Оговорка о сохранении права собственности это

Купля-продажа с условием сохранения собственности у продавца: вопросы, возникающие в практике

Горбатов Кирилл Анатольевич, магистр права, LL.M, адвокат, партнер АБ «Юрлов и партнеры»

Gorbatov Kirill Anatolyevich, master of laws, LL.M., partner at «Yurlov & partners»

Telephone number: (495) 913-67-42.
WWW: www.yurlov.ru

В статье, предлагаемой вниманию читателей, автор анализирует основные проблемы, возникающие при применении ст. 491 ГК РФ, устанавливающей правила о сохранении за продавцом права собственности на товар до его полной оплаты как фактическом способе обеспечения исполнения обязательств по договору.

сохранение собственности, обеспечение исполнения обязательств

In this article, the author analyzes the main problems arising from the application of art. 491 of the Civil Code, which establishes rules for the reservation of owner’s title until full payment as the actual method of security for obligations under the agreement.

reservation of ownership, security for the performance of obligations

В настоящее время все более актуальным становится вопрос об эффективном обеспечении исполнения обязанностей сторон по договору. Безусловно, наиболее остра данная проблема в сфере предпринимательской деятельности. Риск неплатежей, к сожалению, становится одним из структурных элементов, заранее закладываемых в цену товара.

По общему правилу право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества другим лицам (п. 1 ст. 235 ГК РФ). Применительно к договору купли-продажи имущества право собственности продавца прекращается с момента передачи вещи, служащей товаром, покупателю. При этом стороны вправе в договоре указать иной момент возникновения права собственности на отчуждаемую вещь (п. 1 ст. 223 ГК РФ).

В связи с этим на практике широкое распространение получило включение в контракты условия о переходе права собственности на товар после оплаты со стороны покупателя. Включение соответствующего условия в договор возможно благодаря ст. 491 ГК РФ («Сохранение права собственности за продавцом»), в которой установлено, что:

«В случаях, когда договором купли-продажи предусмотрено, что право собственности на переданный покупателю товар сохраняется за продавцом до оплаты товара или наступления иных обстоятельств, покупатель не вправе до перехода к нему права собственности отчуждать товар или распоряжаться им иным образом, если иное не предусмотрено законом или договором либо не вытекает из назначения и свойств товара.

В случаях, когда в срок, предусмотренный договором, переданный товар не будет оплачен или не наступят иные обстоятельства, при которых право собственности переходит к покупателю, продавец вправе потребовать от покупателя возвратить ему товар, если иное не предусмотрено договором.».

При этом согласование сторонами условия, предусмотренного ст. 491 ГК РФ, исключено при продаже недвижимости, потому что момент перехода права собственности на недвижимое имущество императивно связывается с моментом государственной регистрации перехода прав собственности (абз. 1 п. 2 ст. 223, п. 1 ст. 551 ГК РФ) 1 .

Стоит отметить, что анализ ст. 491 ГК РФ крайне скудно отражен в современной литературе 2 , что не может не вызывать недоумения, по причине того, что механизм, устанавливаемый ст. 491 ГК РФ, является достаточно эффективным способом обеспечения исполнения обязательств. Детализация норм о сохранении права собственности за продавцом, в том числе благодаря судебной практике, могла бы положительно сказаться на предпринимательских отношениях, побуждая должника стремиться исполнить денежное обязательство, а не избежать ответственности различными путями.

Как было указано выше, правила, содержащиеся в ст. 491 ГК РФ, обладают огромным потенциалом в сфере обеспечения исполнения обязательств должником, однако тем не менее в современной практике арбитражных судов существует ряд проблем, возникающих в связи с применением данной нормы. Некоторые из этих проблем будут в дальнейшем рассмотрены в настоящей работе.

Правовая природа оговорки о сохранении права собственности

В современной юридической литературе отмечается, что в случае передачи вещи с оговоркой мы имеем дело с отлагательно обусловленной традицией (договором о передаче вещи в собственность). Этот вещный договор вступает в действие с наступлением отлагательного условия – оплаты вещи или иного обстоятельства 3 .

В соответствии с п. 1 ст. 157 ГК РФ:

«1. Сделка считается совершенной под отлагательным условием, если стороны поставили возникновение прав и обязанностей в зависимость от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит.».

В гражданском праве выделяют следующую классификацию правосделочных условий:

– случайные (казуальные), при которых наступление условия не зависит от воли участников сделки;

– произвольные (потестативные), при которых условие заключается в действии участника сделки 4 .

При этом очевидно, что условие о переходе права собственности после оплаты цены покупателем является чисто потестативным условием, так как его наступление зависит исключительно от воли покупателя.

Стоит отметить, что современная российская судебная практика исходит из невозможности установления потестативных условий в договорных отношениях 5 . При этом ст. 491 ГК РФ является одной из нескольких статей в Кодексе, связывающих возникновение, изменение, прекращение прав и обязанностей сторон по договору с наступлением условий, зависящих от одной из сторон договора (чисто потестативное условие).

Так, в германском законодательстве норма о сохранении за продавцом права собственности содержится в § 449 ГГУ:

«1. Если продавец движимой вещи сохранил за собой право собственности до уплаты покупной цены, то, поскольку не доказано иное, следует полагать, что право собственности передается под отлагательным условием полной оплаты покупной цены (оговорка о сохранении права собственности)».

При этом в германском гражданском праве выделяют классификацию оговорок о сохранении права собственности за продавцом:

– простая форма оговорки применяется в случае, когда вещь приобретается для личных целей и не подлежит перепродаже;

– оговорка продленного действия применяется в том случае, когда в качестве покупателя выступает предприниматель, в дальнейшем перепродающий товар третьим лицам;

– расширенная оговорка, с помощью которой продавец может обеспечить, кроме требования об уплате покупной цены, и любые другие требования, установленные в договоре с покупателем;

– комбинированная оговорка может сочетать в себе элементы оговорки продленного действия и расширенной оговорки 6 .

В свою очередь, для целей предпринимательства интересна прежде всего оговорка продленного действия. Ее смысл заключается в том, что предприниматель, приобретая товар, изначально предупреждает продавца о его будущей перепродаже. Однако при этом интересы продавца продолжают быть обеспеченными в результате уступки ему будущего права требования, которое покупатель получит в отношении нового покупателя (последующего приобретателя (Dritterwerber)) из сделки последующей перепродажи товара.

Так как продавец в результате уступки будущего требования из сделки последующего отчуждения становится его обладателем, покупатель в общем случае не вправе им распоряжаться 7 .

В английском праве законодатель аналогично России поставил переход права собственности в зависимость от воли сторон 8 . При этом законом также предусмотрена возможность включения в договор потестативного условия о сохранении права собственности за продавцом. Так, в п. 19 ч. 3 Sale of Goods Act 1979 указано, что стороны в договоре могут установить условия, только при выполнении которых собственность на товар перейдет к покупателю.

Практика применения оговорки о сохранении права собственности

В судебной практике применения ст. 491 ГК РФ существует ряд проблем, не получивших до настоящего времени своего окончательного разрешения. Необходимо отметить, некоторые из них:

1) идентификация передаваемого товара;

2) добросовестность последующего приобретателя;

3) возможность последующей продажи вещи продавцом;

4) риск случайной гибели товара.

Рассмотрим указанные проблемы подробнее.

Проблема идентификации передаваемого товара

Некоторые современные авторы указывают: «…поскольку ГК РФ не содержит требования проведения идентификации товара, поступивший на склад товар обычно смешивается с остальными товарами, и продавец в случае неоплаты товара не может потребовать возврата товара, а только возмещения убытков» 9 .

Действительно, если в договоре купли-продажи установлен запрет на распоряжение вещью путем ее отчуждения (оговорка о сохранении права собственности), это не мешает покупателю распоряжаться ею иным образом (например, путем переработки (ст. 220 ГК РФ), включения в состав сложной вещи (ст. 134 ГК РФ) и т.д.),

после чего вещь теряет свои индивидуальные характеристики и больше не может быть истребуема по ст. 301 ГК РФ 10 .

Так, в одном из дел суд установил:

«. Поскольку покупатель своих обязательств по оплате товара не исполнил, продавец, ссылаясь на сохранение за ним права собственности на товар в силу пункта 3.4 договора, обратился в арбитражный суд с иском о расторжении договора купли-продажи и обязании ответчика возвратить имущество.

Применив правила о толковании условий договора (статья 431 Гражданского кодекса Российской Федерации), арбитражный суд пришел к обоснованному выводу о том, что стороны при заключении договора купли-продажи от 08.08.2003 № 45 предусмотрели право покупателя до полной оплаты имущества распорядиться им путем установки на док и понтоны. Доводы подателя жалобы в этой части являются несостоятельными.

По смыслу статьи 491 Гражданского кодекса Российской Федерации сохранение права собственности за продавцом не является безусловным основанием для удовлетворения его требования о возврате неоплаченного товара. Такое требование не может быть удовлетворено, если покупателю предоставлено право до перехода к нему права собственности распорядиться переданным имуществом, а также если из назначения и свойств имущества вытекает аналогичное право.

При таком положении кассационная инстанция не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы. » 11 .

В литературе высказываются предложения в целях исключения ущемления прав продавца дополнить ст. 491 ГК РФ положением о проведении покупателем идентификации товара, поступившего от продавца без перехода права собственности до установленного момента, путем хранения товара в отдельном помещении, с помощью маркировки товара или иными способами, позволяющими достоверно установить, что данный товар принадлежит продавцу 12 .

Действительно, данный вопрос является наболевшим, однако то положение, что товар может смешаться с остальными идентичными товарами, находящимися на складе покупателя, носит универсальный характер и является общеизвестным 13 , поэтому стороны, обеспечивая свои интересы при заключении договора, сами должны позаботиться о включении условий о хранении товара и их надлежащем исполнении. Принимать для этого специальные изменения в ст. 491 ГК РФ, по нашему мнению, не следует.

Интересен в данном случае зарубежный опыт. Так, в соответствии с § 948 ГГУ в случае смешения товара с идентичным товаром на складе покупателя продавец становится сособственником смешанного товара 14 , доли сособственников определяются пропорционально стоимости товара на момент смешения товаров. Разработчики изменений, принимаемых в ГК РФ, учли опыт германского законодателя и указали в п. 3.4.8 Концепции развития гражданского законодательства 15 на необходимость установить положение о том, что вещи, образованные соединением и смешением других вещей, принадлежащих разным лицам, поступают в долевую собственность указанных лиц.

Полный текст статьи можно прочитать в указанном журнале.

1. Запрет соответствующей оговорки на отчуждаемые объекты устанавливается и в иных законодательных актах. Так, например, невозможна оговорка о сохранении права собственности на акции (ст. 28, 29 Федерального закона от 22 апреля 1996 г. № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг»).

2. Среди российских авторов см.: Сарбаш С.В. Удержание правового титула кредитором. М.: Статут, 2007; Гражданское право: Учебник: В 4 т. / Под ред. Е.А. Суханова. 3-е изд., перераб. и доп. Т. 3. Обязательственное право. М.: Волтерс Клувер, 2008. С. 259; Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга вторая: Договоры о передаче имущества. 4-е изд., стереотипное. М.: Статут, 2002 (СПС «Консультант Плюс»). Большинство комментариев к ГК РФ ограничиваются простым пересказом содержания ст. 491 ГК РФ.

3. Грачев В.В. Передача проданной вещи с оговоркой о сохранении права собственности за продавцом // Сборник научных статей в честь 60-летия Е.А. Крашенинникова. Ярославль, 2011.

4. Мейер Д.И. Русское гражданское право (по изд. 1902 г.). М., 2003. С. 216–217; Васьковский Е.В. Учебник гражданского права. М., 2003. С. 168.

5. Определения ВАС РФ от 4 июня 2009 г. № ВАС-4922/09 по делу № А60-8886/2008-С2, от 24 февраля 2009 г. № 1383/09 по делу № А40-64187/07-83-570; постановление ФАС Уральского округа от 15 декабря 2008 г. № Ф09-9540/08-С5 по делу № А60-2396/2008; постановление ФАС Северо-Западного округа от 3 октября 2007 г. по делу № А13-13203/2006-16; постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 15 ноября 2010 г. по делу № А33-4493/2010; постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 1 апреля 2010 г. № 18АП-2095/2010 по делу № А47-9256/2009 и т.д.

6. Ерёмичев Н.Е. Способы обеспечения договорных обязательств: национально-правовое и международно-правовое регулирование: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2004.

7. Вебер Х. Обеспечение обязательства / Пер. с нем. Ю.М. Алексеева, О.М. Иванова. М.: Волтерс Клувер, 2009. С. 277–278.

8. Para. 17.3 Sale of Goods Act.

9. Андреева Л.В. Коммерческое право России: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, С. 128–129.

Гражданское право: Учебник: В 4 т. / Под ред. Е.А. Суханова. 3-е изд., перераб. и доп. Т. 2. Вещное право. Наследственное право. Исключительные права. Личные неимущественные права. М.: Волтерс Клувер, 2008 (СПС «Консультант Плюс»). Судебная практика придерживается аналогичной позиции (см. п. 7 информационного письма Президиума ВАС РФ от 22 декабря 2005 г. № 98 «Обзор практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с применением отдельных положений главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации»).

11. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 19 января 2006 г. № А42-10718/04-10.

12. Андреева Л.В. Указ. соч. С. 129.

13. По ст. 301 ГК РФ возможно истребование лишь индивидуально-определенной вещи.

14. Идентичное правило было известно еще римскому праву: «Totum id corpus, quod ex confusione fit, utriusque commune est» («Все, что получилось в результате смешения, является общей собственностью каждого») (см.: Франчози Дж. Институционный курс римского права / Пер. с ит. А.В. Щеголева и др.; Отв. ред. Л.Л. Кофанов. М.: Статут, 2004. С. 299–300.

15. См.: Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации / Вступ. ст. А.Л. Маковского. М.: Статут, 2009. С. 82

www.yurlov.ru

Статья 491 Гражданского кодекса РФ впервые на законодательном уровне прямо закрепила возможность использования специальной оговорки о сохранении права собственности за продавцом при заключении договора купли — продажи. Казалось бы, применение данной оговорки не должно было вызвать каких-либо существенных затруднений в практике коммерческих отношений. Частично эта мысль подтверждается и фактическим отсутствием на сегодня соответствующей судебной практики по применению судами правил, установленных в ст. 491 ГК РФ. Тем не менее представляется, что сама по себе гражданско — правовая конструкция сохранения права собственности за продавцом при заключении и исполнении договора купли — продажи в том виде, в каком она получила отражение в действующем законодательстве, может вызвать существенные затруднения для надлежащей защиты интересов предпринимателя.. Основное содержание сохранения

права собственности за продавцом
По общему правилу при заключении договора купли — продажи право собственности на товар, а вместе с ним и риск случайной гибели и случайного повреждения товара переходят на покупателя с момента передачи ему товара (п. 1 ст. 454 и п. 1 ст. 459 ГК РФ). Статья 491 ГК РФ допускает исключение из данного правила в том случае, когда договором купли — продажи специально предусмотрено, что право собственности сохраняется за продавцом до оплаты товара покупателем либо до наступления иных обстоятельств. Из самой формулировки ст. 491 ГК РФ представляется на первый взгляд очевидным, что сохранение права собственности за продавцом до оплаты товара имеет обеспечительную функцию, поскольку укрепляет его положение как кредитора в обязательстве по оплате товара. Действительно, продавец продолжает оставаться титульным собственником вещи, фактически переданной покупателю. Элемент стимулирования покупателя к исполнению обязанности по оплате товара очевиден: исполнительность покупателя позволит ему подкрепить фактическое владение товаром полнотой полномочий собственника данного имущества. Условие о сохранении права собственности за продавцом означает, что получивший товар покупатель не вправе до перехода к нему права собственности отчуждать товар или распоряжаться им иным образом, что логично вытекает из понимания полномочия распоряжения товаром как содержательной части права собственности — по общему правилу продавец как бы сохраняет за собой право распоряжаться товаром, ограничивая тем самым соответствующее полномочие покупателя. Данный аспект, опять-таки, оказывает определенное волевое воздействие на покупателя, укрепляя уверенность продавца в том, что добросовестный покупатель не будет распоряжаться переданным ему товаром без соответствующего уведомления или согласия продавца. Тем не менее достаточно ли одного «морально — психологического» удовлетворения продавца от осознания сохранения юридической связи с переданным товаром для того, чтобы мы могли говорить о реальном укреплении его правового положения? Какие конкретные правомочия продавца делают сохранение права собственности специфическим способом обеспечения исполнения обязательств?
Право покупателя на распоряжение товаром
Попытаемся рассмотреть ситуацию с сохранением права собственности за продавцом в коммерческом контексте. Для продавца, продающего товары в кредит или с рассрочкой платежа, главный экономический интерес заключается в своевременном получении платежа за переданный товар.
Именно на защиту данного интереса должно быть направлено действие соответствующего обеспечительного инструмента.
Исполнение покупателем своей обязанности по оплате товара зависит, с экономической точки зрения, от эффективности реализации приобретенного товара: либо имущество будет использовано в производственной деятельности, либо оно будет, в свою очередь, продано (передано) третьему лицу. В последнем случае, то есть если покупатель, в свою очередь, осуществляет продажу товара, наиболее эффективным способом обеспечения оплаты будет как раз являться предоставление покупателю возможности свободно распоряжаться товаром с целью его максимально эффективной реализации и получения соответствующей оплаты. Статья 491 ГК РФ допускает возможность предоставления покупателю такого полномочия в соответствии с договором, несмотря на наличие права собственности продавца.
Однако если стороны специально не предусмотрели наличие полномочия распоряжения у покупателя, мы сталкиваемся с ситуацией, при которой продавец, оговаривая сохранение права собственности на товар, по сути, может существенно затруднить исполнение покупателем своей основной обязанности.
Ограничение права распоряжаться товаром снимается в случае, если наличие такого полномочия вытекает из «свойств и назначения товара» (ч. 1 ст. 491 ГК РФ). Например, очевидно, что покупатель вправе осуществить распоряжение скоропортящимся товаром. Применительно же к «назначению» товара представляется, что судам, рассматривающим вопрос о правомерности распоряжения товаром, следует исходить из допустимости такого распоряжения во всяком случае, если покупатель по предмету своей деятельности сам осуществляет продажу товара третьим лицам. Таким образом, указанное выше противоречие между диспозитивной нормой закона и охраняемыми интересами продавца может быть снято. Интересное сравнение можно в этой связи провести с аналогичным институтом немецкого права купли — продажи, особенности которого, кстати, и привели к возникновению и широкому применению оговорки об обеспечительном сохранении права собственности за продавцом (Eigentumsvorbehalt) в торговой практике. В частности, право на свободное дальнейшее распоряжение товаром покупателем в условиях обычного оборота подразумевается по умолчанию, вне зависимости от закрепления такого полномочия в договоре. Так как речь в данной ситуации идет о возможности распоряжения вещью, принадлежащей другому лицу, решающим фактором для определения такого полномочия у покупателя будет согласие на это продавца (поставщика), которое либо может прямо вытекать из договора, либо быть дано в последующем специально, либо будет подразумеваться исходя, опять-таки, из обычных условий торгового оборота.
Право требовать возврата товара
Среди иных полномочий продавца при сохранении права собственности, направленных на обеспечение его прав как кредитора в обязательстве по оплате товара, в законе содержится указание на право продавца потребовать от покупателя возвратить переданный ему товар в случае неоплаты покупателем товара в установленный срок или ненаступления иных предусмотренных договором обстоятельств, при которых право собственности переходит к покупателю (ч. 2 ст. 491 ГК РФ). Тем не менее правовому содержанию данного полномочия продавца в литературе по данному вопросу не уделено должного внимания, несмотря на то, что его реализация представляется также отнюдь не очевидной и простой в условиях нормального торгового оборота. Полномочия продавца в отношении покупателя нельзя однозначно признать носящими вещно — правовой характер и имеющими, соответственно, абсолютную защиту. С одной стороны, продавец сохраняет право собственности на переданный товар, но, с другой стороны, владение покупателя также следует признать законным и правомерным, так как основанием для передачи вещи являлся договор купли — продажи. В данных обстоятельствах просрочка оплаты либо ненаступление иных обстоятельств, с которыми связано сохранение права собственности, является основанием возникновения именно обязательственного права продавца требовать возврата товара от покупателя, основанного на полномочии, прямо указанном в ч. 2 ст. 491 ГК РФ. Следовательно, обязанность покупателя передать (вернуть) проданный товар носит обязательственно — правовой характер, а если товар является индивидуально — определенной вещью, к такой передаче будут применяться правила, относящиеся к последствиям неисполнения обязательства передать индивидуально — определенную вещь (ст. 398 ГК РФ).
В частности, в случае неисполнения обязательства передать индивидуально — определенную вещь в собственность кредитору последний вправе требовать отобрания этой вещи у должника и передачи ее кредитору (продавцу) на предусмотренных обязательством условиях. Это право отпадает, если вещь уже передана третьему лицу, имеющему право собственности. Соответственно, продавец не имеет права требовать возврата переданного товара на основании ст. 491 в случае его правомерного распоряжения покупателем. Если же вещь еще не передана, преимущество имеет тот из кредиторов, в пользу которого обязательство возникло раньше, а если это невозможно установить, — тот, кто раньше предъявил иск (ст. 398 ГК РФ). При этом следует иметь в виду, что покупатель мог правомерно распорядиться товаром еще до наступления своей просрочки, порождая, таким образом, конкуренцию требований или исков продавца и вторичного покупателя, в которой первоначальный продавец будет лишен приоритета во времени. В случае неправомерного распоряжения покупателем переданным товаром механизм защиты права продавца требовать возврата принадлежащего ему товара усложняется необходимостью признания недействительной сделки по его вторичному распоряжению на основании ст. 174 ГК РФ, что опять-таки представляется достаточно проблематичным, так как продавец обязан будет доказать, что другая сторона в сделке (вторичный покупатель) знала или заведомо должна была знать об ограничениях права покупателя на распоряжение товаром, то есть знала или заведомо должна была знать о сохранении права собственности за продавцом, что отнюдь не является очевидным из обстановки, характеризующей нормальный торговый оборот.
Истребование товара из чужого незаконного владения
Следующим проявлением обеспечительной функции сохранения права собственности за продавцом будет являться право последнего истребовать вещь у покупателя в случае неисполнения последним своих обязанностей из договора купли — продажи на основании ст. 301 ГК РФ. Однако в решении данного вопроса суды должны быть подготовлены к расширительному толкованию понятия «незаконное владение» у покупателя. Ведь само по себе владение переданным товаром носит законный характер вплоть до просрочки оплаты либо до наступления иных обстоятельств, с которыми связано сохранение права собственности за продавцом. Как уже было указано выше, «незаконным» владение становится вследствие нарушения покупателем своих обязательств. Неоднозначным представляется также ответ на вопрос о допустимости конкуренции исков покупателя: не ограничит ли суд возможность защиты интересов продавца — кредитора против покупателя исключительно обязательственно — правовым требованием, прямо указанным в ст. 491 ГК РФ, то есть требованием о возврате товара?
Наконец, обеспечительная функция сохранения права собственности может также проявляться в возможности истребовать соответствующее имущество из незаконного владения третьих лиц, если покупатель уже распорядился товаром, переданным в его владение. Виндикационный иск против третьего лица допускается в случае безвозмездного приобретения товара (ч. 2 ст. 302 ГК РФ). Но, как правило, вторичное распоряжение будет носит возмездный характер, если покупатель сам осуществляет торговую деятельность. В таком случае, данное право покупателя вряд ли может быть реализовано в силу защиты законных интересов добросовестного приобретателя (ч. 1 ст. 302 ГК РФ). Ограниченная практика применения оговорки о сохранении права собственности может лишить продавца возможности ссылаться на недобросовестность вторичного приобретателя: не извинит ли суд разумного предпринимателя, находящегося в неведении об ограничении права покупателя распоряжаться товаром? Помимо данного соображения, виндикация вещи у третьего лица ограничена случаем, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли. В ситуации с сохранением права собственности за продавцом каждое из действий, направленных на передачу товара (от продавца к покупателю, а затем от покупателя третьему лицу), носит волевой характер.
Бесполезный инструмент?
В настоящей статье остаются за пределами рассмотрения иные проблемы, связанные с применением института сохранения права собственности в торговой практике, в частности вопросы бухгалтерского учета передачи товара с номинальным сохранением собственности за продавцом, различные аспекты, связанные с уплатой налогов на имущество и на добавленную стоимость. Тем не менее чисто цивилистический анализ данного института позволяет указать на ряд проблем, которые, как представляется, могут существенно ограничить правовую эффективность применения оговорки о сохранении права собственности за продавцом в качестве инструмента обеспечения прав кредитора — продавца. Во всяком случае, становится очевидным, что без определенной позиции судов по отдельным проблемам в рассмотрении соответствующих споров реализация конкретных требований продавца может оказаться принципиально невозможной в силу прямых ограничений, указанных в законе. Таким образом, возникающие правовые риски представляются весьма существенными при применении столь привлекательной, на первый взгляд, оговорки в практике договора купли — продажи.
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

«ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)»
от 30.11.1994 N 51-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 21.10.1994)
«ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ВТОРАЯ)»
от 26.01.1996 N 14-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 22.12.1995)
Бизнес-адвокат, N 21, 1999

www.lawmix.ru

Оговорка о сохранении права собственности

В. Крузе рассматривал оговорку о сохранении права собственности как исключение из общего принципа равенства прав всех кредиторов[1]. Он пишет, что без такой оговорки торговцам и производителям было бы непросто получить основные средства в кредит. И гражданам было бы сложно покупать обустроенные квартиры в кредит. Ученый полагал, что такая оговорка допустима только для кредитных отношений, чтобы обеспечить интерес продавца иметь преимущество перед другими кредиторами покупателя. В остальном же он считал сохранение права собственности за продавцом ненужным институтом. Однако, все свои мысли ученый обосновывает лишь с экономической позиции, но не с юридической.

Необходимо понимать, что оговоркой о сохранении права собственности, как и любым другим субъективным правом, возможно злоупотреблять. В настоящее время проблему такого злоупотребления широко обсуждают в ведущих западноевропейских юрисдикциях[2]. Приведем несколько примеров таких злоупотреблений.

В бытовом понимании владение всегда ассоциируется с собственностью. Когда предприниматели заключают сделки, они воспринимают имеющееся у контрагента имущество как обеспечение sui generis, из которого им будут возмещены убытки в случае неисполнения обязательства. Когда же дело доходит до банкротства, вдруг выясняется, что часть имущества является собственностью вообще третьего лица в силу оговорки о сохранении права собственности. Естественно, это нарушает баланс интересов. Среди кредиторов одному отдается преимущество.

Также такая оговорка может затронуть и интересы самого приобретателя. Поскольку последний не является собственником, продавец может перепродать эту вещь другому лицу или установить на нее ограниченные вещные права (например, право аренды).

На наш взгляд решение этой проблемы может быть следующим: законодательно квалифицировать сохранение права собственности за продавцом как залог в силу закона и, соответственно, регистрировать его в реестре.

Во-первых, контрагенты покупателя будут сразу понимать, на какое имущество они смогут обратить взыскание в случае неисполнения обязательств, а на какое нет. Таким образом, их интересы будут учтены.

Во-вторых, продавец не сможет свободно заключать сделки с таким имуществом. Контрагенты продавца будут знать, в силу принципа публичной достоверности реестра, о наличии законных интересов покупателя в скорейшем получении права собственности на данное имущество. Совершение сделок с таким имуществом без учета мнения покупателя будет является недобросовестным поведением. А в силу п. 4 ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения. На такие случаи возможно распространить действие нормы ст. 157.1 ГК РФ об обязательном получении согласия третьего лица на совершение сделки.

Конечно, данное решение увеличит издержки, расходы, которые стороны будут обязаны понести, если примут решение о сохранении права собственности за продавцом. Однако, с политико-правовой точки зрения такие издержки обоснованы и допустимы, т.к. увеличивается защита покупателя и третьих лиц, а интересы продавца остаются в том же объеме.

Вполне разумно полагать, что законодатель, видя увеличение количества злоупотреблений в определенной сфере общественных отношений, будет стремиться урегулировать эти отношения таким образом, чтобы максимально ограничить возможности злоупотребления. В разных странах в одной и той же сфере общественных отношений могут наблюдаться различные по своей сути злоупотребления. Поэтому единого решения для какой-либо проблемы создать не удастся.

В. Крузе, призывая к ограничению эффекта оговорки о сохранении права собственности, представляет такое решение единственно правильным в любых обстоятельствах и в любом государстве. При этом ученым не приводится сравнительно-правовое исследование материалов позитивного гражданского права, в связи с чем подобные призывы представляются необоснованными.

[1] Kruse V. The Right of Property. Vol. 2. Oxford, 1953. P. 259.

zakon.ru

Смотрите еще:

  • Договор об управлении залогом научная статья по теме ДОГОВОР УПРАВЛЕНИЯ ЗАЛОГОМ И ДОГОВОР ДОВЕРИТЕЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ РОССИИ Государство и право. Юридические науки Цена: Авторы работы: МИХАЛЕВСКАЯ ИЛОНА […]
  • Новый экзамен на звание адвоката Трунов айвар новый экзамен на звание адвоката Международная Юридическая фирма основана в 2001 году International Law Firm Est. in 2001 +7(499)158-85-81 +7(499)158-65-66 «ЭКЗАМЕН НА ЗВАНИЕ АДВОКАТА» в 2 […]
  • Нет не пенсии ни хаты Ни пенсии, ни хаты Намяла жизнь бока И нету в личном счастья, Тюрьма забрала всё, Тюрьма вспугнула всех. Кто рядом был со мной, Теперь все на измене, Конечно же возьму Весь кипиш на […]
Закладка Постоянная ссылка.

Обсуждение закрыто.