Преступления двойной превенции

Превенция — это основа безопасности общества

К сожалению, наше общество изобилует личностями, готовыми пойти на крайние меры ради достижения своих целей. И хотя Уголовный Кодекс РФ предусматривает определенные меры наказания за злодеяния, основной задачей правоохранительных органов является не раскрытие преступления, а его пресечение. Юридическим языком это называется превенция.

Что это такое?

Превенция – это комплекс мер, направленных на пресечение возможного правонарушения. Таким образом, основная ее цель заключается в недопущении совершения преступления. Информирование общества, регулирование системы наказаний — это основные задачи, которые ставит перед собой превенция. Это заключается, в первую очередь, в донесении до общества той мысли, что любое противоправное деяние будет наказано, причем достаточно серьезно. Затем информация может быть подтверждена реальными примерами наказания. Превенция делится на 2 основных вида.

Общая превенция

В соответствии с общей превенцией основная цель государства при пресечении преступлений заключается в информировании общества и своевременном наказании. Отчасти поэтому большинство уголовных дел являются публичными. Система работает следующим образом: берется пример преступления, которое было раскрыто, и за которое лицо получило наказание. Затем этот пример придается огласке государством, чтобы у людей, склонных к совершению преступления, появился страх перед законным наказанием. Такая система рычагов достаточно действенна, но в этом случае необходимо максимально снижать уровень латентной преступности, а также повышать репутацию правоохранительных органов. Общество должно понимать, что любое преступное деяние не останется в тайне и будет раскрыто. Вместе с тем, наказание не должно быть ни слишком жестким, чтобы избежать возникновения конфликта интересов, ни слишком мягким.

Частная превенция

Частная превенция – это такой комплекс мер, который направлен на предотвращение преступления повторно уже осужденным ранее лицом. То есть, частная превенция направлена на пресечения рецидива преступлений. Меры воздействия в этом случае применяются к определенному лицу, а не к неограниченному кругу лиц, как в общей. Как правило, это меры воспитательного характера, которые активно используются в местах лишения свободы. Также это комплекс социальных мер, направленных на социализацию преступника, введение его в какую-либо профессию, обустройство в дальнейшей жизни.

Двойная превенция

Двойная превенция – это, скорее, неофициальное название особого комплекса мер. Согласно двойной превенции, выделяются определенные статьи в Уголовном Кодексе, которые с высокой долей вероятности могут повлечь за собой совершение преступления по более тяжким статьям. Например, угроза убийством, оставленная без наказания, может повлечь совершение этого деяния. В данном случае превенция – это способ пресечь совершение более тяжкого преступления наказанием за менее тяжкое. Во многом действует теория «разбитых окон», согласно которой увеличение количества мелких преступлений прямо пропорционально влияет на количество тяжких. По факту, благодаря данному виду превенции наказанию подвергаются лица, совершившие такие правонарушения, которые либо практически не наносят вреда обществу, либо могут нанести его только потенциально. Например, та же угроза убийством сама по себе вреда обществу не наносит, ведь это только потенциальная возможность совершения более тяжкого преступления. Между тем, именно благодаря наказанию за такие преступления достигается основная цель превенции – пресечение совершения реального, опасного для общества деяния.

fb.ru

Что такое преступления двойной превенции

УК РФ ставит перед собой две задачи: охранительную и предупредительную. По сравнению с УК РСФСР 1960 г.

их число удвоено: вместо одной охранительной (защитительной) названы две. Основы уголовного законодательства Союза ССР и республик 1991 г. называли три задачи: охранительную, предупредительную и воспитательную.

Статья 2 «Задачи Уголовного кодекса Российской Федерации» в ч. 1 говорит:

«Задачами настоящего Кодекса являются: охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений»

Пути и средства решения таких задач определяет ч. 2 той же статьи:

«Для осуществления этих задач настоящий Кодекс устанавливает основание и принципы уголовной ответственности, определяет, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями, и устанавливает виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступлений»

Общественная опасность отличает преступления от непреступных правонарушений.

Основным составляющим криминообразующим элементом общественной опасности служат характер и величина причиненного ущерба (вреда).

Далее, криминообразующими компонентами общественной опасности выступают: групповой характер совершения преступления, изощренность способов достижения криминального результата, низменность мотивов и целей деяния, использование служебного положения.

Новый УК сделал немало для того, чтобы ввести в составы преступлений признаки перечисленных элементов и тем самым облегчить непростую задачу разграничения преступлений и проступков. Размеры прямого материального ущерба во всех возможных случаях определены в примечаниях к соответствующим статьям Кодекса.

Физический вред здоровью от легкого до тяжелого определяется Правилами судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью, утвержденными приказом министра здравоохранения РФ от 10 декабря 1996 г.

N 407 и согласованными с Генеральной прокуратурой РФ, Верховным Судом РФ, Министерством внутренних дел РФ. Новый УК правильно отказался от административной юрисдикции в статьях, по которым прежний Кодекс наказывал деяния лишь после повторного в течение года его совершения после вынесения за него административной санкции.

Законодатель при определении того, какой отрасли права отдать предпочтение в регулировании тех или иных видов ответственности, стремился соблюдать следующее правило: в пограничных случаях приоритет имеют не уголовные, а иные отрасли права: гражданское, административное, дисциплинарное, налоговое и проч. Последние более оперативны и гуманны. Охранительная задача, как видим, раскрывается как охрана личности, ее прав и свобод, природной среды, иных интересов общества и государства от преступных посягательств, а также обеспечение охраны мира и безопасности человечества.

Средства решения охранительной задачи: а) закрепление оснований и принципов уголовной ответственности; б) определение круга деяний, объявляемых преступными, иными словами, пределы криминализации деяний; в) установление наказания за них, т.е. пенализации преступлений и иных мер уголовно-правового характера.

Положение об уголовном законе, основании уголовной ответственности и принципах таковой, понятии преступления и его видах, наказании и его целях, индивидуализации наказания и освобождении от него составляют компетенцию Общей части УК РФ.

Криминализация деяний в виде определения конкретных преступлений производится нормами Особенной части УК РФ. Они же определяют виды и размеры наказаний за преступления. Проблема криминализации деяний принадлежит к числу наиболее сложных и одновременно ответственных.

Она особенно актуальна применительно к преступлениям небольшой тяжести, часто стоящим на грани административных, дисциплинарных, гражданских проступков и, как правило, носящим массовый характер (например, незлостное нарушение правил торговли или производства промыслов).

Уголовно-правовой запрет должен быть социально и криминологически обусловлен и юридически обоснован таким образом, чтобы закон работал, был более эффективным в борьбе с соответствующими общественно опасными деяниями, нежели другие правовые нормы.

Правильная пенализация преступлений определяется прежде всего взвешенностью соотношения вида и размера наказания с характером и степенью общественной опасности преступления.

Например, конфискация имущества эффективна и справедлива как санкция за тяжкие корыстные преступления, а лишение права заниматься профессиональной деятельностью — за преступления по службе. Тяжесть преступлений, рецидивоопасность лица непосредственно влияют на размеры и виды наказаний. Наказание всегда должно отвечать требованиям справедливости, гуманизма, личной и виновной ответственности.

Предупредительная (профилактическая) задача уголовного законодательства выражается в недопущении совершения преступлений. Она решается следующими основными средствами: а) общей превенцией уголовного закона; б) общей и специальной превенцией наказания; в) нормами о добровольном отказе от преступления; г) нормами о деятельном раскаянии; д) нормами об обстоятельствах, исключающих преступность деяния; е) нормами с двойной предупредительной направленностью*(12).

Объявив то или иное деяние преступным и установив в санкциях норм наказание, уголовный закон оказывает сдерживающее психическое воздействие самой угрозой наказания. Правильная криминализация и пенализация преступлений весьма способствует общепредупредительному воздействию уголовного закона. Мировая и отечественная практика стабильно свидетельствует, что нарушение принципа неотвратимости ответственности за реально совершаемые преступления блокирует общепревентивное воздействие уголовного закона.

В литературе описан случай 250-часового затемнения в Нью-Йорке в результате аварии на электростанции, когда город подвергся массированному разграблению.

Чеченская Республика стала регионом наивысшего в России криминального напряжения прежде всего потому, что с самого начала насильственного захвата власти и подделки результатов референдума в 1994 г.

генералом Дудаевым к виновным не применялся УК РСФСР, в частности, статьи о терроризме, незаконном обороте оружия, создании незаконных формирований и т.д.

и т.п. Очевидно, что восстановление конституционного порядка, как было официально объявлено перед началом вооруженного конфликта, должно было осуществляться не танками и авиацией регулярных российских войск, а правоохранительными органами республики и Федерации по установлению прежде всего уголовно-правового порядка. Профилактическое воздействие на общество и преступников оказывает назначение наказания.

В УК цели наказания определены как специальная превенция, т.е.

удержание наказанием и его исполнением осужденного от рецидива, и общая превенция, т.е. наказанием виновных удержать других лиц от совершения преступлений. Действенным средством профилактики уголовного законодательства служат нормы о добровольном отказе от преступления и деятельном раскаянии.

Добровольный отказ полностью исключает ответственность лица за начатое им преступление, если он окончательно отказался от него, сознавая возможность беспрепятственного завершения преступления. По образному выражению, законодатель строит «золотой мост» для отступления лицу, уже начавшему преступную деятельность, но добровольно ее прекратившему до наступления преступного ущерба. Тем самым закон стимулирует непричинение вреда лицом, уже начавшим преступление.

Деятельное раскаяние заключается в добровольном возмещении уже причиненного преступного ущерба. УК РСФСР 1960 г. предусматривал четыре случая освобождения лица от ответственности вследствие деятельного раскаяния. В УК 1996 г. их значительно больше: деятельное раскаяние лица, совершившего измену государству, давшего взятку, незаконно хранившего или носившего оружие, изготовлявшего наркотические средства и др.

Количество примечаний к статьям УК, в которых предусматривается освобождение от уголовной ответственности ввиду деятельного раскаяния, будет расти. Это усилит профилактическую функцию Кодекса.

УК РФ 1996 г. ввел новые виды освобождения от уголовной ответственности, способствующие заглаживанию причиненного вреда: в связи с деятельным раскаянием (ст.

75 УК) и ввиду примирения с потерпевшим (ст. 76 УК). В 1997 г. Федеральная служба безопасности России установила «телефон доверия» в Москве и в территориальных подразделениях.

По нему совершившие преступления, в том числе завербованные иностранными спецслужбами агенты, могли обращаться с сообщениями о содеянном. На основании примечания о деятельном раскаянии к ст.

275 УК (государственная измена) они освобождались от уголовной ответственности. В примечании сказано, что лицо, совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, а также статьями 276 (шпионаж, совершенный иностранными гражданами или лицами без гражданства) и 278 (насильственный захват власти или насильственное удержание власти) УК, освобождается от уголовной ответственности, если оно добровольным и своевременным сообщением органам власти или иным образом способствовало предотвращению дальнейшего ущерба интересам Российской Федерации и если в его действиях не содержится иного состава преступления. За время действия данного «телефона доверия» в ФСБ поступило более тысячи звонков о государственных преступлениях, незаконном обороте оружия и наркотиков, часть из них позволила предотвратить тяжкие последствия государственной измены и шпионажа.

Среди смягчающих наказание обстоятельств российский УК называет явку с повинной, розыск имущества, добытого в результате преступления, оказание медицинской или иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему.

Такие нормы в теории уголовного права именуются «поощрительными». С целью предупреждения совершения тяжких преступлений законодатель стремится криминализировать менее тяжкие преступления, которые стабильно создают криминогенные условия для совершения тяжких и особо тяжких деяний.

Например, угрожая наказанием за скупку краденого, закон тем самым сокращает возможность сбыта похищенных вещей в будущем, ибо без информации о такой возможности многие кражи не совершаются. Или, наказывая угрозу лишения жизни и причинения вреда здоровью граждан, закон тем самым предупреждает убийства и телесные повреждения, ибо четвертая часть убийств предваряется систематическими угрозами.

Такие нормы в теории уголовного права называются нормами с двойной превенцией. Значительную профилактическую нагрузку несут нормы об обстоятельствах, исключающих преступность деяния. Таковы нормы о необходимой обороне, крайней необходимости, задержании преступника, оправданном риске.

Если в УК РСФСР 1960 г. таких обстоятельств было предусмотрено два, то в УК РФ 1996 г. — шесть. Например, с помощью нормы о необходимой обороне каждый гражданин правомочен причинить вред лицам, посягающим на интересы личности, общества, государства.

Этой же цели служит причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление. Правомерна как устраняющая больший вред крайняя необходимость. Все это стимулирует социальную активность граждан в предупреждении вреда правоохраняемым интересам.

Итак, УК РФ выполняет охранительную и предупредительную функции.

Он реализует их путем установления основания уголовной ответственности и принципов уголовного права, определения действия уголовного закона, понятия преступления, системы наказания и освобождения от него, криминализации деяний и пенализации преступлений.

Предупредительная функция обеспечивается системой институтов и норм, направленных на: а) недопущение совершения преступлений путем угрозы наказанием (общая превенция изданного закона); б) предупреждение причинения ущерба посредством обстоятельств, исключающих преступность деяния; в) предупреждение причинения вреда поощрительной нормой о добровольном отказе от начатого преступления; г) возмещение причиненного вреда посредством деятельного раскаяния; д) недопущение рецидива преступлений со стороны виновных в преступлении лиц путем их наказания.

avtoschit-penza.ru

Уголовно-правовые нормы с двойной превенцией: понятие, сущность и виды (К.В. Ображиев, А.С. Шуйский, «Законы России: опыт, анализ, практика», N 12, декабрь 2009 г.)

Уголовно-правовые нормы с двойной превенцией: понятие, сущность и виды

К числу важнейших направлений уголовно-правового предупреждения преступлений относится уголовно-правовое воздействие на детерминанты преступности, которое осуществляется посредством норм с двойной превенцией. «Среди норм Особенной части, — пишет Э.А. Саркисова, — следует выделить ряд таких, которые направлены на предотвращение других, более опасных преступлений и призваны влиять на причины и условия, способствующие совершению тяжких преступлений. Такие нормы называют нормами «с двойной превенцией». Предупредительную функцию права они выполняют посредством установления санкций за общественно опасные действия, которые сами, как правило, не представляют большой общественной опасности, но могут привести к совершению деяний, более значимых по степени и характеру опасности, по тяжести наступивших последствий»*(1).

Однако надо признать, что при всей несомненной важности уголовно-правового воздействия на детерминанты преступности феномен норм с двойной превенцией не получил должной теоретической разработки в отечественной уголовно-правовой науке. Если обще- и частнопревентивное воздействие уголовного закона и иные уголовно-правовые средства противодействия преступности (предоставление права на причинение вреда при наличии обстоятельств, исключающих преступность деяния, регламентация добровольного отказа, применение принудительных мер воспитательного воздействия и др.) изучены довольно хорошо, то предупредительное значение уголовно-правовых норм с двойной превенцией фактически осталось за рамками специальных исследований.

Конечно же, нельзя отрицать тот факт, что уголовно-правовая наука немало преуспела в анализе составов преступлений, предусмотренных нормами с двойной превенцией. Однако при этом теория уголовного права практически не продвинулась в вопросах понимания последних. В современной уголовно-правовой литературе нет ни общепринятого определения уголовно-правовых норм с двойной превенцией, ни их научно обоснованной видовой классификации; не сложилось единого мнения по ряду ключевых вопросов, связанных с пониманием механизма превентивного воздействия уголовно-правовых норм с двойной превенцией. Пожалуй, единственным общим знаменателем немногочисленных публикаций по данной проблеме является констатация того, что уголовно-правовые нормы с двойной превенцией позволяют предупредить не только те деяния, ответственность за совершение которых предусмотрена соответствующими нормами, но и другие, — более тяжкие — преступления*(2). Однако и этот тезис нуждается в определенном уточнении, поскольку объектом вторичного превентивного воздействия могут являться не только более тяжкие, но и менее тяжкие преступные деяния. Так, например, уголовно-правовые нормы об ответственности за незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов наряду с предупреждением деяний, предусмотренных ст.ст. 228, 228.1 УК РФ, позволяют предупредить другие преступления, среди которых не только более тяжкие (убийство, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью и др.), но и менее тяжкие преступные деяния (в частности, кражи).

Впрочем, отмеченное обстоятельство не меняет сущности рассматриваемых норм, которая заключается в их способности оказывать двойное превентивное воздействие, т.е. предупреждать не только предусмотренные ими преступные деяния (первичное превентивное воздействие), но и другие преступления (вторичное превентивное воздействие)*(3). Правда, такого рода двойной превентивный эффект объясняется в теории уголовного права неоднозначно.

Так, одни авторы связывают его с тем, что преступление, ответственность за которое предусмотрена нормой с двойной превенцией, выступает в качестве условия, способствующего совершению другого преступного деяния. Другие специалисты говорят о том, что преступление, предусмотренное нормой с двойной превенцией, создает условия и непосредственную обстановку для совершения других преступлений*(4). Наконец, отдельные ученые считают, что двойное превентивное воздействие норм с двойной превенцией связано с тем, что предусмотренные ими преступные деяния создают причины и условия для совершения других преступлений*(5).

В этой связи нелишним будет напомнить, что причинная связь как проявление детерминизма представляет собой особого рода связь между явлениями, при которой одно из них (причина) с необходимостью, неизбежностью закономерно порождает другое (следствие). Причинная связь по своей природе является генетической, поскольку причина вызывает, производит следствие. Следовательно, причиной какого-либо явления может быть признано только то явление, которое с необходимостью, неизбежностью порождает первое. Связь между причиной и следствием (причинная связь) подчиняется динамическим законам, которые действуют с непосредственной и однозначной необходимостью, не допускающей никаких исключений.

Условиями же явления в отличие от его причин называется комплекс факторов, которые сами не могут породить непосредственно данное явление — следствие, но, сопутствуя причинам в пространстве и времени и влияя на них, обеспечивают определенное их развитие, необходимое для возникновения следствия*(6). Если причина с неизбежностью порождает следствие, то условие обеспечивает возможность, способствует действию причины. Связь между условием какого-либо явления и самим этим явлением является не причинной, а обусловливающей и подчиняется статистическим закономерностям, которые осуществляются «как внутренняя тенденция, прокладывающая себе путь сквозь массу случайностей и проявляющая себя в них как средняя многочисленных случайных отклонений»*(7).

Исходя из этого следует признать, что преступление, предусмотренное нормой с двойной превенцией, не может претендовать на статус причины другого преступления. Жесткая, однозначная детерминация, т.е. причинная связь, между ними отсутствует. Так, например, если лицо вовлекает несовершеннолетнего в совершение преступления, это не означает, что несовершеннолетний действительно совершит преступное деяние; продажа оружия какому-либо лицу не влечет с неизбежностью совершение им преступления и т.д.

Вместе с тем отсутствие причинной связи между объектами первичного и вторичного превентивного воздействия норм с двойной превенцией не означает отсутствия между ними иной детерминации. Преступление, ответственность за которое предусмотрена нормой с двойной превенцией, создает условие для совершения другого преступления, обусловливает его совершение. Связь между преступлением, ответственность за которое установлена нормой с двойной превенцией, и другим преступлением не является причинной; это обусловливающая связь.

Таким образом, двойной превентивный эффект рассматриваемых уголовно-правовых норм объясняется обусловливающей связью объектов первичного и вторичного превентивного воздействия, при которой одно преступление, ответственность за которое предусмотрена нормой с двойной превенцией, выступает в качестве условия, способствующего совершению другого преступного деяния. При этом подобная обусловливающая связь проявляется не только на уровне индивидуального, но и на уровне массового преступного поведения. В частности, криминологи давно уже подметили зависимость, проявляющуюся в том, что ослабление борьбы с хулиганством ведет к росту тяжких насильственных преступлений, а усиление борьбы с ними — к их сокращению. Эта тенденция нередко довольно отчетливо прослеживается на статистическом уровне. Так, активизация борьбы с хулиганством в начале 80-х гг. прошлого столетия в определенной мере способствовала снижению в 1985-1987 гг. коэффициентов убийств и причинения тяжкого вреда здоровью*(8).

Обобщая вышеизложенные соображения, можно заключить, что сущность уголовно-правовых норм с двойной превенцией заключается в их направленности на предупреждение преступлений, которые выступают в качестве условий, предпосылок совершения других преступлений, что позволяет добиться двойного превентивного эффекта.

В теории уголовного права не всегда верно понимается механизм двойного превентивного воздействия, оказываемого нормами с двойной превенцией, который, по мнению некоторых авторов, «срабатывает» только при их применении. Так, по мнению Е.А. Рапопорт, «специфика этих норм заключается в том, что, будучи примененными, они могут в будущем содействовать не только предупреждению совершения в дальнейшем аналогичных преступных действий, но и других, более опасных деяний. Таким образом, применение этих мер обнаруживает их двойную роль в профилактике преступлений (курсив наш. — Авт.)»*(9). Иными словами, Е.А. Рапопорт полагает, что без применения нормы с двойной превенцией для привлечения к уголовной ответственности лица, нарушившего соответствующий уголовно-правовой запрет, предупреждение иного преступления, на которое нацелено вторичное превентивное воздействие, невозможно.

В том же ключе рассуждает и Е.Л. Оськина, которая относит уголовно-правовые нормы с двойной превенцией к мерам частного предупреждения преступлений*(10). Из этого следует, что адресатом вторичного превентивного воздействия, по мнению Е.Л. Оськиной, может быть только то лицо, которое было привлечено к уголовной ответственности за преступление, выступающее в качестве условия совершения другого преступного деяния.

Однако, на наш взгляд, подобные представления искажают механизм воздействия уголовно-правовых норм с двойной превенцией. Уголовно-правовые нормы с двойной превенцией оказывают вторичное превентивное воздействие не только на тех лиц, к которым они применялись, но и на довольно широкий круг иных лиц. Как и другие уголовно-правовые запреты, норма с двойной превенцией самим фактом своего существования удерживает некоторую часть населения от совершения предусмотренного ею преступления, которое, в свою очередь, выступает условием совершения других преступных деяний. И если угрозой применения уголовного наказания норма с двойной превенцией удержала определенный контингент лиц от первого преступления, то тем самым она позволила предупредить и совершение другого преступления, т.е. оказала двойное превентивное воздействие. В связи с этим предпочтительнее выглядит точка зрения В.П. Ревина, согласно которой основными формами профилактического воздействия норм с двойной превенцией являются: угроза применения санкции за деяния, запрещенные уголовно-правовой нормой (общая превенция), привлечение к ответственности за преступление, не представляющее большой общественной опасности, и оказание тем самым профилактического воздействия, а иногда и лишение физической возможности совершения более тяжкого преступления (специальная превенция)*(11).

Разумеется, говоря о том, что нормы с двойной превенцией оказывают не только частнопредупредительное, но и общепредупредительное воздействие, не стоит забывать о неразрывной взаимосвязи частной и общей превенции, поскольку последняя практически неосуществима без первой. Если не работает принцип неотвратимости ответственности и лица, совершившие преступления, уходят от частнопревентивного уголовно-правового воздействия, всерьез рассчитывать на высокую эффективность общей превенции не приходится. «Эффект общего предупреждения . определяется в первую очередь реальной практикой осуществления неотвратимости ответственности за совершенные преступления, назначения и исполнения уголовного наказания»*(12).

Обобщая вышеизложенные соображения о сущности и механизме действия уголовно-правовых норм с двойной превенцией, представляется возможным сформулировать их следующее определение. Уголовно-правовые нормы с двойной превенцией — это нормы, устанавливающие уголовную ответственность за общественно опасные деяния, которые обусловливают последующее совершение других преступлений.

Различные ученые приводят несовпадающие перечни уголовно-правовых норм, обладающих двойным превентивным потенциалом. К их числу, как правило, относят нормы об ответственности за умышленное причинение легкого вреда здоровью (ст. 115 УК РФ), побои (ст. 116 УК РФ), истязание (ст. 117 УК РФ), угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК РФ), вовлечение несовершеннолетних в совершение преступления и антиобщественную деятельность (ст.ст. 150, 151 УК РФ), массовые беспорядки (ст. 212 УК РФ), хулиганство (ст. 213 УК РФ), незаконные изготовление, оборот, хищение и вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, их небрежное хранение (ст.ст. 220-226 УК РФ), незаконный оборот, хищение и вымогательство наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов, склонение к их потреблению (ст.ст. 228-232 УК РФ), нормы об ответственности за создание преступных групп (ст.ст. 208-210, 239, 282.1 УК РФ)*(13). Некоторые авторы дополнительно относят к нормам с двойной превенцией нормы об ответственности за клевету и оскорбление (ст.ст. 129, 130 УК РФ)*(14), незаконное проникновение в жилище (ст. 139 УК РФ)*(15), незаконное предпринимательство (ст. 171 УК РФ), незаконную банковскую деятельность (ст. 172 УК РФ), лжепредпринимательство (ст. 173 УК РФ), незаконное получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну (ст. 183 УК РФ), злоупотребление при выпуске (эмиссии) ценных бумаг (ст. 185 УК РФ), неправомерные действия при банкротстве (ст. 195 УК РФ)*(16). Более того, отдельные авторы причисляют к нормам с двойной превенцией и нормы об ответственности за подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов (ст. 184 УК РФ), принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения (ст. 179 УК РФ), нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина (ст. 136 УК РФ), присвоение или растрату (ст. 160 УК РФ), нормы об ответственности за налоговые преступления (ст.ст. 198-199.2 УК РФ), злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК РФ), жестокое обращение с животными (ст. 245 УК РФ), террористический акт (ст. 205 УК РФ), незаконную охоту (ст. 258 УК РФ)*(17).

Таким образом, к нормам с двойной превенцией в уголовно-правовой литературе относят довольно широкий (причем, как правило, неисчерпывающий) круг норм; при этом прослеживается тенденция к расширению их числа. В связи с этим хотелось бы подчеркнуть два важных обстоятельства.

Во-первых, следует предостеречь от чрезмерно широкого понимания норм с двойной превенцией. В некотором смысле можно считать, что все уголовно-правовые нормы оказывают как непосредственное, так и опосредованное превентивное воздействие, поскольку нарушение одного уголовно-правового запрета в известной мере облегчает нарушение других (в этой связи вспоминается выражение «встал на преступный путь»). Однако можно ли на этом основании отнести к числу норм с двойной превенцией все уголовно-правовые нормы? Полагаем, что нет, так как это полностью размыло бы границы исследуемого уголовно-правового феномена. Думается, что к числу норм с двойной превенцией следует относить только те нормы, которые предусматривают ответственность за преступления, создающие необходимые условия для совершения преступлений определенного вида.

Во-вторых, необходимо иметь в виду, что число уголовно-правовых норм с двойной превенцией не является постоянной, раз и навсегда заданной величиной. Еще в советской уголовно-правовой науке отмечался тот факт, что «круг названных преступлений, способствующих совершению более тяжких, может постоянно увеличиваться за счет введения других норм, ставящих под уголовно-правовую защиту новые общественные отношения или влияющих посредством уголовного права на причины и условия совершения преступлений»*(18). Этот тезис подтверждает и история развития российского уголовного законодательства, которое сравнительно недавно пополнилось такими нормами с ярко выраженным двойным превентивным эффектом, как нормы об ответственности за содействие террористической деятельности (ст. 205.1 УК РФ), публичные призывы к террористической деятельности или публичное оправдание терроризма (ст. 205.2 УК РФ), организацию экстремистского сообщества (ст. 282.1 УК РФ). Так что более перспективным видится не создание перечня уголовно-правовых норм с двойной превенцией, а их классификация.

Попытки классифицировать уголовно-правовые нормы с двойной превенцией предпринимались в уголовно-правовой науке неоднократно.

Так, Э.А. Саркисова предложила выделять семь групп уголовно-правовых норм с двойной превенцией:

1) нормы, оказывающие уголовно-правовое влияние на пьянство и алкоголизм, как условие, способствующее совершению многих, в том числе и тяжких преступлений;

2) нормы, направленные на предупреждение хищений государственного или общественного имущества;

3) нормы, направленные на предупреждение тяжких преступлений против личности;

4) нормы, направленные на предупреждение преступлений со стороны несовершеннолетних;

5) нормы, способствующие предупреждению рецидивной преступности;

6) нормы, пресекающие поведение, препятствующее раскрытию преступлений;

7) нормы, направленные на предупреждение автотранспортных преступлений с тяжкими последствиями*(19).

Несколько иную классификацию уголовно-правовых норм с двойной превенцией предлагает Э.Ф. Побегайло, выделяющий девять видов подобных норм. Это нормы, направленные на предупреждение:

1) тяжких преступлений против личности;

2) хищений и других корыстных преступлений;

3) рецидива преступлений;

4) преступлений, совершаемых на почве социального паразитизма;

5) преступлений, совершаемых на почве пьянства и алкоголизма;

6) преступлений совершаемых на почве наркомании и токсикомании;

7) преступлений среди несовершеннолетних;

8) преступных нарушений правил безопасности движения и эксплуатации транспорта;

9) преступных нарушений правил охраны труда и техники безопасности*(20).

Аналогичную классификацию предлагает и Н.А. Гордуз*(21).

Даже беглого взгляда на приведенные варианты классификации уголовно-правовых норм с двойной превенцией достаточно, чтобы отметить их очевидные недостатки и, прежде всего, — отсутствие единства классифицирующего критерия. Одни из указанных разновидностей норм с двойной превенцией выделены по объекту первичного превентивного воздействия (например, нормы, оказывающие уголовно-правовое влияние на пьянство и алкоголизм как условие совершения других преступлений), другие — в зависимости от направленности вторичного превентивного воздействия (нормы, направленные на предупреждение хищений, тяжких преступлений против личности, рецидивной преступности и др.). Более того, выделяя виды норм с двойной превенцией в зависимости от направленности вторичного превентивного воздействия, авторы также используют целый набор критериев: объект преступлений (преступления против личности), их тяжесть (тяжкие преступления), субъект преступления (преступность несовершеннолетних), повторность их совершения (рецидивная преступность).

По всей видимости, надо согласиться с тем, что для классификации столь сложного уголовно-правового феномена, каким являются нормы с двойной превенцией, следует использовать несколько критериев. Однако отмеченное обстоятельство требует разработки нескольких вариантов классификации соответствующих уголовно-правовых норм, но ни в коем случае это не должно вести к смешению различных классифицирующих критериев.

Полагаем, что в основу классификации могут быть положены следующие критерии: направленность первичного превентивного воздействия и направленность вторичного превентивного воздействия, которая, в свою очередь, может определяться в зависимости от объектов преступлений, их криминологической типологии, адресатов вторичного превентивного воздействия.

1. В зависимости от направленности первичного превентивного воздействия представляется возможным выделить пять видов норм с двойной превенцией:

а) нормы, устанавливающие ответственность за деяния, целью которых является совершение преступления другими лицами, — склонение к совершению преступлений, призывы к преступной деятельности, вовлечение в преступные группы, вооружение и подготовка лица для совершения преступлений (ст.ст. 150, 205.1, 205.2, ч. 3 ст. 212, ст.ст. 280, 282.1, 354 УК РФ);

б) нормы, устанавливающие ответственность за организацию групп для совершения преступлений (ст.ст. 208-210, 239, 282.1 УК РФ);

в) нормы, устанавливающие ответственность за изготовление, незаконный оборот, небрежное хранение, хищение и вымогательство материалов, веществ и предметов, которые могут использоваться для совершения преступлений (ст.ст. 186, 187, 220-226, 273, 325-327 УК РФ);

г) нормы, устанавливающие ответственность за деяния, выступающие в качестве «фоновых»явлений преступности (ст.ст. 151, 156, 228-232, 240-242.1 УК РФ);

д) нормы, устанавливающие ответственность за деяния, со временем «перерастающие» в другие, более тяжкие преступления (ст.ст. 115-117, 119, 213 УК РФ).

2. В зависимости от направленности вторичного превентивного воздействия нормы с двойной превенцией могут быть классифицированы:

1) по объекту преступлений, на которые направлено вторичное превентивное воздействие(нормы с двойной превенцией, опосредованнопредупреждающие преступления против личности; в сфере экономики; против общественной безопасности и т.д.);

2) по криминологической типологии преступлений, на которые направлено вторичное превентивное воздействие (нормы с двойной превенцией, нацеленные на предупреждение насильственных преступлений, корыстных преступлений, политических преступлений и т.д.);

3) по адресатам вторичного превентивного воздействия:

а) нормы об ответственности за деяния, выступающие в качестве условия совершения другого преступления тем же лицом (например, ст.ст. 115-117, 119 УК РФ);

б) нормы об ответственности за деяния, выступающие в качестве условия совершения другого преступления иным лицом (например, ст.ст. 150, 205.1, 205.2 УК РФ).

Разумеется, высказанные соображения о классификации уголовно-правовых норм не претендуют на окончательность и бесспорность и отнюдь не исключают иных возможных вариантов их классификации.

1. Алексеев А.И. Криминология: Курс лекций. М., 1998.

2. Величко А.Н., Шатилович С.Н. Профилактическая деятельность суда и ее место в системе предупреждения преступлений // Российский судья. 2006. N 1.

3. Винокуров В., Шелестюков В. Нарушение неприкосновенности жилища как основание причинения вреда в состоянии необходимой обороны // Уголовное право. 2006. N 6.

4 . Гордуз Н.А. Система уголовно-правовых средств предупреждения преступлений и некоторые вопросы эффективности их использования // Проблемы состава преступления и дифференциации ответственности в свете нового законодательства: Тезисы межкафедрального семинара. М.: Изд-во Акад. МВД СССР, 1983.

5. Ильяшенко А.Н., Морчев И.А. Проблемы совершенствования практики применения уголовно-правовых норм, используемых при привлечении к ответственности за криминальное насилие в семье // Российский следователь. 2007. N 8.

6. Категории материалистической диалектики. М., 1967.

7. Кудрявцев В.Н. Причины правонарушений. М., 1976.

8. Оськина Е.Л. Проблемы классификации уголовно-правовых мер предупреждения преступлений // Российский судья. 2008. N 9.

9. Побегайло Э.Ф., Гордуз Н. А. Уголовно-правовые средства предупреждения тяжких насильственных преступлений (проблемы использования норм «с двойной превенцией») // Правовые проблемы профилактики правонарушений. Труды Академии МВД СССР. М., 1985.

10. Побегайло Э.Ф., Ревин В.П. Уголовно-правовые средства предупреждения тяжких преступлений против личности: Учебное пособие. М., 1989.

11. Проблема причинности в современной физике. М, 1960.

12. Рапопорт Е.А. Уголовно-правовые основы предупреждения преступлений: Дисс. . канд. юрид. наук. Ставрополь, 2001.

13. Саркисова Э.А. Предупредительная роль уголовного закона. Минск, 1979.

14. Спирев М.В. Уголовно-правовые меры пресечения преступлений среди спортсменов // Спорт: экономика, право, управление. 2008. N 1.

15. Ценова Т.Л. Понятие, состав и виды коммерческого мошенничества // Российский судья. 2004. N 4.

кандидат юридических наук, доцент

кафедры уголовно-правовых дисциплин

Юридического института Академии

Генеральной прокуратуры РФ

заместитель прокурора г. Ессентуки

«Законы России: опыт, анализ, практика», N 12, декабрь 2009 г.

*(1) Саркисова Э.А. Предупредительная роль уголовного закона. Минск, 1979. С. 47.

*(2) См., например: Гордуз Н.А. Система уголовно-правовых средств предупреждения преступлений и некоторые вопросы эффективности их использования // Проблемы состава преступления и дифференциации ответственности в свете нового законодательства: Тезисы межкафедрального семинара. М.: Изд-во Акад. МВД СССР, 1983. С. 104; Побегайло Э.Ф., Гордуз Н.А. Уголовно-правовые средства предупреждения тяжких насильственных преступлений (проблемы использования норм «с двойной превенцией») // Правовые проблемы профилактики правонарушений. Труды Академии МВД СССР. М., 1985. С. 42; Побегайло Э.Ф., Ревин В.П. Уголовно-правовые средства предупреждения тяжких преступлений против личности: Учебное пособие. М., 1989. С. 10; Рапопорт Е.А. Уголовно-правовые основы предупреждения преступлений: Дисс. . канд. юрид. наук. Ставрополь, 2001. С. 4-5; Саркисова Э.А. Указ. соч. С. 47.

*(3) В отдельных публикациях сущность уголовно-правовых норм с двойной превенцией получила иную — более широкую трактовку. Так, В.П. Ревин считает, что «юридической сущностью уголовно-правовых норм с двойной превенцией, имеющих преимущественно профилактическую направленность, является: воспитательное воздействие указанных норм на широкий круг населения;устрашение уголовной ответственностью и практикой ее применения; воспитательно-предупредительное воздействие на привлеченных к уголовной ответственности лиц, совершивших преступления, не представляющие большой общественной опасности; предупреждение более тяжкого преступления или более тяжких последствий»(см.: Побегайло Э.Ф., Ревин В.П. Указ. соч. С. 32.). Однако воспитательное воздействие на широкий круг населения, равно как и устрашение уголовной ответственностью и практикой ее применения оказывают не только уголовно-правовые нормы с двойной превенцией, но и иные уголовно-правовые нормы Особенной части УК РФ, в связи с чем указанные элементы не могут, на наш взгляд, характеризовать сущность рассматриваемых норм.

*(4) См., например: Побегайло Э.Ф., Ревин В.П. Указ. соч.С. 10.

*(5) См., например: Саркисова Э.А. Указ. соч. С. 47.

*(6) Категории материалистической диалектики. М.,1967. С. 95.

*(7) Проблема причинности в современной физике. М.,1960. С. 394. Цит. по: Кудрявцев В.Н. Причины правонарушений. М., 1976. С. 22.

*(8) Побегайло Э.Ф., Ревин В.П. Указ. соч. С. 17-18.

*(9) Рапопорт Е.А. Указ. соч. С. 4-5.

*(10) Оськина Е.Л. Проблемы классификации уголовно-правовых мер предупреждения преступлений // Российский судья. 2008. N 9.

*(11) Побегайло Э.Ф., Ревин В.П. Указ. соч. С. 32.

*(13) Алексеев А.И. Криминология: Курс лекций. М., 1998.С. 118-119; Ильяшенко А.Н., Морчев И.А. Проблемы совершенствования практики применения уголовно-правовых норм, используемых при привлечении к ответственности за криминальное насилие в семье // Российский следователь. 2007. N 8; Побегайло Э.Ф., Гордуз Н.А. Указ. соч. С. 41;Саркисова Э.А. Указ. соч. С. 81-82.

*(14) Величко А.Н., Шатилович С.Н. Профилактическая деятельность суда и ее место в системе предупреждения преступлений // Российский судья. 2006. N 1.

*(15) Винокуров В., Шелестюков В. Нарушение неприкосновенности жилища как основание причинения вреда в состоянии необходимой обороны // Уголовное право.2006. N 6.

*(16) Ценова Т.Л. Понятие, состав и виды коммерческого мошенничества // Российский судья. 2004. N 4.

*(17) Спирев М.В. Уголовно-правовые меры пресечения преступлений среди спортсменов // Спорт: экономика, право, управление. 2008. N 1.

*(18) Саркисова Э.А. Указ. соч. С. 48.

*(19) Саркисова Э.А. Указ. соч. С. 49.

*(20) Побегайло Э.Ф., Ревин В.П. Указ. соч. С. 10.

*(21) Гордуз Н.А. Указ. соч. С. 104-105.

К.В. Ображиев — кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин Юридического института Академии Генеральной прокуратуры РФ

А.С. Шуйский — заместитель прокурора г. Ессентуки

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

base.garant.ru

Смотрите еще:

  • Ст8 федерального закона о порядке рассмотрения обращений граждан Федеральный закон от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ"О порядке рассмотрения […]
  • Вакансии юриста калининграде Вакансии юриста калининграде Юридическое бюро Роменко А.В. • Калининград Главный юрист суброгационного отдела Гросс/год: 75 000 руб. Ваша правовая защита • Калининград Юрист в сфере интеллектуальной […]
  • Страховая часть пенсии как узнать сумму Как узнать накопительную часть пенсии по СНИЛС через Интернет Пенсионная реформа произвела широкий резонанс в российском обществе. До сих пор ходят споры о том, какая система лучше – старая или новая. Тем не […]
Закладка Постоянная ссылка.

Обсуждение закрыто.