Понятие интеллектуальной собственности как объекта гражданских прав

Интеллектуальная собственность как объект гражданских прав: проблемы теоретического анализа (И.В. Бакаева, В.Е. Стрегло, «Законы России: опыт, анализ, практика», N 1, январь 2008 г.)

Интеллектуальная собственность как объект гражданских прав:
проблемы теоретического анализа

Системообразующую роль в механизме гражданско-правового регулирования играют объекты гражданских прав, определяющие структуру предмета отрасли, основные черты ее метода, в особенности автономный статус субъектов как обладателей имущественных и неимущественных благ, и выступающие одним из оснований для классификации вещных и обязательственно-правовых институтов*(1).

Впервые в отечественном гражданском законодательстве обобщенный перечень объектов гражданских прав со структурным обособлением соответствующей нормы был дан в Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик от 1991 г. (ст. 4 Основ). В него вошли в качестве самостоятельных объектов вещи, деньги, ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права, изобретения, промышленные образцы, произведения науки, литературы и искусства, иные результаты интеллектуальной деятельности, а также другие материальные и нематериальные блага. Данный перечень объектов был значительно преобразован в ГК РФ 1994 г. Согласно ст. 128 ГК в прежней редакции к объектам гражданских прав относились вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права; работы и услуги; информация; результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность); нематериальные блага. Применительно к предмету настоящей статьи важной законодательной новацией стало объединение изобретений, промышленных образцов, произведений науки, литературы и искусства, иных результатов интеллектуальной деятельности обобщенным понятием интеллектуальной собственности. Обособление результатов интеллектуальной деятельности, включая исключительные права на них (интеллектуальной собственности), в качестве самостоятельной разновидности объектов гражданских прав отражает их все возрастающую роль в современном экономическом обороте как наиболее значимых и объективно необходимых объектов имущественно-стоимостных отношений, регулируемых гражданским правом.

Анализ ст. 128 ГК РФ в ее первоначальной редакции свидетельствует о том, что законодатель охватывал понятием интеллектуальной собственности как сами результаты интеллектуальной деятельности, так и исключительные права на них. Однако в ст. 138 ГК РФ (утратила силу с 1 января 2008 г.), специально посвященной интеллектуальной собственности как объекту гражданских прав, данным понятием обозначается совокупность исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и некоторых приравненных к ним средств индивидуализации юридических лиц как участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг). Так, согласно указанной статье в случаях и в порядке, установленных ГК РФ и другими законами, признавалось исключительное право (интеллектуальная собственность) гражданина или юридического лица на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполняемых работ или услуг (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания и т.п.). Следовательно, здесь понятия исключительных прав и интеллектуальной собственности используются в качестве синонимических.

Обратимся к анализу соответствующих новелл, внесенных в ГК РФ в связи с принятием и введением в действие части четвертой (раздел VII. «Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации») ГК РФ. Новая редакция ст. 128 ГК РФ к объектам гражданских прав относит охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальную собственность). Вывод вполне очевиден: под интеллектуальной собственностью подразумеваются непосредственно сами результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации. Данное заключение подтверждает и анализ ст. 1225 ГК РФ. По смыслу последней интеллектуальной собственностью признаются непосредственно соответствующие результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, которым предоставляется правовая охрана.

Однако не вызывает сомнения, что в гражданском обороте объекты интеллектуальной собственности как таковые в силу своей нематериальной природы участвовать не могут. Объектом оборота являются права на соответствующие результаты интеллектуальной деятельности. Как справедливо отметил О.В. Новосельцев, приравнивание интеллектуальной собственности к результатам интеллектуальной деятельности и средствам индивидуализации приводит к явной логической ошибке — отождествлению прав на объекты правового регулирования с самими объектами*(2). В данном контексте более корректна формулировка, содержащаяся в п. 1 ст. 2 ГК РФ в его новой редакции, где речь идет об основаниях возникновения и порядке осуществления именно прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальных прав).

Думается, что при определении содержания понятия интеллектуальной собственности следует руководствоваться двумя принципиальными положениями — нематериальной природой ее объектов и возможностью участия в гражданском обороте только прав на них. Отсюда — и необходимость двойного указания: результаты интеллектуальной деятельности и права на них. Тем самым подчеркивается, что правовая охрана предоставляется результатам интеллектуальной деятельности, а объектом гражданского оборота выступают права на эти результаты*(3).

Следующая проблема возникает с определением круга охраняемых законом объектов интеллектуальной собственности. Согласно ст. 1225 ГК РФ к ним относятся: произведения науки, литературы и искусства; программы для ЭВМ; базы данных; исполнения; фонограммы; сообщение в эфир или по кабелю радио- или телепередач; изобретения; полезные модели; промышленные образцы; селекционные достижения; топологии интегральных микросхем; секреты производства (ноу-хау); фирменные наименования; товарные знаки и знаки обслуживания; наименования мест происхождения товаров; коммерческие обозначения. Характерно, что законодатель использует здесь принцип закрытого перечня, что противоречит Конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности от 14 июля 1967 г. Как известно, в соответствии со ст. 2 (п. VIII) данной Конвенции аналогичный перечень охраняемых результатов интеллектуальной деятельности является примерным.

Отсутствие в перечне охраняемых результатов интеллектуальной деятельности научных открытий и рационализаторских предложений рядом цивилистов воспринято критически*(4). Позиция законодателя по данному вопросу представляется заслуживающей поддержки. Сама природа научных открытий и рационализаторских предложений, безусловно, являющихся результатами интеллектуальной деятельности, не допускает возможности установления исключительных прав на них, на что уже обращалось внимание в юридической литературе*(5). Однако это не снимает проблемы правовой охраны открытий и рационализаторских предложений с учетом накопленного в нашей стране опыта их правового регулирования и правоприменительной практики. Мы разделяем мнение А.П. Сергеева о том, что правовая охрана открытий и рационализаторских предложений является полезной для поощрения творческой активности и создает дополнительные стимулы в развитии науки и техники*(6).

В перечне охраняемых результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации указаны секреты производства (ноу-хау), правовой режим которых установлен ст.ст. 1465-1472 ГК РФ. Термином «ноу-хау» первоначально обозначались секретные сведения технического характера, связанные с процессом производства. В дальнейшем содержательная часть данного понятия расширена: под ноу-хау стали подразумевать сведения различного рода, а не только технического. Секретом производства (ноу-хау) согласно ст. 1465 ГК РФ признаются сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и др.), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны.

Отнесение секретов производства (ноу-хау) к объектам интеллектуальной собственности вызывает возражения. Обладателю секрета производства предоставляется исключительное право на данный секрет производства (ноу-хау), границы которого определены ст. 1446 ГК РФ. Так, правообладатель вправе использовать его по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом, в том числе при изготовлении изделий и реализации экономических и организационных решений, а также распоряжаться данным исключительным правом. Но главное в другом: обладатель исключительных прав на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, в том числе исключительных прав на секрет производства, может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам их использование. Именно в этой юридической возможности отстранения третьих лиц от использования соответствующих результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации без согласия правообладателя выражается сама суть исключительного права. Следовательно, здесь принципиальна именно природа права — его исключительность. Тем самым устанавливается юридическая монополия правообладателя на совершение в рамках закона любых действий по использованию и распоряжению результатами интеллектуальной деятельности.

Аксиоматикой современной науки гражданского права, истоки которой глубоко укоренены в дореволюционной русской цивилистике, выступает понимание исключительного права как права абсолютного. Так, один из выдающихся русских цивилистов Г.Ф. Шершеневич указывал, что исключительное право является абсолютным и выражается в предоставлении «известным лицам исключительной возможности совершения известных действий с запрещением всем прочим возможности подражания»*(7)

С учетом высказанных теоретических положений обратимся к дальнейшему анализу ст. 1466 ГК. Лицо, устанавливает данная норма, ставшее добросовестно и независимо от других обладателей секрета производства обладателем сведений, составляющих содержание охраняемого секрета производства, приобретает самостоятельное исключительное право на этот секрет производства. Это свидетельствует о совершенно иной сути монополии на секрет производства: здесь существует не юридическая, а лишь фактическая монополия*(8), обеспечиваемая, как это следует из ст. 1465 ГК РФ, правовым режимом коммерческой тайны. Именно указанной (т.е. фактической) природой монополии и обусловливается возможность приобретения иными лицами аналогичных прав на секрет производства (ноу-хау) и его использование. Положение, когда исключительное право на секрет производства может одновременно принадлежать нескольким лицам, принципиально лишает его свойств исключительности и абсолютности.

Подобное исключительное право, принадлежащее одновременно нескольким лицам, В.А. Дозорцев обозначил как ослабленное абсолютное право или квазиабсолютное право*(9). Отмечая специфику исключительного права обладателя секрета производства (по терминологии автора — «секрета промысла»), он указывал, что относительно последнего действует принцип свободы использования и соответственно презумпция добросовестности пользователя, если не будет установлен факт нарушения последним установленных законом условий охраны*(10). Выступая против признания секрета производства (ноу-хау) объектом исключительных прав, В.И. Еременко был сделан убедительный вывод о том, что подобный шаг сводит на нет эффект исключительности. Такое право предстает довольно-таки размытым по сравнению с действительно исключительным правом*(11).

В юридической литературе отмечен и ряд иных особенностей правовой охраны секретов производства по сравнению с традиционными объектами исключительных прав*(12), теоретически доказывающих невозможность установления режима исключительных прав в отношении секретов производства (ноу-хау). Здесь следует применять институт коммерческой тайны, закрепляющей право на соответствующие сведения при установлении определенных условий их неизвестности и охраноспособности, но не институт исключительных прав.

Вышеизложенное позволяет внести предложение об исключении секретов производства из перечня охраняемых результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, предусмотренного ст. 1225 ГК РФ, и соответственно ст.ст. 1465-1475 — из ГК РФ.

Уместно обратить внимание и на проблему соотношения понятий коммерческой тайны и секрета производства (ноу-хау). С точки зрения утративших силу положений ФЗ «О коммерческой тайне» данные понятия не тождественны, поскольку сведения (информация), составляющие секрет производства (п. 2 ст. 3) рассматриваются в качестве одной из разновидностей информации, образующей коммерческую тайну. Однако изменения, внесенные в ФЗ «О коммерческой тайне» ФЗ от 18 декабря 2006 г. N 231-ФЗ «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (п. 2 ст. 3), свидетельствуют об отождествлении законодателем указанных понятий. В юридической литературе данный вопрос не был решен однозначно: есть и сторонники, и противники их понимания как синонимических понятий. Следует учитывать, что в состав информации, образующей коммерческую тайну, могут входить статистические сведения, сведения, составляющие ту или иную отчетность, либо выступающие результатом чисто технической, а не интеллектуальной работы, что характерно для секрета производства, и иные аналогичные сведения, если они не относятся к сведениям, которые не могут составлять коммерческую тайну (ст. 5 ФЗ в прежней ред.). Поэтому понятия коммерческой тайны и секрета производства (ноу-хау) являются взаимопересекающимися, но не совпадающими полностью по своему объему. Интересно отметить, что и В.А. Дозорцев, последовательно обосновывавший введение режима исключительных прав в отношении секретов производства, не отождествлял понятия секрета производства (ноу-хау) как результата интеллектуальной деятельности и коммерческой тайны*(13). Мы полагаем, что и само понятие секрета производства (ноу-хау), и установление его соотношения с понятием коммерческой тайны требуют своего дальнейшего теоретического исследования.

кандидат юридических наук,

доцент кафедры гражданского права

юридического факультета Южного федерального университета

кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права

«Законы России: опыт, анализ, практика», N 1, январь 2008 г.

*(1) Зинченко С.А., Лапач В.А., Шапсугов Д.Ю. Проблемы объектов гражданских прав. Ростов-на-Дону: СКАГС, 2001. С. 5.

*(2) Новосельцев О.В. Что победит: идеи прошлого или здравый смысл? // Патенты и лицензии. 2006. N 9. С. 5.

*(3) Еременко В.И. Об интеллектуальной собственности в Гражданском кодексе РФ // Законодательство и экономика. 2002. N 5. С. 15.

*(4) Городов О. Дискуссионные положения проекта части четвертой Гражданского кодекса РФ // Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. 2006. N 7. С. 79; Сергеев А.П. Объективных предпосылок для срочного принятия четвертой части ГК нет // Патенты и лицензии. 2006. N 5. С. 10.

*(5) Зинченко С.А., Лапач В.А., Шапсугов В.Д. Указ. соч. С. 228; Лапач В.А. Система объектов гражданских прав: Теория и судебная практика. С.-Пб.: Юридический центр Пресс, 2002. С. 467.

*(6) Сергеев А.П. Указ. соч. С. 10; Сергеев А.П. Заключение на проект части четвертой Гражданского кодекса РФ // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. 2006. N 7. С. 8-9.

*(8) Зенин И.А. Гражданское и торговое право капиталистических стран. М., 1992. С. 155.

*(9) Дозорцев В.А. Понятие абсолютного права // Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации: Сборник статей / Исследовательский центр частного права. М.: Статут, 2003. С. 120.

*(10) Дозорцев В.А. Понятие секрета промысла (ноу-хау) // Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации: Сборник статей / Исследовательский центр частного права. М.: Статут, 2003. С. 264.

*(11) Еременко В.И. Указ. соч. С. 23.

*(12) Гаврилов Э.П. О кодификации законодательства, относящегося к интеллектуальной собственности // Вестник ВАС РФ. 2002. N 10. С. 95-101; Еременко В.И. Указ. соч. С. 23.

*(13) Дозорцев В.А. Понятие секрета промысла (ноу-хау) // Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации: Сборник статей / Исследовательский центр частного права. М.: Статут, 2003. С. 249-252.

Интеллектуальная собственность как объект гражданских прав: проблемы теоретического анализа

И.В. Бакаева — кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права юридического факультета Южного федерального университета

В.Е. Стрегло — кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права юридического факультета Южного федерального университета

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

base.garant.ru

Понятие интеллектуальной собственности как объекта гражданских прав

10. Объекты права интеллектуальной собственности в системе объектов гражданских прав

Объектами права интеллектуальной собственности являются объекты интеллектуальной (творческой) деятельности. Отличительной особенностью объектов интеллектуальной собственности является их идеальная природа. Они могут быть лишь осмыслены, восприняты интеллектуально или эмоционально, но не осязаемы. Указанные объекты, материализуясь вовне, не порождают защиту по праву интеллектуальной собственности для предмета (вещи), в котором они выражены. Защите подлежит то, что выражено в предмете. Вещь и право собственности неразрывно связаны между собой. Уничтожение вещи прекращает право собственности на него. Объектинтеллектуальной собственности существует независимо от вещи , в которой он материализован. В случае уничтожения книги право интеллектуальной собственности на произведение литературы не прекращается.

К объектам интеллектуальной собственности не применимы многие нормы, относящиеся к вещам (прежде всего нормы о праве собственности, иных вещных правах и способах их защиты). В законодательстве для них установлен специальный правовой режим исключительных прав (интеллектуальной собственности).

Защита прав обладателей интеллектуальной собственности осуществляется с помощью режима охраноспособности объектов исключительных прав. Ряд объектов интеллектуальной собственности приобретают статус охрано-способных уже с момента воплощения в какой-либо объективной форме (к примеру, произведения живописи, скульптуры, литературы), другие – с момента их регистрации уполномоченными органами и выдачи охранных документов (например, изобретения, полезные модели, товарные знаки и знаки обслуживания).

К объектам интеллектуальной (творческой) деятельности относят:

а) произведения науки, литературы, искусства (результаты интеллектуальной деятельности, выраженные в книгах, картинах и других изображениях, скульптурах, монументах и др.);

б) объекты промышленной собственности (изобретения, полезные модели, промышленные образцы);

в) средства индивидуализации юридического лица, выпускаемой им продукции, выполняемых работ или услуг (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания, наименование места происхождения товара и др.);

г) информация – сведения о лицах, предметах, фактах, событиях, явлениях и процессах независимо от формы их представления (защите по праву интеллектуальной собственности подлежат служебная, коммерческая тайна, «ноухау»).

www.xliby.ru

Интеллектуальная собственность как объект гражданских прав

Статья 44 Конституции РФ гарантирует каждому свободу литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания и охрану законом интеллектуальной собственности.

Происхождение термина «интеллектуальная собственность» обычно связывается с французским законодательством конца XVIII в. Сам термин предусматривает наличие интеллектуального вида собственности, однако это верно лишь отчасти, так как интеллектуальная собственность и вещная собственность – это не равнозначные понятия, несмотря на то, что оба содержат термин «собственность» [1] . Связано это с существующей концепцией, согласно которой права на РИД нуждаются в такой же защите, как и собственность традиционная. В некоторых странах законодательство рассматривает право собственности как право на вещь. В то же время интеллектуальная собственность не является вещью в материальном понимании, наоборот, это совокупность нематериальных результатов деятельности автора. Право собственности на вещь и право на РИД – это два различных правовых института; под интеллектуальной собственностью понимаются исключительные права на РИД, т.е. на нематериальные объекты, тогда как право собственности относится к вещным правам.

Что же касается результата интеллектуальной деятельности, то он является результатом мыслительной деятельности и фактически нематериален, в отличие от вещи материальной. Такой результат связан с какой-либо материальной вещью лишь постольку, поскольку результат интеллектуальной деятельности должен фиксироваться в такой вещи. То есть для возникновения прав необходимо, чтобы РИД был материализован, а вот начало защиты прав на объекты зависит от режимов охраны, применяемых к объектам. Например, для объектов патентного права требуется государственная регистрация в отличие от объектов авторского права, к которым данного требования не предъявляется, для объекта права на секрет производства («ноу-хау»), требуется применение режима коммерческой тайны.

Разделение собственности на вещи и исключительных прав на РИД можно проследить на примере передачи в собственность материального носителя с произведением литературы, зафиксированным на нем, третьему лицу. Здесь мы видим отношения как минимум трех субъектов: обладателя права на литературное произведение, собственника материального ресурса, приобретателя прав на материальный ресурс. Для того чтобы не нарушать прав любого субъекта, законом определено, что передача лицу носителя с произведением не влечет передачи прав на само произведение. Можно сказать, что у второго лица возникает лишь право собственности на носитель, и не больше. Исключительное право на объект интеллектуальной собственности существует независимо от права собственности на материальный объект, в котором объект интеллектуальной собственности выражен.

Интеллектуальной собственностью являются РИД и приравненные к ним средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, которым предоставляется правовая охрана (п. 1 ст. 1225 ГК РФ).

«Во вводной части французского патентного закона 1791 года говорилось, что “всякая новая идея, провозглашение и осуществление которой может быть полезным для общества, принадлежит тому, кто ее создал, и было бы ограничением прав человека не рассматривать новое промышленное изобретение как собственность его творца”» [2] . Результатом такого подхода стало закрепление во французском законодательстве понятий литературной и промышленной собственности. Еще раньше идея об авторском праве как «самом священном виде собственности» была воплощена в законах нескольких штатов США. Так, в законе штата Массачусетс от 17 марта 1789 г. указывалось, что «нет собственности, принадлежащей человеку более, чем та, которая является результатом его умственного труда» [3] . Аналогичные конструкции были закреплены в законодательстве многих стран.

Термин «интеллектуальная собственность» является собирательным для объектов, являющихся РИД человека, а также приравненным к ним результатам. К таким объектам относятся, например, произведения искусства, литературы, фонограммы, изобретения, товарные знаки, топологии интегральных микросхем и др. Иногда, когда речь идет об объектах интеллектуальной собственности применительно к их способности приносить доход, употребляется термин «интеллектуальный капитал».

На РИД и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции выполняемых работ или услуг возникают исключительные права и в большинстве случаев личные неимущественные права, предусмотренные ГК РФ. Субъектами исключительных прав могут быть физические и юридические лица, а субъектом личных неимущественных прав – только физическое лицо, творческим трудом которого был создан такой объект.

Использование РИД и средств индивидуализации может осуществляться третьими лицами только с согласия правообладателя. Для каждого объекта права интеллектуальной собственности предусмотрены свои режим охраны и сроки.

Среди всех объектов права интеллектуальной собственности можно выделить те, которые признаются РИД (произведение, исполнение, фонограмма, передача организации вещания, изобретение, полезная модель, промышленный образец, селекционное достижение, топология интегральной микросхемы, секреты производства), и те, которые приравниваются к таковым (все средства индивидуализации участников делового оборота, товаров, работ, услуг и другие объекты).

Традиционно выделяются две основные группы исключительных прав в зависимости от сферы их действия.

Первая группа охватывает права промышленной собственности («промышленные» права), под которыми понимаются исключительные права на результаты творческой деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации товаров, работ и услуг и юридических лиц, используемых в производстве, защита которых основывается на системе патентной охраны, закрепляющей исключительные права за патентообладателем.

Патенты Российской Федерации на изобретения и промышленные образцы, а также патенты на полезные модели, товарные знаки, наименования происхождения товаров выдаются в установленном законом порядке Роспатентом.

В Российской Федерации функцией правовой защиты интересов государства в процессе экономического и гражданско-правового оборота результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения, контроля и надзора в сфере правовой охраны и использования РИД гражданского, военного, специального и двойного назначения, созданных за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета, а также контроля и надзора в установленной сфере деятельности в отношении государственных заказчиков и организаций – исполнителей государственных контрактов, предусматривающих проведение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, оказания государственных услуг в сфере правовой охраны изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, программ для электронно-вычислительных машин, баз данных и топологий интегральных микросхем, в том числе входящих в состав единой технологии, товарных знаков, знаков обслуживания, наименований мест происхождения товаров занимается Федеральная служба по интеллектуальной собственности (Роспатент).

Патент удостоверяет приоритет, авторство охраняемого объекта и исключительные права его обладателя. Автором изобретения, полезной модели, промышленного образца признается физическое лицо – гражданин. Различные объекты промышленной собственности могут повторять какие-либо элементы, уже включенные в другие охраняемые объекты. И это понятно: количество символов, изображений и других элементов в мире конечное множество, не конечна лишь творческая реализация и видение таких элементов в создаваемом объекте автором-творцом. Кроме того, законом предусмотрена возможность создания одного и того же изобретения разными людьми, находящимися на территории как одного государства, так и различных стран. Именно по этой причине закон предусматривает, что для возникновения права защиты исключительных прав на данные объекты необходимо государственное признание первенства автора, его прав, что выражается путем государственной регистрации соответствующего объекта. Таким образом, «права на объекты патентного права и средства индивидуализации предпринимателей, которые входят в число объектов промышленной собственности, возникают с момента государственной регистрации» [4] .

Вторая группа исключительных прав охватывает авторские и примыкающие к ним смежные права. Традиционные объекты авторско-правовой охраны – программы ЭВМ и базы данных, фонограммы, научные, литературные и художественные произведения и др. Созданные авторами произведения не могут повторяться, они являются результатом творческой деятельности, и в данном случае охраняется прежде всего неповторимая форма данного объекта. В связи с этим авторские права не требуют какой-либо специальной регистрации, они возникают в силу создания самого объекта и его материализации в любую объективно существующую в мире форму.

Согласно действующему законодательству авторские права признаются только за физическим лицом. В связи с тем, что авторские права возникают первоначально у автора, и так как они включают также и неимущественные права, то в полном объеме принадлежать юридическому лицу они не могут. В полном объеме они признаются только за гражданином. Связано это с тем, что интеллектуальная деятельность присуща только людям, но не искусственно созданным субъектам, например юридическим лицам или системам с искусственным интеллектом. Но так было не всегда. Ранее в установленных ГК РСФСР 1964 г. случаях (ст. 485, 486) предусматривалось возникновение авторского права у юридических лиц, что противоречило Бернской конвенции 1971 г. об охране литературных и художественных произведений. Россия присоединилась к Конвенции в 1995 г. С принятием Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» данное положение дел было изменено, теперь автором признавался только человек.

Вслед за авторскими правами возникают смежные права. В соответствии с ГК РФ в круг объектов смежных прав входит исполнительская деятельность актеров, певцов, музыкантов, танцоров, других исполнителей музыкальных и художественных произведений, а также режиссеров-постановщиков и дирижеров, право изготовителя базы данных. Другая группа обладателей смежных прав – производители фонограмм, организации эфирного и кабельного вещания. Однако, защищая исключительные права таких организаций на их продукцию – звукозаписи, передачи в эфир и по кабелю, закон требует от них строгого соблюдения прав авторов и исполнителей записанных на фонограмме или переданных в эфир произведений.

В отличие от патентной охраны авторско-правовая охрана, а также охрана смежных прав и топологий интегральных микросхем не требуют какой-либо обязательной регистрации, но это не исключает факультативную регистрацию объекта по желанию автора или иного правообладателя. В частности, можно зарегистрировать программу для ЭВМ или базу данных в ФГУП НТЦ «Информрегистр» [5] .

Защита прав на РИД осуществляется в административносудебном либо судебном порядке в зависимости от характера спора.

Споры о том, кто является автором РИД, подведомственны судам общей юрисдикции как не связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

Подведомственность споров о нарушениях интеллектуальных прав на РИД и приравненные к ним средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, об установлении патентообладателя, о праве преждепользования и послепользования, а также споров, вытекающих из договоров об отчуждении исключительного права и лицензионных договоров, определяется исходя из субъектного состава участников спора, если такой спор связан с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности [6] .

  • [1] См.: Близнец И. А. Указ. соч.
  • [2]Близнец И. А. Указ. соч.
  • [3] Там же.
  • [4]Рузакова О. А. Право интеллектуальной деятельности: Авторское право. Патентное право. Другие исключительные права: сб. нормативных актов. М.: Де-юре, 1994. С. 262.
  • [5] См.: Правила государственной регистрации договоров о распоряжении исключительным правом на изобретение, полезную модель, промышленный образец, зарегистрированные топологию интегральной микросхемы, программу для ЭВМ, базу данных и перехода без договора исключительного права на изобретение, полезную модель, промышленный образец, товарный знак, знак обслуживания, наименование места происхождения товара, зарегистрированные топологию интегральной микросхемы, программу для ЭВМ, базу данных (утв. постановлением Правительства РФ от 24.12.2008 № 1020).
  • [6] См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.03.2009 № 5 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации».

studme.org

Смотрите еще:

  • Экспертиза по освидетельствованию Экспертиза акта медицинского освидетельствования Экспертиза акта медицинского освидетельствования необходима тогда, когда водитель не согласен с вынесеным в акте заключением об установленном состоянии […]
  • Ст 128 ч 1 коап наказание Ст 128 ч 1 коап наказание по делу об административном правонарушении Мировой судья судебного участка № 128 области Лигостаев Денис Александрович , рассмотрев 3 марта 2011 года в селе области дело об […]
  • Приказ о назначении заместителя Приказ о назначении заместителя Приказ №1 от 19 ноября 2008 1) Полагать меня приступившим к исполнению обязанностей Генерального директора в соответствии с Протоколом №1 Общего собрания учредителей ООО […]
Закладка Постоянная ссылка.

Обсуждение закрыто.