Вор законе бадри когуашвили

Несломленный зоной вор в законе Бадри Кутаисский стал козырем силовиков

Вор в законе Бадри Когуашвили, известный в криминальной среде как Бадри Кутаисский, освободился из ИК-31 Красноярска после семи лет заключения. Об этом в пятницу, 25 мая, сообщает «Прайм Крайм».

Как отмечает агентство, по своему влиянию на происходящие в воровском мире процессы освобождение Бадри Кутаисского сопоставимо с приговором Захарию Калашову (Шакро Молодой) — лидеру преступного мира России. С появлением Бадри в Москве сильно возрастет влияние преемников знаменитого вора в законе Аслана Усояна (Дед Хасан) из кутаисского воровского клана.

Материалы по теме

Темные времена

Преступные короли

На протяжении всего срока тюремная администрация была крайне сурова к Бадри вне зависимости от того, где он отбывал наказание: за семь лет вор в законе сменил семь мест лишения свободы.

По данным «Прайм Крайм», на освободившегося Бадри есть планы у силовиков: согласно им, авторитету «уготовано стать ключевой фигурой в воровском мире».

Ранее 25 мая стало известно, что оперативники в Москве пресекли сходку криминальных авторитетов, которые собрались по случаю дня рождения вора в законе Гурама Чихладзе (Квежоевич).

lenta.ru

Шестилетняя война «вора в законе» с «изобретательной» ФСИН

Попытки системы исполнения наказания «сломить» Бадри Кутаисского привлекли внимание общественной наблюдательной комиссии.

11:43, 02.06.2017 // Росбалт, Москва

Многолетняя война одного из самых влиятельных «воров в законе» Бадри Когуашвили (Бадри Кутаисский) с представителями системы исполнения наказания привлекла внимание общественной наблюдательной комиссии (ОНК). Похоже, главной целью ФСИН является сломить волю «вора в законе» любыми способами. Двое заключенных признались правозащитникам, что их заставляют провоцировать «законника» на драку.

Бадри Когуашвили находится под стражей с 2011 года, и попал под программу ФСИН, направленную на ломку «воров в законе». За время отсидки его перебрасывали по самым суровым российским колониям. Одним из последних мест заключения стала так называемая «крытая» тюрьма, расположенная под Енисейском в Красноярском крае. Там «законнику» создали почти невыносимые условия для существования. Спать ему приходилось на табуретке у стола, его постоянно помещали в карцер, местные врачи пугали Бадри, обнаруженным у него тяжелым онкологическим заболеванием (это оказалось неправдой).

Затем «вора в законе» перевели в колонию уже без тюремного режима — ИК-31 города Красноярска. Правда, для Когуашвили мало что изменилось. Его поместили в единые помещения камерного типа (ЕПКТ), которые по сути являются той же тюрьмой, а не колонией. «По сравнению с Енисейском у него появилась возможность спать на койке, но сама камера гораздо хуже. Там все время сырость, везде грибки, штукатурка отваливается огромными кусками», — высказывает мнение источник агентства, знакомый с ситуацией. Продолжились издевательства и со стороны надзирателей. Так, положенные посылки с продуктами и лекарствами, которые передают Бадри, до него не доходят. Вместо этого сотрудники ФСИН приносят ему несколько старых книг, по типу томов из собрания сочинения Ленина, и говорят: «Вот это тебе прислали, другого в посылке не было». Ну и, главное, представители ФСИН не отказываются от попыток провокаций в отношении «законника».

Сначала Бадри содержали в камере одного, а потом подселили двух мужчин. Причем к матерому уголовнику подсадили «первоходок», которых специально для этого перевели из колонии в ЕПКТ. С первых дней своего появления в камере они почти открыто стали добиваться, чтобы «законник» применил в отношении них физическую силу, что неминуемо добавило бы ему срок. А Когуашвили осталось сидеть ровно один год. Молодые люди вели себя, как не принято в камере, когда Бадри был в бане, могли без спроса взять его вещи, съесть что-то из еды и т. д.

Когуашвили считается одним из самых «правильных» «законников», который живет еще по старым «воровским» устоям. При этом, как отмечают источники, он является человеком с внутренним «стержнем», способным словом «завалить» любого здоровяка.

После одной беседы с ним «первоходки» не выдержали и признались во всем «вору в законе». Они рассказали, будто после нескольких избиений и даже процедуры «подвешивания» вынуждены были согласится стать «подсадными утками» с целью спровоцировать Бадри на драку. При этом заключенные этого делать не хотели и не хотят, но опасаются, что в отношении них самих может повторится насилие или им ухудшат условия задержания. Все эти сведения мужчины повторили и побывавшим в колонии представителям ОНК. Впрочем, сомнительно, что подобный поворот событий остановит процесс по попытке «сломить» Когуашвили.

Примечательно, что эта уже не первая попытка спровоцировать Бадри на драку. Во время этапирования Когуашвили в Енисейск, он оказался в СИЗО Красноярска, где произошел неприятный инцидент. В камере Бадри находился вместе с рядовым заключенным (так называемым «мужиком»), позже к ним подсадили зека, сотрудничающего с администрацией. Источник «Росбалта» полагает, что его появление в камере было далеко не случайным, что и подтвердил дальнейший ход событий. Зек, конечно, не рискнул конфликтовать с «вором в законе», но начал всячески унижать и оскорблять «мужика», причем без всяких причин. «Законник» такого пропустить не мог. В результате 50-килограммовый Когуашвили взял со стола кружку и ударил по голове 100-килограмового оппонента. Тот сразу же заявил о тяжелой травме и подал на Бадри заявление. На Когуашвили было возбуждено новое уголовное дело, по статье 116 УК РФ (побои), после чего его отправили в колонию в Енисейск. К семилетнему сроку, который отбывает «криминальный генерал», ему пытались добавить новый — за избиение сокамерника. Правда, суд приговорил Когуашвили только к штрафу. Но в случае рецидива истории он может получить еще пару лет заключения.

Бадри Когуашвили был задержан весной 2011 года в кафе «Гламур Хинкальная» на Неглинной улице во время встречи с самым влиятельным славянским «законником» Алексеем Петровым (Петрик). Несмотря на то, что Бадри никогда не был замечен в употреблении наркотиков, при себе у него неожиданно нашли героин. В январе 2012 года он был приговорен к девяти годам тюрьмы (позже Мосгорсуд снизил этот срок до семи лет) и его отправили в колонию в Хакассии, а потом в ИК-11, расположенную в поселке Ныроб Чердынского района Пермского края. Сами заключенные окрестили эту колонию «Красный лебедь», из-за того, что всеми порядками там заправляют зеки, сотрудничающие с администрацией. Тем, кто пытается спорить, особенно «ворам в законе», приходится несладко. В 2016 году именно в этой колонии был обнаружен повешенным «законник» Максим Новиков по кличке Пионер.

По словам собеседника агентства, Бадри выдержал все «удары» «Красного лебедя» и даже в шутку пообещал превратить эту колонию в «Черного лебедя» (ИК, в которой все процессы контролируют «воры в законе»). После этого его и решили перевести в самую строгую, так называемую «крытую», колонию, расположенную под Енисейском в Красноярском крае.

www.rosbalt.ru

Вор в законе Бадри Когуашвили

Люди в силу профессионального интереса, либо из обычного любопытства, постоянно отслеживающие новостную ленту, касающуюся событий, происходящих в закрытом от посторонних глаз мире российского криминала, с нетерпением ждут развязки в поединке Бадри Когуашвили с системой исполнения наказаний. «Вор в законе» Бадри Кутаисский активно противоборствует попыткам администрации мест заключения «сломать» его. Ему приходится воевать сразу на 2 фронта. Дело в том, что часть его собратьев тайно, а некоторые даже явно, ждут его поражения.

Бадри всегда на словах был явным приверженцем классических воровских законов. Теперь ему предстоит доказать делом не только принципиальность, но и твердость духа. Бадри Кутаисский уже полтора года спит, сидя на крохотной табуретке, положив голову на маленький «дубок» камеры-одиночки. Надзиратели наказали его за неправильно заправленную койку.

С тех пор он в знак протеста, раз и навсегда уложив одеяло по всем инструкциям, отказался пользоваться спальным местом, лишив тюремщиков повода для новых взысканий. Те усложнили ему жизнь, распилив на 2 части скамейку, на которой, скрючившись, прежде отдыхал ночами заключенный. Теперь, засыпая, он рискует потерять равновесие и очутиться на полу. Будь у заключенного под рукой доски и гвозди, то он подобно Рахметову из Чернышевского или индийским йогам, закалявшим тело и дух, смастерил еще более жесткое лежбище.

Бадри держит многомесячный пост, категорически отказываясь от блюд доставляемых баландерами, опасаясь, что ему незаметно всучат «зашкваренную» посуду или продукты. Рассчитывать он может только на «дачки» с воли или помощь других зэков, что весьма затруднительно после решения Соликамского суда об изменении режима содержания со строгого на тюремный. Грузин дорожит своим именем и репутацией – единственным, что у него осталось в тюрьме. Исхудав, он стал похож на узника гитлеровских лагерей, что не осталось без внимания врачей, диагностировавших у него злокачественное онкологическое заболевание.

Перспектива в скором времени быть вынесенным из камеры вперед ногами для погрузки в «деревянный бушлат» не ослабила рвения Бадри Кутаисского в отстаивании своих прав и предъявлении оппонентам доказательств собственной состоятельности на звание современного Васи Бриллианта или Васи Коржа. Впрочем, доктора вскоре передумали и признали безнадежный диагноз досадной ошибкой.

Вор Бадри Кутаисский

Эпопея Бадри Кутаисского началась с присвоения ему имени «вора в законе». Произошло это событие в Краснодаре в 1989 году в присутствии Мераба (Маглаперидзе), Роберта (Каландадзе) и Коконо (Похверия). За плечами Бадри были 25 лет жизни и срок в 4,5 года, назначенный судом родного Кутаиси. Исходя из места рождения, новый «законник» вошел в состав мощной группировки«кутаисских» воров, подавляющим большинством ориентированных на Деда Хасана (Усоян).

Когуашвили проделал привычный путь грузинских авторитетов. Из Грузии он перебрался в Москву, а затем заграницу, но на это понадобились годы, в течении которых он не раз снова сталкивался с законом. В 1997 году он был арестован в Москве и осужден через 2 года, ушедших на расследование, по популярной среди грузин 228 статье уголовного кодекса. Сам Бадри не был замечен в употреблении наркотиков. Позиционируя себя, как идейного вора, живущего по старым принципам, ему не пристало «баловаться дурью», но связь его имени с наркотиками пройдет красной нитью через все личное дело.

Через 3 года после ареста он выйдет на свободу в Новосибирске. На следующий год в аэропорту Внуково вновь при нем обнаружат наркоту. От наказания его спасет объявленная президентская амнистия. Бадри всегда будет утверждать, что запрещенное зелье ему подкидывали оперативники, желающие нейтрализовать авторитетную фигуру. Авторитет среди себе подобных Когуашвили быстро нажил, несмотря на упреки в малом тюремном опыте. Для настоящего вора тюрьма должна быть домом, а свобода – кратковременной командировкой. При всем желании Бадри Кутаисского ни в чем не отступать от воровских канонов, только это положение из неписанных правил было для него самым трудновыполнимым.

Много неприятностей на воле ему доставил скандальный характер. В 2002 году Гела (Кардава) и Дуяке (Мзарелуа) отлучили его от «семьи». Поводом послужило использование средств «общака» на проводы в последний путь друга Мераба Сенакского (Баркалая). Последний некогда признавался «вором в законе», но за утаивание «доли» был в свое время развенчан, а потом застрелен. По мнению Гелы и Дуяке за нецелевое использование денег Когуашвили подлежал строгому наказанию.

В марте 2003 года собравшиеся в подмосковном Домодедове грузины Како (Кохия), Пецо (Бухникашвили), Вахо Сухумский (Кардава) и самый известный из присутствовавших Тимур Ванский (Габуния) вернули утраченное имя.

Гела и Дуяке на время затаили ненависть, а воскресший словно Феникс Бадри принял на себя обязанности третейского судьи. В 2003 году он ненадолго вернулся в Грузию, чтобы с воли зайти в Тбилиси в тюремную камеру к Гие Кутаисскому (Звиададзе) и побить его за проступок.

С середины «нулевых» годов Бадри предпочел постоянно проживать в США, но внимательно следил за происходящим в России. Принадлежа к «кутаисцам», он всегда поддерживал их политику, поэтому такие воры, как Джемо (Микеладзе) стали для него врагами. Когда на сходке в Греции, произошедшей в 2010 году, Дато (Орбелидзе) робко попробовал вступиться за Джемо, Бадри набросился на него с кулаками.

Разочарование в соратниках

Вместе с тем, будучи воровским романтиком, Бадри Кутаисский не мог не замечать вырождение классической воровской идеологии, особенно наглядно наблюдаемой в окружении «босса боссов» Деда Хасана. К 2010 году он начал задумываться над причинами создавшейся конфликтной ситуации между двумя кланами и вступил в прямой контакт с Мерабом Сухумским (Джангвеладзе), а затем поднял голос в защиту Таро (Ониани). С обоими он давно до этого не ладил. К Ониани Бадри предъявлял претензии из-за наезда его людей на давнего друга, а Мераба прямо обвинял в организации убийства грузинского вора Зазы (Каркалая).

В целом, сохраняя нейтралитет, Бадри Когуашвили начал постепенный дрейф в направлении стана противников Деда Хасана и его свиты. Раздражение поведением Бадри вылилось в телефонный разговор между Чебурашкой (Сабрековым) и вторым лицом в иерархии после Хасана Лашей Руставским (Шушанашвили), в ходе которого славянин в запале сказал, что не считает больше кутаисца «вором в законе». Бадри стоял недалеко от Лаши, все слышал и тут же потребовал обоснования обвинений и сатисфакции.

В возникший конфликт вмешались непреодолимые обстоятельства. 27 мая 2011 года вернувшийся из Америки Бадри Кутаисский вместе с Петриком (Суворов) и прикованным к инвалидному креслу доверенному лицу Таро Гелой Церцвадзе посетили кафе «Гламур Хинкальная». Нагрянувшая полиция в результате досмотра получила нужный улов – 2,81 грамм героина, извлеченного из кармана грузинского вора, что послужило поводом «свинтить» его. Целью пересечения «вором в законе» океана стало его желание организовать воровскую сходку и «зайти с севера» к Деду Хасану, старательного избегающему подобных сборищ с 1996 года.

Воровской прогон

Из своих далеко идущих планов Бадри не делал тайны. Поговаривали, что для нейтрализации Хасан направил по его следам своих доверенных лиц – Гелани Седого (Алиев) и Шамиля Смолянского (Магомедов), но силовые структуры опередили «торпед». Когуашвили тут же доставили в СИЗО-2 «Бутырка», а следом за ним пришел «прогон» с воли, вторично лишивший его имени. Это было мнение все тех же упорных Гелы и Дуяке, с которым согласились Роланд Шляпа(Гегечкори), Тимур Свердловский (Мирзоев) и еще с десяток фигур по-мельче.

Изменение статуса сперва несколько выбило арестованного из привычной колеи. Оказавшись в «Бутырке» вместе с Квежоевичем (Чихладзе), Бадри отдал инициативу более молодому собрату, организовавшему бунт в стенах СИЗО, в ходе которого подследственные не подчинялись командам охраны, шумели и даже жгли одеяла. Злые языки на воле опять вспомнили о малом тюремном опыте амбициозного грузина, хотя до этого сам он несколько раз успешно пользовался неповиновением серой арестантской массы в личных целях.

В 2001 году в СИЗО-5 близ станции метро «Водный стадион» по его команде стали «барнаулить» 400 несоврешеннолетних узников, требовавших от тюремщиков немедленно приступить к лечению геморроя у Бадри, мыкавшегося на нарах. Еще за ним числилась голодовка ВИЧ-инфицированных уже в «Бутырке». На следствии и в суде Когуашвили упорно молчал, не проронив ни слова. Приговор оказался довольно суров – 9 лет «полосатого» режима. Президиум Московского городского суда уменьшил его лишь на 2 года.

Отбывать наказание Бадри Кутаисского отправили в Хакассию, затем в Ныроб Пермского края, в колонию, где, не выдержав пресса «красного» давления, повесился Пионер (Новиков). Грузина в петлю запихать не удалось, но режим содержания ужесточили, вернув его обратно на восток в Енисейск. Впрочем, Когуашвили присутствия духа не терял. Из тюрьмы он лишил сана Мамуку Гальского (Чкадуа) и, наконец, помирился с Джемо.

В Красноярском крае начала формироваться его слава несгибаемого стоика и аскета. Голодовка и депривация сна сопровождались постоянным ожиданием различных провокаций, имеющих целью навсегда вывести грузина из воровского круга. Он ожидал непреднамеренного бытового контакта с «опущенными», но нарвался на более изощренный способ проверки «на вшивость».

К нему в камеру поместили негласного пособника администрации, который тут же начал «прессовать» «мужика»-соседа. По понятиям главная обязанность «вора в законе» при любых обстоятельства обеспечивать справедливость. Бадри это прекрасно помнил. Исхудавший вор, не долго думая, схватил со стола металлическую кружку и нанес несколько ударов провокатору, который массо-габаритными показателями превышал вора почти в двое. Тот ту же написал жалобу администрации. Против Когуашвили возбудили новое уголовное дело по факту нанесения побоев заключенному.

Перед судом Бадри Кутаисский через адвоката предпринял отчаянный шаг, пригласив в суд представителей прессы, где они смогли воочию наблюдать изможденного борца с системой. Суд ограничился назначением штрафа.

Бадри Кутаисский продолжает держать удар. Дополнительную надежду ему придает просочившаяся с воли весточка о том, что самый авторитетный на сегодняшний день в России «вор в законе» Шакро Курд (Калашов) на последней массовой сходке, прошедшей в Ереване, публично назвал отсутствующего по уважительной причине Бадри своим братом.

zen.yandex.ru

Вор законе бадри когуашвили

Как стало известно ИА «Прайм Крайм», сегодня под контролем сотрудников ГУУР МВД России из ИК-31 Красноярска по отбытии семилетнего срока заключения освободился 54-летний грузинский вор «в законе» Бадри Когуашвили, более известный в криминальной среде как Бадри Кутаисский.

По своему значению на происходящие в воровском мире процессы это событие сопоставимо с приговором Шакро Молодому, а учитывая личные перспективы того и другого, даже превосходит в актуальности. Тем более, что в отличие от массы отсидевших «титулованных» грузин, признанных пожизненно-нежелательными еще на сроке, Бадри позволено остаться в России. С его появлением в Москве упрочится новая воровская элита, пришедшая на смену Деду Хасану, из представителей кутаисского клана, в который входят: Гуджа, Гурам Квежо и со-держатель российского «общака» Каха Парпалия, плотно опекавший Бадри на всех этапах заключения.

Неспроста бытует мнение, что за решетку Бадри всеми силами своего административного ресурса упек Дед Хасан после того, как тот самовыдвинулся на роли только что нейтрализованного лидера «кутаисцев», Тариела Ониани. В итоге, неосторожный выпад в сторону Хасана, помноженный на явную переоценку своих возможностей, стоил свободы и самому Бадри. При этом Хасан позаботился о том, чтобы время, проведенное Бадри в тюрьме, в срок его воровского стажа засчитано не было.

Первое обострение отношений с Хасаном вышло у Когуашвили в 2009 году, когда он вместе с Кахой Парпалия побил в Израиле воров «в законе» Роланда и Мзарелуа, служивших Хасану верной опорой еще с 90-х. Случившийся между ними конфликт уходил корнями в 2002 год, когда, выгораживая своего объявленного «крысой» друга, бывшего вора «в законе» Мераба Баркалая, который не отдал своим подельникам причитавшуюся им долю и был убит, сам Бадри на полгода оказался «на тормозах» за то, что похоронил его как вора на «общие» деньги. Впоследствии Гия Звиададзе, разделивший тогда общее мнение, что Бадри – не вор, в присутствии Лаши Шушанашвили задавался вопросом: «Куда делось золото, которое «крысанул» Мераб?», явно бросая камень в огород Бадри. В силу житейских обстоятельств, Гия так и не успел спросить про это у Бадри лично. После убийства Звиададзе преемником его непримиримости в отношении Когуашвили считается вор «в законе» Гоча Алфасон.

В ходе последней стычки с Хасаном расшатывание авторитета Бадри проходило в несколько стадий. Сначала воры: Дато Кувалда, Паата Маленький, а также Джемо и Ромик, плясавшие тогда еще под дудку Деда, предъявили Бадри «незаконные» связи с Мерабом Джангвеладзе. При этом Бадри упрекнули в том, что он легко «переобувается», намекая на его «за глаза» ругань Мераба, которого в свое время он винил в убийстве своего друга, Зазы Каркалая. Жирную точку в разговоре поставил Джемо, определив общение с «.лядями», каким по мнению «дедовских» несомненно считался Мераб, «прямой дорогой к ним же», что и было зафиксировано и оставалось в силе, несмотря на обращение Бадри за помощью к Гии Длинному.

За двое суток до своего ареста по поводу только что проведенной Хасаном «коронации» Кушнерова, Циркача, Шамиля, Гилани и Армена Бадри первым подписался под «прогоном», в котором «дедовских» воров называли «кучкой негодяев, сыгравших в грязную игру». Реакция Хасана была мгновенной, последствия для Бадри – самыми тяжелыми. Оказавшемуся в «Бутырке» Когуашвили сразу напомнили о имеющихся к нему претензиях, вследствие чего его воровские полномочия были отозваны.

Некоторые подвижки в статусе Бадри наметились только спустя три с половиной года, на Ереванской сходке, благодаря Шакро, который, соблаговолив к одному заключенному, устранил целую когорту «мингрельских» сподвижников Хасана во главе с братьями Кардава и битыми Бадри старейшинами их клана, которые были и остаются его главными претензёрами.

Впрочем, Руслан, сын Роланда, и Бадри, оказавшись в одних и тех же суровых условиях Краслага, уже признали друг в друге вора.

За семь лет Когуашвили сменил семь разных мест заключения. Несмотря на безвременный уход Хасана, строгость администрации в отношении Бадри на всем протяжении срока оставалась как при Хасане. Впрочем, весь репрессивный инструментарий, применявшийся к заключенному, включая провокации с агрессивным сокамерником из категории «опущенных», нужного эффекта не дал. Сами сотрудники ФСИН констатируют, что в случае с Бадри они оказались совершенно бессильны.

Для Когуашвили, напомним, попавшего на нары прямо из благополучной Калифорнии, где он беззаботно проживал со своей новой семьей, вынужденные аскезы стали лучшей закалкой для духа. С накопленной положительной кармой сегодня у него гораздо больше оснований претендовать на те роли, которые ему помешал занять Хасан. Даже по планам силовиков Когуашвили уготовано стать ключевой фигурой в воровском мире. Однако, как бы не повел себя Бадри, любая его активность будет лишь прелюдией к скорому появлению Тариела, с которым он год просидел в Енисейске бок о бок.

Следите за новостями воровского мира на канале Прайм Крайм в Telegram

www.primecrime.ru

Вор Бадри Кутаисский на свободе: российский преступный мир ждет передел

Вчера из ИК-31 Красноярска освободился вор в законе Бадри Когуашвили (Бадри Кутаисский), который семь лет отбывал наказание, и практически весь этот срок был в жестком конфликте с ФСИН. Вора пытались сломать различными способами — от физического воздействия, до провокаций. Однако Бадри стойко выдержал все удары судьбы и еще раз доказал, что в свое время воровской «титул» достался ему по праву.

Теперь в ближайшие 2 года Когуашвили запрещено без разрешения покидать место проживания, ему надлежит почти ежедневно отмечаться в полиции, а оперативники будут следить, чтобы он появлялся дома не позже обозначенного времени. То есть фактически данное наказание можно сравнить с условным сроком. И если условия надзора будут нарушены, то на «законника» могут завести новое дело.

Для криминального же мира освобождение Бадри Кутаисского событие, сравнимое с освобождением в прошлом году другого «законника» — Надира Салифова (Гули). Бадри и раньше пользовался большим уважением среди многих представителей криминалитета, а теперь, после 7 лет практически каждодневного противостояние с тюремной администрацией, его авторитет стал непререкаем.

Вполне возможно, что теперь он сможет в некотором смысле возродить «кутаисский» клан, объединив вокруг себя таких «законников» как Элгуджу Туркадзе (Гуджа Кутаисский), Гурама Чихладзе(Квежоевич) и Каху Парпалия (Каха Гальский).

Неспроста бытует мнение, что за решетку Бадри всеми силами своего административного ресурса упек Дед Хасанпосле того, как тот самовыдвинулся на роль только что нейтрализованного лидера «кутаисцев» Тариела Ониани. В итоге неосторожный выпад в сторону Хасана, помноженный на явную переоценку своих возможностей, стоил свободы и самому Бадри. При этом Хасан позаботился о том, чтобы время, проведенное Бадри в тюрьме, в срок его «воровского» стажа засчитано не было.

Несмотря на то, что Бадри старался не примыкать ни к одному из «воровских» кланов, а любые «воровские» вопросы старался решать максимально объективно, бытует мнение, что к данному сроку Бадри приложил руку Дед Хасан. Причем конфликт разразился именно из-за непримиримого следования Когуашвили «воровским» традициям.

Первая конфронтация с Хасаном у Бадри произошла в 2009 году, когда он вместе с Кахой Гальским устроил в Израиле «разборку» подконтрольным Усояну «ворам в законе» Роланду Шляпе и Дуяке.

В 2011 году Когуашвили специально вернулся из США, чтобы инициировать «сходку» с участием Деда Хасана, на которой бы тот смог объяснить свой конфликт с другим «законником» Тариелом Ониани (Таро), а также «коронацию» сразу пяти человек, которая якобы прошла с нарушением установленной процедуры. Однако вместо этого старательно избегающий подобных сборищ еще с середины 90-х Усоян подослал к Бадри «разобраться» новоиспеченного чеченского «законника» Гилани Седого. А вскоре Когуашвили и вовсе попал в Бутырку, где вслед за этим прошел «прогон» о его «развенчании» без всяких на то оснований.

В то же время после убийства Деда Хасана и возвращения в Россию Захария Калашова (Шакро Молодой) на глобальной ереванской сходке в 2015-м был поднят вопрос о возвращении ему статуса. Плюс к тому оказавшиеся в одних и тех же условиях Бадри и сын Роланда Шляпы Руслан признали друг в друге «вора».

Хотя главную услугу по возвращению Бадри его доброго имени «правильного» «вора» лучше всех «сходок» оказали сами работники ФСИН, все 7 лет державшие «законника» под своим прессом. За эти годы он сменил семь разных мест заключения, где его то изолировали от остальных заключенных, то, наоборот, подсаживали ему провокаторов, то лишали сна, распилив надвое скамейку, на которой он спал, вынуждая его прибегать к голодовкам. И плюс к этому всячески старались скомпрометировать его в глазах других зэков. Однако в итоге сами надзиратели вынуждены были признать, что за все время противостояния так и не смогли справиться с «законником». О чем и говорит поданное ими в суд ходатайство о назначении ему надзорного срока после освобождения, так как «перевоспитать» Когуашвили им не удалось.

Теперь же в ситуации, когда Дед Хасан мертв, Калашов сидит, а Таро также готовится к скорейшему освобождению, у Когуашвили появился карт-бланш на то, чтобы стать едва ли не самой ключевой фигурой в преступном мире.

www.ridus.ru

Смотрите еще:

Закладка Постоянная ссылка.

Обсуждение закрыто.