенно подтверждает наличие у него большого объема информации, в том числе и скрываемой запирающимся лицом. Все это полезно делать, особенно когда опрашиваемое (допрашиваемое) лицо уверовало в свою безопасность и бессилие юриста.

Компроментация «друзей». Запирательства и лживость допрашиваемого лица нередко объясняются «корпоративной солидарностью», верностью «воровской дружбе», нежеланием выдавать «подельников», «авторитетов», рассчитывая, что и они не выдадут его. Поэтому разрушение связей этой круговой поруки — важная задача в разрушении лживой позиции. Можно, конечно, разъяснять неискренность и порочность ее, как и всей криминальной субкультуры. Но еще лучше, если юрист располагает фактами лживости «дружбы», «заботы» о находящемся под следствием и его семье, дачи против него уличающих показаний, «подставки» его и т.п.

В целях компроментации применяются и такие способы:

• вызов одного из «друзей» в правоохранительный орган с информированием запирающегося об этом факте и формировании у него представления о возможной даче тем признательных показаний или конспиративным подки-дыванием информации об этом «друзьям», находящимся на свободе;

• «случайная» конспиративная встреча сотрудника правоохранительного органа с «другом» на глазах разрабатываемого;

• приведение конкретных примеров из практики раскрытия и расследования примеров, подтверждающих частые случаи предательства «друзей»;

• помещение в одну камеру ИВС подельников и «матерого преступника». Одного из подельников чаще, чем другого, вызывают на допрос и подолгу не возвращают в камеру. Менее опытному задержанному представляется возможность самому домысливать этот факт и выслушивать разоблачающие откровения «матерого». Зачастую малоопытные и новички не выдерживают психологического напряжения, начинают подозревать «подельника», возникают ссоры между ними, утрачиваются взаимное доверие и солидарность. Каждый начинает сам бороться за себя, пренебрегая интересами другого. У юриста тоже появляются возможности использовать этот факт. 2

Уличение во лжи. Сильное воздействие, которое порой приводит к капитуляции конфронтирующего противника в разговоре, оказывает уличение во лжи. Оно может осуществляться на основе выявления внешних проявлений лжи и скрываемых обстоятельств. Подметив их, следует сказать об этом опрашиваемому (допрашиваемому), подчеркнув их достоверность. Уличение во лжи возможно путем выявления противоречий в словах, выражениях, сообщенной в разное время информации. Обычно при этом лицо, если не признается в ней, то теряет хладнокровие, начинает совершать больше ошибок, что создает возможности для констатации новых проявлений неискренности. Уличение во лжи возможно и путем сообщения лицу информации, полученной от других лиц и противоречащей словам запирающегося и ведущего неискреннюю линию поведения.

Громом средь ясного неба всегда бывает предъявление вещественных доказательств. Внезапное и безмолвное появление такого доказательства на столе оказывает психологическое воздействие, превышающее порой любые словесные ухищрения юриста. Контрастность и эффект возрастают, если предварительно юрист задает ряд вопросов, относящихся к предстоящему предъявлению доказательств, не мешая опрашиваемому врать.

1 См.: Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей; Рахунов Р.Д. Признание обвиняемым своей вины. — М., 1975; Хайдуков Н.П. Тактико-психологические основы воздействия следователя на участвующих в деле лиц. — Саратов, 1984; Шестаков А.Г. Психологическое воздействие в деятельности сотрудников органов внутренних дел. — Ленинград, 1985; Мицкевич В.В. Приемы установления психологического контакта сотрудников ОВД с гражданами при решении оперативно-служебных задач. — Минск, 1989; Носков В.А. Психотехника общения в работе оперуполномоченного БХСС. -С. 92—104; Карагодин В.Н. Преодоление противодействия предварительному расследованию. — Свердловск, 1992; Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т. 3. — М., 1997. — С. 216-235; Чуфаровский Ю.В. Психология в оперативно-розыскной деятельности. — М., 1996 и др.

yurpsy.com

Смотрите еще:

  • Статья за экстремизм ук Уголовный кодекс Российской Федерации Раздел X. Преступления против государственной власти Глава 29. Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства Статья 275. Государственная […]
  • Объект преступления против государственной власти §1. Преступления против государственной власти (раздел Х УК) Ключевые вопросы: понятие внешней и экономической без­опасности РФ; понятие сведений, составляющих государственную тайну, и иных сведений, […]
  • Нумерация реестра В соответствии с пунктом 12.2 Административного регламента Федерального агентства связи по исполнению государственной функции по организации работ по учету ресурса нумерации, а также по формированию и ведению […]
Закладка Постоянная ссылка.

Обсуждение закрыто.