Северный кавказ в годы великой отечественной войны учебное пособие

Архивные источники по истории Северного Кавказа в годы Великой Отечественной войны (Е. Ф. Кринко, Т. П. Хлынина)

Архивные источники по истории Северного Кавказа в годы Великой Отечественной войны (Е. Ф. Кринко, Т. П. Хлынина)

Крупный массив материалов по рассматриваемой проблеме находится в Государственном архиве Российской Федерации (далее – ГАРФ) и Российском государственном архиве социально-политической истории (далее – РГАСПИ). Они хранятся, прежде всего, в фондах высших и центральных государственных учреждений, судебно-следственных органов, общественных организаций. Социально-экономическое развитие региона нашло отражение в широком комплексе документов Российского государственного архива экономики (далее – РГАЭ). Различные аспекты участия жителей Северного Кавказа в войне раскрывают материалы Российского государственного военного архива (далее – РГВА) и Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации (далее – ЦАМО РФ).

Наиболее значительный комплекс документов по истории Северного Кавказа в рассматриваемый период хранят архивы региона: Это Главное архивное управление Государственного архива Ставропольского края (далее – ГАУ ГАСК), Государственное учреждение Краснодарского края «Государственный архив Краснодарского края» (далее – ГАКК), Государственное учреждение «Центральный государственный архив Республики Дагестан», Центральный государственный архив Кабардино-Балкарской Республики (далее – ЦГА КБР), Центральный государственный архив Республики Северной Осетии – Алании (далее – ЦГА РСО – А). В связи с повышением статуса ряда субъектов России на Северном Кавказе областные архивы Адыгеи и Карачаево-Черкесии были преобразованы в Государственное учреждение «Национальный архив Республики Адыгея» (далее – ГУ НАРА) и Республиканское государственное учреждение «Государственный архив Карачаево-Черкесской Республики» (далее – РГУ ГАКЧР).

В 1990?е гг. на базе прежних партийных архивов в регионе возникли: ГАУ ГАНИСК, Центр документации новейшей истории Кабардино-Балкарской Республики (далее – ЦДНИ КБР), ЦДНИКК, Республиканское государственное учреждение «Центр документации общественных движений и партий Карачаево-Черкесской Республики» (далее – РГУ ЦДОДи-ПКЧР), Центральный государственный архив историко-политических документов Республики Северная Осетия – Алания (далее – ЦГАИПДРСО – А). В ряде субъектов бывшие партийные архивы вошли в состав государственных архивов. В Республике Адыгея фонды бывшего Партийного архива ААО составили специальное хранилище в Национальном архиве – ХДНИ ГУ НАРА. Материалы по истории региона хранятся также в архивных отделах городских и районных администраций, различных ведомственных архивах. Например, документы органов НКВД и НГКБ находятся в архивах региональных управлений ФСБ.

В самом начале 1990?х гг. были практически полностью уничтожены архивы бывшей Чечено-Ингушской АССР. В настоящее время ведется работа по формированию архивного фонда в Чеченской Республике и Республике Ингушетии, в обеих республиках созданы соответствующие органы управления, координаты которых размещены на портале «Архивы России». Однако вернуть большую часть утраченных документов практически невозможно. Вероятно, единственный способ хотя бы частичного воссоздания документальной базы по истории Чечни и Ингушетии в рассматриваемый период времени – выявление и копирование соответствующих материалов в ГАРФ, РГАСПИ и других архивах России и зарубежных стран. Для этого в обеих республиках приняты специальные целевые программы.

В соответствии со сложившейся традицией, исторические источники военной темы обычно разделяются на две большие группы: официального и личного происхождения. В свою очередь официальные документы по истории Северного Кавказа в годы Великой Отечественной войны можно разделить на несколько больших комплексов в соответствии с их происхождением и содержанием. Первый и самый крупный из них составляют советские источники официального происхождения, включающие гражданскую и военную документацию. Наиболее значительный массив данных по рассматриваемой проблеме содержит официальная советская гражданская документация, среди которой выделяют законодательные источники, директивную и делопроизводственную документацию государственных, партийных и советских органов, судебно-следственные материалы, документы общественных организаций, статистические источники.

Законодательные источники представлены законами СССР и РСФСР, указами и постановлениями ЦИК СССР, ВЦИК, президиумов верховных советов СССР и РСФСР. Основная часть законодательных актов была опубликована непосредственно после их принятия, полные тексты других документов, например указов Президиума Верховного совета СССР о принудительном выселении народов Северного Кавказа в годы Великой Отечественной войны, опубликованы в последние годы. Не публиковались подготовительные материалы, использование которых позволяет реконструировать сам процесс разработки и принятия законодательных актов.

Особенностью советского строя являлось то, что партийные директивы лежали в основе всей деятельности государства, комсомола и других общественных организаций, а решения высших и центральных органов служили базой для разработки нормативно-правовых актов на местах. Поэтому официальные советские документы разделяют на документацию директивно-политического и директивно-исполнительного характера высшего уровня, а также документацию, связанную с непосредственной организацией и обеспечением выполнения директивных документов высшего уровня. Необходимо также учитывать, что в рассматриваемый период действовало немало чрезвычайных органов власти, не всегда соответствовала правовым нормам и практика работы конституционных органов, в результате принятые решения не часто облекались в форму соответствующих нормативно-правовых актов, что создает определенные сложности для исследователей.

В подклассе документации директивно-политического характера высшего уровня выделяются, во-первых, указания и поручения И. В. Сталина на поступившие к нему документы, во-вторых, постановления Политбюро ВКП(б); в-третьих, протоколы заседаний Политбюро, Секретариата, совещаний членов Политбюро, секретарей ЦК ВКП (б) и материалы к ним, записи бесед членов Политбюро и секретарей ЦК. Значительное количество указанных документов, определявших выработку официального советского курса, содержится в фонде ЦК ВКП (б) в РГАСПИ. Однако по доступным в настоящее время исследователям кратким записям постановлений заседаний Политбюро ЦК ВКП(б) невозможно выяснить мнение того или иного партийного руководителя по принимаемому вопросу. Основная масса материалов – подготовленные документы к постановлениям Политбюро ЦК ВКП(б) – находятся в «закрытом» для исследователей АПРФ, малодоступны для историков и стенограммы их заседаний.

Впрочем, даже расширение доступа исследователей ко всему комплексу документов, хранящихся в архивах, не решит всех проблем. Современные исследователи указывают на то, что «наиболее существенные с научной точки зрения документы, способные в какой-то мере раскрыть “кремлевские тайны”, давно уничтожены»[262]. Например, когда материалы архивов И. В. Сталина, В. М. Молотова, Л. М. Кагановича и других советских лидеров поступили в РГАСПИ из АПРФ, выяснилось, что они практически не содержат принципиально новой информации о деятельности Политбюро ЦК ВКП (б). Вполне вероятно, что еще в 1930?х гг. и в последующее время из этих документов было изъято все, что компрометировало большевистскую систему. И. В. Сталин лично комплектовал свой архив и сам решал, какие документы оставить, а какие уничтожить[263]. Другие члены Политбюро ЦК ВКП(б) также самостоятельно решали, какие свои письма хранить в партийном архиве, а какие оставить у себя.

Самую значительную часть документов директивно-исполнительного характера высшего уровня составляют постановления и распоряжения СНК СССР и РСФСР, бюро СНК РСФСР, союзных и республиканских наркоматов и других ведомств. К этой же группе относятся принятые в годы войны постановления ГКО СССР, которые фактически имели силу законов, приказы и распоряжения Центрального штаба партизанского движения (далее – ЦШПД). Законодательная и директивная документация высшего уровня позволяет представить основные направления советской политики на Северном Кавказе в годы войны. Помимо официальных документов общего характера, определявших развитие Северного Кавказа, высшие и центральные партийные и советские органы приняли немало нормативно-правовых актов, посвященных непосредственно событиям в данном регионе.

Основной массив документации, связанной с организацией и обеспечением выполнения директивных документов высшего уровня на Северном Кавказе, сосредоточен в архивах региона. По степени значимости среди нее выделяются, во-первых, директивные документы региональных партийных органов – постановления пленумов и бюро крайкомов, обкомов, окружкомов, горкомов и райкомов ВКП(б), так как именно они играли ключевую роль в системе органов власти и управления на Северном Кавказе. Не обладая формально высшей юридической силой, они фактически определяли порядок и направления деятельности других региональных органов власти и управления, отдельных предприятий и учреждений.

Во-вторых, это постановления городских комитетов обороны Краснодара, Новороссийска, Майкопа, Темрюка, Туапсе, Кизляра, приказы и распоряжения Южного, Краснодарского, Ставропольского и других штабов партизанского движения, созданных в годы Великой Отечественной войны. В-третьих, материалы сессий местных советов, постановления, решения и распоряжения краевых, областных, окружных, городских, районных и волостных исполкомов, поселковых и сельских советов, протоколы общих собраний граждан населенных пунктов. Как и в центре, многие решения руководства краев, республик и областей Северного Кавказа оформлялись совместными постановлениями партийных и советских органов и откладывались, соответственно, и в партийных, и в советских фондах.

Директивные документы партийных и советских органов региона характеризуют основные направления в их деятельности, условия жизни населения региона в рассматриваемый период времени. В мотивировочной части они нередко содержали оценку обстановки, в постановляющей – определяли задачи развития региона. Однако информация, содержащаяся в директивной документации, не раскрывает самих процессов принятия и выполнения решений, их результатов, реакции общества на деятельность власти.

В данной связи определенные возможности для исследователей предоставляет делопроизводственная документация, которую по ее характеру подразделяют на несколько основных групп. Во-первых, это документы, характеризующие задачи, компетенцию, порядок деятельности различных учреждений и организаций (к ним относятся различного рода нормативные акты, уставы и инструкции). Во-вторых, документация, освещающая процесс выработки, обсуждения и принятия решений об основных направлениях деятельности органов и учреждений (планы работы, проекты постановлений, протоколы и стенограммы). В-третьих, документы, раскрывающие ход исполнения принятых решений (докладные записки, справки, информации). В-четвертых, документация, посвященная итогам деятельности учреждения или органа за определенный временной промежуток (отчеты, справки).

Кроме того, по уровню принадлежности выделяются делопроизводственные документы высших, центральных, региональных и местных органов власти и управления. К делопроизводственной документации высших и центральных органов власти относятся протоколы заседаний, подготовительные и перспективные материалы СНК, Госплана, наркоматов и других ведомств СССР и РСФСР. Это планы, докладные записки, справки, сводки о развитии отдельных отраслей народного хозяйства, составлении бюджетов, регулировании цен и зарплаты, борьбе с преступностью, детской беспризорностью и по другим вопросам, а также деловая переписка высших и центральных государственных учреждений. Так, в докладных записках «Особой папки» Сталина содержатся сведения о количестве, хозяйственном положении и политических настроениях жителей Северного Кавказа, выселенных в Казахскую и Киргизскую ССР[264]. Документы Транспортного комитета при ГКО СССР в фонде СНК СССР ГАРФ освещают работу водного и железнодорожного транспорта на Северном Кавказе, эвакуацию подвижного состава, строительство железнодорожной линии Кизляр – Астрахань в годы Великой Отечественной войны[265].

Значительным информативным потенциалом обладает делопроизводственная документация региональных и местных органов власти и управления, немалая часть которой еще не введена в научный оборот. В содержательном отношении в качестве особой группы данных документов выделяются протоколы заседаний пленумов и партийных бюро, партийного актива крайкомов, обкомов, окружкомов, горкомов и райкомов ВКП(б). Как исторический источник данную группу отличает широкий, систематизированный характер содержащейся информации, сравнительно высокая степень архивной обработки (снабжены соответствующими указателями) и хорошая сохранность значительной части материалов (машинописный текст). Многие документы введены в научный оборот, часть опубликована в основном в извлечениях, так как в них содержатся и сведения личного характера, критика отдельных коммунистов и учреждений, информация о решении текущих вопросов, считавшаяся «несущественной» для историков. В меньшей степени в научный оборот введены протоколы заседаний городских комитетов обороны Северного Кавказа. Другую группу документов составляет деловая переписка. Прежде всего это переписка региональных органов власти с ЦК ВКП(б), ЦИК СССР, ВЦИК, президиумами верховных советов и СНК СССР и РСФСР, наркоматами, другими высшими и центральными государственными и партийными органами. Телеграммы, отчеты, докладные записки и другие документы позволяют выяснить взаимоотношения различных органов власти, их степень ответственности в принятии тех или иных решений, характеризуют выполнение партийно-правительственных директив на Северном Кавказе.

Дублирование деятельности партийных и советских органов выразилось в том, что многие вопросы хозяйственного и социального развития Северного Кавказа в 1941–1945 гг. нашли отражение в документах и тех и других учреждений. Так, развитие промышленности и сельского хозяйства региона характеризуют документы соответствующих отделов партийных органов, исполкомов, а также производственных объединений, трестов, заготовительных контор Северного Кавказа. Это протоколы и стенограммы совещаний секретарей партийных организаций предприятий и кооперативов, производственных совещаний, планы, отчеты и справки об их выполнении, ходе полевых работ, восстановлении предприятий после освобождения и другие материалы. В целом, данные документы позволяют охарактеризовать структуру народного хозяйства региона, выпуск различных товаров, выполнение продовольственных заготовок, сдачу государству зерна, мяса, молока, птицы, состояние производственной базы, полей и семенных культур. Немало документов показывает развитие социалистического соревнования, внедрение передовых методов труда и другие патриотические инициативы рабочих и служащих. Документы фондов отдельных промышленных предприятий, комбинатов, заводов, фабрик, политотделов МТС, совхозов и колхозов отражают общий объем их производства и выпуск отдельных видов продукции.

Состояние транспортной сети Северного Кавказа освещают документы отделов транспорта партийных органов и исполкомов, отделы шоссейных дорог при управлениях НКВД, управления и тресты дорожного строительства, ремонта и эксплуатации. В фондах пароходств и портов хранятся приказы, распоряжения, планы, отчеты, обзоры, доклады, характеризующие развитие морского и речного транспорта. Вопросы торговли и снабжения населения, состояние детских домов и госпиталей, коммунального и жилищного хозяйства характеризуют документы соответствующих отделов партийных органов и исполкомов, а также торговых контор. Здесь хранятся их уставы, планы товарооборота, приказы, распоряжения, протоколы совещаний, сведения о структуре розничной торговой сети, снабжении населения промышленными и продовольственными товарами, конъюнктурные обзоры и итоговые отчеты по торговле.

В фондах управлений строительства и архитектуры, строительных трестов имеются документы по вопросам строительства и реконструкции городов и поселков, их восстановления после освобождения от немецкой оккупации. Они практически не вовлечены в научный оборот, как и материалы фондов организаций потребительской кооперации на Северном Кавказе. В связи с тем, что данная тема не являлась предметом специального изучения, исследователями не использовались постановления городских и районных потребительских союзов и обществ, протоколы собраний пайщиков, заседаний правлений, планы и годовые отчеты, акты документально-финансовых ревизий и другие материалы.

Благоприятные природные условия Северного Кавказа способствовали успешному развитию в регионе санаторно-курортной отрасли, в годы Великой Отечественной войны преобразованной в госпитальную базу. В научный оборот введен ряд документов краевых управлений госпиталями: планы, доклады, акты, политдонесения, характеризующие настроения раненых и персонала. Фонды краевых, республиканских, областных, окружных, городских и районных отделов здравоохранения содержат документы о работе медицинских учреждений, состоянии здоровья населения, данные медико-санитарных обследований, сведения о борьбе с инфекционными заболеваниями. В меньшей степени использованы данные о профилактической, противоэпидемической, лечебной и санитарно-просветительской работе, приказы главных врачей, протоколы заседаний медицинских советов, комплексные планы, отчеты, которые находятся в фондах СЭС, больниц и других медицинских учреждений.

Материалы фондов отделов социального обеспечения исполкомов раскрывают порядок назначения государственных пособий многодетным и одиноким матерям, инвалидам, престарелым, сиротам и другим категориям лиц, нуждавшихся в дополнительных мерах социальной защиты, вопросы их трудоустройства, обеспечения детских домов и домов-интернатов, проведение других социальных мер. Значительная часть документов данных фондов, особенно материалы, посвященные рассмотрению жалоб и заявлений граждан, не рассматривалась историками. Между тем они отражают не только степень эффективности работы социальных органов, но и материальное положение и настроения отдельных социальных слоев в годы войны. Физкультурно-массовую работу, проведение спортивных соревнований характеризуют документы комитетов по физической культуре и спорту местных исполкомов. Вопросы духовного развития советского общества всегда находились под особым контролем партийных органов. В научный оборот введены многие материалы отделов агитации и пропаганды крайкомов, обкомов, окружкомов, горкомов и райкомов ВКП(б), так как данное направление деятельности партии не раз являлось предметом специального изучения историков. Однако при этом не всегда в должной мере учитывались их пропагандистский характер, идеологическая направленность. Указанные дела содержат планы, отчеты, докладные записки о работе органов народного образования, школ и дошкольных учреждений, радиокомитетов, газет и издательств, киносети и учреждений культуры, агитационных коллективов и лекторских групп, а также документы о деятельности духовенства, борьбе с детской безнадзорностью и преступностью, проведении смотров художественной самодеятельности, курсов пропагандистов и других вопросах. Часть документов только недавно, после их рассекречивания стала доступна исследователям.

Вопросы развития образования на Северном Кавказе раскрывают также документы соответствующих фондов исполкомов, а также вузов, техникумов, училищ, школ: акты проверок готовности учебных заведений к учебному году, списки педагогов, учащихся и студентов, приказы, протоколы заседаний ученых и педагогических советов, планы и отчеты о работе. Фонды отделов и управлений культуры и кинофикации, музеев, научно-исследовательских учреждений, театров, филармоний, библиотек содержат уставы и паспорта данных учреждений, документы об их деятельности в военное время, эвакуации и возвращении после освобождения.

Наряду с фондами, документация которых отражает различные аспекты социально-экономической, политической и культурной жизни региона, в архивах сложились специальные комплексы документов, характеризующих определенные темы и периоды его истории. К ним можно отнести и ряд фондов военного времени. Так, стенограммы и протоколы совещаний, докладные записки и информации военных отделов партийных органов, их переписка с командованием Северо-Кавказского военного округа характеризуют проведение мобилизации, состояние оборонной работы, всеобуча, выполнение военных заданий промышленностью, а также формирование добровольческих частей, истребительных батальонов, сбор теплых вещей и другие патриотические инициативы населения региона в 1941–1945 гг. В фонде Ставропольского крайкома партии выделен комплекс дел комиссии по комплектованию Орджоникидзевской добровольческой кавалерийской дивизии[266], но данные материалы встречаются и в других делах.

Особый комплекс документов составляют и материалы о развитии сопротивления оккупантам в период Великой Отечественной войны, которые можно разделить на несколько групп. Во-первых, это нормативно-распорядительные источники, отражающие процессы создания партизанских отрядов и соединений, организацию их внутренней жизни, участие в боевых действиях, развертывание подпольной сети. Однако исследователи справедливо указывали, что предписанные ими действия не всегда в реальности осуществлялись[267]. Во-вторых, разнообразные по форме и тематике оперативные источники: акты о боевых действиях, в которых указывался состав и обязанности участников, служебные дневники, оперативные и разведывательные сводки, справки, составленные на основе боевых донесений и содержащие сведения обобщающего характера о действиях отрядов и соединений за определенный промежуток времени. В большинстве своем они имели информационное значение, адресовались для осведомления выше– и нижестоящих инстанций. В отличие от них докладные записки, справки и донесения о морально-политическом состоянии и материальной обеспеченности отрядов и соединений, протоколы партийных собраний, раскрывающие внутреннюю жизнь отрядов и соединений, имели пропагандистский характер.

В-третьих, выделяются итоговые отчеты партизанских отрядов и соединений. Так, в итоговом отчете о боевой и разведывательной деятельности Краснодарского штаба партизанского движения раскрываются вопросы организации и основные направления деятельности партизанских отрядов и соединений края, подводятся итоги боевых действий партизан Кубани, анализируется их состав и потери[268]. Исследователи отмечали, что источники данного вида различаются по степени обобщений и по отдаленности от описываемых событий. Кроме того, отношение авторов «в какой-то степени определялось сознанием того, что он послужит истории или военной науке»[269]. Пристальное внимание уделялось составлению итоговых отчетов и со стороны партийных руководителей, которые нередко стремились в них отметить свои заслуги. Поскольку работа над итоговым отчетом о деятельности партизан Ставропольского края была завершена уже после депортации карачаевского народа, в нем не было «даже упоминания о деятельности партизан – карачаевцев». По словам современных историков, «уже ввиду этого он не может быть для исследователей объективным источником»[270]. Впрочем, и оперативная документация партизанских отрядов и соединений также не может являться абсолютно достоверным источником, особенно в области учета вражеских потерь, которые противник стремился скрывать, а сами участники боев нередко преувеличивали.

Существенное место среди источников истории рассматриваемой проблемы занимают судебно-следственные материалы. Состояние преступности и ее формы, основные направления деятельности правоохранительных органов на Северном Кавказе раскрывают документы ряда фондов центральных и региональных архивов. Общий надзор за соблюдением законности в регионе характеризуют документы фондов верховных судов и прокуратуры СССР и РСФСР в ГАРФ. Фонды краевых, республиканских и областных судов в региональных архивах содержат приказы их председателей, постановления и протоколы заседаний президиумов, квартальные статистические отчеты о работе судов. В них имеются приговоры городских и районных судов, копии приговоров и решений судебных коллегий, копии представлений в Верховный суд РСФСР и его определений, другие материалы.

В фондах краевых, республиканских и областных органов прокуратуры хранятся справки о кассационной практике, состоянии надзора за рассмотрением уголовных и гражданских дел в судах, представления в партийные, советские и профсоюзные органы, докладные записки и обзоры о состоянии следственной работы в регионе. В них содержатся документы комплексных проверок, годовые статистические отчеты городских и районных прокуратур, квартальные отчеты краевых управлений внутренних дел о количестве зарегистрированных и раскрытых преступлений, а также документы о проверке тюрем, надзоре за местами лишения свободы и другие материалы.

Определенный материал по рассматриваемой теме содержат фонды краевых управлений ФСБ и МВД, республиканских министерств внутренних дел в соответствующих ведомственных архивах, а также музеев ФСБ. Среди них, в частности, обвинительные заключения по следственным делам коллаборационистов, выявленных КГБ после войны. Значительная часть данных документов сохраняет секретный характер, лишь часть впервые вводится в научный оборот в работах последних лет. Стали доступны исследователям и фильтрационные дела, переданные в РГУ ГАКЧР из КГБ[271].

Сущность немецкой оккупации раскрывают материалы специальных судебно-следственных органов. Прежде всего, это документы Международного военного трибунала для главных немецких преступников (Нюрнбергского процесса) в ГАРФ. В большинстве своем они представляют собой копии, а подлинники хранятся в Гааге. Лишь часть данных материалов опубликована[272]. Немало документов советского обвинения и защиты, включая и материалы, не представленные на процессе, характеризуют планы Германии в отношении советских территорий, в том числе и Северного Кавказа, попытки их реализации.

В ГАРФ хранятся материалы Чрезвычайной государственной комиссии СССР по установлению и расследованию злодеяний, совершенных немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками. Обобщающие сведения об ущербе, нанесенном отдельным краям и автономиям Северного Кавказа в период немецкой оккупации, приводятся в документах фондов местных комиссий по установлению и расследованию злодеяний, совершенных немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками, которые хранятся в региональных архивах. В них содержатся акты о злодеяниях и материальном ущербе, нанесенном предприятиям, колхозам, организациям и отдельным гражданам, сводные ведомости и обобщенные реестры ущерба, акты судебно-медицинских экспертиз, списки замученных граждан, списки и опросные листы граждан, угнанных на работу в Германию, и лиц, сотрудничавших с оккупантами, протоколы допросов немецких военнопленных.

Указанные документы характеризуют результаты и характер оккупационной политики, террор и грабежи захватчиков, социальный состав коллаборационистов, положение «восточных рабочих». Собранный материал создает достаточно полную картину об огромном ущербе, нанесенном немецкой оккупацией. Данные об ущербе подсчитывались по отдельным населенным пунктам, районам, городам, областям, краям, а также по отраслям народного хозяйства. При этом наряду с прямым ущербом данные показатели включали и потери, понесенные регионом в результате эвакуации, бомбардировок, боевых действий и других разрушений.

Комплекс документов общественных организаций Северного Кавказа периода войны представлен материалами партийных, комсомольских, профсоюзных и других организаций. Вопросы внутрипартийной работы, численность и состав партийных организаций Северного Кавказа раскрывают документы организационно-инструкторских отделов партийных органов. Они характеризуют подготовку и итоги проведения отчетов и выборов в партийных организациях, содержат данные о количестве принятых в члены партии и исключенных из нее, списки руководящих работников.

В фонде ЦК ВЛКСМ в РГАСПИ содержатся материалы пленумов и совещаний в ЦК ВЛКСМ, документы бюро, секретариата, отделов ЦК ВЛКСМ. Директивные и делопроизводственные документы центральных органов ВЛКСМ определяли основные направления деятельности комсомольских организаций Северного Кавказа. В частности, порядок деятельности комсомольских организаций региона в период его оккупации вермахтом определялся инструкцией ЦК ВЛКСМ «О работе комсомольских организаций в районах, временно оккупированных немецкими захватчиками» и другими документами. В указанном фонде хранятся и документы, отражающие непосредственно работу комсомольских организаций Северного Кавказа. Докладные записки, справки инструкторов ЦК, отчеты, материалы антифашистских митингов молодежи, наградные листы и характеристики на молодых партизан, описания их подвигов, другие материалы периода оккупации региона содержатся в делах специального отдела ЦК ВЛКСМ, который занимался работой среди комсомольцев и молодежи оккупированных районов СССР в годы Великой Отечественной войны[273]. В фондах ГАУ ГАНИСК, ХДНИ ГУ НАРА, ЦДНИКБР, ЦДНИКК, РГУ ЦДОДиПКЧР, ЦГАИПДРСО-А хранятся протоколы, стенограммы пленумов, заседаний бюро, секретариата, совещаний актива, справки, докладные записки, переписка, отчеты местных комсомольских организаций Северного Кавказа, справочно-информационные материалы об их численном составе, сводки производственных показателей и другие материалы.

Документы о деятельности профессиональных союзов Северного Кавказа содержатся в фондах ВЦСПС и отраслевых профсоюзов ГАРФ, а также в соответствующих фондах их крайкомов, обкомов, окружкомов, горкомов и райкомов, находящихся на хранении в местных архивах. Это материалы профсоюзов работников государственных учреждений, медицинских работников, работников просвещения, высших школ и научных учреждений, торговли, культуры и др. В указанных фондах имеются протоколы конференций, пленумов, заседаний президиумов, общих собраний членов профсоюзов, планы работы, отчеты, документы о социалистическом соревновании в годы войны.

В фондах Центрального совета общества содействия обороне и авиационно-химическому строительству СССР и РСФСР, его краевых, областных и городских советов содержатся приказы по проведению оборонно-массовых мероприятий, военно-спортивных соревнований, протоколы заседаний оргбюро и конференций, докладные записки, циркулярные письма, информации, отчеты. Здесь находятся справки о численности первичных организаций и членов Осоавиахима, материалы совещаний о сборе средств на строительство военной техники, подготовке инструкторов и минеров групп самозащиты, военных специалистов и по другим вопросам, документы о сдаче норм ГТО, ПВХО. К данной группе документов также относятся материалы всероссийских, краевых и областных комитетов обществ Красного креста, других советских общественных организаций в центральных и региональных архивах.

Статистические данные небезосновательно относятся к сложным и противоречивым видам исторических источников. В рассматриваемый период в СССР существовала государственная статистика, сбором, обработкой и публикацией данных занималось Центральное статистическое управление Госплана СССР, на местах – региональные статистические управления. Советская статистика стремилась учесть самые различные показатели развития советского общества, используя разнообразные способы статистического учета, различные виды отчетности. Основными направлениями статистического учета являлись статистика промышленности, транспорта, сельского хозяйства, народонаселения и другие.

Фонды краевых и областных статических управлений Северного Кавказа содержат разнообразную статистическую информацию. Это списки предприятий и учреждений, статистические таблицы о развитии народного хозяйства краев, областей, городов и районов, отдельных предприятий, колхозов, совхозов и МТС, ведомости регистрации жилищного фонда, находящегося в общественной и личной собственности, документы переписи населения, промышленности, энергооборудования, плодово-ягодных насаждений, годовые и месячные бюджеты. В указанных фондах представлены плановые и фактические показатели развития различных отраслей народного хозяйства, здравоохранения, учебной и культурно-просветительной работы, сравнительные таблицы посевных площадей, урожайности, использования орошаемых земель, производства отдельных видов продукции и уровня цен, численности рабочих и служащих, движения населения. Представляют интерес и сопровождающие их объяснительные и аналитические записки. В то же время и в документах региональных статистических управлений отмечались определенные недостатки при составлении отчетности[274].

Военную документацию как исторический источник отличают определенные особенности, связанные как с ее характером, так и с возможностями использования. В комплексе документации военного характера, посвященной проблемам истории Северного Кавказа в годы Великой Отечественной войны, можно выделить несколько основных групп источников. Во-первых, это документы советских военных органов управления: приказы и постановления командующих и военных советов Северо-Кавказского и Закавказского фронтов, Северной и Черноморской группы войск, отдельных армий. К данной группе можно отнести военно-оперативную документацию и другие материалы оперативных отделов, политуправлений, разведывательных, тыловых, формирующих и других органов, посвященные общей обстановке и боевым действиям на территории региона, развитию на Северном Кавказе партизанского движения и другим вопросам. Они находятся в соответствующих фондах данных воинских соединений в ЦАМО РФ, в фондах ЦШПД РГАСПИ, а также в фондах ЦДНИКК, посвященных партизанскому движению.

Особую часть документов данной группы составляют материалы фондов управления внутренних войск НКВД, управления войск НКВД по охране тыла Черноморской группы войск Закавказского фронта, затем Северо-Кавказского фронта и управления внутренними войсками НКВД Северо-Кавказского округа, хранящиеся в РГВА[275]. Они содержат информацию об оперативной обстановке на Северном Кавказе в годы войны, развитии бандитизма в регионе и борьбе с ним, а также о действиях войск НКВД по наведению порядка в прифронтовой полосе, пресечении антисоветских выступлений, борьбе с дезертирством, мародерством и другими негативными явлениями.

Во-вторых, это документы 4?го гвардейского Кубанского кавалерийского казачьего корпуса, 9?й пластунской, 70?й кавалерийской, 115?й Кабардино-Балкарской кавалерийской, 347?й стрелковой дивизий и других воинских частей и соединений, созданных на территории Северного Кавказа. Это приказы по боевой подготовке, ведению боевых действий, организационным вопросам, а также деловая переписка, доклады, оперативные сводки, боевые донесения, раскрывающие процесс создания данных формирований и их участие в боевых действиях. Особую разновидность документов указанной группы составляют исторические формуляры, журналы боевых действий, справки, представляющие собой различные формы итоговых отчетов о боевом пути данных частей. Наиболее полный комплекс указанных материалов хранится в соответствующих фондах ЦАМО РФ, отдельные документы – в фондах местных архивов и музеев.

В-третьих, следует выделить документы политических органов, партийных и комсомольских организаций, а также наградные документы, реляции, в которых изложены боевые подвиги, заслуги лиц, представленных к наградам, наконец, списки безвозвратных потерь рядового, сержантского и офицерского состава в фондах политуправлений частей и соединений в ЦАМО РФ. Частично они также находятся в фондах местных архивов и музеев. Так, в фонде Краснодарского крайкома ВКП(б) в ЦДНИКК хранятся политдонесения начальника политотдела 9?й пластунской дивизии, присяга казаков-пластунов, списки погибших и другие материалы[276]. Данные источники характеризуют работу по формированию морально-политического духа советских солдат, их чувства и настроения.

Массив документации третьего рейха и учреждений, созданных оккупантами на захваченной территории Северного Кавказа, в количественном отношении уступает комплексу официальных советских документов по данной теме, что, впрочем, не снижает его значимости. По происхождению и характеру данные источники целесообразно разделить на две большие группы. Первую из них составляют директивные и делопроизводственные документы органов власти третьего рейха: приказы и инструкции германского гражданского и военного руководства, стенограммы заседаний штаба «Ост» и другие материалы, характеризующие общие принципы оккупационной политики на советских территориях, а также проекты административно-территориальных, экономических и политических преобразований германского руководства на Северном Кавказе.

Основная часть данных документов хранится в фондах центральных архивов, в том числе в фонде Нюрнбергского судебного процесса в ГАРФ. Многие опубликованы и широко используются исследователями, другие лишь частично введены в научный оборот. К последним относятся материалы «Коричневой папки» Розенберга. Подготовленные в канцелярии министра по делам восточных оккупированных областей в 1942 г., они обосновывали необходимость изменений германской политики на Кавказе. Отдельные документы органов власти третьего рейха встречаются и в других архивных фондах. Так, в фонде ЦШПД в РГАСПИ хранятся приказы, директивы, инструкции немецкого командования о борьбе с партизанами, а в фонде Общеказачьего объединения в Германской империи ГАРФ – копии приказов и воззваний германского командования к казачьим войскам.

Вторую группу составляет нормативно-распорядительная и иная делопроизводственная документация оккупационной администрации, действовавшей на захваченной территории Северного Кавказа в 1942–1943 гг. Наиболее полно данные документы представлены в фондах городских и районных управ, отдельных предприятий и учреждений, специальных документальных коллекциях в региональных архивах, отдельные материалы содержатся в фондах и экспозициях региональных музеев. Это указания и инструкции германского командования, воззвания к жителям Северного Кавказа, приказы, объявления, распоряжения немецких комендантов и бургомистров, деловая переписка, списки сотрудников гражданской администрации и полиции, заявления граждан и другие материалы. Значительную часть указанных фондов составляют административно-хозяйственные и бухгалтерские документы, традиционно считавшиеся малоинформативными для историков: прейскуранты цен, акты, ведомости о поставках вермахту продуктов, по учету трудодней, выдаче продуктов и заработной платы, об изъятии скота и птицы у жителей, уплате штрафов, гибели скота и посевов, приходно-расходные документы, кассовые книги, корешки квитанций, ордера. Однако и их использование позволяет получить определенное представление о жизни населения, взаимодействии отдельных органов власти и управления на оккупированной территории Северного Кавказа.

Комплекс материалов эмигрантских учреждений и организаций представлен хранящимися в настоящее время в ГАРФ документами фондов бывших Русского заграничного исторического архива в Праге и Донского казачьего архива: Юго-Восточного отдела Объединения русских воинских союзов в Германии, Канцелярии Казачьего национально-освободительного движения, Общеказачьего объединения в Германской империи и личного фонда А. А. фон Лампе, возглавлявшего объединение русских воинских союзов в Берлине. Они содержат не только информацию о деятельности самих эмигрантских учреждений, но и документы о вступлении в вермахт эмигрантов, в том числе, казаков (включая их заявления, анкеты, списки), копии приказов начальника Главного управления казачьих войск генерала П. Н. Краснова и другие материалы. Названные документы проясняют обстоятельства создания вооруженных коллаборационистских формирований, раскрывают роль, которую сыграла в этом российская эмиграция, содержат информацию об участии в войне на стороне Германии донских, кубанских и терских казаков.

Таким образом, комплекс официальных документов представляет собой основу источниковой базы для изучения истории Северного Кавказа в годы Великой Отечественной войны. Содержащиеся в центральных и местных архивах и музеях документы разнообразны в видовом и тематическом отношении, позволяют раскрыть различные аспекты рассматриваемой темы. При этом наиболее значительная часть документов отражает события, происходившие в 1943–1945 гг., после освобождения региона от немецкой оккупации. Многие документы, характеризующие события начального периода войны и немецкой оккупации погибли или были уничтожены. В ГАКК хранится секретный приказ анапского районного бургомистра от 11 сентября 1943 г., в котором он требовал от всех старост немедленно сжечь имевшиеся у них документы сельских управ[277]. Тем не менее, имеющиеся в архивных и музейных фондах документы предоставляют достаточные возможности для характеристики различных событий на Северном Кавказе на протяжении всей Великой Отечественной войны, при условии их более полного вовлечения в научный оборот, а также соответствующего источниковедческого анализа.

document.wikireading.ru

Смотрите еще:

  • Заявление на социальный вычет 2018 образец Заявления на стандартный налоговый вычет - образец 2017-2018 Отправить на почту Заявление на стандартный налоговый вычет — наиболее востребованный у подавляющего большинства работающего населения документ. […]
  • Выплаты матерям одиночкам при рождении ребенка в 2018 году Дмитрий Медведев рассказал о новых мерах поддержки семей с детьми в 2018 году 30 ноября 2017 года в прямом эфире премьер-министр России ответил на вопросы ведущих пяти крупнейших российских телеканалов в […]
  • Виновник дтп не платит по решению суда Судебные решения по ДТП Предыдущая статья: Штраф за ДТП Судебный процесс – это сложная и длительная процедура, однако в некоторых ситуациях взыскать с виновной стороны денежную компенсацию, необходимую для […]
Закладка Постоянная ссылка.

Обсуждение закрыто.