Закон 7 августа 1932 года

07 Августа 1932 — в СССР вышел «Закон о трёх колосках».

«Закон о трёх колосках» (также закон «семь восьмых», «закон от седьмого-восьмого», указ «7-8») — неофициальное наименование Постановления ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 года «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности». Закон этот был написан под диктовку И. В. Сталина, который в открытую объявил всех уклонистов от его безумного плана насильственной коллективизации врагами народа и государственными преступниками.

Итак, за хищение хотя бы трех колосков с колхозного поля (не говоря уж о более крупных кражах) новый закон предусматривал расстрел с конфискацией имущества, который при смягчающих обстоятельствах мог быть заменён на лишение свободы на срок не менее 10 лет с конфискацией имущества. В качестве «меры судебной репрессии по делам об охране колхозов и колхозников от насилий и угроз со стороны «кулацких элементов» предусматривалось лишение свободы на срок от 5 до 10 лет. Осуждённые по этому закону не подлежали амнистии. Так был запущен кровавый маховик большевистского террора против русского народа.

И эти слова вовсе не преувеличение. Интересно, что в июле 1936 года генпрокурор СССР А. Я. Вышинский подготовил докладную записку с крайне занимательной статисткой: прокуратура СССР проверила 115 тыс. приговоров, вынесенных по «указу «7-8», и более чем в 91 тыс. случаев применение этого указа было признано неправильным и преступным. На основании этих проверок Вышинский в 1936 году предлагал реабилитировать 37 тысяч незаконно расстрелянных человек (всего по этому закону в 1932—1939 гг. было осуждено 183 тысяч человек). Сталин поступил сообразно логике власти: о реабилитации было велено забыть, все следователи и судьи, допустившие «перегибы», сами отправились в расстрельные подвалы. Согласитесь, это более чем поучительный урок для нынешних парламентариев, пачками принимающих репрессивные законы против инакомыслящих и оппозиции.


Суд над «кулаками» — под видом борьбы с хищениями большевики уничтожали всех самых активных и независимых крестьян.

www.istpravda.ru

Закон 7 августа 1932 года

7 августа 1932 года был принят Закон «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперативов и укреплении общественной собственности», известный в последствии, как Закон о трёх колосках. В последнее время этот закон часто упоминается обличителями сталинизма, ими успешно создан миф о миллионах невинно пострадавших от сталинских репрессивных органов буквально за горсть зерна, сорванных на кохозном поле с большой голодухи.
Может хватит питаться чьими-то лживыми измышлениями и попробуем разобраться сами.

Для начала стоит вчитаться в текст самого закона, он весьма скромен по размерам, и легок к пониманию.

СОВМЕСТНОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ ЦИК И СНК СССР
Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности
7 августа 1932 г.

За последнее время участились жалобы рабочих и колхозников на хищения (воровство) грузов на железнодорожном и водном транспорте и хищения (воровство) кооперативного и колхозного имущества со стороны хулиганствующих и вообще противообщественных элементов. Равным образом участились жалобы на насилия и угрозы кулацких элементов в отношении колхозников, не желающих выйти из колхозов и честно, и самоотверженно работающих за укрепление последних.

ЦИК и СНК Союза ССР считают, что общественная собственность (государственная, колхозная, кооперативная) является основой советского строя, она священна и неприкосновенна, и люди, покушающиеся на общественную собственность, должны быть рассматриваемы как враги народа, ввиду чего решительная борьба с расхитителями общественного имущества является первейшей обязанностью органов советской власти.

Исходя из этих соображений и идя навстречу требованиям рабочих и колхозников, ЦИК и СНК Союза ССР постановляют:

I
1. Приравнивать по своему значению грузы на железнодорожном и водном транспорте к имуществу государственному и всемерно усилить охрану этих грузов.

2. Применять в качестве меры судебной репрессии за хищение грузов на железнодорожном и водном транспорте высшую меру социальной защиты — расстрел с конфискацией всего имущества и с заменой при смягчающих обстоятельствах лишением свободы на срок не ниже десяти лет с конфискацией имущества.

3. Не применять амнистии к преступникам, осужденным по делам о хищении грузов на транспорте.

II
1. Приравнять по своему значению имущество колхозов и кооперативов (урожай на полях, общественные запасы, скот, кооперативные склады и магазины и т.п.) к имуществу государственному и всемерно усилить охрану этого имущества от расхищения.

2. Применять в качестве меры судебной репрессии за хищение (воровство) колхозного и кооперативного имущества высшую меру социальной защиты — расстрел с конфискацией всего имущества и с заменой при смягчающих обстоятельствах лишением свободы на срок не ниже десяти лет с конфискацией всего имущества.

3. Не применять амнистии к преступникам, осужденным по делам о хищении колхозного и кооперативного имущества.

III
1. Повести решительную борьбу с теми противообщественными кулацко-капиталистическими элементами, которые применяют насилия и угрозы или проповедуют применение насилия и угроз к колхозникам с целью заставить последних выйти из колхоза, с целью насильственного разрушения колхоза. Приравнять эти преступления к государственным преступлениям.

2. Применять в качестве меры судебной репрессии по делам об охране колхозов и колхозников от насилий и угроз со стороны кулацких и других противообщественных элементов лишение свободы от пяти до десяти лет с заключением в концентрационный лагерь.

3. Не применять амнистии к преступникам, осужденным по этим делам.

Председатель ЦИК Союза ССР М. Калинин

Председатель СНК Союза ССР В. Молотов (Скрябин)

Секретарь ЦИК Союза ССР А. Енукидзе

СЗ СССР 1932 г. № 62, ст. 360

Для лучшего понимания смысла постановления Политбюро ЦК ВКП(б) издало инструкцию, она тоже не велика по размеру и вполне понятна по содержанию.

Инструкция по применению постановления ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г. об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной ( социалистической ) собственности

16 сентября 1932 г.

Верхсуду СССР и прокуратуре Верхсуда СССР, НКЮ союзных республик, председателям краевых (областных) судов, краевым (областным) прокурорам, председателям и прокурорам линейных судов, районным прокурорам. Председателю ГПУ Украины, полномочным представителям ОГПУ, ДТООГПУ, начальникам оперсекторов

Раздел 1. Преступления, подпадающие под действие закона от 7 августа.
Закон от 7 августа надлежит применять при хищениях государственной и общественной собственности:

а) промышленной (хищения заводского и фабричного имущества);

в) государственных торговых организаций;

е) грузов на железнодорожном и водном транспорте и местном автотранс порте.

Раздел 2. Категории расхитителей и мера социальной защиты, которую необходимо к ним применять:
1. По делам об организациях и группировках, организованно разрушающих государственную, общественную и кооперативную собственность путем поджогов, взрывов и массовой порчи имущества — применять высшую меру социальной защиты — расстрел, без послабления.

2. В отношении кулаков, бывших торговцев и иных социально-чуждых элементов, работающих в государственных (промышленных и сельскохозяйственных — совхозы) предприятиях или учреждениях, изобличенных в хищениях имущества или растратах крупных денежных сумм этих предприятий или учреждений, а также должностных лиц государственных учреждений и предприятий, применять высшую меру наказания; при смягчающих вину обстоятельствах (в случае единичных и незначительных хищений) высшую меру наказания заменять десятилетним лишением свободы.

При хищениях, хотя и мелких, совершенных лицами указанных социальных категорий, но влекущих за собой расстройство или остановку работы госпредприятий (хищения частей агрегатов и машин, умышленное уничтожение или порча совхозного инвентаря и т.п.) — также применять высшую меру наказания.

4. В отношении лиц, изобличенных в хищении грузов на транспорте, применяется высшая мера наказания, и лишь при смягчающих обстоятельствах (при единичных случаях хищений или хищений незначительных размеров) может быть применено десятилетнее лишение свободы.

При отягчающих вину обстоятельствах, а именно: систематических хищениях колхозного хлеба, свеклы и других сельскохозяйственных продуктов и скота, хищениях организованными группами, хищениях в крупных размерах, хищениях, сопровождающихся насильственными действиями, террористическими актами, поджогами и т.д.— и в отношении колхозников и трудящихся единоличников должна применяться высшая мера наказания.

Раздел 3. О порядке направления дел по хищениям.
1. Рассматриваются ПП ОГПУ:

2. Рассматриваются соответствующими судами:

Раздел 4. О специальном применении декрета ЦИК и СНК от 7 августа 1932 г.
1. Допустить применение меры репрессии по делам, подпадающим поддействие закона от 7 августа в отношении преступлений, совершенных до издания закона, в случаях, когда преступления имеют общественно-политическое значение.

Раздел 5. О сроках ведения следствия по делам о хищениях.
1. Судебно-следственные органы обязаны заканчивать дела и выносить по ним приговоры не дольше, чем в 15-дневный срок с момента раскрытия преступления и возникновения дела.

Председатель Верхсуда Союза ССР А.Винокуров

Прокурор Верхсуда Союза ССР П.Красиков

Зам. председателя ОГПУ И.Акулов

РГАСПИ. Ф.17. Оп. 3. Д. 2014. Л. 33—34. Подлинник. Подписной экземпляр
_______________________________

1* Заголовок документа. Инструкция утверждена на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) 16 сентября 1932 г., протокол № 116, пункт 31/16.

Инициатором закона был лично И. В. Сталин [1][2].

Сталин — Кагановичу, Молотову [ранее 24 июля 1932 г.] Тт. Кагановичу, Молотову. 1. Если будут возражения против моего предложения об издании закона против расхищения кооперативного и колхозного имущества и грузов на транспорте, — дайте следующее разъяснение. Капитализм не мог бы разбить феодализм, он не развился бы и не окреп, если бы не объявил принцип частной собственности основой капиталистического общества, если бы он не сделал частную собственность священной собственностью, нарушение интересов которой строжайше карается и для защиты которой он создал свое собственное государство. Социализм не сможет добить и похоронить капиталистические элементы и индивидуально-рваческие привычки, навыки, традиции (служащие основой воровства), расшатывающие основы нового общества, если он не объявит общественную собственность (кооперативную, колхозную, государственную) священной и неприкосновенной. Он не может укрепить и развить новый строй и социалистическое строительство, если не будет охранять имущество колхозов, кооперации, государства всеми силами, если он не отобьет охоту у антиобщественных, кулацко-капиталистических элементов расхищать общественную собственность. Для этого и нужен новый закон. Такого закона у нас нет. Этот пробел надо заполнить. Его, то есть новый закон, можно было бы назвать, примерно, так: «Об охране имущества общественных организаций (колхозы, кооперация и т. п.) и укреплении принципа общественной (социалистической) собственности». Или что-нибудь в этом роде.

Закон подписали Калинин, Молотов, и Енукидзе.

Сталин — Кагановичу, Молотову
20 июля 1932 г. Кагановичу, Молотову. Пишу вам обоим вместе, так как времени до отъезда фельдъегеря остается мало. … 3. За последнее время участились, во-первых, хищения грузов на желдортранспорте (расхищают на десятки мил. руб.), во-вторых, хищения кооперативного и колхозного имущества. Хищения организуются главным образом кулаками (раскулаченными) и другими антиобщественными элементами, старающимися расшатать наш новый строй. По закону эти господа рассматриваются как обычные воры, получают два-три года тюрьмы (формально!), а на деле через 6-8 месяцев амнистируются. Подобный режим в отношении этих господ, который нельзя назвать социалистическим, только поощряет их по сути дела настоящую контрреволюционную «работу». Терпеть дальше такое положение немыслимо. Предлагаю издать закон (в изъятие или отмену существующих законов), который бы: а) приравнивал по своему значению железнодорожные грузы, колхозное имущество и кооперативное имущество — к имуществу государственному;

б) карал за расхищение (воровство) имущества указанных категорий минимум десятью годами заключения, а как правило — смертной казнью;

в) отменил применение амнистии к преступникам таких «профессий». Без этих (и подобных им) драконовских социалистических мер невозможно установить новую общественную дисциплину, а без такой дисциплины — невозможно отстоять и укрепить наш новый строй. Я думаю, что с изданием такого закона нельзя медлить.

После ознакомления с практикой применения закона была издана Инструкция ЦК ВКП(б) и СНК ССР от 8-го мая 1933 № П-6028 «О прекращении применения массовых выселений и острых форм репрессий в деревне», четко разграничивающая полномочия репрессивных органов

ЦК и СНК считают, что в результате наших успехов в деревне наступил момент, когда мы уже не нуждаемся в массовых репрессиях, задевающих, как известно, не только кулаков, но и единоличников и часть колхозников. Правда, из ряда областей все еще продолжают поступать требования о массовом выселении из деревни и применении острых форм репрессий. В ЦК и СНК имеются заявки на немедленное выселение из областей и краев около ста тысяч семей. В ЦК и СНК имеются сведения, из которых видно, что массовые беспорядочные аресты в деревне все еще продолжают существовать в практике наших работников. Арестовывают председатели колхозов и члены правлений колхозов. Арестовывают председатели сельсоветов и секретари ячеек. Арестовывают районные и краевые уполномоченные. Арестовывают все, кому только не лень и кто, собственно говоря, не имеет никакого права арестовывать. Не удивительно, что при таком разгуле практики арестов органы, имеющие право ареста, в том числе и органы ОГПУ, и особенно милиция, теряют чувство меры и зачастую производят аресты без всякого основания, действуя по правилу: «сначала арестовать, а потом разобраться».

2. Об упорядочении производства арестов 1. Воспретить производство арестов лицами, на то не уполномоченными по закону, председателями РИК240, районными и краевыми уполномоченными, председателями сельсоветов, председателями колхозов и колхозных объединений, секретарями ячеек и пр. Аресты могут быть производимы только органами прокуратуры, ОГПУ или начальниками милиции. Следователи могут производить аресты только с предварительной санкции прокурора. Аресты, производимые нач[альниками] милиции, должны быть подтверждены или отменены районными уполномоченными ОГПУ или прокуратурой по принадлежности не позднее 48 часов после ареста. 2. Запретить органам прокуратуры, ОГПУ и милиции применять в качестве меры пресечения заключение под стражу до суда за маловажные преступления.

5. В отношении осужденных провести следующие мероприятия: а) Всем осужденным по суду до 3 лет заменить лишение свободы принудительными работами до 1 года, а остальной срок считать условным.
б) Осужденных на срок от 3 до 5 лет включительно направить в трудовые поселки ОГПУ.
в) Осужденных на срок свыше 5 лет направить в лагеря ОГПУ. 6. Кулаки, осужденные на срок от 3 до 5 лет включительно, подлежат направлению в трудовые поселки вместе с находящимися на их иждивении лицами.

Всего, по некоторым сведениям, по закону за 1932—1939 гг. было осуждено 183 000 человек.

Считаю, что думающему человеку стала понятна направленность данного закона не против умирающего от голода крестьянина, а против руководящих работников, разворовывающих народное имущество не колосками, а вагонами. То, что на местах случались перегибы, и зачастую с помощью этого и других законов сводили счеты с неугодными — характерная черта России, какие бы хорошие не были бы законы, они будут применяться в личных корыстных целях, что и в наши дни можно видеть весьма часто.
Однако стоит обратить вниманию на количество осужденных, выходит что-то около 23 тыс. в год (1932-1939 гг.). и очень уж сомнительно, что это всё безвинные голодные крестьяне, хотя, несомненно, и такие были. Только сдается мне, что подавляющее большинство осужденных по этому закону — разные ответственные товарищи, которые нам совсем не товарищи.

www.great-country.ru

Инструкция по применению постановления ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г. об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности. 16 сентября 1932 г.

№ 169

Инструкция по применению постановления ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г. об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности 1 *

Верхсуду СССР и прокуратуре Верхсуда СССР, НКЮ союзных республик, председателям краевых (областных) судов, краевым (областным) прокурорам, председателям и прокурорам линейных судов, районным прокурорам. Председателю ГПУ Украины, полномочным представителям ОГПУ, ДТООГПУ, начальникам оперсекторов

Раздел 1

Преступления, подпадающие под действие закона от 7 августа.

Закон от 7 августа надлежит применять при хищениях государственной и общественной собственности:

е) грузов на железнодорожном и водном транспорте и местном автотранспорте.

Раздел 2

Категории расхитителей и мера социальной защиты, которую необходимо к ним применять:

1. По делам об организациях и группировках, организованно разрушающих государственную, общественную и кооперативную собственность путем поджогов, взрывов и массовой порчи имущества — применять высшую меру социальной защиты — расстрел, без послабления.

3. В отношениях кулаков, бывших торговцев и иных социально-враждебных элементов, проникших в органы снабжения, торговли и кооперации, а также должностных лиц товаропроводящей сети, изобличенных в хищении товаров или продаже их на частный рынок и растратах крупных денежных средств — применять высшую меру наказания, и лишь при смягчающих вину обстоятельствах, в случаях незначительных размеров хищений, высшую меру наказания заменять десятилетним лишением свободы.

Той же мере наказания подвергать и спекулянтов, хотя непосредственно в хищениях не участвующих, но спекулирующих товарами и продуктами, зная, что товары эти похищены из государственных учреждений и кооперации.

Если хищения на транспорте производятся при участии железнодорожных служащих и рабочих, то к ним должна применяться та же мера репрессии.

5. В отношении кулаков, как проникших в колхоз, так и находящихся вне колхоза, организующих или принимающих участие в хищениях колхозного имущества и хлеба, применяется высшая мера наказания без послабления.

6. В отношении трудящихся единоличников и колхозников, изобличенных в хищении колхозного имущества и хлеба, должно применяться десятилетнее лишение свободы.

При отягчающих вину обстоятельствах, а именно: систематических хищениях колхозного хлеба, свеклы и других сельскохозяйственных продуктов и скота, хищениях организованными группами, хищениях в крупных размерах, хищениях, сопровождающихся насильственными действиями, террористическими актами, поджогами и т.д. —и в отношении колхозников и трудящихся единоличников должна применяться высшая мера наказания.

7. В отношении председателей колхозов и членов правлений, участвующих в хищениях государственного и общественного имущества, необходимо применять высшую меру наказания и лишь при смягчающих вину обстоятельствах — десятилетнее лишение свободы.

Раздел 3

О порядке направления дел по хищениям.

1. Рассматриваются ПП ОГПУ:

Дела о хищениях, сопровождающихся массовыми выступлениями, насильственными действиями, террористическими актами, поджогами и т.д., а также дела, по которым проходят организованные группировки с большим количеством арестованных.

Дела о хищениях на железнодорожном транспорте и все остальные дела, кроме перечисленных в п. 1 настоящего раздела.

Раздел 4

О специальном применении декрета ЦИК и СНК от 7 августа 1932 г.

1. Допустить применение меры репрессии по делам, подпадающим под действие закона от 7 августа в отношении преступлений, совершенных до издания закона, в случаях, когда преступления имеют общественно-политическое значение.

2. Изъять из подсудности сельских общественных и колхозных товарищеских судов дела о хищениях колхозного имущества.

В ведении сельских общественных и колхозных товарищеских судов оставить лишь дела о преступлениях против личной собственности колхозников и единоличников.

Раздел 5

О сроках ведения следствия по делам о хищениях.

1. Судебно-следственные органы обязаны заканчивать дела и выносить по ним приговоры не дольше, чем в 15-дневный срок с момента раскрытия преступления и возникновения дела.

2. Как исключение, только в отношении дел, по которым проходит большое количество обвиняемых, срок ведения дела и вынесение приговора определяется не дольше, чем 30 дней.

Председатель Верхсуда Союза ССР А.Винокуров.

Прокурор Верхсуда Союза ССР П. Красиков

Зам. председателя ОГПУ И. Акулов

1 * Заголовок документа. Инструкция утверждена на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) 16 сентября 1932 г., протокол № 116, пункт 31/16.

istmat.info

Семь–восемь. Как в СССР боролись с хищениями

Летом 1932 года товарищ Сталин в письме секретарю ЦК Лазарю Кагановичу изложил свои взгляды на ключевой вопрос собственности. Взгляды эти настолько интересны сами по себе, что заслуживают длинной цитаты. Вот что писал вождь народов: «…Капитализм не мог бы разбить феодализм… если бы он не сделал частную собственность священной собственностью, нарушение интересов которой строжайше карается и для защиты которой он создал свое собственное государство. Социализм не сможет добить и похоронить капиталистические элементы и индивидуально–рваческие привычки, навыки, традиции (служащие основой воровства)… если он не объявит общественную собственность священной и неприкосновенной. Он не может укрепить и развить новый строй и социалистическое строительство, если не будет охранять имущество государства всеми силами, если он не отобьет охоту у антиобщественных элементов расхищать общественную собственность. Для этого нужен новый закон. Такого закона у нас нет. Этот пробел надо заполнить».

Чего они хотели. Статья 1917 года о том, кто виноват и что делать

Восемьдесят пять лет назад, 7 августа 1932 года, Центральный исполнительный комитет и Совнарком СССР приняли Постановление об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации. Постановление угрожало расхитителям госимущества расстрелом, и только «смягчающие обстоятельства» позволяли заменять «высшую меру социальной защиты» 10–летним заключением. К смягчающим обстоятельствам относился «единичный характер хищения» в сочетании с его «незначительным размером». При этом «незначительность размера» определялась произвольно. На швейной фабрике украденную катушку ниток могли записать в протоколе как «200 метров пошивочного материала».

В исторической публицистике постановление от 7 августа часто называют «законом о трех колосках». Действительно, как свидетельствовал прокурор СССР Андрей Вышинский, по этому постановлению колхозника могли привлечь к ответственности за «кражу нескольких колосьев». Но действительной причиной постановления было вовсе не желание закрутить гайки в колхозах!

В начале 1930–х значительную статью дохода СССР составлял экспорт зерна. По валютным поступлениям этот экспорт уверенно занимал во внешней торговле СССР первое место. Его удельный вес к итогу всех валютных поступлений в 1929 году составлял 9,9%, в 1930–м — уже 29%, в 1931–м — 32,1%. Но в 1932 году доля экспортной валюты, обеспеченная зерном, снизилась до 20,7%. Причиной было резкое — на 70% — падение цен на зерно на мировых рынках. Другой причиной были ошибки планирования социалистического хозяйства. Стремление отправить на экспорт все возможное зерно в сочетании с упадком колхозного хозяйства привело к нехватке хлеба уже внутри страны. Весной 1932 года Сталин приказал не только вернуть на элеваторы зерно из портов, но и начать закупки хлеба за рубежом. Но было поздно. Уже в июне 1932 года в украинских областях начался голод, докатившийся и до донских черноземов. Нехватка хлеба усугублялась его чудовищными потерями при транспортировке, доходившими до 30%.

Именно этим и было спровоцировано принятие «указа семь–восемь». В первом пункте постановление приравнивало «грузы на железнодорожном и водном транспорте к имуществу государственному» и требовало всемерно усилить их. «Главным грузом» было зерно, и свирепое постановление должно было обеспечить его сохранность.

Но что–то в сталинской вертикали пошло не так. Навести порядок на транспорте не получилось. Удар репрессий обрушился в первую очередь на колхозников, чьи деяния, как писал Вышинский, «не представляли какой бы то ни было социальной опасности». Уже зимой 1936 года новое постановление ЦИК и СНК СССР требовало сформировать специальные комиссии для пересмотра дел осужденных по постановлению от 7 августа. В итоге пересмотрено было 80% всех приговоров по «указу семь–восемь».

А порядка на железных дорогах в СССР не было и 40 лет спустя. В 1980 году на Секретариате ЦК КПСС обсуждался вопрос «О хищениях на транспорте». Специальная комиссия доложила, что за 2 года число краж возросло в 2 раза, стоимость украденного — в 4 раза…» Как свидетельствовал Анатолий Черняев, участник этого заседания, один из секретарей ЦК предложил «мобилизовать массы для борьбы с этим безобразием». Ну, заметил председатель Гостелерадио СССР, если еще и массы мобилизуем, тогда все поезда будут приходить пустыми…

www.dp.ru

День в истории: 7 августа 1932 года. Принят закон о трех колосках

7 августа 1932 года в СССР принят т. н. закон о трех колосках, ставший одним из самых жестких законов своего времени. Его применение привело к тому, что даже в сталинском СССР схватились за голову и через некоторое время серьезно ограничили его применение, отпустив почти всех осужденных, что случалось в СССР, особенно сталинских времен, крайне редко.

Указ «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении социалистической собственности», более известный в публицистике как «закон о трех колосках», появился в условиях сплошной коллективизации как мера, которая должна была до ужаса пугать колхозников, большинство из которых не очень то хотело работать в колхозах. Закон был настолько суров, что даже мысль о краже колхозного гвоздя должна была пугать потенциального вора. Принимался он еще и с тем расчетом, чтобы предотвратить неизбежные хищения колхозной продукции, поскольку именно тогда в СССР начался голод. Он был принят по инициативе Сталина.

Закон предусматривал смертную казнь за хищения грузов на железнодорожном и водном транспорте, а также за кражи колхозного имущества. В случае смягчающих (если вором был не кулак, а нищий колхозник) обстоятельств расстрел мог быть заменен десятилетним сроком заключения. Кроме того, отдельно указывалось, что все осужденные по этим делам не будут иметь права на амнистию.

В результате применения данного закона деревню захлестнул настоящий вал арестов. Дело пошло так хорошо, что даже в Кремле схватились за голову и начали предпринимать попытки как-то ограничить применение закона. Потому как на местах актив очень хорошо разошелся, а если каждого колхозника за краденый кочан капусты или гвоздь сажать на 10 лет, то в лагерях появится такая толпа людей, которую просто некуда деть, лагерей не хватит. Тем более что ГУЛАГ еще не заработал к тому моменту в свою полную силу, а ведь куда-то еще надо было втискивать и политических, и уголовников.

В общем, сначала по линии прокуратуры спустили приказ не арестовывать и не сажать за мелкие кражи или кражи из сильной нужды. Затем через ЦК спустили на места инструкцию о прекращении «острых форм репрессий», запретив производить аресты кому-либо, кроме прокуратуры, ОГПУ и милиции, хотя раньше право на арест имели и председатели колхозов, и коммунистический актив.

Но и этого было мало — за год с небольшим по «закону о трех колосках» в лагеря уехали уже почти 200 тысяч человек, это огромная цифра, ГУЛАГ еще только начинался, фактически осужденные по этому закону составляли добрую треть всего населения лагерей, если не больше.

В итоге произошло невероятное по советским меркам событие. В 1936 году была инициирована кампания по пересмотру дел. В итоге большая часть осужденных колхозников была отпущена из тюрем со снятием судимости, поскольку применение к ним закона было признано неправильным. Лагеря разгрузили от колхозников для скоро заезда в них политических заключенных, поскольку уже через год начался Большой террор.

sputnikipogrom.com

Смотрите еще:

  • Пенсия за март 2014 График выплаты пенсий в марте 2019 года в Санкт-Петербурге График выплаты пенсий, ЕДВ и иных социальных выплат в марте 2017 года через отделения почтовой связи Санкт-Петербурга: По ОПС 198218; 198326; 198411; […]
  • ИМ Александров налоги и налогообложение Налоги и налогообложение. Александров И.М. 10-е изд., перераб. и доп. - М.: 2009 - 228 с. Учебник, написанный в соответствии с Государственным образовательным стандартом, утвержденным Министерством […]
  • Образец заявления в налоговую о зачете налога Актуально на: 23 января 2018 г. Бланк заявления о зачете суммы излишне уплаченного налога Если вы переплатили какой-либо налог в бюджет, то сумму переплаты вы можете вернуть или зачесть в счет будущих […]
Закладка Постоянная ссылка.

Обсуждение закрыто.