Пугачева в любви без страховки

Пугачева в любви без страховки

Вам понравился сайт Sentido.ru?
Есть несколько способов помочь его развитию:

2. Стать модератором сайта, получив права добавлять тексты, стихи, переводы на сайт. Для этого нужно отправить свои контакты администратору сайта.

3. Стать спонсором или партнером сайта. Подробности можно узнать здесь.

Первый раз на сайте? Рекомендуем посетить его лучшие страницы:

3. Напеть давно забытый мотив бесконечности, послушать мелодию о лютой ненависти и святой любви, погрустить вдвоем вместе с летним дождем.

Для вашего удобства мы создали виджеты быстрого доступа к сайту через главную страницу Яндекса. Имеется возможность установить три виджета быстрого доступа (как по отдельности, так и все вместе):
1. К переводам лучших иностранных песен;
2. К текстам песен отечественных и иностранных исполнителей;
3. К лучшим стихам и рассказам о любви классиков жанра и современных авторов.

Для установки перейдите на страницу виджетов

Двадцатка самых популярных стихов на сайте Sentido.Ru:

Текст, слова песни Алла Пугачева — Нас бьют — мы летаем

Припев:
Нас бьют — мы летаем от боли всё выше,
Крыло расправляя над собственной крышей.
Нас бьют — мы летаем, смеемся и плачем,
Внизу оставляя свои неудачи.
Неудачи.

Пусть врут, что крепчаем от новых предательств,
Подбитый изменой не ждет доказательств.
Кто крыльев лишился — боится влюбляться,
Но должен над страхом потери подняться.
Подняться.

Полёты, полёты судьбы в непогоду,
Рискуют пилоты, чтоб вырвать свободу.
Чтоб вырвать свободу!

Ты плыл в небесах, но был спущен на землю,
И раненый в сердце мечтаешь стать целью,
Но эта уловка всем битым знакома —
В любви без страховки живут миллионы.
Миллионы.

Припев:
Нас бьют — мы летаем от боли всё выше,
Крыло расправляя над собственной крышей.
Нас бьют — мы летаем, смеемся и плачем,
Внизу оставляя свои неудачи.

www.sentido.ru

Алла Пугачева — о новой песне: «Я пела о том, как нас затюкали!»

Против чего взбунтовались Примадонна и бывший спичрайтер президента Поллыева в совместной композиции

17.04.2014 в 16:00, просмотров: 112456

Приняв поздравления от близких людей, поклонников, скептиков, апологетов и даже президента — то есть от всей страны! — по случаю своего юбилея, Алла Пугачева, заваленная подарками и цветами, сделала и самой себе и всей празднующей стране собственный подарок — роскошный, по-царски величественный и, как оказалось, все еще очень нужный многим людям. Она подарила нам песню «Нас бьют, мы летаем», которая к тому же и благодаря «самодеятельному» видеоклипу, обнародованному в Интернете, сразу была расценена как очередная протестная акция бунтующей пенсионерки.

Новыми песнями Примадонна балует страну, возможно, и не так часто как прежде, но уже с радующим постоянством, что разоружает критиков, упрекавших Аллу в «спекуляциях на бытовой почве» и «творческом загнивании». Но, покинув пять лет назад к прошлому, 60-летнему юбилею суету «большой сцены», Пугачева не только погрузилась с головой в счастливый и размеренный семейный быт, которым всегда была обделена в так восхищавшие всех «лучшие годы своего творчества», но и занялась здоровьем. Подлечила главный инструмент своего правления — поизносившийся голос — и выстрелила упругим вокалом год назад на «Рождественских встречах» обоймой сразу из четырех новых песен. Понравилось тогда не всем, и пластинку «творческого загнивания» группа недовольных заменила ремиксом о «творческой беспомощности» — мол, а где хиты, которыми упевалась бы страна? Хиты — не хиты, но телерейтинги «Рождественских встреч» заставили повторить трансляцию дважды, а убойный трек «Не высовывайся, дочка!» («…бюрократные людишки, им бы свой карман набить, ты ж последнего лишишься, как тебя уговорить!»), выпущенный за кадром официальных телетрансляций и удачно совпавший с конфискацией миллионов, нажитых непосильным трудом, у Ксении Собчак, примкнувшей тогда к протестному движению, повысил градус общественного возбуждения вокруг Примадонны.

Энергию, высвобожденную от изнурительной гастрольной деятельности, Алла пустила на благие общественные дела — раздавала с трибуны оппозиционного съезда клинические диагнозы «бюрократным людишкам» и даже на собственной свадьбе, глядя влюбленной кошкой глаза в глаза молодому супругу, промяукала: «Мы — за честные выборы!». И опять — в самую точку. Страна тогда размахивала белыми ленточками, наивно полагая, что ежели «гражданским обществом» взять да надавить… Хотя «хитрая рыжая кошка» могла просто играть смыслами, и еле заметная, но хорошо артикулированная ирония во фразе «честные выборы» необязательно означала политическую декларацию, а, возможно, просто честный выбор в любви, которому она всегда следовала при всех режимах и мужьях. Хотя именно в тот день в нескольких кварталах от свадьбы проходил по удачному совпадению именно митинг «за честные выборы». В общем, Пугачева и с песнями и без не сходила с лент горячих новостей.

На Новый год она подарила нам «Цветок огня» — не то чтобы взорвавший хит-парады, но, как мы выяснили неделю назад в прошлом выпуске «ЗД», помогший познакомиться в переполненном вагоне метро двум одиночествам, одно из которых мурлыкало шлягерок себе под нос, а другое — узнало мелодию и очень этому обрадовалось. Тоже результат!

И вот спустя четыре с половиной месяца, и не просто в день рождения, а на юбилей, Алла Пугачева взорвала очередную хит-бомбу «Нас бьют, мы летаем». Если и дальше пойдет такими темпами, то стенания о ее уходе со сцены потеряют вскоре всякий смысл. О грядущей премьере уже с утра 15 апреля сверкали молнии информационных агентств, заранее готовя страну к событию — прямо как к встрече с президентом. Потом песня прозвучала в радиоэфире и сильно раздосадовала саму Аллу.

Уж не известно, насколько в тот час она была в своем гневе страшна, но вчера в разговоре с «ЗД» сокрушалась: «Песня вообще недоделанная была выпущена в эфир, не знаю, почему так решили на радио, но им прислали окончательный вариант — и с хорами, и со всем остальным, более цельный и законченный». Но даже без хоров и прочей цельности в этой патетической балладе, вобравшей в себя, может, и не самые свежие, но однозначно лучшие рецепты, которыми Алла любила начинять деликатесы из своей музыкальной кондитерской, голос Примадонны завораживал не только страстью и чувством, но и уверенной мощью, по которой многие как раз и скучали, оплакивая «былое величие». Действительно — царский подарок в свой юбилей своей публике, чтобы та вдоволь искупалась в бодрящих, как шампанское, брызгах пугачевского шарма и наслаждалась эстетическим восторгом. Неожиданно, и оттого еще приятнее.

Но этим дело не закончилось. Спустя какой-то час после радиопремьеры в Интернете появился клип на песню. И тут уже началось светопреставление. «Примадонна выпустила видео о протестах в России», «Алла Пугачева резко высказалась новой песней о событиях в стране» — посты, комменты, бурная реакция в Интернете и СМИ. Не будь видео, возможно, столь взволнованной реакции не последовало бы, хотя название и метафорический текст песни в любом случае порождали ассоциации с унылыми политическими реалиями текущего момента. Все сразу вспомнили другое видео — на трек «Не высовывайся, дочка!», где картинки с Аллиным интервью опальной в то время Ксении Собчак перемежались кадрами кровавого «месилова» на Болотной.

Однако сама Алла ни к первому, ни ко второму видео отношения не имеет, и даже ссылка на то, что это «фан-видео», то есть плод самодеятельного творчества фанатов, осталась почти без внимания — так все были взбудоражены, а некоторые СМИ успели даже сообщить об «официальном видео» артистки. В данном случае это — плод труда Максима Батанина из Красноярска. В видеоряде использованы фрагменты из клипов на инструментальную пьесу Андрея Данилко «Кукла», самой Пугачевой «Свеча горела», а также кадры разгонов митингов ЛГБТ-активистов со всей привычной атрибутикой: радужными флагами, шариками, улетающими в небо, заломанными руками, окровавленными лицами, зверскими избиениями мирных демонстрантов полицией и ревнителями «духовных скреп». На контрасте с этой вакханалией тоталитарного мракобесия — проникновенный взгляд Пугачевой, грустные глаза Пьеро и нежные поцелуи двух красивых юношей в полумраке…

Ты плыл в небесах, но был спущен на Землю

И, раненный в сердце, мечтаешь стать целью,

Но эта уловка всем битым знакома,

В любви без страховки живут миллионы…

Помимо всех прочих аллюзий «на злобу дня» пронзительные слова легли как по маслу на гомотематический видеоряд, и теперь не только страна взбудоражена песней-протестом от Пугачевой, но и гей-сообщество распознало свой новый гимн у «любимой Аллочки» и уже готово простить своей иконе «возмутительное предательство», заключавшееся в том, что пребывая как-то в дурном расположении духа — Примадонна ляпнула что-то про «геи сами виноваты», рассуждая о публичном противостоянии на площадях. Гей-икону тогда чуть не сожгли на костре.

Алла Пугачева тем временем, нагулявшись в полнолуние на своем юбилее с гостями-друзьями и сообщив, что следующий день рождения будет отмечать через пять лет, когда стукнет 70, только с утра поняла, что в стране объявлен очередной пугачевский бунт.

«Меня сегодня просто разорвали эсэмэсками!» — пожаловалась Алла «Звуковой дорожке», изображая как бы удивление, хотя сама прекрасно все понимала. Более пикантная интрига в другом — что понимала Джахан Поллыева? Богемная поэтесса и одаренная талантами женщина, давно заброшенная судьбой на госслужбу, возглавляет теперь аппарат Госдумы, а до недавнего времени писала речи президентам. Очень влиятельная дама! На ее стихи Алла пела «Сады вишневые», прелестную «Метель»… Какие, интересно, с утра эсэмэски получала она — как автор и соучастница «антикремлевского демарша» взбалмошной Примадонны?

— Ну, это как с песней «Все могут короли» было, — сняв маску детской наивности, расхохоталась Алла. — Вроде бы там сказочка была, а вроде, получалось, и нет… А тут вроде как о любви… Причем каждый имел в виду свое. Я пела о своем, Джахан Поллыева писала о своем — они тогда с мужем еще не поженились, им было тяжело встречаться, тот женат, эта замужем, они это все проживали, а он еще вертолетчик, понимаешь! И она вот это и написала — о своем, о том, что их там затюкали. А я уже пела о своем, как нас затюкали — с детьми: «Крыло расправляя над собственной крышей…» Это хорошо, что я строчку не переделала. У Джахан было: «кто крыльев лишился, боится влюбляться». Я же хотела — «кто крыльев лишился, не должен сдаваться, но должен над страхом потери подняться». Но не успела переписать. Так она и пошла. Теперь уж не стану! Но это песня о любви!

— Аллочка, вы же понимаете, что все эти метафоры, эзопов язык… Вы уже — «автор очередного протестного видео» и вряд ли не догадывались о реакции, которая будет…

— Ну, я повторяю — эта песня о ЛЮ-БВИ! Но получилось так, что всем подошло. Каждый по-своему примерил на себя. А я всю жизнь делаю песни, которые можно примерить на разные ситуации. Каждый выбирает свое, пропускает через себя, через свою жизненную ситуацию, мировоззрение и выбирает свой смысл.

Уж тут с Аллой действительно не поспоришь. Мистификатор, лицедей и арлекин, она всегда филигранно не просто балансировала, а шла уверенной поступью «по острым иглам яркого огня». Она бы не стала великой, если бы не имела всегда и на все собственное мнение. Во все времена ее считали взбалмошной, самоуверенной и прямолинейной. В то время, когда ее коллеги по сцене пели обязательные во времена СССР песни про комсомол, БАМ, дружбу народов или счастье служить в армии, Алле одной на официальной эстраде удавалось отстаивать свой самобытный репертуар и петь только то, что она считала нужным. Вполне возможно, что ее путь на вершину славы не занял бы целых десять лет, если бы она шла на компромисс.

А помимо возвышенного мира не только женских, а чувств просто влюбленных всех полов, возрастов и ориентаций (за что в том числе и признана гей-иконой) люди всегда искали в песнях Пугачевой тайные смыслы и признаки борьбы с системой. И советская цензура дрожащей рукой выпускала в эфир безобидные по нынешним временам тех же «Королей», «Соломинку», «Люди, люди», не говоря уже о панике, сопровождавшей страшно двусмысленный шлягер «Делу время», известный припевом «Эй, вы там, наверху, не топочите, как слоны». Номер был показан в новогоднюю ночь 1985 года по специальному разрешению из ЦК КПСС. Но были и вполне серьезные песни, которые по праву можно называть социальными — «Крысолов» или «В родном краю», появившаяся в разгар перестройки в 1988 году.

В родном краю стою я на краю

Не пропасти, а новых горизонтов,

Я не боюсь ни новых слов, ни дел,

Боюсь я только зависти подонков.

О, как им хочется вернуть былые дни,

Когда святая правда задыхалась во лжи.

Поразительно, что утраченная, как казалось, актуальность иных «песен со смыслом» вновь становится насущной «злобой дня». А к песням уже добавляются и письма, которые тоже как факт бытия, казалось, давно сданы в архив темного прошлого. Но теперь вот и Пугачевой вместе Борисом Гребенщиковым, Леонидом Ярмольником, Валерием Тодоровским и многими другими известными людьми приходится уже вставать на защиту Андрея Макаревича от «информационной травли» за то, что рок-музыкант и поэт не согласился с крымской политикой властей. На дворе 37-й, 49-й, 68-й? Не важно, но явно, что уже не XXI век — в общечеловеческом понимании тренда этой цифры. Нас бьют, а мы летаем…

Одно обстоятельство в этой истории лично для Аллы остается важным: ее песни по-прежнему находят отклик в сердцах. Новое творчество певицы вдохновляет уже новое молодое поколение на высказывание и интерпретацию оригинала. А что может быть интереснее, когда твоя песня сподвигла людей на мысль?

Смотрите видео: В новом клипе Пугачевой кадры протестных акций

www.mk.ru

Текст новой песни Аллы Пугачёвой выложен в Сеть

Премьера будущего хита пройдёт в день 65-летия певицы

Сегодня, в день своего 65-летия, Алла Пугачёва представит свою новую песню. Она называется «Нас бьют – мы летаем». РИА «Восток-Медиа» стал известен её текст. Агентство публикует его на своём сайте.

Текст новой песни Аллы Пугачёвой «Нас бьют – мы летаем»

Но эта уловка всем битым знакома –

Нас бьют – мы летаем, от боли все выше

Пусть врут, что крепчаем от новых предательств;

Подбитый изменой не ждёт доказательств.

Кто крыльев лишился – боится влюбляться,

Но должен от страха потери подняться.

Крыло расправляя над собственной крышей.

Нас бьют мы летаем, смеемся и плачем,

Внизу оставляя свои неудачи.

Полёты, полёты судьбы в непогоду…

Рискуют пилоты, чтоб вырвать свободу,

Чтоб вырвать свободу!

Ты плыл в небесах, но был спущен на землю,

И, раненный в сердце, мечтаешь стать целью.

В любви без страховки живут миллионы.

Нас бьют – мы летаем, от боли всё выше

Нас бьют мы летаем, смеёмся и плачем,

Информационное агентство «Восток-Медиа» 2001-2018

Приморский край: 690003, г. Владивосток, ул. Станюковича, 48/5, офис 34, 2 этаж. Тел.: +7 (423) 260-61-97, e-mail: [email protected]

Хабаровский край: 680063, г. Хабаровск, ул. П. Комарова, 3а, офис 403. Тел.: +7 (4212) 45-30-53, e-mail: [email protected]

Реклама на сайте e-mail: reklama @vostokmedia.com Тел. + 7 (924) 325 94 97, + 7 (423) 260 61 99

Свидетельства о регистрации средств массовой информации:

ИА «Восток-Медиа» — ИА № ФС77-52802 от 08.02.2013 г., выдано Роскомнадзором. Сетевое издание «Восток-Медиа» — Эл № ФС77-61690 от 07.05.2015 г., выдано Роскомнадзором.

Учредитель: ООО «Дальневосточная Информационная Компания» (ОГРН 1122722002688).

Главный редактор — Артемчук Евгений Валентинович [email protected]

vostokmedia.com

Алла Пугачева: Без страховки

15 апреля 2017 22:51 20

Алла Пугачева, суперзвезда советской эстрады. Архивное фото. Фото: Архив «КП»

— О вас ходят много слухов.

— Знаю, что говорят. К сожалению, слухи эти ничем подтвердить не могу.

— Как вы относитесь к тому, что в вашем подъезде постоянно стоят девчонки?

— Если б им было, где сидеть, может быть, они не стояли бы в подъезде.

— Чем вы объясняете свою популярность?

— Говорят, во Франции вы провалились?

— Чтоб мне провалиться на этом месте, если это правда. Видите? Стою.

— Ваш стиль – дань моде?

— Вы поете песни на слова серьезных поэтов, а в это время по улицам носят сумки с вашим изображением – как это совместить?

— Сначала сумки, а потом и серьезные поэты.

— Не кажется ли вам, что ваших поклонников стало бы больше, если бы вы отказались от чрезмерной раскованности, бесцеремонности?

— Не потому ли я кажусь раскованной, что другие скованы? Когда я была застенчива, и юбка была правильной длины, и челка поменьше – где были вы с вашими овациями?

— Это верно, что среди ваших пра-пра… был и Емельян Пугачев?

— Возможно – чувствую в себе его кровушку горячую.

— Расскажите о своей диете.

— Как вы относитесь к пению под фонограмму?

— Я плохо отношусь к разговорам на эту тему: не снимают же на людях парики, не вынимают вставные зубы.

— И вы всегда поете под фонограмму?

— В концерте я всегда пою живьем.

— Что такое, по-вашему, несчастная любовь?

— Это я для других.

— Что вы хотите пробудить в людях?

— Я хочу не пробудить, а разбудить.

— Когда вы почувствовали: все, ухватила за перо жар-птицу, вот он – успех?

— Мой успех – впереди.

Она стоит на сцене, будто на палубе несущегося во весь опор корабля, рыжие кудри по плечам, как языки пламени, рука высоко поднята – в негодовании? Протесте? Призыве? И каждый ответ на вопрос – как вызов. И каждая фраза – как шаг в наступленье. И каждое утверждение, как дразнящее приглашение: ну, что там у вас еще, давайте, выкладывайте!

Такой я впервые увидела Аллу Пугачеву – шла ее пресс-конференция в одном довольно интеллигентном, судя по вывеске, столичном учреждении. Только такой многие из нас и представляют ее себе, судя по письмам в редакцию. Простое любопытство и стойкий интерес, наивная восторженность и гневные филиппики, ироничное пожимание плечами и неизменный шквал оваций, лавина слухов и тонкий ручеек подлинной информации – все есть вокруг этого имени! Нет только одного – безразличия. Ее или фанатично любят, или высокомерно отвергают.

«Алла Пугачева взорвала традиционное отношение многих к эстраде, — скажет мне один поэт-песенник потом, когда задетая, зацепленная, заинтригованная этой первой встречей – вот будто снимает человек с себя покровы, а на самом-то деле не надевает ли какую-то личину, чтобы спрятать себя? – я стала искать новых встреч, и с ее коллегами тоже. – До Пугачевой на эстраде жили не горе – а горюшко, текли не реки – а реченьки, лежали не камни, а камушки».

Да уж, какие тут камушки – булыжники прямо. Все как бы преувеличено, все чересчур, вперехлест. Не просто горе – отчаянье, не радость даже – экстаз – вот что такое песни Пугачевой. А вот и она сама – стоит перед огромным залом, отвечает на вопросы, на которые другие не стали бы отвечать, и – ни тени смущения, ни намека на комплексы, ни малейшей попытки, так свойственной нам, женщинам, казаться лучше, чем ты есть. Сплошная безоглядность.

А не в этом ли секрет Пугачевой – в простом совпадении ее темперамента и потребности преодолеть некую стылость чувств, характеризующую, как утверждают, наш машинизированный век? Простое совпадение – и потому просто удача? Везение? Случай?

— Вы долго, годы и годы, шли к успеху.

— В искусстве коротких путей не бывает.

— Чем были заполнены эти годы?

— Я искала свою песню.

— Что это значит – своя песня?

— Та, в которой пережитое, передуманное, прочувствованное. Платье можно надеть с чужого плеча – песню нет. Непонимание этого – беда многих исполнителей, так и не нашедших своего лица. А вот Пьеха, скажем, поет только свои песни, и потому второй Пьехи быть не может. Есть хуже, есть лучше, но такой, как она – нет.

— Где вы искали свою песню?

— Всегда можно найти место, уголок для поиска. Я пела в Сибири , в столовых, наспех превращенных в концертный зал. И мне говорили: «Как ты поешь? Ты так пой, чтоб ноги согрелись!»

— И вы до сих пор помните этот совет? Отсюда ваш темперамент, ваша безоглядность?

— Я за безоглядность на эстраде – но в рамках таланта. Если я не грею – я плохо пою. Вот Русланова – это был темперамент! Очень ее люблю. Люблю русскую песню, выросла на ней, вся пропитана русскими хорами.

— А существует мнение, что вы повторяете западные образцы…

— А на Западе говорят, что я несу им песенную культуру моей Родины.

— Вы поете песни только советских композиторов?

— Да. И «Арлекино» — исключение, подтверждающее правило. Наши песни стоят того, чтобы их пропагандировать. Сначала я пела по-русски – должна была доказать, что и на русском языке советская эстрадная песня может звучать интернационально. Теперь занимаюсь переводом песен на французский, английский. Сложное дело: содержание наших песен более глубокое, чем на Западе. Но это необходимо: надо, чтоб не только слушали, но и понимали.

— Как рождаются ваши песни?

— О, часто это долгие роды. Есть у меня песня, над которой я работаю несколько лет и все никак не могу ее показать. Работа над песней роднит. Вот с Резником, Паулсом как встречаемся – так и начинаем работать, для этого нет специально отведенного времени. Иногда думаем, что отдыхаем, а потом выясняется, что работали. Стыдно признаться, но у меня даже хобби нет – одна работа.

— Вы говорите: «Одна работа», — но в голосе вашем не слышно горечи.

— Я люблю свою работу. Моя жизнь – это репетиции – концерт – репетиции и снова концерт. На репетициях – сомнения, муки, неудовлетворенность. А потом такая радость… Концерт для меня – освобождение.

— Когда вы бываете удовлетворены собой?

— Если после концерта чувствую себя опустошенной. Значит, перелила свою кровь по каплям, всю. Если такой опустошенности нет – значит, чего-то недодала. И тогда плохо.

— Вы чаще всего поете о любви.

— Именно это обстоятельство, вы знаете, — отправная точка некоторых упреков в ваш адрес: женщина, считают, должна быть иной.

— Что стало бы с мужчинами, да и с миром тоже, если бы мы, женщины, были одинаковы? И потом – вряд ли те тихони-мещаночки, которым меня иногда противопоставляют, летают в космос, водят трактора на земле, руководят мужчинами. Искусство не может не отражать реальность.

— Но и реальность меняется.

— Тот, кто знает меня не только по телевизору, знает, что меняются и мои героини. Сначала это были эксцентрические женщины, трагикомические, драматические. Нужен был некий шок, чтоб остановить проходящих мимо. Героиня программы «Монологи певицы» — лирична, романтична. Если раньше я пела о любви человека к человеку, то сейчас хочется петь о любви человечества к человечеству.

— Что, как вам кажется, преграда этой любви?

— Равнодушие. Знаете, когда и душа ровна, и сердце стучит ровно – ничего человеку не жаль, ко всему-то он безразличен… Сейчас часто сетуют на то, что в зале не плачут. Я счастлива – у меня плачут.

— Общение состоялось. Вы часто употребляете это слово.

— да. Мне повезло, еще 16-летней я попала в такую среду общения, которая раздвигала мои горизонты. Там я познакомилась с Петровым — Водкиным и Пастернаком, Булгаковым и Врубелем. Тогда же вернулась к Толстому , Маяковскому , Шекспиру , Репину , воспринятым ранее по-школярски. Мне бы хотелось, чтобы девочки, простаивающие у моего дома, не просто стояли, а вот так бы общались, чтоб у них был своеобразный музыкальный клуб.

— Вы для них – кумир, образец для подражания. А был ли у вас такой кумир в молодости?

— Я бы не употребляла это слово. Была певица, перед которой я преклонялась и преклоняюсь. Это Клавдия Шульженко – ее песни часто пели в моем доме. Кстати, она тоже пела о любви, и во время войны, заметьте. И тем самым помогала ковать победу. Именно потому, что мне так нравилась Шульженко, я и имела права ей подражать.

— А что вам в первую очередь враждебно в людях, какие качества?

— Поиски выгоды во всем. Корысть. В искусстве – самонадеянность бездарности. А все вместе… Есть слово, все объединяющее, — бессердечность. Это и равнодушие, и корыстолюбие, и жестокость, и войны. Бессердечность – вот против чего в первую очередь бунтует все мое существо.

— Такой «пугачевский бунт»… А если бы вам пришлось в нескольких строках прозы изложить то главное, что вы хотите сказать песней, — какие это были бы слова?

— Я еще меняюсь – от чего-то отхожу, к чему-то прихожу… Нет, прозой не могу. У меня есть песня-кредо. Она называется «Поднимись над суетой»: «Жить! Гореть и не угасать! Жить, а не существовать!»

Она сидит в мягком домашнем платье, без тени косметики на лице, уронив на большой стол сложенные в ладонях руки, — так сидят, я видела, после тяжких трудов крестьянки, работницы. Зачесанные наверх волосы открывают неожиданно высокий и чистый лоб. Этот открытый лоб я увижу потом и на старых ее фотографиях. Фотографии старые, детские, но только одна – с куклой, и на ней недетская какая-то серьезность. Фотографии показывает мне женщина с неспешными движениями рук, строго посаженной головой и мягкой, все понимающей улыбкой. Зинаида Архиповна листает семейный альбом и, как всякая мама, вспоминает: «Это Аллочка в Колонном зале, ей шесть лет. Шла на концерт спокойно, а как увидела заполненный зал, побледнела, спряталась за кулисы – росла застенчивой, но я сказала: «Надо, Алла. Ты же уже большая». Она у нас сразу была большой, хотя брат ее появился, когда ей был всего годик. Так большой и осталась».

Строгая неулыбчивая девочка с упрямым открытым лобиком в белом передничке и школьной форме сидит за роялем. Такая отличница-очкарик… Она и была отличницей. Как-то, вспоминает мама, получила четверку за контурную карту, да еще с минусом. И села за их большой стол, и просидела всю ночь. А назавтра принесла пятерку. С плюсом. Четверки у нее появились только в 8-м – приближались экзамены в главной школе, музыкальной. «Вот здесь, в школьном платьице, у рояля – это Алла в Малом зале консерватории. Как играла. Все пророчили ей будущее пианистки». А она поступила на дирижерско-хоровое отделение. Росла очень решительной.

Когда снимался фильм «Женщина, которая поет», нужны были новые песни. Пугачева принесла их, сказала, что написал один композитор, никому пока неизвестный, — Борис Горбонос, сам прийти не может, болен, живет в Подмосковье , да и нелюдим. И показала фото: за роялем сидел молодой человек довольно унылой наружности. Песни понравились. В Горбоноса поверили. И только тогда она призналась, что это она сидит за роялем, никакого Горбоноса нет, а песни – ее собственного сочинения. Сейчас у нее много своих песен, музыка к фильмам, тексты. Но мне не кажется эта история смешной, как ее некоторые представляют: ну, а если б она сразу сказала, что песни ее.

Решительность, сказала мне мама, и ответственность – главные черты ее характера. Уехала на первые гастроли, а вернулась – решительно задвинула чемодан: «Все. Только теперь я понимаю, как мало умею. Надо работать». Какой надо иметь характер, чтобы самой преодолеть десятилетие безвестности!

Решительной она была, но вот озорной, лихой, разухабистой, как некоторые почему-то думают. Нет, никогда.

«Кто научил вас петь?» — спросили Пугачеву после сенсации «Арлекино». «Мама», — ответила она. Это сочли фразой. Но это правда. Зинаида Архиповна показала мне снимок – пожилые люди с орденскими планками перед Большим театром. Там, у первой колонны, собираются они, бывшие девчонки, в войну охранявшие небо Москвы , а в минуты затишья выезжавшие в воинские части с концертами. Мама пела, был и голос и слух, но учиться после войны было поздно, и она стала учить дочь – пусть споет и за нее, за них всех, чья молодость была далеко не песенной. Коммунист, толковый, нужный работник, Зинаида Архиповна 13 лет сидела дома, с детьми. Отец, тоже фронтовик, был шутник, такой Василий Теркин . Это от него у Аллы чувство юмора. Да еще широта натуры. Приехала из Польши – «Я деньги на строительство медицинского детского центра отдала», из Финляндии – «В фонд мира». «Аллочка, — говорю я ей, — открой лоб – он твоя сущность».

— Алла Борисовна, мне кажется, вы и вне сцены несете бремя своего амплуа – зачем?

— Высоцкого тоже, помните, отождествляли с его персонажами… Вот личность, а это – всего лишь амплуа. Значит, у меня все впереди.

— А кому вам нравится нравиться?

— Самое смешное желание – желание нравиться всем.

— Вы злитесь иногда на своих зрителей?

— Нет, никогда… Если я знаю, что в зале те, кто меня не принимает, — пою для них. Стараюсь достучаться.

— Алла Борисовна, вы работаете не щадя себя, на износ…

— Говорю себе: «Пой как в последний раз», а иначе – зачем все это?

— И все же должна же быть какая-то страховка!

— А, может, сцена для меня страховка и есть? Людей с комплексами больше, чем вам кажется. Я иду на сцену за тем, чего мне не хватает в жизни.

— Ну, вы столь многого достигли…

— И потому мне никак нельзя ни на минуту остановиться! Искать новое, идти дальше, дальше! Вечная неудовлетворенность…

— В одном из концертов на сцену вышли «девочки», которые должны были изображать «миллион роз», а показывали в основном ножки… Это вы придумали? Как вы вообще считаете – вам нужен режиссер?

— Придумала не я, а режиссер – нужен. Песню надо ставить зрелищно, этого сам певец сделать не может. Конечно, нужен человек-выдумщик, которому бы я доверяла, который мог бы подсказать, научить, но… Есть прекрасные режиссеры, один из них живет в моем доме, как раз подо мной…

— Но он ведь даже на концерте у меня не был…

— А как к вам относятся композиторы?

— Об этом лучше спросить у них.

— А вы? Скажем, к Тухманову?

— Хорошо отношусь. Быть может, пришла пора нам с ним встретиться.

— Вы хотели бы сниматься в кино?

— Да. Мечтаю о кино времен Любови Орловой .

— Больше десяти лет популярности – большой срок. Чем вы его объясняете?

— Не модой, конечно. Певец может угадать моду или заявить моду и тем обратить на себя внимание. Но удержаться, не сойти с круга мода ему не поможет. Нужна убежденность, нужна работа до седьмого пота.

— Кто ваш самый большой друг?

— Какой бы вы хотели, чтоб выросла ваша дочь?

— Чтоб могла сказать – «Я сделала все, что могла», чтоб не было ей стыдно за бесцельно прожитые годы. И еще, конечно, чтоб у нее было плечо, на которое она могла бы опереться.

— на чье плечо вы можете опереться?

— Пока опираются на мои плечи…

— Какая встреча со зрителями вам особенно запомнилась?

— Однажды на сцену вышла немолодая женщина, сказала: «Спасибо, дочка», — потом неожиданно сняла пуховый платок с плеч: «Ты нас согреваешь – пусть и тебе будет тепло»…

— Что дальше, что дальше… У меня, может, творческий кризис.

— Алла Борисовна, вы что? Я только что была на вашем концерте – вы же на вершине успеха!

— Как это вам объяснить. Вот я прошибла головой потолок. А оказалось, что до крыши еще чердак. На чердаке пыльно, душно… Я могу спуститься и спокойно зажить. Но я хочу туда, на крышу! И что, снова самой пробивать потолок? А если не хватит сил? И вот я думаю: а может, мне один раз в жизни быть благоразумной, спуститься на лифте, найти пожарную лестницу – она ведь тоже ведет на крышу – и подняться наверх так? Только и тут ведь нужна страховка… А то еще поскользнешься, как булгаковский персонаж…

— А что там, на крыше?

— Там такой чистый воздух.

Она стоит у двери – позади сцена, впереди – люди, неизменно ожидающие ее после концерта. Завтра снова концерт, и снова «живьем» — и лоб ее открыт, и руки ее опущены, как опускают их работницы после тяжких трудов, а лицо ее без грима бледно.

Такой знают ее немногие. Она – это ее голос. «А голос у нее, — писала одна итальянская газета, — надо сказать, блестящий: мягкий и агрессивный, нежный и гротесковый, гибкий и необычайно послушный, допускающий самые неожиданные перепады…»

Булгаковский персонаж, о котором она говорила, поскользнулся на обыкновенном подсолнечном масле, как известно… Таланту может помешать деспотизм фанатичных поклонников. Как-то, рассказывает мама, ей позвонили сразу из 12 городов – проверить очередной, на этот раз далеко не безобидный, слух. А у мамы – больное сердце. А Алла – преданная дочь. Девочки, стоящие у подъезда, преданно любят свою певицу, но иногда ведут себя так, что шокируют и людей, понимающих, что такое эпатаж. Но талант может поскользнуться не только на деспотизме поклонников. Да и Алла Борисовна, вопреки бытующему мнению об Алле Пугачевой, никогда никому не позволяет фамильярности – в ней продолжает жить та строгая отличница со старых детских фотографий.

Истинный талант может поскользнуться, сорваться, не дойти и от другого – снобизма, предвзятости, неприятия.

Японская « Асахи », крупнейшая газета мира, посвятила страницу самым популярным личностям разных времен и народов. На этой странице – портрет Пугачевой. У нее хватило юмора правильно оценить этот факт. Но факт-то существует! Как его расценить нам?

В Олимпийском центре в Москве в праздники собрали 500 артистов, хороших, известных, — 5-10 тысяч мест неизменно пустовали. В пожарном порядке позвали Пугачеву – все 17 тысяч билетов были сразу проданы. 17 тысяч людей – неужели все с дурным вкусом?

Пугачева стала первой советской эстрадной певицей, награжденной золотым диском за рубежом. Джо Дассен, о котором у нас писали, пожалуй, больше, чем о Пугачевой, услышав ее, сказал: «Это высочайший международный класс!» И все – сама. Почему? Почему эстрадный певец у нас предоставлен собственной инициативе?

Когда-то Григорий Александров , увидев никому неизвестную опереточную певицу, вложил в нее все, что мог, — и мы узнали Любовь Орлову – звезду. Но звезды потому и звезды, что всегда не удовлетворены собой. Каждый серьезный художник – впрочем, и не только художник, всякий профессионал, — не имеет права останавливаться, чего бы ни добился. Он должен, преодолевая достигнутые им потолки, идти все выше и выше, помня, что самый чистый воздух у самых высоких вершин. Но в горы в одиночку и без страховки все не ходят. Почему на каждого оперного певца есть и дирижер, и режиссер, и музыкальный руководитель, сонмище критиков, наконец? Эстрадный же чаще всего предоставлен самому себе, а в критике – или восторги, или укусы. Не потому ли не все нас удовлетворяет в таком популярном искусстве, как эстрадное? Не потому ли мы видим, что на волне этой популярности подчас всплывают музыкальные ансамбли, солисты, и не помышляющие о свежем, так необходимом им воздухе, с программами весьма сомнительного свойства? «Эстрада так, второй сорт…» — это снобизм. «Такое к ней отношение» — это ошибка.

В Донецке , на гастролях, к Пугачевой подошла женщина: «Вас очень просят спеть на фабрике глухонемых. Я буду переводить». И она пошла, и пела, прямо в цеху, и люди, лишенные слуха, отказались от перевода: они ее поняли сердцем. Почему же те, кто в первую очередь должен ее понять, часто оказываются и глухи, и слепы?

«Недавно я побывал на концерте Пугачевой, — сказал мне артист и режиссер Игорь Владимиров . – Мое представление о ней значительно углубилось. Большая, настоящая актриса». «Я попал на концерт Пугачевой случайно, — признался Олег Ефремов , — но убедился: успех ее не случаен. Поразительный контакт со зрителем!» Но ведь список собратьев по цеху, композиторов и режиссеров, серьезных критиков, наконец, подвергших себя такой переоценке, увы, невелик. Как для одних престижно побывать на Пугачевой, так для других не менее престижно не бывать.

Но понять, объяснить, исследовать феномен популярности Пугачевой важно не только для нее самой – для нас с вами тоже. Мне он видится в реабилитации чувств, в преодолении некой эмоциональной скудости. Пугачева соединяет самые современные жесткие ритмы с тем, что может стать навеки «ретро» — с блеском звезд, которые ей «светят даже днем», и с «соленой радостью походного шага», с журавликом, который так хочет увидеть небо, и анафемой «волчьей тоске и глухому неверью». Тем самым, доказывая нам, что это невозможно.

Так мне кажется. Но я не специалист, я просто брала интервью, стремясь показать, что в таланте, как и в каждом человеке, есть первый, второй, третий – много слоев, и надо учиться видеть не только то, что зримо. Изучение – дело специалистов. Но они, как известно, часто опаздывают.

Когда готовился новогодний цирковой аттракцион, рассказывал Кио на страницах печати, решили, что Пугачева будет петь, сидя на трапеции. Но предупредили ее – высоко без страховки нельзя. Началась съемка, и вдруг все видят – трапеция взмывает вверх, под самый купол! Завидное самообладание, заметил Кио. Только после съемок Алла призналась, что с детства боится высоты…» Да, боится, подтвердила и мама. И тем не менее попросила поднять ее так высоко.

Она – такая. Все ей хочется на пять с плюсом. Не горюшко – а горе. Не камушки – а камни. Она-то такая, но кто-то же должен думать о страховке!

Конечно, творческий кризис – это преувеличение. Не кризис, а необходимая остановка для раздумий в пути. Но будем помнить – какой завтра к нам выйдет Пугачева, зависит не только от нее. От нас с вами тоже.

Она стоит у двери, и лицо ее бледно, как лицо человека, которому не хватает свежего воздуха.

www.kp.ru

Смотрите еще:

  • Нотариусы спб по кировскому району Нотариальные конторы, нотариусы Санкт-Петербурга, Кировский район Нотариусы , Кировский район СПб Нотариус Киндеева И. А. Метро: Автово, 600м 1 9 8 1 5 2, Санкт-Петербург, Краснопутиловская ул, […]
  • Районные суды алматинской области О назначении на должности и освобождении от должностей председателей, председателей судебных коллегий и судей судов Республики Казахстан Указ Президента Республики Казахстан от 8 июня 2011 года № 95 В […]
  • Полная централизация полномочий Полная централизация полномочий Централизация — это концентрация прав принятия решений, сосредоточение властных полномочий на верхнем уровне руководства организации. При централизации преобладают вертикальные […]
Закладка Постоянная ссылка.

Обсуждение закрыто.