Понятия воры в законе

Воры в законе, кто они?

Начну издалека. Наверное, у каждого «среднестатистического гопника» идеалом его карьеры считается ритуал коронования его в «вора в законе». Каждый гопник идеализирует этот образ, восхищается романтизмом тюремной жизни воров, как бы играя в эту игру, визуализируя в голове образы, в которых он является уважаемым сидельцем, вором, авторитетом не просто одной камеры, а всего пенитенциарного учреждения, в котором как-то имел неосторожность бывать.

Ни для кого не секрет, что гопники — это такая же субкультура, как, например, готы. Субкультура со своими принципами, со своей идеологией, своими кумирами и образцами для подражания, ну, и со своим оригинальным стилем.

Со временем эта прослойка людей потихоньку вырождается: некоторые взрослеют — и у них появляются другие заботы, некоторые попросту спиваются / скалываются — и уходят в небытие. Другие ассимилируются с более либеральной прослойкой общества и под воздействием стадного чувства видоизменяются, начинают ходить в клубы, переходят на другие виды наркотиков («Скорость»), наполняют свой разум новой идеологией (гламур) и потихоньку становятся безобидными для окружающих (с отниманием телефонов покончено).

Но нас интересуют ортодоксальные гопники, или тру- гопники, которые ещё не ассимилировались с другими представителями «меркантилизированной фауны», остались верны своим идеалам, своим отцам, сражавшимся за воровскую честь и гордость в «Cучьей войне» и других войнах.

Вот как раз такие гопники и чтут воров в законе, уважают эту прослойку как примеры для подражания. Но знают ли эти ребята про своих кумиров истинную правду? Кем эти воры являются на самом деле? Стоит обратиться к истории, чтобы понять это.

А история переносит нас в далёкий и холодный 1927 год, в котором был досрочно освобождён знаменитый одесский мошенник Френкель (Нафталий Аронович).

На фото крайний справа.

Нет, ну Вы можете себе представить? 27-год на дворе, на престоле — сам его величество Джугашвили, и тут на тебе — опасный преступник выходит на свободу. Ну это ещё полбеды — 5 мая того же года Френкель стал работать в ОГПУ, сначала начальником УСЛОН ОГПУ, а затем, с 1930 года — начальник, не много не мало — производственного отдела ГУЛАГа. Собственно, и ГУЛАГ был образован именно с подач Френкеля.

Дело в том, что хитрый Френкель был настолько хитрый, что приказ об его освобождении и назначении на должность отдавал лично Сталин. Френкель подсказал Сталину, как можно с максимальной выгодой использовать бесплатный рабский труд заключённых. Именно Френкель потом возглавил стройку Беломорканала, а затем и БАМа.

Для осуществления своих планов (контроля над заключёнными) Френкель взял под свою опеку матёрых уголовников, которым было поручено соблюдение порядка среди заключённых. Так появилось неофициальное соглашение уголовников и сотрудниками гос. безопасности. Так и появились первые воры в законе, точнее, коронованные воры, был придуман свод правил (понятий). Т.е. образованию воров в законе послужили государственные служащие. Коронованные воры должны следить за порядком в камерах, на зонах, а администрация тем самым прикрывала бы их.

Опасны для Советской власти были политические заключённые, осуждённые за инакомыслие, а уголовников она (власть) называла «социально близким элементом».

И началась история воров в законе. И все их понятия были такими ничтожными, так как противоречили себе. Вор не может сотрудничать с администрацией или ментами — это считается западло, но на деле выглядело всё наоборот. Хорошо такое лицемерия воров видно в советском фильме «Беспредел». Но неокрепший ум среднестатистического гопника видит там лишь тюремную романтику и эстетику. Выходит, грош цена этим понятиям, грош цена таким ворам. Воры любят называть себя «отрицалами», т.е тот, кто отрицает политическую власть, ментов, администрацию колонии. Но никакими отрицалами они не могут быть по определению, и все их понятия — лишь маскарад, игра. Воры в законе — это своего рода завербованные агенты этой власти, служащие для поддержание порядка. По воровским понятиям, заключённые, отказавшиеся от понятий и перешедшие на сторону администрации, назывались «Суки» . Но, по логике вещей выходит, что воров можно назвать суками, даже не то, чтобы можно — они таковыми являются по их же определению. Это эстетика воровской жизни, сила их понятий — лишь иллюзия, обман этих же воров, которые дурили головы молодому пацанью.

Чем же ещё привлекают воры в законе гоп-молодёжь ( и не только молодёжь)? Образ гангстеров, бандитов, разбойников во все времена привлекал молодых парней, да ещё к тому же красивая жизнь и количество денег. Современные воры представляют из себя обычных коммерсантов, бизнесменов, а абсурдность понятий их достигал апогея. Вором может стать даже ни разу не сидевший в тюрьме человек. Но это не мешает большому числу людей увлекаться этим. Конечно были и такие, которые реально из своих личных, идейных соображений отрицали власть и презирали любое сотрудничество с ней, одним из таких был Вася Бриллиант, его можно уважать хотя бы за то, что он был предан своим идеалам и реально отрицал власть. Он был последним настоящим вором в законе и на нём закончилась история воров. Но таких было немного, в основном, это были обыкновенные лицемеры.

volnomuvolya.com

Понятия воры в законе

Понятие «воры в законе» появилось в 1930-х годах и означало неформальных руководителей преступного мира.

Они были своеобразными третейскими судьями в криминальной среде и хранили воровскую кассу взаимопомощи — так называемый общак. В ту пору жёсткие воровские законы накладывали на воров-законников серьёзные ограничения. Криминальные лидеры не должны были вступать в какие-либо отношения с государством и жениться, но при этом обязаны были иметь богатый лагерный опыт. Таких людей описывали Александр Солженицын и Варлам Шаламов.

Русская тюрьма жила и всё ещё живёт по их справедливому закону. В тюрьме осуждению подвергается всё то, что неприемлемо на свободе среди обыкновенных граждан. Разница лишь в том, что на свободе недостойный поступок кому-то может сойти с рук, а в тюрьме он никогда не останется безнаказанным. Тюремная жизнь сурова, но справедливости в ней больше: каждый получит то, что заслужил.

На протяжении всей истории советская власть боролась с воровской идеей и всячески преследовала её приверженцев. Воров в законе содержали отдельно, в спецзонах для особо опасных рецидивистов. Основную массу арестантов от их влияния всячески ограждали. Даже те, кто часто и много сидел, могли за всю жизнь не увидеть ни одного вора в законе.

В советское время воры в законе были сугубо тюремным явлением, и вся их жизнь протекала за решёткой. Строго говоря, они жили в тюрьме, там был их дом. До середины 1980-х годов отсидеть подряд 30 и более лет считалось для них обычным делом. Пример тому – Владимир Бабушкин (Вася Бриллиант), Василий Бузулуцкий, Александр Кочев (Васька Корж), Анатолий Донцов (Донец), Виктор Сидоренко (Кукла), Зураб Цинцадзе (Зури) и другие. Пребывание вора в законе на воле практически было лишено для него смысла и даже расценивалось как серьёзный проступок, отклонение от норм поведения. Не имея ни семьи, ни дома, вор в законе на свободе был обречён вести кочевой образ жизни, скитаться, бродяжничать. Если же он подолгу задерживался на одном месте, его могли заподозрить в связях с милицией.

В преступном мире власть воров в законе не ограничивалась ничем, однако уклад их собственной жизни был полон запретов. Все самые строгие правила поведения воров базировались на одном главном принципе – никакого сотрудничества с властью как на свободе, так и в заключении. А поскольку в СССР всё принадлежало государству, вор не имел права работать, служить, состоять в общественных организациях, даже читать газеты или болеть за национальную сборную. Исходя из той же логики, вор не мог иметь ничего легального и личного: семьи, собственности, места жительства. Ему также надлежало не признавать свою вину, не давать показания и не выступать свидетелем в суде. Перманентный протест против власти всегда был краеугольным камнем воровской идеологии. Авторитет у армии зэков завоёвывали только те, кто стоял в оппозиции государству.

Сами воры в законе себя так никогда не называли. Как говорил вор в законе всесоюзного значения Виктор Максимов (Малина): «Вор есть вор, а не в законе. Вор не может быть в законе, честный, правильный вор».

Все бесчисленные запреты и предписания урезали свободу вора в законе ради всего одной привилегии — решать человеческую судьбу. Главной его функцией было беспристрастно разрешать любые конфликты. Вердикты вор выносит самостоятельно и за правильность каждого несёт личную ответственность. Никто не вправе указывать вору в законе, как поступить. Решение его не подлежит обсуждению, и его не может отменить никакой другой вор.

Чтобы заслужить право вершить суд над людьми, репутация вора, начиная с самого детства, не должна быть запятнана ни малейшим бесчестьем: ложью, подлостью, трусостью, предательством или неверностью данному слову. Правильный вор не пройдёт мимо чужой беды и беспредела, даже если это угрожает его жизни. Готовность принести себя в жертву ради торжества справедливости и блага других, окутала воров ореолом «мучеников».

В Грузии, начиная с 1950-х годов, воровская идея стала красивой сказкой для тех, кто не хотел работать. Исходя из этого, приоритетное значение получил общак.

Если в России общак был сугубо внутренним уголовным явлением, то в Грузии воры обложили данью всех, кто зарабатывал нечестно или утаивал доходы от государства. За то, что они брали мзду даже с рыночных торговцев, в России их презрительно прозвали лаврушниками.

Если в России вор мог разбирать только спорные вопросы преступников, не преследуя личного корыстного интереса, то в Грузии существенным источником дохода воров стал арбитраж среди дельцов подпольного рынка. Чем больше крепла эта связь, тем более тонкой грань становилась между теми и другими. Со временем воры перестали гнушаться коммерции, а коммерсанты, изрядно пополнявшие общак, были вправе теперь говорить, что делают для воровского мира гораздо больше, чем любой преступник.

После того как в Грузии, раньше, чем где бы то ни было, расцвела теневая экономика, доходы от неё широкой рекой потекли в местную воровскую казну. Грузинские воры перестали придавать значение тому, откуда к ним приходят деньги. Соблюдение классических воровских законов в такой атмосфере становилось всё более обременительным. То, что в России считалось у воров неприемлемым, в Грузии превратилось в норму. Сначала вследствие поступления постоянного дохода отпала необходимость лично совершать преступления. А вместе с ней исчезла и причина садиться в тюрьму. Воры поселились в своих домах, обзавелись семьями и богатством.

Вскоре воровская корона, гарантировавшая материальное благополучие, стала передаваться по наследству от отца к сыну, а иногда даже была предметом купли-продажи. На смену одиночкам-бессребреникам пришли несудимые воры, повязанные родственными узами и совместным доходом. Есть ряд примеров, когда честно отсидевшие в России грузины, вернувшись на родину, добровольно складывали с себя полномочия, не желая иметь с Ворами новой формации ничего общего.

Ещё одним атрибутом элитарности грузинских воров стал опий. В 1970-х годах готовые к употреблению ампулы с гидрохлоридом морфина в избытке появились в тюрьмах и зонах Грузии. Начиная с 1950-х годов, и до наших дней почти все грузинские воры страдают наркозависимостью. Мало кому из них на этом пути удалось не потерять себя.

Ситуация поменялась в начале 1970-х годов, когда до воров впервые снизошел КГБ. Сотрудники Комитета конфиденциально встречались с наиболее видными ворами того времени с целью их вербовки. Некоторые тайно соглашались сотрудничать с КГБ, продолжая именоваться ворами. После того как продажные воры фактически попали под опеку власти, участь несговорчивых стариков была предрешена. В 1985 году на зоне был зверски убит лидер воровского мира Владимир Бабушкин. Перед смертью он сказал: «Братва должна понять, что нам грозит разложение. Нас хотят натравить друг на друга. Наша позиция пришлась не по вкусу политическим».

В 1990-е годы воровская идея исчезла. Воры массово полезли в бизнес, стали враждовать со своими же собратьями и бандитскими группировками. Многие места заключения остались без помощи, общак собирался исключительно как средство для достижения материального благополучия.

Между ворами постоянно идёт борьба. А иногда — и война. Первая война велась в 1990-е между кланами Аслана Усояна (Дед Хасан) и Рудольфа Оганова (Рудик Бакинский). В результате сторонники последнего были уничтожены. Сейчас война идёт между «дедовскими» из клана Аслана Усояна и «синими» из клана Тариэла Ониани и Мераба Джангвеладзе. Как рассказывают бывшие криминальные лидеры, в первый клан входят воры с тёмным происхождением, которые занимаются личным обогащением и ни в грош не ставят воровские понятия. Именно в этом клане есть воры в законе, служившие в армии, состоявшие в политических партиях, не ходившие под суд, а также бывшие спортсмены и бизнесмены. Второй клан состоит их матёрых преступников, не раз сидевших, не наживших огромных состояний и придерживающихся старых воровских традиций.

В качестве заключения хочется вспомнить стихи Ивана Банникова: «На молодёжь гляжу с тоской, / Понятия меняются. / И даже титул воровской / Порою покупается. / И, чтоб закончить разговор, / Сказать хочу опять я: / Того зовут «в законе вор», / Кто не предал понятия».

russian7.ru

Вор в законе и женщины: правила поведения

Образ вора в законе стараниями кинематографов и писателей немного идеализирован и приукрашен. Многие помнят знаменитый сериал «Однажды в Одессе» про Мишку Япончика. Вместе с описанием его бесстрашных, а иногда и бесшабашных подвигов вырисовывается образ романтичного и влюбленного мужчины. Ухаживания за красавицей Цилей, свадьба… Но все ли идеально было в реальной жизни воров в законе и их женщин?

Криминальные авторитеты не любят рассказывать о своей жизни, тем более личной. То, что удалось выяснить, — это только надводная часть айсберга, все остальное — тайна.

Что говорилось в воровском законе о семье?

В воровской среде существовал свой свод законов. Согласно ему иметь семью вору в законе строго запрещалось. Ни один коронованный вор не мог тратить свою жизнь на отвлеченные, по понятиям закона, моменты. Считалось, что семья — это огромный груз, который мешает мужчине достигать более важных целей и двигаться вперед.

Также в законе говорилось, что связь с женщиной для вора — это позор. По понятиям уголовного мира женщина в воровской среде так же опасна, как во время плавания на корабле. Красавица могла оказать на главу воровского мира деморализующее действие и подчинить его своей воли.

Семьей для вора в законе считалось его окружение — криминальные элементы — которое он должен был оберегать и решать все внутренние и внешние конфликты. Однако с течением времени все изменилось.

Воры в законе — об отношениях с женщинами

Известный вор в законе из Грузии Антимос Кухилава (родственник знаменитого Мелитона Кантарии, водрузившего Знамя Победы над Рейхстагом) рассказывает, что со времен принятия воровского закона много изменилось, в том числе и в отношении создания семьи. Да, вор должен соблюдать основные правила — не быть в партии, не служить, не работать — но в отношении семьи в наше время стало все лояльнее.

По утверждению Кухилавы, воры в законе не могут жениться, но могут сожительствовать с женщиной. Это связано с тем, что при создании семьи вся собственность становится общей. Вора в законе могут арестовать, и тогда жена может забрать все имущество и найти себе другого.

В качестве спутниц жизни многие криминальные авторитеты выбирают себе бывших певиц или официанток. Жениться или нет, каждый решает сам.

Женщины воров в законе

Невзирая на одиозный способ жизни своих избранников, некоторые женщины воров в законе были преданы своим мужчинам до конца. Вдова Вячеслава Иванькова, больше известного как Мишка Япончик, призналась в одном из интервью признавалась, что очень скучает по своему мужу и до сих пор любит его.

Она вспоминает, что в личной жизни авторитет вел себя крайне сдержанно. Они не ходили по ресторанам, он не дарил ей цветы. Но в то же время она всегда чувствовала его внимание и заботу – он преподнес ей дорогие и очень ценные подарки — машину и кольцо. Авторитет также не позволял себе ругаться матом и грубо выражаться в присутствии жены.

Особенности отношений

В «воровскую старину» — до 1960-ых годов — чувственные, интимные отношения воров с женщинами были строго регламентированы. Так, якобы такие «телячьи нежности», вроде поцелуев в губы (или поцелуев интимных мест) были строго запрещены. Это традиция пришла в воровской мир от цыган, у которых подобное поведение относится к понятию «скверны».

the-criminal.ru

Воровские понятия и законы

Не следует путать воровские и тюремные законы.

Воровской закон — это свод неписанных правил и норм, обязательный для воров в законе. Часть его положений распространяется не только на воров в законе, но и на всех других осужденных, заключенных и вообще лиц, относящихся к криминальным сообществам. Эта часть воровского закона, обязательная для всех остальных — называется тюремным законом.

Таким образом, тюремный закон — это свод норм, правил, запретов и традиций, обязательный для всех осужденных, заключенных и т.д., независимо от их принадлежности к той или иной категории в “табели о рангах”.

Тюремный закон регулирует отношения как между отдельными осужденными, заключенными и т.д., так и между группами осужденных, заключенных; он определяет механизмы разрешения возникающих конфликтов как между отдельными лицами, так и между группами лиц. Различия между воровским и тюремным законом можно проследить из нижеприведенной таблицы:

Воровской закон

Преданность и поддержка воровской идеи;

Недопустимость никаких контактов с правоохранительными органами;

Быть честными по отношению друг к другу;

Вовлечение в свою среду новых членов, особенно молодежи;

Запрет на занятия политической деятельностью;

Следить за порядком в ИТУ и СИЗО, устанавливать там власть воров в законе;

Обязательное умение играть в карты.

Из этих 7 основных законов вытекают следующие дополнительные:

отказ от сотрудничества с любыми властными структурами;

никогда не давать показания;

никогда не признавать вину;

не иметь собственности и сбережений;

периодически “садиться” в места лишения свободы;

не брать в руки оружие;

не работать ни при каких условиях;

“держать” порядок в зоне, т.е. разбирать конфликты, не допускать ссор, поножовщины и т.д.;

наладить снабжение ШИЗО — ПКТ;

пополнение воровского блага, т.е. дани, собираемой со всех осужденных, заключенных и других лиц;

чтить родителей (особенно мать);

не состоять ни в каких партиях, комсомоле и т.д.;

учить правильной жизни молодежь, разъяснять, что такое правильные понятия;

никогда не прописываться по месту жительства;

картежная игра между ворами должна быть честной;

запрет мстить исподтишка;

не воровать (крысятничать) у своих;

не обижать мужиков.

Тюремный закон

Выделять долю в общак;

Нельзя поднять руку на вора в законе;

Непримиримое отношение к доносительству;

Запрет отнимать что бы то ни было у кого бы то ни было без основания;

Запрет предъявлять обвинения без доказательств;

Запрет оскорблять любым образом;

Не вступать в секции, т.е. не становиться красным;

Не воровать у своих

Таким образом, можно сказать, что соблюдение норм тюремного закона обязательно как для воров в законе, так и для всех остальных криминальных элементов, а соблюдение отдельных положений воровского закона обязательно только для воров в законе и лиц, стремящихся быть коронованными. Еще раз повторим, что многие положения воровского и тюремного закона совпадают.

Преступные авторитеты, используя особенности криминальной субкультуры и пользуясь своим особым положением в местах лишения свободы и содержания под стражей в своих целях, добиваются следующего:

достижения полного влияния на достаточно неустойчивую среду осужденных и заключенных с помощью норм и правил, возведенных ими в закон;

осуществляют очень жесткое “правление” массой осужденных и заключенных, заставляя многих подчиняться силовыми методами, вплоть до убийства неугодных, причем делается это чужими руками (так называемыми торпедами), сами оставаясь в стороне;

или сами, или их ближайшие помощники проникают в среду работающих осужденных (сухари), с целью осуществления контроля над промышленной зоной ИТУ;

используют иные методы давления, прикрываясь воровским и тюремным законом.

Основные “функциональные” обязанности воров в законе:

пропаганда преступного образа жизни (для чего используются любые возможности — от шантажа и подкупа до “премирования” крупными суммами денег, автомобилями, поездками за рубеж и т.д.);

расширение своего ближайшего окружения (как указывалось выше) за счет привлечения молодежи;

организация общака и постоянное его пополнение;

принятие коллективных решений о проведении воровских сходок или съездов для принятия на них важных решений, раздела контролируемых территорий, осуществления своеобразного “суда чести” и т.д.;

оказание материальной помощи авторитетам преступного мира, находящимся в заключении, их семьям;

поддержание связей с лидерами других преступных сообществ во избежание ненужных разборок, а зачастую для совместных действий;

организация контрразведывательной работы в отношении сотрудников правоохранительных органов, прокуратуры, пенитенциарных учреждений и т.д.;

осуществление функций арбитра, рассмотрение проступков членов преступного сообщества, назначение наказания;

скрытное осуществление противодействия администрации пенитенциарных учреждений путем запугивания, подкупа, шантажа, угроз и т.д.;

выявление среди сотрудников ИТУ и СИЗО коррумпированных лиц для использования в своих целях (организация дороги в ИТУ, СИЗО, информирование о предпринимаемых мерах в отношении спецконтингента и др.).

Блатные санкции. В основе сплоченности преступных объединений лежит их довольно хорошая организованность и очень жесткие санкции по отношению к “оступившимся” нарушителям воровского (тюремного) закона. В той же мере это касается и лиц, содержащихся под стражей и в местах лишения свободы, хотя говорить о том, что там существуют организованные преступные сообщества нельзя.

У воров в законе существует три вида санкций, которым они могут быть подвергнуты:

публичная пощечина за мелкие провинности (чаще всего за безосновательные оскорбления); причем, дать пощечину может только равный по “званию”, т.е. тоже вор в законе;

дать (бить) по ушам — т.е. перевести в низшую категорию, так называемых мужиков;

В случае нарушения основных требований воровского закона вор не может рассчитывать ни на какое снисхождение, он будет разыскиваться, пока его не найдут со всеми вытекающими последствиями (смерть). После вынесения приговора воровской сходкой каждый уважающий себя арестант обязан при встрече с приговоренным привести приговор в исполнение, т.е. его убить.

К преступникам, не имеющим ранга вора в законе может быть применено большое число санкций, основными из которых являются:

совершение насильственного акта мужеложства (особенно распространено среди несовершеннолетних преступников), т.е. перевод в самую презираемую группу петухов, обиженных, опущенных и т.д.;

лишение занимаемого статуса (дать по ушам) — перевод из категории блатных в категорию мужиков;

изгнание из семьи (микрогруппы) — остракизм;

парафин, т.е. чисто символический акт мужеложства; заключается в проведении по губам провинившегося половым членом, при этом акту насильственного мужеложства провинившийся не подвергается;

ломание рук (ног) — применяется к лицам, проигравшимся в карты и не отдавшим в долг, а также к лицам, безосновательно избившим кого-либо;

смерть — применяется достаточно редко и только за грубейшие нарушения тюремного закона (точного установления, что лицо является агентом правоохранительных органов; за воровство крупной суммы из общака и т.д.); на убийство провинившегося должна быть санкция вора в законе или сходки местных авторитетов.

Похожие материалы

Метки: Тюрьма
Опубликовано 27 мая 2012 | admin Воры в законе, Статьи

www.mzk1.ru

Понятие «вор в законе» — история, правила, коронация, блатные санкции

Воры в законе — это специфическое для СССР (в дальнейшем для России и стран СНГ) преступное объединение, не имеющее аналогов в мировой криминальной практике, образовавшееся в 30-х годах XX века и характеризующееся наличием жёсткого кодекса криминальных традиций, а также исключительным уровнем закрытости и конспиративности. На уголовном жаргоне словом вор без уточнений обычно называется только вор в законе, а не любой совершивший кражу, как в литературном языке. Вор в законе трактуется как «представитель элиты преступного мира, хранитель преступных традиций».

История

Появление воров в законе относится к началу 1930-х годов, когда жёсткими репрессивными мерами была подавлена активность политической оппозиции и была усилена борьба с общеуголовной преступностью, которая возросла в связи с коллективизацией и последовавшим за ней голодом. Основной сплачивающей силой преступного мира стала тенденция неполитического противодействия и неподчинения власти, а его элитой стали «воры в законе», которые называли себя хранителями криминальных традиций дореволюционной России.

Воров в законе связывал особый кодекс поведения, обычаи и традиции, в число которых вошли полное неприятие общественных норм и правил, в том числе связанных с семьёй (вор в законе ни в коем случае не должен был иметь постоянных связей с женщинами) и не менее полный запрет на какое бы то ни было сотрудничество с государственными органами: как в форме участия в проводимых ими общественных мероприятиях, так и содействия судебно-следственным органам в расследовании преступлений.

В 1940-х годах эти традиции в конце концов привели к почти полному уничтожению этого преступного сообщества в исторической форме: во время Великой Отечественной войны многие из «воров в законе» ответили согласием на предложение властей вступить в ряды Красной Армии, чтобы защитить свою Родину от врага (так называемые «суки»). После победы над Германией они вернулись в лагеря, где между ними и «законниками», не отступившими от традиций преступной среды началась так называемая «сучья война», в результате которой обе стороны понесли крайне значительные потери.

В 1979 году в Кисловодске произошла встреча («сходка») криминальных лидеров («воров в законе») и нелегальных предпринимателей («цеховиков»). По результатам встречи была достигнута договорённость о выплате предпринимателями 10 % их доходов в обмен на безопасность.

Вор в законе — принятый в воровскую группировку, обязавшийся соблюдать воровские «законы», обычаи, традиции.

Правила воров в законе

Вора коронует сходка, она же и развенчивает провинившегося. Любая блатная санкция, вплоть до пощечины, проводится с ведома сходки. Вор не имеет права сам наказать вора. Он должен созвать сходку и предъявить санкцию. Прикрытием для сходок зачастую служат массовые мероприятия — свадьбы, юбилеи или похороны. Воровской сбор могут назначить и в лесу, но безопасней его вуалировать под официальный прием. Сходку назначают и в зоне. Раньше у воров была традиция собираться в тюремных больницах под видом пациентов. Лечебное учреждение выбиралось в зависимости от вопроса. Воров свозили то в городскую, то в областную, а порой и в республиканскую больницы. О «повестке дня» большинство воров не знает, расспрашивать же не принято: вор должен быть готовым ко всему, даже к самому худшему. На сходках обсуждается судьба общака, уголовная стратегия на ближайшее время, расправа над предателями, передел зон влияния, претенденты на корону. Все воры имеют одинаковый голос и пользуются равными правами. Если сорок лет назад сходку мог созвать любой из воров, то теперь она назначается общиной — группой из нескольких законников. Сходки бывают двух видов: местные и краевые. Все зависит от «повестки дня», от важности вопроса, который будет обсуждаться.

Приговорить вора к смерти вправе лишь краевая сходка, а лишить воровского звания, может и местный. К блатным санкциям у воров подход особый. Провинившегося вора могут постигнуть три вида наказания.

Наказания вора в законе (Блатные санкции)

1) Пощёчина — её, как правило, дают за оскорбление. К тому же публично, во время сходки. Уклоняться или бить в ответ наказанный вор не смеет. Безобидная, на первый взгляд, кара без последствий не остается: авторитет вора уже пошатнулся, по миру расползётся слух — битый, мол.

2) Удар по ушам — церемония разжалования вора в законе. Развенчивают за обман, западло, а также нарушение воровского закона. Хотя разжалование может быть и почётным — по состоянию здоровья. Участь развенчанного вора зависти также не вызывает: он отстраняется от лакомого куска — общака, лишается рэкетируемого участка, а в зоне перемещается из угла или от окна поближе к центру. Экс-вор выживает уже самостоятельно.

3) Смерть. Ею карают только за измену. Предателем считается тот, кто сдал подельников, пошёл на сотрудничество с милицией, похитил общак, убил вора в законе без санкции сходки, вышел из воровского клана и, наконец, завязал.

Первый из них — пощечина. Ее, как правило, дают за оскорбление. К тому же публично, во время сходки. Уклоняться или бить в ответ наказанный вор не смеет. Безобидная, на первый взгляд, кара без последствий не остается: авторитет вора уже пошатнулся, по миру расползется слух — битый, мол. За очередную провину, которая раньше сходила с рук, может последовать вторая санкция — удар по ушам.

Бить по ушам — лишать воровского титула. Участь развенчанного вора зависти также не вызывает: он отстраняется от лакомого куска — общака, лишается рэкетируемого участка, а в зоне перемешается из угла или от окна поближе к центру. Экс-вор выживает уже самостоятельно, ибо другой воровской группировки подобного размаха (как, скажем, польских воров середины 50-х) нет. Он не сможет переметнуться и к бандитам, которые не любят законников, а те отвечают взаимностью. Развенчивают за обман, западло, а также нарушение воровского закона.

Третья блатная санкция, самая жесткая — смерть. Ею карают только за измену. Предателем считается тот, кто сдал подельников, пошел на сотрудничество с милицией, похитил общак, убил вора в законе без санкции сходки, вышел из воровского клана и, наконец, завязал.

Отойти от дел вор может лишь по серьезной болезни. Недомогание в счет не берется: им страдает добрая часть воров — тюремно-лагерный режим здоровья не прибавляет. Когда вор «бракуется» медкомиссией ИТУ, физически не в состоянии посещать сходки и идти на дело, он может попросить братву отправить его на пенсию. Братва сама проведет «врачебно-трудовую экспертизу» и отпустит вора с миром и почестями. Воры не лишаются титула, а лишь переименовываются на вор в короне. Во всех случаях судьбу больного законника решает братва, а не он сам. В противном случае он — изменник.

Изменник приглашается на очередную сходку, даже не ведая, что на повестке дня — его жизнь. Вор, обнаруживший предателя, оповещает об этом братву. Собравшиеся воры требуют подтверждений. Затем слово дается подозреваемому. Если он не сумеет доказать, что это — ложь, дела его плохи. Был случай, когда подозреваемый вор сначала наградил обидчика пощечиной, а лишь затем доказал свою невиновность. После этого братва одобрительно загудела. Поэтому, собирая сходку, вор-обвинитель запасается уликами, чтобы не подорвать собственный авторитет.

Если предатель уличен, братва выбирает способ казни. Иногда стараются имитировать самоубийство. Жертве предлагают исполнить вторую часть воровской клятвы, раз первая была нарушена: беспрекословно принять смерть за измену.

С самоубийцей меньше пыли. Тут и посмертная записка типа: «В моей смерти прошу никого не винить», и пистолет в руке, и единственная дырка в голове. Изменнику вручают пистолет с одним патроном. Выбора у вора нет, и он даже рад такой казни, ибо порой карают еще хуже. Считается, что такая смерть — везение.

Если вор, чувствуя свою кончину, не явился на встречу — назначают еще и палача. Среди законников бывает свой ликвидатор, работающий под «несчастный случай». Он поумнее, с фантазией, имеет в своем репертуаре дюжину способов отправить жертву на тот свет так, чтобы в милицейской сводке и в дальнейшем следственном деле стояло: «в результате ДТП», «в результате неправильного обращения с огнем» или т. п. Их жертвы «курят в постели», «не умеют плавать», «неосторожны на дорогах», «пользуются самолечением». Иногда эти киллеры имеют в своем арсенале соблазнительных девиц, которых подсовывают жертве. После бурной ночи с красоткой ей (жертве) уже не проснуться.

Сходка может выбрать особо жестокий способ казни, всё зависит от вины. В Тюменской области был случай, когда приговоренного запихнули в отрезок строящегося нефтепровода и заварили вход. Чтобы доползти к выходу, пришлось преодолеть десяток километров. Когда через неделю вор увидел свет, то нормально соображать уже не мог. Он долго лечился у психиатров, искололся транквилизаторами, но обрести прежнее душевное спокойствие так и не сумел. Вор боялся темноты, шарахался от металлических предметов, в тесных помещениях с ним случалась истерика, везде чудился запах ржавчины. Лишь с помощью гипноза из больного удалось вытащить историю с нефтепроводом, но это лечения не продвинуло. Наконец, промучившись два года, пациент во время очередного ночного кошмара выбил окно и выпрыгнул с четвертого этажа психиатрической лечебницы.

В 30-х годах особой популярностью пользовались «бетонные боты»: смертника ставили в таз и заливали бетоном, затем бросали среди болота или сталкивали в ставок. Казнь родилась именно в России, а не среди американских или итальянских гангстеров. Однажды вору выкололи глаза, отрезали язык и вбили по гвоздю в уши, якобы за то, что он сдал свою обману и указал на общак. На разборку вор не явился и попытался спастись бегством. Палач настиг его в поезде. Говорят, что казнь проходила прямо в купе. Закончив процедуру, палач оставил на столике записку: «Имеющий уши — да не услышит, имеющий очи — да не увидит».

В зоне казнь происходила, как правило, в промышленном секторе, среди механизмов, агрегатов, котлов и печей. Здесь киллеру есть, где развернуться. Он может и не работать под несчастный случай, а специально устроить показуху, дабы другим неповадно было. Головы жертв попадают в шестерни и под прессы, животы натыкаются на штыри, причем раз десять. Приговоренный может взять «на язык» 380 вольт переменного тока или оказаться под тонной «внезапно» рухнувшего штабеля бревен

В последние годы среди новых воров появилась четвертая блатная санкция — финансовая. Принцип ее прост: подставил — плати. Штрафы назначает воровская община. Наказывают за опоздание на сходку, за срыв сделки, за то, что наследил. Сумма иногда достигает миллиона долларов.

В былые времена убить вора-изменника мог лишь равный по титулу, то есть вор в законе. Теперь нравы и законы изменились. Новые законники, привыкшие все делать чужими руками, верны себе и в этом вопросе. Для казни зачастую приглашается киллер со стороны. Среди изменников попадаются настолько крутые, что нанимают нескольких убийц, знакомых с гранатометами, снайперским стрелковым оружием и взрывными работами. Вора могут сопровождать телохранители и возить бронированный автомобиль. Заколотить такого в трубу или расплющить прессом голову весьма проблематично.

Суд воровской жесток, но упразднить его никогда не пытались. Однажды один известный законник самодовольно заметил: «Кто судит от имени государства? Судебная коллегия из нескольких человек. Вора же судят полсотни воров, а то и больше. Все они присяжные с равноправным голосом».

Коронация

Коронация — инициация (посвящение) вора. Правом коронации обладает сходка, по поручительству двух авторитетных воров. Не может быть коронован человек, имеющий плохую репутацию: сотрудничество с властями (службу в госучереждениях), карточный долг, прощёное оскорбление, принадлежность к гомосексуалистам. Иногда коронацию проводят за очень большие деньги, после этой процедуры таких «воров в законе» называют «Апельсинами». Если на сходках «апельсины» пытаются показать доминирующую роль, по сравнинию с ворами в законе, то они исключаются из общака и не имеют право держать базар на сходках. Коронацию могут провести и на свободе, и в зоне. Хотя большим уважением пользуется коронация в колонии или тюрьме. Некоторые из воров считают, что венец нужно вручать только в тюремной больнице или на пересылке. Корона — это символ. Он обязуется соблюдать законы и беспрекословно принять смерть в случае предательства. Вору торжественно наносят татуировку: сердце, пробитое кинжалом — «смерть за измену». В воровском клане существуют ещё наколки, указывающие на законника. Скажем, парящий орёл с короной над головой (его накалывают на груди — Степан Разин), карточные масти внутри креста, подключичные звезды. Но их наносят после коронации.

Современность

Традиционно «вором в законе» может считаться лишь человек, имеющий судимости, достаточный авторитет в преступной среде, в отношении которого выполнена формальная процедура так называемого «коронования», однако в последнее время стали известны случаи получения этого титула людьми, не отбывавшими наказания, в том числе за деньги (таких воров называют «апельсинами»).

Число «воров в законе» в 1993-1999 годах, 2010 год

www.trend.az

Смотрите еще:

  • Заявление о разводе курск о расторжении брака Регистрация расторжения брака Основанием для государственной регистрации расторжения брака является: совместное заявление о расторжении брака супругов, не имеющих общих детей, не достигших […]
  • Группа кратковременного пребывания детей в детском саду программа Образовательная программа группы кратковременного пребывания "Счастливый малыш" (для детей с 1 года до 3 лет, не посещающих детский сад) Актуальность. Детство – годы чудес! Опыт этого периода во многом […]
  • Новый закон об дошкольном образовании Закон о дошкольном образовании С начала нового учебного года в 2013 году стал действовать новый Федеральный закон №-273 «Об образовании в Российской Федерации». В первую очередь поправки затронули […]
Закладка Постоянная ссылка.

Обсуждение закрыто.