Преступный умысел статья ук рф

Статья 29. Оконченное и неоконченное преступления

1. Преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом.

2. Неоконченным преступлением признаются приготовление к преступлению и покушение на преступление.

3. Уголовная ответственность за неоконченное преступление наступает по статье настоящего Кодекса, предусматривающей ответственность за оконченное преступление, со ссылкой на статью 30 настоящего Кодекса.

Комментарий к статье 29 Уголовного Кодекса РФ

Стадии совершения преступления различаются между собой по объективным признакам — по моменту прекращения преступной деятельности и по характеру совершенных действий.

1. Стадии совершения преступления — это определенные периоды развития преступной деятельности, качественно различающиеся между собой по характеру совершения общественно опасных действий, отражающих различную степень реализации виновным преступного умысла. Используя этот объективный критерий, ст. 29 УК различает три стадии совершения преступления: а) приготовление к преступлению; б) покушение на преступление; в) оконченное преступление.

2. Оконченное преступление. Преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного УК. Момент окончания преступления является различным в зависимости от конструкции состава преступления. Для одних составов преступления характерно, что они считаются оконченными лишь при наступлении определенных общественно опасных последствий. Таковы, в частности, составы преступлений, предусмотренные ст. ст. 105, 111, 158, 286 УК и др. Ряд составов сконструирован так, что они считаются оконченными с момента совершения самого общественно опасного деяния независимо от наступления общественно опасных последствий (ст. 126, ч. 1 ст. 131, ч. ч. 1, 2 ст. 162 УК).

3. Стадии приготовления к преступлению и покушения на преступление уголовным законодательством признаются неоконченным преступлением (ч. 2 ст. 29 УК).

4. Поскольку стадии совершения преступления представляют целенаправленную деятельность лица по подготовке и совершению преступления, или, иначе говоря, различные этапы реализации преступного умысла, установление стадий возможно лишь в умышленных преступлениях. Более того, поскольку при приготовлении и покушении лицо стремится к завершению преступления, желает либо наступления общественно опасных последствий, либо совершения всех действий, образующих оконченное преступление, то в данном случае речь может идти только о прямом умысле.

5. Для признания некоторых преступлений оконченными достаточно факта организационной деятельности, которая еще не реализовалась в конкретное посягательство на охраняемый уголовным законом объект. Так, например, организация преступного сообщества (преступной организации) считается оконченным преступлением уже с момента создания преступного сообщества (преступной организации для совершения тяжких или особо тяжких преступлений (ст. 210 УК)).

www.gk-rf.ru

Преступный умысел

На территории Большемуртинского района участились факты заведомо ложного доноса о совершении преступлений, так, 16.07.2015, гр. П., находясь в состоянии алкогольного опьянения, выйдя из отделения полиции № 2 Межмуниципального отдела Министерства Внутренних Дел России «Казачинский» (далее ОП № 2 МО МВД России «Казачинский»), куда был доставлен сотрудниками полиции для получения объяснения по сообщению гр-ки И. о причинении ей телесных повреждений, и дойдя до помещения магазина, расположенного по адресу: Красноярский край, Большемуртинский район, п. Большая Мурта, ул. Партизанская, 100, с целью отомстить гр. И. за сделанное ею сообщение в отношении него, у гр. П. возник преступный умысел, направленный на заведомо ложный донос о совершенном в отношении него преступлении – открытом хищении личных вещей, документов и денежных средств совершенного гр-кой И.

Реализуя свой преступный умысел, 16.07.2015, примерно в 23 час. 20 мин., находясь в состоянии алкогольного опьянения у здания магазина, расположенного по адресу: Красноярский край, Большемуртинский район, п. Большая Мурта, ул. Партизанская, 100, гр. П. оставил два полимерных пакета в которых находились его личные вещи, документы и денежные средства, после чего в 23 час. 30 мин. пришел в ОП № 2 Межмуниципального отдела МВД России «Казачинский», расположенный по адресу: Красноярский край, Большемуртинский район, п. Большая Мурта, ул. Партизанская, 98, где обратился в дежурную часть, сообщив о совершенном в отношении него преступлении. Гр. П. будучи надлежащим образом предупрежденным об уголовной ответственности по ст. 306 УК РФ собственноручно написал заявление в котором сообщил об открытом хищении личных вещей, документов и денежных средств, совершенного в отношении него гр-кой И. При проверке заявления гр. П. в ОП № 2 МО МВД России «Казачинский» установлено, что личные вещи, документы и денежные средства были обнаружены и изъяты сотрудниками ОП № 2 МО МВД России «Казачинский», их хищения гр-ка И. не совершала. Гр. П., зная о том, что сообщаемые им сведения, не соответствуют действительности, умышленно, совершил заведомо ложный донос об открытом хищении личных вещей, документов и денежных средств совершенном гр-кой И..

Уголовное дело по обвинению гр. П. направлено в суд для рассмотрения по существу.

15.12.2015, примерно в 19 час. 00 мин. находясь у себя дома по адресу: Красноярский край, Большемуртинский район, п. Энский д. № 3, с целью того, чтобы быстрее восстановить утраченный ею паспорт гражданина Российской Федерации, и избежания уплаты административного штрафа за утрату паспорта гражданина Российской Федерации, у гр. К возник преступный умысел, направленный на заведомо ложный донос о совершенном в отношении нее преступлении – открытом хищении личных вещей, документов и денежных средств, совершенного неустановленным лицом на пересечении улиц Партизанской и Кирова п. Большая Мурта Красноярского края.

Реализуя свой преступный умысел, 16.12.2015 приехав в п. Большая Мурта из п. Энский Большемуртинского района Красноярского края на рейсовом автобусе, в 09 час. 40 мин. пришла в отделение полиции № 2 Межмуниципального отдела Министерства Внутренних Дел России «Казачинский» (далее ОП № 2 МО МВД России «Казачинский»), расположенный по адресу: Красноярский край, Большемуртинский район, п. Большая Мурта, ул. Партизанская, 98, где обратилась в дежурную часть, сообщив о совершенном в отношении нее преступлении. Гр.К., будучи надлежащим образом предупрежденной об уголовной ответственности по ст. 306 УК РФ собственноручно написала заявление в котором сообщила об открытом хищении личных вещей, документов и денежных средств, совершенного в отношении нее неустановленным лицом.

При проверке заявления гр. К. в ОП № 2 МО МВД России «Казачинский» установлено, что она написала ложное заявление об открытом хищении личных вещей, документов и денежных средств, хищения никто не совершал. Гр.К., зная о том, что сообщаемые ею сведения, не соответствуют действительности, умышленно, совершила заведомо ложный донос об открытом хищении личных вещей, документов и денежных средств совершенном неустановленным лицом.

Уголовное дело по обвинению гр. К. направлено в суд для рассмотрения по существу.

21.10.2015, в 22-м часу, гр. П. , совместно с гр. Б., находились у ограды д. 47 по ул. Центральная д.Энск Большемуртинского района Красноярского края, где проживает ранее знакомый гр. В. Гр. П., не зная, где приобрести спиртное в д.Энск, решил съездить на автомобиле «ВАЗ 2106», 2002 года выпуска, принадлежащем гр. В., находящемся перед домом последнего, не имея права управления данным транспортным средством, за пределы д.Энск для приобретения спиртного.

Имея при себе ключи от замка зажигания автомобиля гр. В., которые он взял в доме у последнего, гр. П. продемонстрировал их гр. Б. и предложил съездить на автомобиле гр. В. за спиртным. Гр. Б., увидев у гр. П. ключи от автомобиля, осознавая, что права управления автомобилем гр. В. они не имеют, ответил согласием на предложение гр. П., тем самым вступив с последним в предварительный преступный сговор на неправомерное завладение автомобилем «ВАЗ 2106» без цели хищения, укрепив своим согласием преступный умысел гр. П.

Реализуя свой преступный умысел, направленный на неправомерное завладение без цели хищения автомобилем ««ВАЗ 2106» 2002 года выпуска, принадлежащим гр. В., 21.10.2015, в 22-м часу, гр. П., совместно с гр.Б., действуя совместно и согласованно, подошли к автомобилю «ВАЗ 2106», находящемуся у д. 47 по ул. Центральная д. Энск Большемуртинского района Красноярского края, где гр. П., по предварительной договоренности с гр. Б., сел за руль указанного автомобиля, а гр. Б. на переднее пассажирское сиденье. После чего, продолжая свои преступные действия, гр. П. с помощью имевшихся у него ключей от замка зажигания автомобиля гр. В. завел двигатель автомобиля, и они начали движение в сторону проезжей части ул. Центральная д.Энск, где забуксовали, после чего, совместными усилиями толкнув автомобиль, продолжили движение. Отъехав не более 10 м от места, где находился автомобиль, гр. Б. и гр. П. были обнаружены в автомобиле гр. В, после чего покинули автомобиль.

Увидев, что гр. В. отошла от автомобиля и вошла в ограду дома № 47 по ул. Центральная д. Энск, гр.П. и гр.Б., продолжая свои согласованные преступные действия на совершение неправомерного завладения автомобилем гр. В. без цели хищения, вернулись к автомобилю гр. В., совместными усилиями вытолкали автомобиль на проезжую часть ул. Центральная д.Энск, где гр. П. вновь завел автомобиль и сел за руль, а гр. Б. на переднее пассажирское сиденье. Завладев автомобилем совершили на нем поездку за пределы д.Энск, после чего автомобиль оставили у кв. 2 д. 5 по ул. Центральная д.Энская Емельяновского района Красноярского края.

Таким образом, гр. П. и гр. Б. своими действиями совершили преступление, предусмотренное п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ — неправомерное завладение автомобилем без цели хищения (угон), совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Так, 13.03.2015, около 07 час 00 мин, гр. С. находился в доме № 1 кв. 1 по ул. Кирова п.г.т. Большая Мурта Красноярского края. Находясь в затруднительном материальном положении, желая распить спиртное, но, не имея денежных средств на его приобретение, у гр.С., из корыстных побуждений, возник преступный умысел, направленный на совершение тайного хищения денежных средств, принадлежащих гр. В. с целью их дальнейшего использования на приобретение спиртного, продуктов питания и личные нужды.

Реализуя свой преступный умысел, направленный на тайное хищение чужого имущества, с причинением значительного ущерба гражданину, в период с 11 час 02 мин 13.03.2015 до 09 час 50 мин 14.03.2015, гр. С., находясь в п.г.т. Большая Мурта Красноярского края, воспользовавшись тем, что у него при себе имеется банковская карта ОАО «Сбербанк России», держателем которой является гр. В., а также, зная ее пин-код, тайно похитил принадлежащие последнему денежные средства в размере 4605,6 рублей, путем оплаты посредством банковской карты, приобретенных им продуктов питания и спиртного в магазине «Копеечка», расположенном по ул. Кооперативная д. 31 помещение 2 на сумму 2609,4 рублей, в магазине «Русь», расположенном по ул. Кирова, 13 на сумму 442, 2 рублей, в магазине «Минимаркет», расположенном по ул. Кооперативная, 31/1 на сумму 1554 рублей. Своими действиями гр. С.. причинил потерпевшему гр. В. материальный ущерб в указанному размере, который является для него значительным, т.к. его доход составляет пенсия в общем размере 6098, 37 рублей.

Таким образом, своими действиями, гр. С. совершил преступление, предусмотренное п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ — кража, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенная с причинением значительного ущерба гражданину.

www.bmurta.ru

Умысел и его виды. Неосторожность и ее виды.

Умысел представляет собой одну из форм вины.

Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо, его совершившее, осознавало общественную опасность своего действия (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления (ч. 2 ст. 25 УК РФ).

Косвенный умысел бывает тогда, когда лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействий), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично (ч. 3 ст. 25 УК РФ).

Умысел имеет интеллектуальный и волевой моменты.

  • Интеллектуальный момент заключается:
  • в осознании виновным общественно опасного характера совершенного деяния;
  • в предвидении его общественно опасных последствий.
    • Волевой момент выражается:
      1. в желании наступления этих последствий;
      2. в сознательном допущении наступления этих последствий.

      Интеллектуальный момент прямого и косвенного умысла полностью совпадает. Волевой момент умысла, фиксирующий желание наступления общественно опасных последствий или их сознательное допущение, относится к волевой сфере психики виновного. Закон содержит указания на два возможных вида волевой активности: желание наступления общественно опасных последствий (этот вид — прямой умысел), либо сознательное допущение возможности наступления таких последствий (косвенный умысел).

      Умысел является наиболее распространенной формой вины на практике.

      Различие между прямым и косвенным умыслом по содержанию интеллектуального элемента состоит в неодинаковом характере предвидения последствий. Если прямой умысел характеризуется предвидением, как правило, неизбежности, а иногда реальной возможности наступления общественно опасных последствий, то косвенному умыслу присуще предвидение только реальной возможности наступления таких последствий. Но основное различие между прямым и косвенным умыслом заключается в том, что волевое отношение субъекта к последствиям проявляется в различных формах. Положительное отношение к ним при прямом умысле выражается в желании, а при косвенном умысле – в сознательном допущении либо в безразличном отношении. Установление вида умысла очень важно для правильной квалификации преступления, что подтверждается многими примерами.

      Согласно ст. 26 ч. I УК РФ преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности.

      Преступление признается совершенным по легкомыслью, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействий), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий.

      Самонадеянность (легкомыслие) отличается от косвенного умысла тем, что лицо предвидит лишь возможность наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, но рассчитывает на предотвращение наступления этих последствий, но расчет оказывается легкомысленным. При косвенном умысле такой расчет отсутствует, виновный предвидит последствия своих действий и сознательно их допускает, либо относится к ним безразлично.

      Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействий), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

      От умысла и преступного легкомыслия преступная небрежность отличается отсутствием предвидения возможности наступления общественно опасных последствий. В ст. 24 ч. II УК РФ указывается, что деяние, совершенное по неосторожности, признается преступлением только в том случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

      Формы вины. Умысел и неосторожность: Видео


      legalquest.ru

      Преступный умысел статья ук рф

      Мировой судья судебного участка №4 г. Бийска Алтайского края М.Б.Южанинов,

      с участием государственного обвинителя помощника прокурора г. Бийска Демиденко И.В.,

      подсудимого Немирова Н.Ю.,

      защитника Мамырина М.А., предъявившего удостоверение №* и ордер №* от * года,

      при секретаре Шестаковой Г.Е.,

      рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении

      * рождения, уроженца *, русского, не имеющего гражданства, не имеющего регистрации, проживающего по адресу *, работающего строителем по найму, имеющего образование 9 классов, не состоящего в браке, не военнообязанного в связи с отсутствием гражданства, не судимого,

      обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.158 УК РФ, ч.3 ст.30, ч.1 ст.158 УК РФ,

      Немиров Н.Ю. совершил преступления при следующих обстоятельствах.

      * г. около * ч. *мин. местного времени у Немирова Н.Ю., возник преступный умысел совершить тайное хищение чужого имущества, а именно детали с железнодорожного вагона, находящегося на ст. Бийск Западно-Сибирской железной дороги (Алтайский край г. Бийск) .

      * г. около * часов местного времени Немиров Н.Ю., имея умысел и корыстную цель, направленные на тайное хищение чужого имущества, пришел на участок 10 железнодорожного пути ст. Бийск Западно-Сибирской железной дороги (Алтайский край г. Бийск), находящийся в *м к северо-востоку от здания железнодорожного вокзала ст. Бийск, расположенного по адресу: *, где подошел к грузовому вагону № *, принадлежащему ОАО «Российские железные дороги». После этого, * г. около * часов местного времени Немиров Н.Ю., реализуя свой преступный умысел, убедившись, что рядом никого нет и за его действиями никто не наблюдает, осознавая общественную опасность своих действий, предвидя неизбежность наступления общественно опасных последствий и желая их наступления, действуя из корыстных побуждений, преследуя цель незаконного обогащения, тайно похитил магистральную часть воздухораспределителя тормозного оборудования вагона № * стоимостью * руб., принадлежащую ОАО «Российские железные дороги», открутив имевшимся у него гаечным ключом гайки крепления. Затем Немиров Н.Ю. с похищенной магистральной, частью воздухораспределителя тормозного оборудования вагона скрылся с места преступления, распорядившись в дальнейшем похищенным имуществом по своему усмотрению. В результате своих преступных действий, Немиров Н.Ю. причинил собственнику ОАО «Российские железные дороги» ущерб на сумму * рублей.

      Кроме того, * г. около *часов местного времени у Немирова Н.Ю. возник преступный умысел совершить тайное хищение чужого имущества, а именно магистральной части воздухораспределителя тормозного оборудования вагона, находящегося на ст. Бийск Западно-Сибирской железной дороги (Алтайский край г. Бийск). * г. около * час. * мин. местного времени Немиров Н.Ю., осуществляя свой преступный умысел и корыстную цель, направленные на тайное хищение чужого имущества — магистральной части воздухораспределителя тормозного оборудования вагона, пришел на 10 путь ст. Бийск Западно-Сибирской железной дороги, (Алтайский край г.Бийск), где подошел к вагону № 52439023, принадлежащему ОАО «Российские железные дороги». После этого, * г. около * час. * мин. местного времени Немиров Н.Ю., убедившись, что рядом никого нет и за его действиями никто не наблюдает, осознавая общественную опасность своих действий, предвидя неизбежность наступления общественно опасных последствий и желая их наступления, действуя из корыстных побуждений, преследуя цель незаконного обогащения, пытался тайно похитить магистральную часть воздухораспределителя тормозного оборудования вагона № * стоимостью * руб., принадлежащую ОАО «Российские железные дороги», открутив имевшимся у него гаечным ключом гайки крепления. Однако, довести свой преступный умысел, направленный на тайное хищение магистральной части воздухораспределителя тормозного оборудования вагона № *, принадлежащего ОАО «Российские железные дороги», Немиров Н.Ю. до конца не смог, по независящим от него обстоятельствам, так как был задержан на месте преступления сотрудником полиции. В случае доведения преступления до конца, Немиров Н.Ю. причинил бы собственнику — ОАО «Российские железные дороги» ущерб на сумму * рублей.

      Подсудимый Немиров Н.Ю. признал вину в совершении преступления в полном объеме.

      Судом решение принимается в порядке особого производства, поскольку подсудимый Немиров Н.Ю. полностью согласен с предъявленным обвинением, осознает характер и последствия заявленного им ходатайства, которое заявлено им добровольно и после проведения консультаций с защитником, что установлено в судебном заседании. Представителем потерпевшего юридического лица, защитником и государственным обвинителем выражено согласие на рассмотрение дела в порядке особого производства.

      Суд квалифицирует действия Немирова Н.Ю.:

      по факту хищения имущества ОАО «Российский железные дороги» * года — по ч.1 ст.158 УК РФ, как кража, то есть тайное хищение чужого имущества;

      по факту покушения на хищение имущества ОАО «Российские железные дороги» * — по ч.3 ст.30, ч.1 ст.158 УК РФ, как покушение, то есть умышленные действия лица, непосредственно направленное на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца, по независящим от этого лица обстоятельствам, на кражу, то есть тайное хищение чужого имущества.

      При назначении наказания подсудимому суд учитывает характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, его семейное положение, обстоятельства, смягчающие наказание, влияние назначенного наказания на исправление осужденного.

      При назначении наказания суд учитывает, что подсудимый Немиров Н.Ю. впервые совершил умышленные преступления небольшой тяжести, ранее не судим. Участковым уполномоченным милиции подсудимый характеризуется отрицательно. На учете в психоневрологическом диспансере не состоит.

      В качестве смягчающих наказание обстоятельств суд признает и учитывает следующее: признание подсудимым вины, раскаяние в содеянном, активное способствование раскрытию преступлений и возращению похищенного имущества; наличие в материалах дела явки с повинной по эпизоду тайного хищения имущества ОАО «Российские железные дороги» 08.12.2012 года; наличие у Немирова Н.Ю. на иждивении престарелого родителя — инвалида.

      Отягчающие наказание Немирова Н.Ю. обстоятельства судом по делу не установлены.

      При этом наказание Немирову Н.Ю. суд назначает по правилам ч.7 ст.316 УПК РФ, ч.5 ст.62 УК РФ, т.е. не более 2/3 максимального срока, предусмотренного санкцией соответствующей статьи УК РФ.

      Кроме того, при назначении наказания по эпизоду тайного хищения имущества ОАО «Российские железные дороги» * года судом учитываются требования ч.1 ст.62 УК РФ, согласно которой при наличии смягчающего обстоятельства, предусмотренного пунктом «и» части первой статьи 61 настоящего Кодекса, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса.

      При назначении наказания по эпизоду покушения на тайное хищение имущества ОАО «Российские железные дороги» * года судом учитываются требования ч.3 ст.66 УК РФ, в силу которых срок или размер наказания на покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное преступление.

      Исключительных обстоятельств для применения ст.64 УК РФ суд не усматривает.

      Учитывая при назначении наказания обстоятельства дела, характер и степень общественной опасности преступлений, совершенных подсудимым Немировым Н.Ю., личность виновного, совокупность обстоятельств, смягчающих наказание, мировой судья считает, что цели исправления и перевоспитания осужденного в данном случае могут быть достигнуты без изоляции осужденного от общества.

      На основании изложенного, руководствуясь ст. 316 УПК РФ, мировой судья

      Признать Немирова Н. Ю. виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.158 УК РФ, ч.3 ст.30, ч.1 ст.158 УК РФ, и назначить ему наказание:

      — по ч.1 ст.158 УК РФ, с учетом требований ч.5 ст.62 УК РФ, ч.1 ст.62 УК РФ, ч.7 ст.316 УПК РФ, в виде штрафа в размере ШЕСТИ ТЫСЯЧ рублей;

      — по ч.3 ст.30, ч.1 ст.158 УК РФ, с учетом требований ч.5 ст.62 УК РФ, ч.3 ст.66 УК РФ, ч.7 ст.316 УПК РФ, в виде штрафа в размере ПЯТИ ТЫСЯЧ рублей;

      На основании ч.2 ст.69 УК РФ, путем поглощения менее строго наказания более строгим, окончательно назначить Немирову Н. Ю. наказание в виде штрафа в размере ШЕСТИ ТЫСЯЧ рублей.

      Меру пресечения в отношении Немирова Н. Ю. до вступления приговора в законную силу не избирать.

      Вещественные доказательства — две магистральных части воздухораспределителя -оставить по принадлежности у потерпевшего ОАО «Российские железные дороги».

      Вещественные доказательства — гаечный ключ размером 17х19 мм., три гайки, шпильку — уничтожить по вступлению приговора в законную силу.

      Приговор может быть обжалован или опротестован в апелляционном порядке в Бийский городской суд г.Бийска Алтайского края через мирового судью судебного участка №4 г.Бийска Алтайского края в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей, — в тот же срок со дня вручения ему копии приговора.

      В случае подачи апелляционной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении дела судом апелляционной инстанции.

      biysk4.alt.msudrf.ru

      Статья 25 УК РФ. Преступление, совершенное умышленно

      1. Преступлением, совершенным умышленно, признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом.

      2. Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления.

      3. Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично.

      Комментарии к ст. 25 УК РФ

      1. В комментируемой статье впервые законодательно закреплено деление умысла на прямой и косвенный. Правильное установление вида умысла имеет большое юридическое значение. Приготовление к преступлению и покушение на преступление, организация преступления и подстрекательство к нему возможны лишь с прямым умыслом. Вид умысла в числе прочих обстоятельств должен учитываться судом и при назначении наказания, на что не раз обращал внимание Пленум Верховного Суда РФ, в частности в Постановлении от 27.01.1999 N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)».

      2. Прямой умысел характеризуется: а) осознанием общественной опасности совершаемого деяния; б) предвидением возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий; в) желанием их наступления (ч. 2 ст. 25 УК). Первые два признака характеризуют процессы, протекающие в сфере сознания, и поэтому образуют интеллектуальный элемент прямого умысла. Третий признак (желание наступления последствий) относится к волевой сфере психической деятельности и составляет волевой элемент прямого умысла.

      Осознание общественно опасного характера совершаемого деяния — это понимание его фактического содержания и общественного значения. Оно включает представление о характере тех благ, на которые совершается посягательство, т.е. об объекте преступления, о содержании действия (бездействия), посредством которого осуществляется посягательство, а также о тех фактических обстоятельствах (время, место, способ, обстановка, орудия и средства посягательства), при которых происходит преступление. Отражение всех этих обстоятельств в сознании виновного дает ему возможность осознать объективную направленность деяния на определенные социальные блага, его вредность для системы существующих в стране общественных отношений, т.е. его общественную опасность. Осознание общественной опасности деяния не требует специального доказывания по каждому делу, поскольку способность осознавать социальное значение своих поступков присуща каждому человеку на основе его жизненного опыта и приобретенных знаний.

      Предвидение — это отражение в сознании тех событий, которые произойдут, должны или могут произойти в будущем. Оно означает мысленное представление виновного о том вреде, который причинит или может причинить его деяние общественным отношениям, поставленным под защиту уголовного закона. При прямом умысле предвидение включает, во-первых, представление о фактическом содержании предстоящих изменений в объекте посягательства, во-вторых, понимание их социального значения, т.е. вредности для общества, в-третьих, осознание (хотя бы в общих чертах) причинно-следственной зависимости между действием или бездействием и общественно опасными последствиями.

      Следует заметить, что предвидение общественно опасных последствий входит в содержание умысла только при совершении преступлений с материальным составом.

      В определении Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ по делу Ф. указано, что ее осуждение за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью является необоснованным, поскольку обстоятельства совершения деяния не позволяют утверждать, будто Ф. предвидела, что в результате ее действий потерпевшая упадет и получит закрытый перелом шейки левого бедра со смещением, поэтому квалификация ее действий как умышленного преступления исключается . В данном случае Ф. не осознавала причинно-следственной связи между своими действиями и причинением тяжкого вреда здоровью и не предвидела такого последствия, поэтому прямой да и вообще умысел исключается.

      БВС РФ. 1999. N 12. С. 13.

      В соответствии с законом (ч. 2 ст. 25 УК) прямой умысел характеризуется предвидением возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий. Интеллектуальный элемент этого вида умысла характеризуется, как правило, предвидением неизбежности наступления общественно опасных последствий. Очень редко при совершении преступления с прямым умыслом общественно опасные последствия предвидятся не как неизбежные, а лишь как реально возможные. Такая ситуация складывается, если избранный виновным способ осуществления преступления объективно способен с примерно равной степенью вероятности вызвать разноплановые последствия. Например, выбрасывая малолетнего ребенка из окна квартиры на третьем этаже, виновный понимает, что и смерть, и любой тяжести вред здоровью потерпевшего будут в зависимости от обстоятельств падения (например, в снежный сугроб или на ветви дерева) одинаково закономерным результатом этого преступления. В данном случае желаемое последствие (смерть) является закономерным, но не единственно возможным результатом совершенных действий, поэтому оно предвидится не как неизбежное, а как реально возможное последствие преступления.

      Волевой элемент прямого умысла характеризует направленность воли субъекта. Он определяется в законе как желание наступления общественно опасных последствий.

      Желание — это воля, мобилизованная на достижение цели, это стремление к определенному результату. Желание может иметь различные психологические оттенки. Желаемыми следует считать не только те последствия, которые доставляют виновному внутреннее удовлетворение или просто выгодны ему, но и те, которые при внутренне отрицательном эмоциональном отношении к ним виновного представляются ему тем не менее нужными или неизбежными на пути к удовлетворению потребности, ставшей побудительной причиной деяния, его мотивом. Как признак прямого умысла желание заключается в стремлении к определенным последствиям, которые могут выступать для виновного в качестве: а) конечной цели (убийство из мести, ревности); б) промежуточного этапа (убийство с целью облегчить совершение другого преступления); в) средства достижения цели (убийство в целях получения наследства); г) неизбежного сопутствующего элемента деяния (убийство путем взрыва, если вместе с намеченной жертвой неизбежно погибнут и другие люди).

      Законодательное определение умысла ориентировано на преступления с материальным составом, поэтому желание виновного связывается только с общественно опасными последствиями, в которых воплощен вред, причиняемый объекту. Однако в российском УК большинство преступлений имеют формальный состав, т.е. их последствия находятся за пределами объективной стороны. В таких составах предметом желания является само общественно опасное действие (бездействие), в котором воплощена общественная опасность преступления. Так, похищая человека, виновный осознает, что против воли потерпевшего завладевает им, изымает из привычной среды и перемещает в другое место, и желает совершить такие действия, преследуя цель дальнейшего насильственного удержания. Следовательно, при совершении преступлений с формальным составом желание виновного распространяется на сами действия (бездействие), которые по своим объективным свойствам обладают признаком общественной опасности независимо от факта наступления вредных последствий. А поскольку сознательно и добровольно совершаемые действия всегда желаемы для действующего лица, то умысел в преступлениях с формальным составом может быть только прямым.

      Важным показателем прямого умысла является его направленность, которая во многих случаях определяет квалификацию преступления.

      Под направленностью умысла следует понимать мобилизацию интеллектуально-волевых усилий виновного совершить деяние, посягающее на определенный объект, осуществляемое определенным способом, причиняющее определенные последствия при наличии определенных смягчающих и отягчающих обстоятельств. Подчеркивая значение направленности умысла для квалификации преступлений, Верховный Суд РФ неоднократно указывал на необходимость ее установления по конкретным уголовным делам. Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отмечала, что деяние не является преступлением, если умысел лица «после приобретения маковой соломки был направлен на ее доставку к месту своего жительства для личного пользования» ; что убийство может квалифицироваться как совершенное с особой жестокостью только тогда, когда умысел виновного был направлен на причинение особых страданий потерпевшему или его близким) ; что хищение следует квалифицировать как кражу либо как грабеж в зависимости от направленности умысла на изъятие имущества тайным или открытым способом .

      БВС РФ. 1999. N 10. С. 8.

      БВС РФ. 1999. N 10. С. 7.

      БВС РФ. 1999. N 12. С. 14.

      3. Косвенный умысел в соответствии с законом (ч. 3 ст. 25) имеет место, если лицо, совершившее преступление: а) осознавало общественную опасность своего действия (или бездействия), б) предвидело возможность наступления общественно опасных последствий и в) хотя и не желало, но сознательно допускало их либо относилось к ним безразлично.

      Осознание общественно опасного характера деяния при косвенном умысле по существу не отличается от соответствующего элемента прямого умысла. Но характер предвидения общественно опасных последствий неодинаков при прямом и при косвенном умысле.

      Предвидение неизбежности наступления последствий закон связывает исключительно с прямым умыслом (ч. 2 ст. 25 УК). Невозможно говорить о нежелании причинить вредные последствия, если человек мобилизует свою волю на совершение действий, которые заведомо для него причинят указанные в законе последствия. Так, в одном из судебных решений по конкретному уголовному делу указано, что подсудимый «совершил деяния, которые заведомо для него должны были привести к смертельному исходу», и последствия в виде смерти потерпевших, таким образом, «явились для него не только предвиденным, но и желаемым результатом», следовательно, деяние «свидетельствует о наличии прямого умысла на лишение жизни» .

      БВС СССР. 1968. N 5. С. 12.

      Напротив, косвенному умыслу свойственно предвидение только возможности наступления общественно опасных последствий.

      При этом субъект предвидит такую возможность, как реальную, т.е. считает эти последствия закономерным результатом развития причинной связи именно в данном случае. Косвенный умысел, да и вообще умысел, исключается, если субъект не распространяет возможность наступления вредных последствий на данный случай, но осознает закономерность наступления таких последствий в аналогичных ситуациях. Практика высших судебных органов страны связывает с косвенным умыслом предвидение лишь возможности наступления общественно опасных последствий .

      БВС СССР. 1970. N 5. С. 22.

      Итак, интеллектуальный элемент косвенного умысла характеризуется осознанием общественной опасности совершаемого деяния и предвидением реальной возможности наступления общественно опасных последствий.

      Волевой элемент косвенного умысла характеризуется в законе как отсутствие желания, но сознательное допущение общественно опасных последствий либо безразличное к ним отношение (ч. 3 ст. 25).

      При косвенном умысле общественно опасное последствие — это побочный продукт преступных действий виновного, а сами эти действия направлены на достижение иной цели, находящейся за рамками данного состава преступления. Виновный не стремится причинить общественно опасные последствия. Однако подчеркнутое законодателем отсутствие желания причинить вредные последствия нельзя понимать как их нежелание, стремление избежать их наступления (активное нежелание). Было бы неверным утверждать, что лицо, действующее с косвенным умыслом, относится к общественно опасным последствиям отрицательно, стремится к их ненаступлению. На самом деле сознательное допущение означает, что виновный вызывает своими действиями определенную цепь событий и сознательно, т.е. осмысленно, намеренно допускает развитие причинно-следственной зависимости, приводящее к наступлению общественно опасных последствий. В отличие от нежелания — активного волевого процесса, связанного с отрицательным отношением к общественно опасным последствиям, сознательное допущение есть активное переживание, связанное с положительным волевым отношением к последствиям. Именно положительное, одобрительное отношение к последствиям сближает сознательное допущение с желанием, делает их разновидностями волевого содержания одной и той же формы вины.

      Волевое содержание косвенного умысла может проявиться и в безразличном отношении к наступлению общественно опасных последствий. Оно, по сути, мало чем отличается от сознательного допущения и означает отсутствие активных эмоциональных переживаний в связи с общественно опасными последствиями, реальная возможность наступления которых отражается опережающим сознанием виновного. В этом случае субъект причиняет вред общественным отношениям, что называется, «не задумываясь» о последствиях совершаемого деяния, хотя возможность их причинения представляется ему весьма реальной.

      4. И прямой, и косвенный умысел относятся к разновидностям одной и той же формы вины, поэтому между ними много общего. Интеллектуальный элемент обоих видов умысла характеризуется осознанием общественной опасности совершаемого деяния и предвидением его общественно опасных последствий. Общим для волевого элемента прямого и косвенного умысла является положительное, одобрительное отношение к наступлению предвидимых общественно опасных последствий. Тем не менее каждый из видов умысла имеет свои особенности.

      Различие между прямым и косвенным умыслом по содержанию интеллектуального элемента состоит в неодинаковом характере предвидения последствий. Если прямой умысел характеризуется предвидением, как правило, неизбежности, а иногда — реальной возможности наступления общественно опасных последствий, то косвенному умыслу присуще предвидение только реальной возможности наступления таких последствий. Но основное различие между прямым и косвенным умыслом заключается в том, что волевое отношение субъекта к последствиям проявляется в различных формах. Положительное отношение к ним при прямом умысле выражается в желании, а при косвенном — в сознательном допущении либо в безразличном отношении.

      Деление умысла на прямой и косвенный, основанное на различиях в их психологическом содержании, помимо чисто теоретического имеет немалое практическое значение. Строгое их разграничение необходимо для правильного применения ряда уголовно-правовых институтов (приготовление, покушение, соучастие и др.), для квалификации преступлений, законодательное описание которых предполагает только прямой умысел, для определения степени вины, степени общественной опасности деяния и личности виновного, а также для индивидуализации уголовной ответственности и наказания.

      5. Умышленная форма вины тесно связана с такими формами психической деятельности человека, как мотив и цель преступления.

      В соответствии с данными психологии все действия человека обусловлены определенными мотивами и направлены на определенные цели. Это в полной мере касается и уголовно-правового поведения. Не случайно уголовно-процессуальное законодательство включает мотивы преступления в число обстоятельств, составляющих предмет доказывания (п. 2 ч. 1 ст. 73 УПК РФ). Пленум Верховного Суда РФ в Постановлениях от 29.04.96 N 1 «О судебном приговоре», от 27.01.99 N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК)», от 11.01.2007 N 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» подчеркивал необходимость установления мотивов и целей преступления наряду с другими обстоятельствами совершения преступления.

      Мотив и цель — психические феномены, которые вместе с виной образуют субъективную сторону преступления.

      Мотивами преступления называются обусловленные определенными потребностями и интересами внутренние побуждения, которые вызывают у лица решимость совершить преступление и которыми оно руководствовалось при его совершении.

      Цель преступления — это мысленная модель будущего результата, к достижению которого лицо стремится, совершая преступление. Иногда в юридической литературе цель неосновательно смешивается с последствиями преступления. Во избежание подобной путаницы следует иметь в виду, что под целью как признаком преступления понимается лежащий вне рамок объективной стороны конечный результат, которого стремится достичь виновный посредством совершения преступления. Так, при убийстве его цель состоит не в лишении жизни другого человека, а, например, в сокрытии другого преступления, в использовании тканей и органов потерпевшего. Цель — это стимул к совершению преступления, и его достижение или недостижение на квалификацию преступления не влияет (в отличие от последствий).

      Мотив и цель преступления тесно связаны между собой. Исходя из определенных потребностей, человек сначала испытывает неосознанное влечение, затем — сознательное стремление удовлетворить свои потребности. На этой основе формируется цель поведения.

      Таким образом, цель преступления возникает на основе преступного мотива, а вместе мотив и цель образуют ту базу, на которой формируется вина как определенная интеллектуальная и волевая деятельность субъекта, непосредственно связанная с преступлением и протекающая в момент его совершения. Общественно опасные последствия охватываются мотивами и целями только в умышленных преступлениях. В случае причинения общественно опасных последствий по неосторожности они не охватываются мотивами и целями поведения человека. Поэтому применительно к преступлениям, совершенным по неосторожности, нельзя говорить о преступных мотивах и целях. Ни в одной статье УК ни разу не упоминаются мотивы и цели при описании не только неосторожных преступлений, но и преступлений, совершение которых возможно как умышленно, так и по неосторожности.

      Мотивы и цели преступления всегда конкретны и, как правило, формулируются в диспозициях норм Особенной части УК: цель завладения имуществом, цель облегчения или сокрытия другого преступления, цель подрыва экономической безопасности и обороноспособности РФ и т.д.; мотивы корыстные, садистские, мести, хулиганские и т.д. Но в некоторых случаях УК дает обобщенную характеристику мотивов как личной заинтересованности. При такой формулировке суд должен точно установить содержание мотива и обосновать утверждение, что мотив носит характер личной заинтересованности.

      6. Для правильной уголовно-правовой оценки большое значение имеет классификация мотивов и целей. Наиболее полезной представляется классификация, основанная на моральной и правовой оценке мотивов и целей. С этой точки зрения все мотивы и цели преступлений можно разделить на две группы: 1) низменные; 2) лишенные низменного содержания.

      К низменным следует отнести те мотивы и цели, с которыми УК связывает усиление уголовной ответственности либо в рамках Общей части, оценивая их как обстоятельства, отягчающие наказание, либо в рамках Особенной части, рассматривая их в конкретных составах преступлений как квалифицирующие признаки либо как признаки, с помощью которых конструируются специальные составы преступлений с усилением наказания по сравнению с общими составами подобных преступлений, например: посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277) как частный случай убийства (п. «б» ч. 2 ст. 105), захват заложника (ст. 206) как частный случай незаконного лишения свободы (ст. 127), диверсия (ст. 281) как частный случай умышленного уничтожения имущества (ст. 167).

      Низменными являются такие мотивы, как корыстные (п. «з» ч. 2 ст. 105, п. «з» ч. 2 ст. 126, п. «з» ч. 2 ст. 206 УК и др.), хулиганские (п. «и» ч. 2 ст. 105, п. «д» ч. 2 ст. 111, п. «д» ч. 2 ст. 112, п. «а» ч. 2 ст. 115, п. «а» ч. 2 ст. 116, ч. 2 ст. 167, ч. 1 ст. 245 УК), политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды (п. «е» ч. 1 ст. 63, п. «л» ч. 2 ст. 105, п. «е» ч. 2 ст. 111, п. «е» ч. 2 ст. 112, п. «б» ч. 2 ст. 115, п. «б» ч. 2 ст. 116, п. «б» ч. 1 ст. 213, ч. 2 ст. 213, п. «б» ч. 2 ст. 244 УК), связанные с осуществлением потерпевшим служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «ж» ч. 1 ст. 63, п. «б» ч. 2 ст. 105 УК), месть за правомерные действия других лиц (п. «е1» ч. 1 ст. 63, ст. 295, 317 УК).

      К низменным целям относятся: облегчение совершения преступления или сокрытие другого преступления (п. «е1» ч. 1 ст. 63, п. «к» ч. 2 ст. 105 УК), использование органов или тканей потерпевшего (п. «м» ч. 2 ст. 105, п. «ж» ч. 2 ст. 111 УК), прекращение государственной или политической деятельности потерпевшего (ст. 277 УК), свержение или насильственное изменение конституционного строя РФ (ст. 279 УК), подрыв экономической безопасности и обороноспособности РФ (ст. 281 УК).

      Мотивы и цели, с которыми закон не связывает усиления уголовной ответственности ни путем создания специальных норм с более строгими санкциями, ни путем придания им роли квалифицирующих признаков, ни путем признания их обстоятельствами, отягчающими наказание, относятся к не имеющим низменного содержания (ревность, месть, карьеризм, личная неприязнь и др.).

      7. Как и другие факультативные признаки состава преступления, мотив и цель могут иметь троякое юридическое значение.

      Во-первых, они могут превращаться в обязательные признаки, если законодатель вводит их в состав конкретного преступления в качестве необходимого условия уголовной ответственности. Так, мотив корыстной или иной личной заинтересованности является обязательным субъективным признаком злоупотребления должностными полномочиями (ст. 285 УК), а цель завладения чужим имуществом — обязательным признаком пиратства (ст. 227 УК).

      Во-вторых, мотив и цель могут изменять квалификацию преступления, т.е. служить признаками, с помощью которых образуется состав того же преступления, но с отягчающими обстоятельствами. В этом случае они не упоминаются законодателем в основном составе, но с их наличием изменяется квалификация деяния и наступает повышенная ответственность. Например, похищение человека из корыстных побуждений повышает степень общественной опасности этого преступления, и закон рассматривает его как квалифицированный вид (п. «з» ч. 2 ст. 126 УК). Уклонение военнослужащего от военной службы путем симуляции болезни или иными способами представляет квалифицированный вид этого преступления, если оно совершается с целью полностью избежать исполнения обязанностей военной службы (ч. 2 ст. 239 УК).

      В-третьих, мотив и цель могут служить обстоятельствами, которые без изменения квалификации смягчают или отягчают уголовную ответственность, если они не указаны законодателем при описании основного состава преступления и не предусмотрены в качестве квалифицирующих признаков. Так, совершение преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды (п. «е» ч. 1 ст. 63 УК), мести за правомерные действия других лиц, а также с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение (п. «е1» ч. 1 ст. 63 УК) рассматриваются как отягчающие обстоятельства и усиливают наказание за любое преступление. Напротив, совершение преступления по мотиву сострадания (п. «д» ч. 1 ст. 61 УК) или при нарушении условий правомерности необходимой обороны, задержания лица, совершившего преступление (п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК), признается обстоятельством, смягчающим наказание за любое преступление.

      8. Мотив и цель преступления могут в отдельных случаях служить исключительными смягчающими обстоятельствами и в этом качестве обосновать назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление нормами Особенной части УК (ст. 64), либо лечь в основу решения об освобождении от уголовной ответственности или от наказания.

      rulaws.ru

      Смотрите еще:

      • Срок отбытия наказания Срок отбытия наказания Обзорпрактики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного СудаРоссийской Федерации за второе полугодие 2013 года Срок отбывания наказания надлежит исчислять со дня постановления […]
      • Приговор ст 105 ч1 158 ч1 ук рф Приговор ст 105 ч1 158 ч1 ук рф Деятельность суда Приемная суда У Л Ь Я Н О В С К И Й О Б Л А С Т Н О Й С У Д Судья *** Дело № 22 – 48/2013 г. К А С С А Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е г. Ульяновск […]
      • 324 л с налог 324 л с налог 5 августа 2000 года N 117-ФЗ НАЛОГОВЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Принят Государственной Думой 19 июля 2000 года Одобрен Советом Федерации 26 июля 2000 года Часть первая Налогового кодекса […]
    Закладка Постоянная ссылка.

    Обсуждение закрыто.