Перов никита пустосвят спор о вере

Описание картины Василия Перова «Спор о вере»

Updated on 26.04.2016 By Admin

«Никита Пустосвят. Спор о вере» – картина известного русского художника Василия Григорьевича Перова. Полотно было создано между 1880 и 1881 годами, но история, о которой оно повествует, произошла 5 июня 1682 года.

В центре картины оказывается простой православный священник Никита Пустосвят, пришедший в Грановитую палату Московского Кремля для того, чтобы принять участие в споре о вере. Данный спор был затеян им самим, но по лицам, присутствующих на картине персонажей – царевны Софьи, высокопоставленных священников и придворных, явственно видно, что претензии к церкви, также как и сама церковь, им не интересна.

Никита Пустосвят обвиняет священников в полном невежестве в том, что используемые ими святые изречения – это всего лишь слова, значения которых они практически не понимают.

Священник одет в простую рясу, подпоясанную куском бечевки, на голове у него черный головной убор, положение тела полусогнутое, в руках – свиток. Несмотря на то, что человек на картине находится в раболепной позе, явственно просматривается, что он готов бороться за свои убеждения до самого конца.

Окружающие священника люди повернуты к зрителю спиной и стоят на коленях, исключение составляют представители высшего духовенства и сама царевна.

Картина написана в мрачных тонах, на ней представлен завершающий момент жаркой дискуссий. Лица людей уставшие, отрешенные, видно, что каждый остался при своем мнении.

Завершение этой истории художником не было показано. Сама же историческая действительность изображена живописцем более чем беспристрастно, на полотне не видно, каковы настоящие чувства художника, неизвестно как он относится к происходящему.

Из исторических источников известно, что Никита Пустосвят вышел победителем из затеянного им спора. Но на следующий же день, после того, как произошли события, отраженные на полотне, сельский священник был схвачен и казнен по приказу царствующей семьи.

Доводы разума оказались бессильны перед применением физической силы и невежеством, от которого действительно страдали многие священники описанного периода истории, не владеющие грамотой и пониманием того, что произносят, но берущиеся учить других.

opisanie-kartin.com

Василий Перов. Спор о вере

Ну вот мы и снова в зале художника Василия Перова. На нас отовсюду в нём смотрят его картины, известные нам с детства. Ну кто ж не знает «Тройку». «Охотников на привале», «Чаепития в Мытищах», да и не только. А вот на одной из стен висит огромная картина. Она даже больше, чем «Три богатыря» Васнецова, и не так много уступает «Явлению Христа народу» Иванова. И, тем не менее, среди прочих картин в этом зале она менее всего известна. Удивительно. И не хорошо это.

А ведь художник писал эту картину, как бы подытоживая свой творческий путь перед своей скорой кончиной. В неё он вкладывал душу свою, как ни в какую другую картину. В ней было сказано, можно сказать, последнее его слово. И по его мысли эта картина должна была бы стать таким же общественным явлением, каким стала картина Иванова. А в итоге она и сегодня не так чтобы уж известна у нас.

Правда, он её не закончил. В деталях. Но главная мысль высказана более чем ясно. Ну а теперь спросите себя честно, знаете ли вы, действительно, кто такой был этот старик с козлиной бородой с яростью и в исступление даже и с фанатизмом во взоре в центре картины, доказывающий что-то перед всем собранием в зале. Его имя обозначено в самом названии картины, потому как её полноё название звучит так: « Никита Пустосвят. Спор о вере». И почти ведь каждый, я уверен, в недоумение спросит себя, а кто же это такой Пустосвят» И кто эти люди собравшиеся в этом зале ? И чего они все хотят? О чём вообще спор?

А спор по всему очень серьёзный. Это видно по выражению лиц оппонентов и по всем их позам. И добром этот спор явно не кончится. Для одной из сторон. Потому как ясно, что битва словесная явно идет на уничтожение.

А внизу картины никакой аннотации на этот счёт нет. И потому народ как-то равнодушно проходит мимо, даже и не пытаясь вникнуть в суть явленного действия. А вникнуть надо. Потому как задан вопрос о самом что ни на есть существенном для каждого из нас. Он восходит к вопросу о смысле жизни.

Так вот действие происходит в царских чертогах, в Грановитой палате в Кремле, в Тронном зале. Женщина, приподнявшаяся с трона – это царевна Софья. А ей в споре противостоит группа стрельцов старообрядцев во главе с одним из выразителей их чаяний, то есть самом красноречивым и убежденным вождём их движения – Никитой Пустосвятым.

Нет, это не настоящее его имя. Его звали Никита Константинович Добрынин. Пустосвят – это обидное прозвище, данное ему официальной церковью. Он был суздальским священником. Он обвинял официальную церковь в невежестве и пустом использовании святых изречений. А кроме того он был ещё и блестящим оратором и полемистом. То есть тем самым «буйным», о котором пел ещё Высоцкий. А то, что буйный – так кто ж в этом сомневается при одном взгляде на этого старика.

Раскольники – старообрядцы пришли в Тронный зал Грановитой палаты, чтобы объясниться с царевной и доказать свою правоту в решительном и бескомпромиссном споре. И спор по всему видно достиг такой остроты, что ни о каком примирении здесь уже речи быть не может.

Как же это произошло? Как же они все дошли до жизни такой, чтобы сцепится так в полной безнадёге найти мир и покой в их сердцах. А произошло это после раскола в нашей православной церкви. Самого жестокого за всю её историю, последствия которого не преодолены и по сей день.

По правде сказать, нам, ныне живущим, даже и трудно понять, в чём суть этого раскола. Почему столь высокого трагического накала он достиг в то время. То есть с того времени, когда патриарх Никон стал вводить жестокой и железной рукой свои церковные реформы.

Ну и возникает вопрос, а что же это были за реформы. Да ерунда какая-то, скажет кто-то сегодня. Ну, сами посудите. Не вдаваясь в мелкие детали, суть их была в следующем:

1 – Все книги религиозные, а других вроде бы и не было тогда, переписывались от руки. Печатное дело уже существовало, но не так чтобы сильно развито. Ну и, понятно, не все монахи-переписчики были слишком грамотны, внимательны, да и старательны в переписывании. В тексты вкрадывались ошибки и описки. Надо было их править. Вопрос состоял в том, по каким образцам переписывать? По византийским или греческим? А это было не совсем одно и тоже. Византийские образцы были более древними. А переписывали их по реформе с греческих образцов.

2 — Слово iсус должно было писаться отныне как iисус. То есть добавили одну буковку.

3 – Двуперсное крестное знамение было заменено на трехперстное. Вспомним боярину Морозову, которая на картине Сурикова в знак несогласия воздела руку с двумя перстами.

4 — Поклоны нужно творить не с колен, а в пояс.

5 – Крестные ходы водить против солнца, а не по солнцу.

6 — Возглас «Аллилуйя» во время богослужения нужно произносить не дважды, а трижды.

7 – Изменили число просфор и печати на них. Просфора – это такой хлебец круглой формы, употребляемый для таинства Евхаристии и поминания живых и мертвых.

И это по большому счёту и всё. И не Бог весть что. Ну какая разница в том, как сложить персты, благословляя или осеняя себя крестным знамением, сколько раз произносить слово Аллилуя, какая орфография в написании имени Христа, в какую сторону ходить крестным ходом и какое число просфор с печатью на них? В глазах современного человека, даже и верующего, но не слишком отягощенного знаниями религиозной обрядовости, всё это галиматья какая-то или даже шаманство.

Откуда же страсти такие? Да ещё и какие. Сколько пострадавших, замученных, казненных, сожженных на костре или даже самих себя убивших в огне в жутких гарях. Вот, к примеру, Пустосвят был обезглавлен на Лобном месте на Красной площади на следующий же день после представленном на картине спора!

В чем же суть спора? Если коротко, то Пустосвят с его товарищами хотели, чтобы все, что касается веры и её обрядов тоже, оставалось по старому, по византийскому стилю. То есть таким, каким он сохранялся до падения Византии и прихода турок. А вот после того, как турки пришли, то греческая церковь претерпела изменения. Вплоть до того, что священники стали носить
камилавку, форма которой восходит к турецкой феске.

Ну куда это годится. И зачем нам нужна эта феска со всеми прочими предложенными изменениями, решили староверы.

А в 17 веке сношение с Востоком и особенно с Западом становится всё более интенсивным. И вот в этом тренде, как скажут ныне, у нас вознамерились строить и церковь по греческим образцам, уже отходившими от византийский традиций.

И сам Царь Алексей Михайлович был известным грекофилом. Он хотел привести русскую церковь в полное единение с греческой. Получается так, что патриарх Никон действовал в полном соответствии с царской волей. И отсюда весь сыр-бор. И раскол.

В наших глазах вроде бы дело и яйца выеденного не стоит. Может быть и да, но только если бы оно не касалось самого святого, что есть в нас. То есть души. То есть веры. В ней каждая деталь, даже и самая мелкая важна. Потому как, если изъять или переменить волевым решением самое мелкое, то и существование всего здание веры ставится под вопрос.

Вот почему пришли староверы в Грановитую палату на встречу с самым главным лицом на то время – царевной Софьей, регентшей при своих венценосных братьях.

А пришли они к ней не спроста. Они пришли потребовать с неё должок. Благодаря стрельцам Софья осталась в Кремле регентшей при двух сводных братьях, а не ушла в монастырь. Без них Нарышкины остались бы при полной власти в Кремле.

Они, стрельцы-староверы, после первого своего выступления чувствовали себя героями и хозяевами положения. Софья уже однажды использовала стрельцов, можно сказать, в темную. Она стояла за первым стрелецким бунтом. Том самом, беспощадным и бессмысленным.

И всё произошло на глазах маленького Петра. Ему только 10 лет. Ребёнок. Его вместе с братом полупридурком Иваном выводят на Красное крыльцо. Вот они, никто их не тронул! А перед ними ревущая, пьяная и разъяренная толпа стрельцов. Она заполонила всю Соборную площадь. Вооруженная толпа. И она пришла алкать крови.

Эта толпа увидела обоих братьев и успокоилась было. Да тут вперед вылез дурак Михаил Долгоруков и стал орать на стрельцов самыми непотребными словами. И всё! Искра взорвала пороховую бочку. Самого дурака сбросили вниз прямо на копья стрелецкие. А потом они ворвались во дворец и стали бегать по всем его углам – закоулкам в поисках ненавистных Нарышкиных. Находили и убивали. Рубили на месте. И всё это на глазах десятилетнего ребенка Петеньки. Эти жуткие картины стояли у него в глазах всю жизнь. И ненавидел он стрельцов самой лютой ненавистью. Посмотрите на него на картине «Утро стрелецкой казни» Этот взгляд скажет вам всё, всю его ненависть к тем, кто покусился на его власть. Он ведь даже и рубил им головы собственноручно. Не дрогнувшей рукой.

Ну так вот, стрельцы справедливо посчитали, что только благодаря им Софья осталась при власти, осталась в Кремле, а не ушла в монастырь. Ну а раз так, им показалось мало получить просто спасибо, которое, как известно, в карман не положишь. Среди них было много старообрядцев, и они посчитали возможным потребовать возвращение к прежней вере, без нововведений никоновских.

А Софья, понимая все это, никак не могла этого позволить. Потому как ни церковь, ни сама Софья уже не могли отказаться от постановлений, принятых Собором, который проклял старообрядцев. Потому как Собор признал уже старообрядцев еретиками и предал их анафеме. И потом, это означало бы признание неправоты и царя Алексея Михайловича, её отца. Ну как это сделать. А ещё она более чем ясно почувствовала, что стрельцы – это серьёзная и своенравная сила, которую ещё как нужно опасаться.

Но что бы их утихомирить, она согласилась на религиозный диспут со стрельцами. Стрельцы стремились к гласности и открытости, говоря сегодняшним языком. Потому предложили сначала провести его на Красной площади.

Патриарху такая гласность с простонародьем была совсем не нужна. Он настоял на проведение диспута в более тесном кругу. Предлог был такой – дескать, являться царевне и самому патриарху на народной площади в противостоянии с чернью было бы «зазорно», то есть заподло.

Ну вот так и состоялось то, что мы видим на картине. Официальную церковь представлял патриарх Иоаким, старообрядческую – Никита Пустосвят. Ну и весь спор – диспут свёлся к вполне ожидаемому. К взаимному обвинению в ереси и невежестве. А потом к ругани с употреблением всем известными словами. В пылу спора Никита треснул своего «оппонента» Афанасия, архиепископа Холмогорского, крестом по башке. Посмотрите, как он присел, держась за щеку.

А сам диспут начался было со смиренных слов патриарха, в которых, однако, чувствовалась и угроза:

— По какой причине пришли в царские палаты и что требуете от нас.

— Пришли царям-государям побить челом, чтобы служба божия была по старым служебникам, — ответили ему не менее смиренно

— Это не ваше дело, — был надменный ответ. – Простолюдинам не подобает судить архиереев. Вы должны повиноваться матери своей церкви. У нас книги исправлены с греческого по грамматике.

— Мы не о грамматике пришли с тобою говорить, — сказал Никита, — а о церковных догматах. Зачем на литургии вы берёте крест в левую руку, а тройную свечу в правую. Разве огонь честнее креста.

Ну а дальше атмосфера диспута только накалялась. И наконец достигла предела, представленным нам художником. Софья вскричала в конце диспута, когда дело уже дошло до драки:

— Что это такое. Он при нас архиерея бьёт. Помнишь ли, Никита, как блаженной памяти отцу нашему, святейшему патриарху и всему Собору ты принёс повинную. Ныне опять за то же дело принялся. Вы тут все еретики. Мы такую хулу не хотим слушать.

А потом она заявила, чтобы они все расходились, и что им будет указ позже.

И указ был. Пустосвят был казнен. Голова старика, доказывавшего правоту старой веры, слетела с плеч на Лобном месте на следующий день. Пострадал за веру. Да если только он один.

И вот тут мне хотелось бы порассуждать на одну не очень удобную тему. которую так не любят нынешние церковники. Они обижаются на большевиков за грубое обращение с ними во время революции, за все гонения и притеснения, которое они все претерпели. В Суздале я видел современную икону, изображавшую отъявленных, богомерзких богоотступников в буденовках в виде дьяволов, творящих всякие безобразия.

Я долго рассматривал все эти безобразия, дивясь жесткой, изобретательной, живописной фантазии неизвестного художника. И при этом я думал вот о чем. Так и лезла в голову одна мысль. Богопротивная мысль: А сами-то как? А сами что творили в те времена с теми же старообрядцами?

Большая картина Сурикова «Боярыня Морозова» — это только мелкий эпизод из репрессивной войны, обрушившейся на приверженцев старой веры. Кстати, они не только так в назидание в кандалах провезли по улицам Москвы несчастную боярыню (на картине возле стен Чудового монастыря), но и уморили её голодом в заточении.

Да и не одну её. Вот мы видим на той же картине её сестру, Евдокию Урусову. Она идет справа от саней, горестно сложив руки. И её тоже ждёт та же участь. И она умрет от истощения. А ранее ещё и пытали их на дыбе, добиваясь таким образом «вразумить» и обратить в «истинную» веру. А ещё 14 их слуг и вовсе сожгли заживо в срубе.

Я хочу обратить внимание на другой эпизод подавления бунта староверов. А именно на историю Соловецкого монастыря. Что мы знаем о нём? А мы знаем о нем, прежде всего, только то, что Соловки стали первым лагере политзаключённых, которые не захотели принять новую веру, предложенную большевиками. То есть коммунистическую веру. Много нам рассказали ужасов про жизнь несчастных на этом острове в Белом море. Даже и огромный камень привезли с этого острова и установили на Лубянке перед известным зданием. В назидание. И там время от времени собираются у этого камня, чтобы зачитать списки репрессированных в известные годы.

А я себя спрашиваю, а куда надо бы поставить другой камень с того же острова, как надгробный камень жертв гонений на старообрядцев.

Вспомним в этой связи историю, которая также связана с тем же монастырём, о который не любят вспоминать церковники и те, для кого Соловки – это только Гулаг и ничто больше.

Вот для полноты картины вспомним , как «терпимо» сама официальная церковь относилась к своим диссидентам по вопросам всего лишь культовой обрядности.

В 1657 году в монастырь прислали новые служебные книги, а монахи и насельники монастыря отказались от них, и продолжали проводить богослужение по старым книгам. Да ещё и стали писать челобитные в защиту старых богослужебных чинов. А это уже было серьёзно.

А дальше в 1667 году состоялся Большой Московский Собор. Он предал анафеме даже и не вероотступников, а старообрядцев. И послали в монастырь нового настоятеля Иосифа, дабы он там порядок навел. А упрямцы монахи не только его не приняли, а прогнали взашей, как еретика. И избрали своего архимандрита Никанора. А это уж совсем серьезно. Сиё действие уже подпадало под определение бунт.

И как следствие ответный и предсказуемый шаг со стороны правящей власти. Было послано войско для усмирения непослушных монахов. Монастырь был осажден. Сначала осада велась как-то слабо и нерешительно. Всё надеялись, что одумаются строптивые монахи. Но со временем ситуация все более ожесточалась. В ход пошли пушки.

Осада шла долго и упорно. В течении нескольких лет. Наконец монастырь был взят. А потом … А потом начались казни. Лютые и жуткие. На следующий же день. Сидельцам — монахам рубили головы, их сжигали, их вешали на деревьях, а ещё и топили в прорубях. А ещё и вешали железными крюками под ребро. И так вот они умирали. А за что? А только за то, что они хотели, как и прежде, креститься двумя перстами и ходить крестным ходом по солнцу.

А потом Соловецкий монастырь стал ещё и тюрьмой. Задолго до большевиков. Крепость на острове в очень студёном море. Не сбежишь.

А кого туда ссылали? Кто сидел в печально известной тюрьме?

А туда сажали всех, кто был неугоден властям, за «религиозные преступная» Представляете! Побывал там даже и игумен Троицко-Сергиевской Лавры, нестяжатель Сильван. За что? За то, что ратовал за небогатую церковь. А потом уже после 17 года туда же на Соловки стали ссылать попов стяжателей, то есть иосифлян. За что? А вот за это самое стяжательство, которое они проявляли во время изъятия из церквей материальных ценностей для нужд голодающих Поволжья.

Ссылали в монастырь на «вечное поселение» и много позже после пожара раскола. Теперь по решению Синода и Тайной Канцелярии. Кого ссылали? Тех же раскольников, а ещё скопцов, расстриг, пьяниц, вольнодумцев. Таким образом, монастырь стяжал себе славу жесткой тюрьмы задолго до СЛОНа (Саловецкий Лагерь Особого Назначения).

Осмелюсь сказать, что вопрос в названии картины поставлен неправильно. Спор о вере. А надо заметить, что все персонажи картины – это верующие люди. Глубоко верующие. Они даже и помыслить себя не могли без веры в Бога. Они ведь спорят не по поводу того, что есть ли Бог или нет его. Они спорят по поводу того, какие делать движения и куда и как ходить во время отправления религиозного культа.

А большевики материалисты вообще отринули веру в Бога, каким бы он ни был и какое бы обличие ни принял. И тут же воздвигли здание новой веры. Веры в светлое будущее, то есть веры в равенство и братство, веры в общество социальной справедливости, веры в существования нового сообщества, сильно похожего на то, что нам обещано любой религией на земле. Всё и отличие, что все эти религии и тьма всяких сект обещает райскую жизнь только после нашего земного срока, а адепты новой веры во время его. Вот и всё.

И в глазах большевиков, приверженцы всех прочих религий и сект были теми же еретиками. Религия – опиум для народа. Наркотик И что делать с этими наркоманами? Бороться с ними. И ссылать, условно говоря, в те же Соловки.

*****
В заключение я хочу задать главный вопрос. Собственно ради только его и задумывалась эта статья. Он, этот вопрос, уже задан в названии картины.

Вера – а это что? Я думаю так, что это самый главный вопрос в жизни. И человек, наделённый совестью, не может себе его не задать. Потому как именно вера и делает человека человеком.

Вера – это ведь такая система духовных и моральных ценностей, которая наполняет смыслом нашу жизнь. Которая, дает ответ на вечный вопрос, в чем смысл жизни. Вера – это ведь не только Бог. Я вот, к примеру, не верю в Бога. Но это не значит, что я вообще ни во что не верю. Нет верю. В совесть верю. А совесть – это ведь нечто такое, что будет посуровей Бога. Бог может и простит, А вот совесть почти н никогда.

И совесть тоже заставляет выстраивать нашу жизнь в соответствии с тем, что можно делать в жизни, а что нельзя. Совесть – это тоже Бог. И в этом смысле Достоевский совершенно прав, когда говорил, что «Нет Бога (той же совести) – и все позволено».

Вера. С большой буквы. А откуда она взялась. А с того момента, когда человек осознал и понял, что он смертен. А если так, то тут же у него возникит и вопрос другой, не менее важный. А во имя чего надо прожить этот наш срок пребывания наше на Земле. Этот длинный или не очень срок. Не важно. Это уж кому как повезёт.

А ведь так не хочется думать, что срок закончился – и это всё. И дальше ничего. Вечность и пустота. Рассыпались мы на атомы в бесконечной вселенной. Безвозвратно. Не соберутся больше эти атомы. Ну, не хочется в это верить.

И вот тогда и стала рождаться вера в то, что конец жизни, это не конец вообще. Потому как есть ещё и душа. А она бессмертна. И у неё будет ещё продолжение. Там, за невидимым пределом. И там за этим пределом, будет уже жизнь вечная. Куда лучшая, чем та, что была в этом мире, который весь наполнен страданиями, борьбой и болью.

И так везде. На всех материках. Где бы не жил человек, пришедший к этой мысли. И у всех народов, разделённых до поры до времени морями и океанами. Ну просто везде. И везде считалось, что миром и каждым из нас правит неведомая, вечная , высшая сила. То есть Бог. И везде он принимал разные обличия. Да и назывался он тоже по разному. И у каждого была своя история. Очень разные истории.

А как по разному верят люди в разных уголках земли.. Вот, к примеру сикхи верят в бога, у которого вовсе нет имени. И есть Бог абсолютный и бог внутри каждого из нас. Нее верят они в реинкарнацию . Зато верят в то, что душа просто возвращается в к творцу.

А посмотрите какую религию придумали древние греки. А древние египтяне. А какая была религия у ацтеков. И сколько ещё можно вспомнить историй! Да просто жуть. А если ты веришь в другого бога, то это означает, что ты неправильный и неверный. Ты еретик. Ну и на костёр тебя, как Жанну д’Арк.

Даже и внутри одной религии есть те, кто верит в одного Бога, но только не так как все. А если это так, то ты сектант. И ату тебя. И тоже на костёр. И как же жить людям на всей нашей не такой уж обширной земле.

Ну, всё это, конечно, стёб такой. Может и не уместный. А если по-серьёзному, то есть такая примеряющая всех мысль. Она состоит в том, что если веришь в Бога, то, значит, он есть, каким бы он ни был. А если ты не веришь, то его и нет.

Я думаю, что его нет. И что же мне делать. А вот что. Я верю все же. Я верю в саму жизнь. Я наследник её. От самых первых живых одноклеточных, которые появились на Земле. И вера и долг мой состоит в том, чтобы она продолжалась, чтобы восходящая спираль её никогда не заканчивалась, даже и тогда, когда в неведомые сроки я слечу с неё.

И я никак не могу согласится с одним французским королём, который однажды заявил «Apres moi le deluge». То есть, после меня хоть потоп. Нет, наше общее дело состоит в том, чтобы этого потопа не произошло. А как это сделать, и что нужно для этого сделать, каким путём для этого надо идти – это уже совсем другая история.
.

Вера в жизнь? А знаете, мы с Вами, оказывается, единоверцы.
Большое спасибо за очень интересный и познавательный рассказ.
P.S. У меня, кстати, есть небольшой материал о «Соловецком сидении». Правда, он не здесь. На «Школе жизни», о которой я как-то Вам рассказывал.

Да, вера в жизнь. Вот единственное оправдание, да и смысл жизни. Вера в бога, каким бы он ни был, — это значит не верить в себя. Не верь, не бойся, не проси – это вроде бы завет, родившийся в уголовной среде. А на самом деле в нем вся правда жизни. И верь в свою совесть. Она укрепит и направит. И накажет так больно, как никакой боженька. Но, правда, при этом надо помнить, что совесть или есть или её нет. Веришь – значит и ты человек. Не веришь – и всё позволено, как говорил Достоевский. Но тогда и человеком в полном смысле тебя тоже назвать трудно.

Портал Проза.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и российского законодательства. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Проза.ру – порядка 100 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более полумиллиона страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2018 Разработка и поддержка: Литературный клуб Под эгидой Российского союза писателей 18+

www.proza.ru

Сочинение по картине В.Г. Перова «Никита Пустосвят. Спор о вере»

Так событие конца 17 века получило огласку на весь мир. Сюжет, описанный живописцем, показывает неготовность общества менять свои устоявшиеся взгляды, и даже нет и намека на умение вести диалог. Кажется, что интересы, которые затронуты двумя сторонами, угрожают спокойствию целого общества. Поэтому и стоит так рьяно их отстаивать. Кого же написал художник? И какой смысл он вложил в позы главных персонажей, и тех, кто их окружает.

Мне понравилась картина В.Г. Перова за то, что ее можно долго и внимательно рассматривать. Здесь изображено много разных персонажей, они встретились в сражении за свои убеждения. Видно, как автор выдвигает двух основных героев этой сцены, благодаря нехитрому приему – освещение. Княгиня Софья и Никита Пустосвят являются самыми яркими фигурами на полотне. И по жизни они оказались теми, кого помнит история до наших дней. Картина побудила меня заглянуть в разные энциклопедии, чтобы лучше познакомиться с тем событием, которое запечатлено. Было любопытно узнать, что же произошло в год, когда молодая, двадцатипятилетняя царевна пришла к власти. И хоть поза Софьи и говорит об уверенности и высокомерии, но то, что последовало после этой встречи, показало весь ее страх. На следующий день был казнен Пустосвят.

Перов попытался не передавать своих симпатий, это заметно с того, как аккуратно и точно выписан портрет каждого, кто изображен на картине. Можно легко прочитать характер любого из них. Но, при этом, полотно изливает такую эмоциональную энергию, что у меня не получилось просто посмотреть, отойти и безразлично забыть. Перед глазами стоит уже пожилой проповедник, который своими словами всколыхнул людей. Невероятная сила его убеждения привела с ним некоторых его учеников, несмотря на страх смерти. А те, кто ему пытаются противостать, чувствуя за плечами поддержку властной царицы, горделиво, с пренебрежением себя ведут.

Сила картины в точном описании событий и в том, как тонко живописец почувствовал момент. Именно в то время, никто из персонажей, показанных на картине, не мог себя вести как-то иначе. Отчего так впечатляет это произведение.

isoch.ru

Описание картины В. Г. Перова «Никита Пустосвят. Спор о вере»

Картина Василия Григорьевича Перова «Никита Пустосвят. Спор о вере», написанная в 1880-1881 гг., является иллюстрацией известного исторического события XVII века — так называемых «прений о вере», которые проходили 5 июня 1682 года в Грановитой палате Московского Кремля в присутствии царевны Софьи.

Главным героем произведения является реальная историческая личность – бывший суздальский священник по имени Никита. Он обвинял представителей духовенства в невежестве и пустом использовании святых изречений. Никита отличался особым мастерством оратора и после окончания «прений о вере», он вышел победителем, но, несмотря на это, царевна Софья приказала схватить бунтаря и казнить, что было исполнено на следующий день.

Многофигурная композиция картины отличается высокой сложностью и невероятной глубиной вложенной в неё мысли. На ней изображена кульминация спора, где веские аргументы уже не имеют значения перед лицом грубой силы. Именно поэтому в центре полотна можно увидеть смятения на лицах людей.

Схваченный Никита Пустосвят в ярости наступает на лежащее на полу Евангелие. На его лице виден гнев, переплетённый с чувством безысходности и несправедливости.

Современные Перову критики отмечают, что среди персонажей данной картины мастер изобразил несколько превосходных типажей. Художник изобразил историческую сцену настолько беспристрастно, что среди гармоничного нагромождения изображений предметов и людей невозможно заметить его собственное отношение к происходящему. Сочувствует ли автор произведения Никите или нет? Этого художник на полотне не указал.

Контраст настроений можно проследить, взглянув на удивительное спокойствие царевны Софьи и её свиты. Быть может, этим Перов хотел указать на равнодушие власть имущих к проблемам истинной веры, описать бессмысленность и бессилие любых протестов против государственной власти.

Помимо описания картины В. Г. Перова «Никита Пустосвят. Спор о вере», на нашем сайте собрано множество и других описаний картин различных художников, которые можно использовать как при подготовке к написанию сочинения по картине, так и просто для более полного ознакомления с творчеством прославленных мастеров прошлого.

www.detskiysad.ru

Смотрите еще:

Закладка Постоянная ссылка.

Обсуждение закрыто.