Пекинские правила

Сергей Пашин *
заслуженный юрист РСФСР, кандидат юридических наук, доцент ИПК руководящих кадров Генеральной прокуратуры РФ

ПЕКИНСКИЕ ПРАВИЛА И НЕКОТОРЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ РОССИЙСКОГО УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
(Сопоставление моделей кураторской и карательной юстиции)

Современные исследования средневекового быта показывают, что в те времена не знали категории детства, а ребенок считался уменьшенной по размеру и умственному развитию копией взрослого.
Современное российское уголовное законодательство сохраняет следы этого средневекового подхода, поскольку, допуская определенные послабления для несовершеннолетних (например, недопустимость возложения на них более тяжелого наказания, нежели лишение свободы на десятилетний срок; возможность применения к ним принудительных мер воспитательного воздействия; разрешение применять к ним заключение под стражу в качестве меры пресечения «лишь в исключительных случаях» и т.п.), не рассматривает судопроизводство по делам подростков как процедуру, коренным образом отличающуюся по своему предназначению и формам от разбирательства уголовных дел взрослых обвиняемых. Предварительное расследование и судебное разбирательство уголовных дел несовершеннолетних, а также постановления уголовного закона, касающиеся этой категории лиц, представляют собой лишь частные случаи общих процедур и норм, что находит свое выражение, в частности, в названии главы 14 Уголовного Кодекса Российской Федерации: «Особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних». В логике «особенностей» процессуального статуса несовершеннолетнего изложена и глава 32 Уголовно-процессуального Кодекса РСФСР.
Сопоставляя положения Минимальных стандартных правил Организации Объединенных Наций, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних («Пекинских правил»), утвержденных резолюцией 40/33 Генеральной Ассамблеи ООН 29 ноября 1985 г., с одной стороны, и, с другой стороны, нормы УПК РСФСР 1960 г. и УК Российской Федерации 1996 г., можно найти множество расхождений.
Так, п. 8.2 Пекинских правил содержит рекомендацию, согласно которой «В принципе не должна публиковаться никакая информация, которая может привести к указанию на личность несовершеннолетнего правонарушителя». Российское законодательство никаких ограничений на сей счет не содержит; в ходе предварительного следствия распространение такой информации органами уголовного преследования и даже посторонними лицами зависит от усмотрения следователя или прокурора.
В России отсутствуют специальные программы поддержки примирения несовершеннолетнего обидчика и жертвы, организации общественного надзора за освобожденным от наказания несовершеннолетним, необходимость принятия которых вытекает из пункта 11.4 Пекинских правил. Пока в Москве изучение проблем восстановительного правосудия ведется центром » Судебно-правовая реформа», сотрудники которого налаживают контакты с правоохранительными органами с тем, чтобы организовать экспериментальную службу примирения, способствовать заключению между обвиняемыми и пострадавшими примирительных договоров. Службы примирения действуют в нескольких городах России без официально признанного статуса, как проявление личной инициативы конкретных правозащитников или общественных объединений.
Согласно п. 13.1 Пекинских правил, к несовершеннолетним «содержание под стражей до суда применяется лишь в качестве крайней меры и в течение кратчайшего периода времени». Российское законодательство позволяет содержать под стражей несовершеннолетних на протяжении тех же сроков, что и взрослых: максимальная продолжительность ареста в ходе предварительного следствия согласно ст. 97 УПК РСФСР может составить 2 года (и даже, при возвращении судом дела на новое расследование, 2 года 1 месяц), а для подсудимых, то есть числящихся за судом обвиняемых, срок содержания под стражей законом не ограничен.
Наконец, уместно указать на наиболее вопиющее расхождение международных рекомендаций и положений нового Уголовного Кодекса Российской Федерации. «Несовершеннолетнего правонарушителя не следует лишать личной свободы, если только он не признан виновным в совершении серьезного деяния с применением насилия против другого лица или в неоднократном совершении других серьезных правонарушений», — гласит подпункт «с» пункта 17.1 Пекинских правил. Несовершеннолетие считается в России смягчающим наказание обстоятельством (ч.2 ст.99 УК Российской Федерации), но лишение свободы на срок до 10 лет может быть применено к подросткам за совершение любых преступлений, в том числе — небольшой тяжести. При этом по делам несовершеннолетних особого, отличного от придаваемого по другим делам, юридического значения не имеет криминологическая характеристика деяния: насильственное оно или нет, впервые совершено или при рецидиве. Такое отношение к несовершеннолетним правонарушителям свойственно не только России, но и государствам — членам СНГ: Модельный уголовный кодекс, принятый Межпарламентской Ассамблеей 17 февраля 1996 г., также игнорирует рассматриваемое положение Пекинских правил. Это тем более прискорбно, так как Россия, как и многие государства СНГ, придерживается при изложении санкций уголовно-правовых норм устаревшей законодательной техники. Если в европейских государствах приводятся лишь верхние границы санкций этих норм, то в государствах СНГ типично указание еще и нижней границы санкции. В результате суды, не усмотрев в деле каких-либо исключительных обстоятельств, дающих право назначить наказание «ниже низшего» предела санкции, вынуждены применять к несовершеннолетним в типовых случаях длительные сроки лишения свободы за такие довольно распространенные в молодежной среде деяния, как грабеж, разбой, угон автотранспортных средств.
Указанные расхождения норм российского законодательства и Пекинских правил представители власти, ученые и чиновные, охотно оправдывают тем, что Правила носят лишь рекомендательный характер и потому не являются частью нашей правовой системы. Это правда, хотя намерение вступить в семью цивилизованных народов предполагает добровольные ограничения репрессивного настроя государственной машины и гуманизацию ее деятельности.
К сожалению, мне известен единственный случай ссылки на положения Пекинских правил при решении вопроса о сохранении в отношении несовершеннолетнего обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу. В 1997 г. судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда, процитировав пункты 5.1, 13.1, 13.2, 14.2 Пекинских правил, освободила из-под стражи под денежный залог госпожу Н., обвиняемую в совершении в 16-летнем возрасте умышленного убийства при отягчающих обстоятельствах, похищения человека, вымогательства, разбойного нападения. Подсудимая от суда не скрылась, нового преступления не совершила, устроилась на работу, пунктуально являлась в суд для участия в заседаниях.
Обыкновения правоприменительной практики формируются вне жесткой зависимости от наличия нормы, предписывающей определенное поведение, а подчас — вопреки содержанию такой нормы. Поэтому гуманные принципы, отраженные в Пекинских правилах, могли бы внедряться в практику до их закрепления в российском законодательстве, если бы они не отторгались воспитанными в духе социалистического правосознания судьями, прокурорами, следователями, оперуполномоченными.
Российское уголовное законодательство, материальное и процессуальное, использует рамки и механизмы карательной юстиции, работающей во имя воздаяния и устрашения. Задачами уголовного судопроизводства являются «. раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного применения закона с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию. » (ч.1 ст.2 УПК РСФСР). А наказание в нашей стране «. применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений» (ч.2 ст.43 УК Российской Федерации). Фактически, размах и качественные характеристики уголовного преследования находятся под большим влиянием ведомственных показателей; так, не последнюю роль при возбуждении уголовного дела играет оценка его «судебной перспективы», легкости раскрытия данного преступления, влияния на отчетность о «состоянии законности» на данной территории (увеличится ли до недопустимых пределов уровень преступности при регистрации деяния данной категории); государственные обвинители в суде практически всегда настаивают на виновности обвиняемого, заключенного под стражу, стремятся не допустить оправдания арестованного подсудимого, как и направления дела для производства дополнительного расследования. Что касается «целей наказания», то из них достигаются в той или иной степени цели мести преступнику, восстанавления картины «справедливого мира» в глазах жертвы или ее правопреемников, а также «общей и специальной превенции», то есть запугивания правонарушителя и окружающих. Надо также подчеркнуть, что российский законодатель и взятая им на вооружение правовая доктрина исходят из представления о преступлении как о «деянии», имевшем место в прошлом и подлежащем установлению средствами уголовного судопроизводства; последующему развитию ситуации, если в деянии к некоторому моменту уже имелись «все элементы состава преступления», как и позиции жертвы и обидчика по поводу случившегося, придается ничтожно малое значение. Таковы в самых общих чертах содержательные характеристики отечественного карательного правосудия, в равной мере касающиеся взрослых и несовершеннолетних.
Пекинские же правила рассчитаны на иные, кураторские, начала деятельности юридической системы хотя бы по делам несовершеннолетних. В силу пункта 5.1 Правил «Система правосудия в отношении несовершеннолетних направлена в первую очередь на обеспечение благополучия несовершеннолетнего»; «судебное разбирательство должно отвечать интересам несовершеннолетнего и осуществляться в атмосфере понимания» (п. 14.2 Правил); «при рассмотрении дела несовершеннолетнего вопрос о его или ее благополучии должен служить определяющим фактором (подпункт «d» п. 17.1 Правил). Иными словами, по замыслу авторов Пекинских правил, несовершеннолетний — это объект заботы государства и общества, субъект процесса, по возможности очищенного от мертвящих формальностей; благополучие подростка, даже подвергаемого наказанию, ставится во главу угла. Российская же правовая доктрина видит в раскрытии преступления, изобличении правонарушителя самодовлеющую ценность. Допуская освобождение его от уголовной ответственности лишь по делам о преступлениях небольшой и средней тяжести, закон (ч.1 ст.90 УК Российской Федерации) ставит решение этого вопроса в зависимость от воли следователя, прокурора, суда, то есть государственных чиновников и органов. Наказание подростка преследует внешние по отношению к нему цели, в том числе — устрашение населения (ч.2 ст.43 УК Российской Федерации).
Модели российской карательной и «пекинской» кураторской юстиции органически несовместимы. Переход России к соблюдению международных стандартов в области прав человека, в том числе — несовершеннолетних правонарушителей, не может быть осуществлен за счет специализации персонала правоохранительных органов и судов, который поневоле будет воспроизводить подходы карательной юстиции на отданном в их власть уязвимом человеческом материале (опыт специализации следователей органов внутренних дел и судей на рассмотрении дел подростков тому доказательство). Лишь существенное изменение уголовного законодательства в сочетании с формированием обособленных судебных органов по делам несовершеннолетних, персонал которых должен подбираться по специальным правилам, включая образовательный ценз, и в рамках нетривиального штатного расписания, могут дать желаемый эффект.

www.index.org.ru

Пекинские правила

Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила)приняты резолюцией Генеральной Ассамблеи от 29 ноября 1985 г. и предназначены для применения к несовершеннолетним правонарушителям без каких бы то ни было различий в отношении, например, расы, цвета кожи, пола, языка, вероисповедания, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения.

До принятия Пекинских правил отправление правосудия в отношении несовершеннолетних не рассматривалось обособленно в международных правовых актах, за исключением отдельных статей, посвященных ребенку и матери.

Так, в ст. 5 Международного пакта о гражданских и политических правах, принятого ООН 16 декабря 1966 г., сказано, что смертный приговор не выносится за преступления, совершенные лицами моложе восемнадцати лет, и не приводится в исполнение в отношении беременных женщин; в ст. 10 предусмотрено, что обвиняемые несовершеннолетние отделяются от совершеннолетних и в кратчайший срок доставляются в суд для вынесения решения, а в пенитенциарных учреждениях несовершеннолетние

правонарушители отделяются от совершеннолетних и им предоставляется режим, отвечающий их возрасту и правовому статусу. В отношении несовершеннолетних судебный процесс должен быть таков, чтобы учитывались их возраст и содействие их перевоспитанию (п. 4 ст. 14 Международного пакта). В Конвенции о защите прав человека и основных свобод, принятой государствами-членами Совета Европы 4 ноября 1950 г., вступившей в силу 3 сентября 1953 г., а для России – 5 мая 1998 г., несовершеннолетним посвящен пункт «д» ст. 5, согласно которому задержание несовершеннолетнего лица

(производится) на основании законного постановления для воспитательного надзора или его законное задержание производится с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом.

В Минимальных стандартных правилах обращения с заключенными (одобрены Экономическим и Социальным Советом ООН резолюциями от 31 июля 1957 г. и 13 мая 1977 г.) содержатся принципы в области обращения с заключенными и управления пенитенциарными учреждениями. Эти принципы полностью распространяются и на несовершеннолетних заключенных. Часть статей Минимальных стандартных правил непосредственно касается несовершеннолетних. В п. 2 ст. 5 сказано, что к категории малолетних следует относить, по крайней мере, всех тех молодых заключенных, которые подлежат компетенции судов для малолетних преступников. Как правило, таких молодых

людей не следует приговаривать к тюремному заключению. В пункте «е» ст. 8 предусмотрено, что малолетних правонарушителей следует содержать отдельно от взрослых. Ч. 2 ст. 21 говорит о том, что малолетним и другим заключенным подходящего возраста, находящимся в соответствующем физическом состоянии, следует обеспечивать физическую тренировку и возможность игр, для этого нужно располагать необходимыми площадками, установками и оборудованием.

Пекинские правила в качестве своих основных целей определили стремление государств-участников, в соответствии со своими общими интересами:

1) способствовать благополучию несовершеннолетних и их семей;

2) создавать условия, позволяющие обеспечить содержательную жизнь подростков в обществе в тот период, когда они наиболее склонны к неправильному поведению;

3) благоприятствовать процессу развития личности и получения образования, в максимальной степени свободному от возможности совершения преступлений.

Благополучию подростка должны содействовать все возможные ресурсы:

— другие группы общества;

— школы и общественные институты с целью сократить необходимость вмешательства со стороны закона, и эффективного, справедливого и гуманного обращения с подростком, находящимся в конфликте с законом;

— правосудие в отношении несовершеннолетних должно являться составной частью процесса национального развития каждой страны в рамках обеспечения социальной справедливости для всех несовершеннолетних, одновременно содействуя, таким образом, защите молодежи и поддержанию мирного порядка в обществе.

Пекинские правила содержат следующие определения:

1. Несовершеннолетний – ребенок или молодой человек, который в рамках существующей правовой системы может быть привлечен за правонарушение к ответственности в такой форме, которая отличается от формы ответственности, применяемой к взрослому;

2. Правонарушение – любой поступок (действие или бездействие), наказуемый по закону в рамках существующей правовой системы;

3. Несовершеннолетний правонарушитель – ребенок или молодой человек, который подозревается в совершении правонарушения или, как установлено, совершил его.

По поводу последней формулировки следует заметить, что в ней содержится юридическая коллизия, так как нарушен принцип презумпции невиновности – лицо, подозреваемое в правонарушении, не может считаться правонарушителем.

Минимальные стандартные правила не устанавливают возрастные пределы понятия «несовершеннолетний правонарушитель», учитывая разнообразие национальных правовых систем (от 7 до 18 лет или старше), но призывают к установлению разумного низшего возрастного предела, учитывая аспекты эмоциональной, духовной и интеллектуальной зрелости.

Целями правосудия в отношении несовершеннолетних в Пекинских правилах признано обеспечение благополучия несовершеннолетнего и обеспечение того, чтобы любые меры воздействия на несовершеннолетних правонарушителей были всегда соизмеримы как с особенностями личности правонарушителя, так и с обстоятельствами правонарушения.

В Правилах подчеркивается, что цель обеспечения благополучия несовершеннолетних наиболее присуща правовым системам, в которых делами несовершеннолетних правонарушителей занимаются суды по семейным делам или административные власти. Правовые системы, придерживающиеся уголовного преследования, должны избегать чисто карательных санкций и в случае невозможности прекращения дела судебное разбирательство осуществлять в атмосфере понимания и в соответствии с интересами

Правовая система Российской Федерации в настоящее время придерживается уголовного преследования несовершеннолетних, а ювенальная юстиция находится только на стадии апробации в отдельных субъектах РФ.

Содержание ст. 7 Пекинских правил гарантирует несовершеннолетнему в судебном процессе основные права – презумпцию невиновности, право знать, в чем его обвиняют, право на отказ давать показания, право иметь адвоката, право на присутствие родителей или опекуна и другие права.

В ходе судебного процесса должна обеспечиваться конфиденциальность. При задержании несовершеннолетнего немедленно уведомляются родители или опекун, а содержание под стражей до суда должно применяться лишь в качестве крайней меры, в течение кратчайшего периода и сопровождаться уходом, защитой и необходимой индивидуальной помощью: социальной, психологической, медицинской, физической, помощью в области образования и профессиональной подготовки.

Особо следует остановиться на руководящих принципах вынесения судебного решения и выборе мер воздействия (ст. 17 Пекинских правил):

— меры воздействия всегда должны быть соизмеримы не только с обстоятельствами и тяжестью правонарушения, но и с положением и потребностями несовершеннолетнего, а также с потребностями общества;

— решения об ограничении личной свободы несовершеннолетнего должны приниматься только после тщательного рассмотрения вопроса и ограничение должно быть по возможности сведено до минимума;

— несовершеннолетнего правонарушителя не следует лишать личной свободы, если только он не признан виновным в совершении серьезного деяния с применением насилия против другого лица или в неоднократном совершении других серьезных правонарушений, а также в отсутствие другой соответствующей меры воздействия;

— при рассмотрении дела несовершеннолетнего вопрос о его или ее благополучии должен служить определяющим фактором;

— ни за какое преступление, совершенное несовершеннолетним, смертный приговор не выносится;

— несовершеннолетние не подвергаются телесным наказаниям.

Во избежание заключения несовершеннолетнего в исправительные учреждения рекомендуется при разрешении дела применять широкий комплекс мер воздействия:

— постановление об опеке, руководстве и надзоре;

— постановление о работе на благо общины;

— финансовые наказания, компенсация и реституция;

— постановление о принятии промежуточных и других мер;

— постановление об участии в групповой психотерапии и других подобных мероприятиях;

— постановления, касающиеся передачи на воспитание, места проживания или других воспитательных мер;

— другие соответствующие постановления.

Целью воспитательной работы с несовершеннолетними, содержащимися в исправительных учреждениях, является обеспечение опеки, защиты, образования и профессиональной подготовки для оказания им помощи по выполнению социально полезной и плодотворной роли в обществе.

В Минимальных стандартных правилах отмечается, что использование исследований как основы для рациональной политики в области правосудия в отношении несовершеннолетних широко признается в качестве важного механизма для поддержания соответствия практики уровню научных достижений и постоянного развития и совершенствования системы правосудия в отношении несовершеннолетних.

Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, являются основополагающим международным документом, регламентирующим цели и задачи правосудия в отношении несовершеннолетних, порядок их осуществления, принципы вынесения судебного решения и выбора мер воздействия, цели и порядок обращения с несовершеннолетними в исправительных учреждениях, а также определяющим актуальность научных исследований в области ювенальных правоотношений как основы рациональной ювенальной государственной политики.

Дата добавления: 2015-03-11 ; просмотров: 1216 . Нарушение авторских прав

studopedia.info

Педагогический терминологический словарь. — С.-Петербург: Российская национальная библиотека . 2006 .

Смотреть что такое «Пекинские правила» в других словарях:

Уголовно-правовой режим несовершеннолетних — Специфичные для российского права характеристики уголовно правового режима несовершеннолетних рассматриваются в статье «Уголовно правовой режим несовершеннолетних в России». Уголовно правовой режим несовершеннолетних (особенности уголовной… … Википедия

Ювенальная юстиция — Эта страница требует существенной переработки. Возможно, её необходимо викифицировать, дополнить или переписать. Пояснение причин и обсуждение на странице Википедия:К улучшению/19 декабря 2012. Дата постановки к улучшению 19 декабря 2012.… … Википедия

ИСПРАВИТЕЛЬНЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ — органы государства, входящие в уголовно исполнительную систему. на которые в соответствии с Законом РФ от 21 июля 1993 г. №5473 1 Об учреждениях и органах, исполняющих наказания в виде лишения свободы возложена организация исправления осужденных … Энциклопедия юриста

Ювенальные технологии — введённое в России понятие, обозначающее комплекс мер, нацеленных на реализацию и защиту прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних, находящихся в конфликте с законом, и содействующих раскрытию их индивидуального потенциала для… … Википедия

Защита детства — система практических мероприятий, направленных на защиту прав и интересов детей и подростков, на создание нормальных условий для их развития и воспитания. Особенно в З.д. нуждаются дети инвалиды и дети сироты, лишённые родительского попечения … Педагогический терминологический словарь

МИНИМАЛЬНЫЙ ВОЗРАСТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ — – возраст, ниже которого дети считаются неспособными нарушить уголовное законодательство (Конвенция ООН о правах ребенка). В разных странах устанавливается в зависимости от традиций, социальных и этических норм и правил, принятых в конкретном… … Терминологический ювенологический словарь

КИТАЙ. ИСТОРИЯ — Истоки китайской цивилизации. Китай часто сравнивают с обществами, существовавшими в Месопотамии и Египте. Однако присущие Китаю природные особенности и экономические формы отличались от особенностей и форм других восточных обществ. У Китая не… … Энциклопедия Кольера

Китай — Китайская Народная Республика, КНР, гос во в Центр, и Вост. Азии. Принятое в России название Китай от этнонима кидане (они же китаи) группы монг. племен, покоривших в средние века территорию сев. областей совр. Китая и образовавших гос во Ляо (X… … Географическая энциклопедия

Летние Олимпийские игры 2008 — XXIX летние Олимпийские игры Город организатор Пекин, Китай … Википедия

XXIX Олимпийские игры — XXIX летние Олимпийские игры Город организатор Пекин, Китай Страны участницы 204 Количество атлетов 11 099 Разыгрывается медалей 302 комплекта наград в 28 видах спорта … Википедия

pedagogical_dictionary.academic.ru

§ 3. Пекинские правила — результат международного сотрудничества

Прежде всего в них впервые сформулированы общие социально-экономические условия, которые оцениваются как благоприятные для развития несовершеннолетних и молодежи, к которым должны стремиться страны—члены международного сообщества.

Поскольку Пекинские правила создавались на базе принципов Всеобщей декларации прав человека (1948 г.), Международных пактов 1966 г. о гражданских и политических правах и об экономических, социальных и культурных правах, постольку в них получили отражение общие принципы защиты прав человека, сформулированные в указанных основных международных документах. Соответственно в Пекинских правилах существенное место заняли проблемы создания для молодежи и подростков достойных условий жизни и воспитания, что оценивается в качестве важнейшего средства ранней превенции преступности несовершеннолетних.

Вместе с тем в Пекинских правилах (комментарий) обращается внимание на то, что положения «специально сформулированы таким образом, чтобы они могли применяться в рамках различных правовых систем и в то же время устанавливать некоторые минимальные стандарты в обращении с несовершеннолетними правонарушителями при любом существующем определении понятия несовершеннолетнего и при любой системе обращения с несовершеннолетним правонарушителем».

Как уже отмечалось, Пекинские правила являются плодом труда большого числа ученых и практиков-юристов из многих стран мира. Подобный документ впервые вышел из стен ООН. Правила содержали основные положения юридической доктрины о несовершеннолетнем, о правонарушениях, совершенных им, о его уголовной и иной юридической ответственности, реакции государства на правонарушение в виде наказания и иных принудительных мер воздействия, наконец, об основных положениях концепции судебной защиты прав и законных интересов несовершеннолетнего, оказавшегося в орбите уголовной юстиции.

Не имея возможности рассмотреть во всех деталях все нормы, имеющие международно-правовое значение, включенные в Пекинские правила, укажем на основные из них:

а) понятие несовершеннолетнего правонарушителя. Им считается тот, кто в рамках существующей правовой системы может быть привлечен к ответственности за правонарушение в такой форме, которая отличается от формы ответственности, применимой к взрослому; при этом подросток должен подозреваться в совершении правонарушения или, как установлено, совершил его (ст. 2.2);

б) понятие так называемого статусного преступления (правонарушения). Речь идет об ответственности за проступки, не наказуемые, если они совершены взрослыми, но наказуемые при совершении их несовершеннолетними (ст. 3.1);

в) возраст уголовной ответственности. В ст. 4.1 Пекинских правил содержится рекомендация о том, чтобы нижний предел возраста уголовной ответственности не был на слишком низком возрастном уровне, «учитывая аспекты эмоциональной, духовной и интеллектуальной зрелости». Характерен комментарий к этой рекомендации: если возрастной предел установлен на слишком низком уровне или вообще не установлен, понятие ответственности становится бессмысленным. «Поэтому, — как сказано в комментарии, — следует приложить усилия для установления разумного низшего возрастного предела, который мог бы применяться в международном масштабе»;

г) цели правосудия в отношении несовершеннолетних. Они, согласно Пекинским правилам, состоят в обеспечении благополучия несовершеннолетнего и обеспечении того, чтобы любые меры воздействия на несовершеннолетних правонарушителей были всегда соизмеримы как с особенностями их личности, так и с обстоятельствами правонарушения (ст. 5.1). Вторая цель служит средством ограничения использования карательных санкций к несовершеннолетним;

д) объем дискреционных полномочий в делах о несовершеннолетних. Известно, что расширение объема дискреционных полномочий суда и других правоохранительных органов в отношении несовершеннолетних является характерной чертой всей системы правосудия для несовершеннолетних. Именно поэтому в ст. 6.1—6.3 Правил отмечаются особые потребности несовершеннолетних, учитываемые при осуществлении этих дискреционных полномочий, равно как важность контроля за дискреционными полномочиями и требования высокой квалификации и подготовки лиц, использующих эти полномочия. Два последних требования, очевидно, являются средством ограничения широкого и бесконтрольного использования в делах несовершеннолетних дискреционных полномочий. Таким образом в Правилах есть попытка преодолеть существующий в теории и практике правосудия для несовершеннолетних конфликт между расширением и сужением дискреционных судебных полномочий в делах несовершеннолетних;

е) обеспечение конфиденциальности в делах о несовершеннолетних оценивается в Пекинских правилах как гарантия «избежать причинения несовершеннолетнему вреда из-за ненужной гласности или из-за ущерба репутации» (ст. 8.1). В ст. 8.2 подчеркивается, что в принципе не должна публиковаться никакая информация, которая может привести к указанию на личность несовершеннолетнего правонарушителя. Это правило, как известно, не является одинаковым для всех стран. Есть группа стран, где национальные законодательства предусматривают противоположный порядок — гласность лишь с небольшими оговорками и при судебном разбирательстве дел о несовершеннолетних. Именно такой порядок предусмотрен действующим уголовно-процессуальным законодательством России. В Пекинских же правилах делается попытка придать требованиям конфиденциальности универсальный характер, рассматривать его как обязательный общий принцип всего судебного процесса по делам несовершеннолетних. Это подтверждается не только общей декларацией ст. 8.1 и 8.2, но и запретом доступа «третьих лиц» к материалам дел несовершеннолетних правонарушителей, использования этих материалов при рассмотрении дел взрослых правонарушителей (ст. 21.1 и 21.2).

Вторая часть Пекинских правил посвящена вопросам расследования и судебного разбирательства дел о несовершеннолетних. Эта часть рассматриваемого международно-правового документа наиболее детализированная. В ней рассматриваются:

— задержание несовершеннолетних и все иные контакты судьи и других компетентных лиц с несовершеннолетними. Общие правила доктрины Habeas Corpus явно прослеживаются в требованиях ст. 10.1 — 10.3, получивших, как известно, отражение в Минимальных стандартных правилах ООН обращения с заключенными, принятых на I конгрессе ООН по предупреждению преступности (Женева, 1955 г.);

— прекращение дела несовершеннолетнего в досудебной стадии. Пекинскими правилами (ст. 11.1) рекомендуется «при рассмотрении дел несовершеннолетних правонарушителей по возможности не прибегать к официальному разбору дела компетентным органом власти» (т. е. судом или компетентным административным органом). Вместо в тем любое прекращение дела несовершеннолетнего и передача его «общинным службам» требуют согласия несовершеннолетнего или/и его законных представителей.

Прекращение дела возможно на любом этапе принятия решения (ст.

Что важно и что, кстати, обсуждалось в специальной дискуссии на межрегиональном совещании экспертов в Пекине в мае 1984 г. при окончательной разработке Пекинских правил — это формулирование общего принципа, которому подчиняется движение дела несовершеннолетнего в сторону его прекращения. Суть его в добровольности согласия несовершеннолетнего на прекращение дела, передачу его так называемым службам общины (т.е. социальным службам, комиссиям и т.д.). В Правилах подчеркивается, что не должно быть никакого в этом давления на несовершеннолетнего, тем более его запугивания на всех уровнях прекращения дела, например, для того, чтобы избежать судебного процесса. Надо сказать, что вопрос о волеизъявлении несовершеннолетнего при решении вопроса о судьбе его дела, о передаче дела в другую юрисдикцию является сейчас в западном судебном процессе по делам несовершеннолетних одним из самых острых и дискуссионных. Именно он встает перед судом как при прекращении дела и передаче его в несудебную инстанцию, так и при передаче дела из юрисдикции суда для несовершеннолетних в соответствующую юрисдикцию общеуголовного суда. Выше отмечалась эта необычная для правосудия по делам несовершеннолетних тенденция. Пекинские правила отразили это генеральное направление развития уголовного процесса для несовершеннолетних. Видимо, правила ст. 11.1—11.4, рассмотренные выше, весьма перспективны именно в плане развития теории международного уголовного процесса по делам несовершеннолетних.

Наиболее существенными вопросами, отраженными в третьей части Пекинских правил («Вынесение судебного решения и выбор мер воздействия»), можно считать следующие:

— о компетентном властном органе, правомочном вынести решение по делу. К ним правилами отнесены суд (трибунал), совет, комиссия. Соответственно, когда речь идет о суде, имеется в виду, что правомочным вынести решение является и единоличный судья в пределах своей компетенции (ст. 14.1);

— о руководящих принципах вынесения судебного решения и выбора мер воздействия. Речь идет о соразмерности меры воздействия не только с обстоятельствами дела и тяжестью правонарушения (общее правило применения наказания), но и с положением и потребностями самого несовершеннолетнего (индивидуализация ответственности и наказания), а также с потребностями общества (общая превенция) (п. «а» ст. 17.1); о запрете применения смертной казни и телесных наказаний к несовершеннолетнему; о сведении до минимума ограничения личной свободы несовершеннолетнего правонарушителя (ст. 17.1-в и 1-е).

Следует специально подчеркнуть, что именно эти проблемы были предметом очень бурной и длительной дискуссии на межрегиональном совещании экспертов по данной проблеме в Пекине. В ходе дискуссии были сформулированы общие подходы к оценке этих вопросов и было отмечено «неразрешимое противоречие философского характера» между перевоспитанием и воздаянием, между помощью и наказанием, между мерой воздействия с учетом конкретных обстоятельств дела и мерой воздействия в интересах защиты общества, между общей превенцией и индивидуальным наказанием.

Эксперты пришли к выводу, что эти противоречия можно считать спецификой реализации уголовного правосудия для несовершеннолетних, почему они всегда оказываются в числе основных трудностей правосудия для несовершеннолетних.

В заключение обратим внимание на традиционную для уголовной юстиции по делам несовершеннолетних ст. 18.1, где дается перечень мер воздействия, которые авторы Пекинских правил полагали возможным рекомендовать для их единообразного применения в странах—членах международного сообщества. В Пекинских правилах предлагается 8 групп мер, определяемых по их общим целям: руководство и надзор; пробация; компенсация и реституция; восстановление ущерба собственным трудом, работа на благо общины; групповая терапия; иные воспитательные меры. В комментарии к этой статье отмечается, что все эти меры успешно применяются в разных правовых системах. Характерно при этом общее указание ст. 18.1: перечень мер, включенных в нее, предлагается «компетентному органу власти» «в целях обеспечения большей гибкости и во избежание по возможности заключения в исправительные учреждения». В комментарии к этой статье подчеркивается, что речь в ней не идет о требованиях к персоналу, применяющему меру воздействия, ибо в некоторых регионах такого персонала может и не быть. Имеется в виду, что разветвленная система специальных служб применения мер воздействия в отношении несовершеннолетних — это арсенал высокоразвитых в правовом отношении стран.

Поэтому реализация указанных мер происходит с опорой на общину как типичную и оправдавшую себя на практике форму применения мер воздействия к несовершеннолетним. В соответствии с этим, как сказано в комментарии, «соответствующим властям следует поощрять предоставление общинами своих услуг».

В развитие общего руководящего принципа вынесения судебного решения и выбора меры воздействия, а именно сведения до минимума ограничения личной свободы несовершеннолетнего в ст. 19.1 Пекинских правил формулируется следующее требование: «Помещение несовершеннолетнего в какое-либо исправительное учреждение всегда должно быть крайней мерой, применяемой в течение минимально необходимого срока». Отметим, что это правило является развитием резолюции VI конгресса ООН по предупреждению преступности, где говорилось, в каких случаях допустимо помещение несовершеннолетнего в тюрьму.

Применение Минимальных стандартных правил, касающихся правосудия для несовершеннолетних, вошло в так называемый Миланский план действий, принятый VII конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. План был утвержден Генеральной Ассамблеей ООН (резолюции 40/33 от 29 ноября 1985 г., содержащая сами Пекинские правила, 40/35 от 29 декабря 1985 г. — о разработке стандартов для предупреждения преступности несовершеннолетних и 40/36 от 29 ноября 1985 г. — о насилии в семье).

Значение Пекинских правил для дальнейшего развития международных и национальных аспектов правосудия для несовершеннолетних было подчеркнуто уже в самих Правилах. Как было сказано в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1985 г., утвердившей Пекинские правила, Генеральная Ассамблея настоятельно призывает все соответствующие органы системы ООН, в частности региональные комиссии и специализированные учреждения, институты ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, другие межправительственные и неправительственные организации сотрудничать с Секретариатом и принимать необходимые меры по обеспечению в соответствующих областях их специальной компетенции согласованных постоянных действий с целью осуществления принципов, содержащихся в Пекинских правилах. Надо сказать, что не много найдется международных документов ООН, где проблемы несовершеннолетних и, главное, правосудия по делам детей, подростков и молодежи были бы представлены столь широко и комплексно и где бы оценка важности реализации международного документа была подчеркнута столь категорично.

Именно с конца 1985 г., после длительной работы значительного числа ученых и практиков в области уголовной юстиции, Пекинские правила получили «право на существование» и начали свой путь в рамках международного сообщества. На их реализацию возлагались тогда и продолжают возлагаться поныне большие надежды. В универсальности международных правил усматривается большой резерв повышения эффективности всего правосудия для несовершеннолетних.

Можно сказать, что Пекинские правила инициировали принятие ряда международно-правовых документов, касающихся несовершеннолетних, в которых ряд статей относится к задачам и деятельности ювенальной юстиции. Речь идет о Руководящих принципах ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (Эр-Риядские принципы ООН 1988 г.), принятых VIII конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (1990 г.) и о Правилах ООН, касающихся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы (утверждены на 68-м пленарном заседании 45-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН 14 декабря 1990 г.).

lib.sale

Смотрите еще:

  • Федеральный закон 25 фз о муниципальной службе Федеральный закон от 2 марта 2007 г. N 25-ФЗ "О муниципальной службе в Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 2 марта 2007 г. N 25-ФЗ"О муниципальной службе в Российской […]
  • Ликвидация таможенного поста Постановление Правительства РФ от 20 октября 2012 г. № 1071 “Об утверждении Правил создания, реорганизации и ликвидации региональных таможенных управлений, таможен и таможенных постов” (не вступило в силу) В […]
  • Ребенок пошел в сад пособие Ребенок идет в детсад - сохранится ли пособие? Подскажите, пожалуйста, сохраняется ли выплата пособия по уходу за ребенком до полутора лет, если отдать малыша в детсад - государственный или частный? Ольга, […]
Закладка Постоянная ссылка.

Обсуждение закрыто.