Закон франка-додда

21.1. Закон Додда – Франка

21.1. Закон Додда – Франка

21 июля 2010 года президент Обама подписал закон, которому суждено было инициировать самые масштабные изменения в финансовом регулировании США со времен Великой депрессии.

Как и заявлено в его названии, «Закон Додда – Франка о реформировании Уолл-стрит и защите потребителей» затрагивал весьма широкий спектр вопросов 1 . Этот пухлый фолиант объемом в 2319 страниц, названный в честь сенатора Кристофера Додда и конгрессмена Барни Франка, которые продвигали его в Конгрессе, должен был послужить инструментом борьбы с доктриной системообразующих финансовых учреждений, крах которых имел бы катастрофические последствия для экономики.

Принятию закона Конгрессом предшествовали бурные переговоры, лоббирование и компромиссы, не прекращавшиеся вплоть до самого голосования. Законодатели пытались примирить версии законопроекта от Сената и Палаты представителей и сорвать планы республиканцев из северо-восточных штатов, пытавшихся оттянуть его утверждение. Законопроект был принят сенатским большинством 60 голосами против 39.

Несмотря на целенаправленное лоббирование со стороны финансового сектора и попытки в последнюю минуту выторговать уступки, закон оказался более крепким орешком, чем думалось еще год назад, когда Министерство финансов США опубликовало его проект. Тут сыграла свою роль волна общественного недовольства ситуацией на Уолл-стрит, которая получала огромные доходы и бонусы в то время, когда «Мэйн-стрит» – то есть все остальные Соединенные Штаты – захлестнула волна безработицы.

Стремясь обратить вспять последствия трех десятилетий финансового дерегулирования, авторы закона Додда – Франка хотели, чтобы крупные банки Америки никогда больше не смогли привести мир на грань экономического и финансового коллапса, американские потребители были лучше защищены в финансовом отношении, а «дырки» в регулировании рынков капитала, обнаружившиеся во время кризиса, надежно заделаны.

Хотя закон Додда – Франка и не был первой послекризисной законодательной инициативой G20 (например, в марте 2010 года Агентство финансовых услуг Японии представило в парламент страны законопроект о круге полномочий центрального контрагента, хранении коммерческих данных и требованиях к отчетности), новый американский закон вызвал мировой резонанс и стал эталоном в области изменений в регулировании финансового сектора среди стран G20 и за ее пределами.

В Титуле VII устанавливалось, что сделки с деривативами на внебиржевом рынке подлежат регулированию в первую очередь. Законодательство, имеющее целью создать новую инфраструктуру регулирования своп-операций, своп-рынков и их игроков, было достаточно сложным. Оно содержало 73 раздела и занимало почти пятую часть всего закона.

Чтобы предотвратить появление еще одной AIG и не допустить цепной реакции банкротств среди участников клиринга, закон предписывал в виде общего правила, что своп-операции подлежат клирингу с представлением маржи, если такое решение принимается соответствующей комиссией – CFTC или SEC. Чтобы сделать прозрачным установление цен и содействовать управлению рисками на рынках внебиржевых деривативов, закон устанавливал общее правило, гласившее, что подлежащие клирингу свопы должны исполняться в электронном виде на бирже или на площадке исполнения свопов – новой регулируемой платформе, созданной в рамках этого закона, – а отчет об этом должен направляться в торговый репозиторий.

Закон Додда – Франка поделил все свопы на две части, что отражало раздел полномочий в области регулирования между CFTC и SEC в зависимости от характера соответствующих свопов и рынков. Такое деление обусловило различные правила и наименования рынков, финансовых инструментов и функций участников рынка в зависимости от того, относилось ли законодательство к «свопам», регулируемым CFTC, или «свопам на ценные бумаги», регулируемым SEC.

Таким образом, в юрисдикции CFTC находились 22 категории свопов, в том числе на процентные ставки, валюты, товары, государственные ценные бумаги, погодные условия, энергию, металлы, эмиссии акций и кредитные дефолтные свопы на обобщенные индексы ценных бумаг. В сфере ответственности SEC находились свопы на единичные ценные бумаги или займы, специальные индексы ценных бумаг и единоименные кредитные дефолтные свопы. Смешанные свопы, когда контракты включали в себя элементы обеих своповых категорий, входили в сферу ответственности обеих комиссий.

Рыночные игроки должны были проходить регистрацию. Они разделялись на «дилеров по свопам» и «основных участников рынка свопов» (регулятор – CFTC) и «дилеров по свопам на ценные бумаги» и «основных участников рынка свопов на ценные бумаги» (регулятор – SEC). В дальнейшем для простоты понимания в этой книге будут использоваться термины «свопы», «дилеры по свопам» и «основные участники рынка свопов», вне зависимости от регулятора (CFTC или SEC), если не возникнет особой необходимости в уточнении.

Установив порядок регулирования основных участников рынка свопов, закон Додда – Франка распространялся на компании:

– которые занимали значимые позиции на своповых рынках;

– чья подверженность рискам могла оказать серьезное негативное воздействие на экономику, банковскую и финансовую систему США;

– с большой долговой нагрузкой, но при этом не подпадающие под действие требований о достаточности банковского капитала.

Подобно дилерам, эти организации обязаны были проводить клиринг по своим сделкам со свопами.

Одно из важных исключений из клиринговых требований относилось к коммерческим конечным пользователям, которые использовали свопы для хеджирования или снижения коммерческих рисков. По определению, конечный пользователь не мог быть финансовой компанией, если только не являлся так называемой кэптивной компанией – финансовым филиалом производственной компании, которые использовали свопы для хеджирования, но деятельность которых более чем на 90 % относилась к коммерции или производству материнской компании или группы компаний.

Когда закон Додда – Франка обсуждался в Конгрессе, то и в Белом доме, и вне его бурно обсуждались некоторые поправки, привлекшие к себе пристальное внимание прессы. Возможно, самой животрепещущей из них стало «правило Волкера», названное по имени бывшего главы ФРС Пола Волкера, которое воспрещало банкам вести торговые операции на собственные средства и ограничивало для них возможности инвестирования в хедж-фонды и фонды прямых инвестиций.

По важности – в особенности для своповых рынков и клирингового бизнеса – с ним соперничала «статья Линкольн», названная по имени сенатора от Арканзаса, председателя сенатского комитета по сельскому хозяйству Бланш Линкольн. Сенатор хотела принудить банки прекратить столь прибыльные для них своповые операции, запретив оказание государственной поддержки в форме чрезвычайной финансовой помощи любым компаниям, осуществляющим торговлю свопами.

В процессе подковерных политических переговоров в Конгрессе «запрещающие» предложения сенатора Линкольн подверглись существенным изменениям. Однако закон Додда – Франка в качестве общего правила полностью воспретил предоставление государственной финансовой поддержки дилерам по свопам и основным участникам рынка свопов. Хотя и были сделаны исключения для банков, осуществлявших законные хеджевые операции или торговые сделки со свопами, относившиеся к активам, в которые национальный банк мог делать вложения, статья Линкольн, как ожидалось, должна была заставить банки, желавшие продолжать торговлю свопами, создавать отдельные дочерние компании с собственным капиталом для ведения такого рода бизнеса.

Пока внимание было приковано к этим двум статьям, из закона исчезла поправка Линча, согласно которой дилерским банкам и основным участникам рынка свопов могло принадлежать не более чем 20 % любой клиринговой палаты по свопам. Вместо этого вопрос об ограничениях на участие в капитале был передан в юрисдикцию CFTC и SEC и весьма скоро возник в проекте CFTC, который детализировал правила ввода закона в действие.

Хотя закон Додда – Франка наметил пути развития клиринга, оставалось заполнить еще немало лакун. CFTC, SEC и другим федеральным органам было поручено в течение 360 дней сформулировать сотни детальных правил и определений.

В ряде случаев CFTC и SEC работали сообща – например, когда надо было точно определить, что такое «своп», «дилер по свопам» и «основной участник рынка свопов». Еще одним аспектом, требовавшим слаженных действий, были смешанные свопы. В других областях обе комиссии проводили консультации, координировали действия и работали совместно с другими ведомствами, в том числе с советом Федеральной резервной системы, Федеральным банком Нью-Йорка, Министерством финансов США и Федеральной корпорацией страхования банковских вкладов. Все эти организации, образно выражаясь, участвовали в «наращивании плоти на костяк» закона Додда – Франка.

Законодатели не решились сформулировать точное определение «стандартизированных» внебиржевых деривативов, подлежащих клирингу. Клиринговые палаты и регуляторы должны были вместе определить, какие из свопов подлежат клирингу.

Клиринговые палаты должны были представлять в CFTC и SEC свопы, по которым планировали проводить клиринг, а уж те решали, по каким свопам клиринг обязателен. Предполагалось, что, принимая решения по данному вопросу, CFTC и SEC будут учитывать следующие аспекты: номинальная стоимость сделки, ликвидность данного свопа и наличие данных по цене; наличие правил, достаточного операционного опыта и необходимой кредитной инфраструктуры для проведения клиринга по данной сделке; влияние на системные риски и конкуренцию; а также наличие правовой определенности относительно позиций клиента и контрагента по свопу на случай банкротства клиринговой палаты или одного или более участников клиринга.

Закон предписывал клиринговым палатам предоставлять открытый равноправный доступ к своповым контрактам, подлежащим клирингу, чтобы взаимозачеты по контрактам проходили на равных условиях. Тем не менее среди множества проблемных моментов закон содержал положение о том, что в целях минимизации системных рисков ни при каких обстоятельствах клиринговая палата деривативов «не может быть принуждена принимать на себя контрагентский кредитный риск другой клиринговой организации».

Регулирующие органы – в том числе банковские пруденциальные регуляторы – обязаны были установить минимальные требования к размеру капитала и к размеру первичной и вариационной маржи для дилеров по свопам и основных участников рынка, торгующих не подлежащими клирингу свопами. В законе указывалось, что данные требования являются более жесткими, чем требования к подлежащим клирингу свопам, поскольку первые несут бо?льшие риски. В то же время данный вопрос служил предметом переговоров международных банковских регуляторов, работавших совместно в Базельском комитете по банковскому надзору в Банке международных расчетов над так называемыми предложениями «Базель III», суть которых заключалась в обновлении стандартов достаточности банковского капитала.

Закон Додда – Франка предписывал CFTC и SEC ввести требования о раскрытии данных по сделкам со свопами и ценам на них в режиме реального времени, чтобы повысить прозрачность ценообразования. Также закон ввел требование по регистрации репозиториев данных по свопам и разрешил клиринговым палатам регистрироваться в качестве репозиториев.

Обе комиссии должны были разработать новые этические стандарты ведения бизнеса для дилеров по свопам и основных участников рынка свопов касательно ведения учета, действий в ситуациях мошенничества, манипулирования и других нарушений.

Помимо клиринговых палат, регуляторами которых являлись CFTC и SEC, закон ввел третью категорию: Совет по надзору за финансовой стабильностью (FSOC) – новый ведущий форум регуляторов, учрежденный законом, имел право объявлять отдельные клиринговые палаты деривативов «системно значимыми».

В состав Совета, первое заседание которого состоялось 1 октября 2010 года, входят ведущие финансовые регуляторы США, в том числе Федеральная резервная система, CFTC и SEC. Его председателем является министр финансов США. Совет может придавать клиринговым палатам и другим финансовым инфраструктурам статус «специальных учреждений финансового рынка», которые должны соответствовать более высоким стандартам по критериям финансовых ресурсов, управления рисками и пруденциальных правил.

Основная цель Совета по надзору за финансовой стабильностью состояла в идентификации рисков и предотвращении ситуаций, когда крупные связанные между собой банки и другие финансовые институты могли бы угрожать американской экономике новым Армагеддоном. Одна из задач Совета – способствовать установлению рыночной дисциплины в системно значимых организациях путем устранения, окончательно убедив акционеров, кредиторов или контрагентов в том, что государство не станет защищать их от убытков.

Единственное исключение было сделано для «специальных учреждений финансового рынка». Чтобы снизить последствия системных рисков и поддержать финансовую стабильность, такие учреждения могут в крайних случаях обращаться в Федеральный банк с просьбой о скидках и займах. Такая поддержка будет оказана «только в экстраординарных или неотложных обстоятельствах» после положительного решения, принятого большинством голосов совета управляющих ФРС, и консультаций с министром финансов, при этом соответствующее «специальное учреждение» должно доказать, что оно «не способно получить необходимые кредиты от других банковских организаций».

Этот раздел должен был узаконить введение категории системообразующих финансовых учреждений ради блага Америки и мировой экономики в целом. Другим разделом закона Федеральная корпорация страхования банковских вкладов получала полномочия на принятие решений по упорядоченной ликвидации системообразующих финансовых институтов, чтобы их крах не мог оказать негативного воздействия на экономику.

Несмотря на всю свою многоплановость, закон Додда – Франка не мог охватить все требующие внимания аспекты финансовой системы США. Например, с его страниц исчезли новые правила касательно Федеральной национальной ипотечной ассоциации (Fannie Mae) и Федеральной корпорации жилищного ипотечного кредита (Freddie Mac). Так что вряд ли стоит считать его последним словом в финансовом законодательстве США.

Сразу после того, как президент Обама поставил свою подпись под законом Додда – Франка, CFTC определила 30 ключевых сфер нормотворчества, необходимых для претворения закона в действие. Говоря о стоящих перед комиссией задачах, председатель CFTC Гари Генслер разъяснил, как именно «группы сотрудников комиссии распределят между собой работу над отдельными нормами и будут отвечать за весь процесс от анализа требований к правовым нормам и консультаций до представления рекомендаций по предлагаемым нормам и опубликования итоговых формулировок» 2 . Шесть групп занялись правилами, относящимися к клирингу.

Согласно первичным прогнозам, по словам Генслера, более 200 компаний должны были зарегистрироваться в качестве дилеров по свопам. Он заявил, что по закону Додда – Франка от 20 до 30 фирм будут зарегистрированы в качестве площадок исполнения свопов или «специальных рынков контрактов», помимо 16 фьючерсных бирж, уже регулируемых CFTC. Более того, ожидалось, что количество зарегистрированных в США клиринговых палат деривативов возрастет с 14 до примерно 20 3 .

Наблюдатели в Вашингтоне получили необычную возможность наблюдать, как CFTC и SEC – которые с трудом уживались на протяжении своего существования – теперь дружно работают вместе. Через сутки после того, как президент подписал закон, более двадцати руководителей групп CFTC, занимавшихся нормотворчеством, приехали в SEC на встречу со своими коллегами.

Но при всем при том воплощение в жизнь закона Додда – Франка отнюдь не было формальным и легким занятием. Предложенные поправки были вынесены на общественное обсуждение. В самих комиссиях отсутствовало единство подходов, что подтвердила первая нормотворческая сессия CFTC 1 октября 2010 года.

На этой сессии Генслер поддержал правила управления клиринговыми палатами по деривативам, которые позволяли CFTC ограничивать права голоса участников клиринговых палат. В частности, для отдельных случаев вводился совокупный предельный уровень в 40 %, а если структура собственности на право голоса была более диверсифицированной, предел составлял 5 % на каждого члена клиринговой палаты или на каждую организацию 4 . Однако Джил Саммерс, один из членов комиссии от республиканской партии, высказалась против на том основании, что ограничения на права голоса противоречат принципу конкуренции. В поддержку своей позиции она напомнила, что подобные меры были отвергнуты Комиссией ЕС на заседании 15 сентября 2010 года. Третий член комиссии, Скотт О’Малия, призвал к более гибкому подходу 5 .

Что касается лоббистов в Вашингтоне, то принятие закона, образно выражаясь, послужило первым залпом, ознаменовавшим наступление нового года бурной деятельности по отшлифовке окончательных формулировок закона.

А для законодателей по всему миру закон Додда – Франка, несмотря на все имеющиеся неопределенности, стал эталоном для выработки собственных норм регулирования рынков кредитных дефолтных свопов.

econ.wikireading.ru

Отмена закона Додда-Франка: кризис финансовых рынков

Дмитрий Лебедь | 03.02.2017 15:04

Президент США Дональд Трамп решил заявить о планах по пересмотру закона Додда-Франка, который был введен в ответ на финансовый кризис 2008 года. Об этом сообщает Bloomberg с ссылкой на чиновника Белого дома. Также Трамп отменит непопулярное в финансовой отрасли «фидуциарное правило», которое устанавливает повышенные требования к финансовым консультантам, работающим с пенсионными накоплениями граждан.

Краткое резюме закона Додда-Франка:

Законодательный акт США, принятый 21 июля 2010 г. в целях снижения рисков американской финансовой системы. Считается наиболее масштабным изменением в финансовом регулировании США со времен Великой депрессии. Закон существенно изменил деятельность федеральных органов власти, регулирующих порядок оказания финансовых услуг, а также создал дополнительный орган финансового регулирования — Совет по надзору за финансовой стабильностью.

Если говорить кратко, то этот закон был нацелен на рынок коммерческих банков, которые получили огромные ограничения. К примеру, в законе Додда-Франка существует и правило Волкера, которое гласит следующее:

  1. Отделение инвестиционных услуг банковского сектора от рынка потребителей.
  2. Запрет инвестировать банкам в хедж-фонды и другие инвестиционные фонды свыше 3% от своего капитала первого уровня.
  3. Запрет торговли драгоценными металлами на внебиржевом рынке для резидентов США.
  4. Запрет торговли на валютном, внебиржевом рынке, в том числе, на рынке Forex для резидентов США.
  5. В результате, данный законопроект помог решить основную проблему банковской системы США 2008–2011 годов – снизить системные риски, которые могли привести к повтору кризисной ситуации 2007-2008 годов. С другой стороны, законопроект стал основной причиной того, почему крупнейшие американские банки не смогли вернуть свой уровень капитализации до кризисных показателей.

    Если взглянуть на основных эмитентов Dow Jones 30 и S&P500 , то в основном все компании достигли своих исторических максимумов по стоимости акций. Американские банки наоборот, единственные, кто не смогли достичь этой отметки, в отличие от отдельных субъектов.

    Решение об отмене закона Додда-Франка – это предвыборное обещание Трампа. Скорее всего, его поддержат на голосовании при Конгрессе, поскольку еще при его введении в 2010 году были большие разногласия, среди которых 100% отсутствие голосов «за» от республиканской партии США.

    Учитывая высокую вероятность отмены закона, стоит задуматься о последствиях для финансовых рынков:

  6. Рыночная тенденция американского фондового рынка получит, скорее всего, дополнительный импульс для своего роста.
  7. Маржа прибыльности банковской системы США вырастит.
  8. Увеличатся системные риски инвестиционных банковских продуктов.
  9. Зависимость банков от ФРС возрастет.

Более детально рассмотрим последний пункт. Зависимость банков от ФРС возрастет из-за большего влияния фондового рынка на риски и устойчивость коммерческих банков. Если раньше закон Додда-Франка ограничивал в 3% от капитала банка его вложения в инвестиционные продукты, то сейчас ограничение спадет, и, учитывая текущие тенденции американского фондового рынка, доля портфеля акций будет выше 3%, возможно даже в несколько раз выше этого уровня.

Учитывая это, напрашивается интересный вопрос о возможных будущих последствий для американской экономики. После отмены закона Додда-Франка, а вместе с ним и правил Волкера, что будет с коммерческими банками, когда фондовый рынок США обрушится? А это рано или поздно будет. Сколько денег ФРС на этот раз понадобится для спасения американских банков?

m.ru.investing.com

Закон Додда–Фрэнка

Барак Обама подписал долгожданный законопроект Додда-Фрэнка (Dodd-Frank Act) , чем ознаменовал обещанную перестройку финансовой системы США. Попробуем разобраться, что обещает новый закон и каковы его возможности в борьбе с безответственным поведением банкиров.

Главной фишкой законопроекта является ввод специального правового режима “упорядоченной” ликвидации (Orderly Liquidation) для крупных финансовых учреждений. Для системных финансовых компаний, банкротство которых может угрожать финансовой стабильности страны, предусмотрен его особый режим. Его смысл сводится к тому, что государство финансирует всю процедуру ликвидации и оттягивает время, чтобы остановить возможную панику и реализовать активы банкрота по максимальной стоимости. После завершения процедуры затраты перекладываются на участников финансового рынка.

Крупные банковские холдинги будут обязаны платить взносы, пока полностью не покроют понесенные государством расходы. Первоначально возмещение федеральных расходов планировалось осуществлять за счет авансового финансирования, однако банкиры добились схемы финансирования постфактум. Вряд ли это есть хорошо, поскольку избавляет потенциальных банкротов от необходимости предварительной уплаты взносов. Другой недостаток связан с навязыванием дополнительных затрат банкам в посткризисный период.

Еще одной фишкой закона является принудительный возврат активов банкрота, если они передавались третьим лицам незадолго до наступления финансовых неурядиц. Это серьезное препятствие на случай умышленного банкротства финансовой структуры. Предусмотрена также персональная ответственность нерадивых топов: отстранение от управления, взыскание нанесенного ущерба и запрет на дальнейшее трудоустройство в других финансовых компаниях.

Чтобы все это заработало, потребуется принятие еще 243 подзаконных актов и проведение различных исследований. Но проблема даже не в этом. Несмотря на свой внушительный объем в 2315 страниц, закон Додда-Фрэнка читало ограниченное количество людей, потому у него есть все шансы стать новым раем для юристов и всевозможных лоббистов, которые будут использовать многочисленные нестыковки и двусмысленности в его содержании в свою пользу.

Скептики утверждают, что сделано это намеренно. Когда элита с Уолл-Стрит осознала, что возврата в прошлое быть не может, она решила взять процесс разработки законопроекта под свой контроль и даже возглавить его. В кулуарах банкиры говорят о том, что слабой американской экономике жесткие ограничения только навредят. И умалчивают о расцвете американской мечты, который пришелся на 66 лет действия закона Гласа–Стигала.

www.fin-eco.ru

Палата представителей отменила часть закона Додда-Франка

Posted By: Редактор Новостей Май 23, 2018

Палата представителей во вторник одобрила законопроект, который смягчает правила регулирования банковского сектора со стороны федеральных органов страны. Инициативу поддержали 258 республиканцев, против выступили 158 демократов.

В марте подобный законопроект одобрил Сенат. При этом, в отличие от своих однопартийцев в нижней палате, несколько сенаторов-демократов поддержали инициативу.

Председатель комитета по финансам Палаты представителей республиканец Джеб Хенсарлинг заявил, что из-за принятых предыдущей администрацией законов «в Америке ежедневно исчезает один местный банк», финансовое учреждение, которое осуществляет свои операции на небольшой территории. «Но с сегодняшнего дня все изменится. Помощь уже в пути», — заявил он.

В свою очередь лидер демократического меньшинства в Палате представителей Нэнси Пелоси считает, что этот законопроект «возвращает США к тому периоду, когда отсутствие должного надзора привело» к финансовому кризису.
Новый законопроект отменяет некоторые статьи закона Додда-Франка о реформе на Уолл-стрит, который был принят в 2010 году по инициативе президента Барака Обамы с целью избежать повторения финансового кризиса 2007-2009 годов. В частности, закон облегчает правила регулирования, в том числе снимает ограничения на проведение определенных операций, в отношении малых и средних финансовых учреждений. Он также повышает с $50 млрд до $250 млрд порог объема активов, при котором банки считаются системно рискованными и подлежат более строгому надзору. Инициатива также упрощает процесс заключения сделок, правила кредитования для банков, чьи активы не превышают $10 млрд.

Таким образом, десятки региональных финансовых учреждений будут выведены из-под строгого контроля со стороны Федеральной резервной системы, выполняющей функции центрального банка. От таких банков и кредитных союзов перестанут требовать предоставления на регулярной основе разного рода отчетностей. Однако, когда речь идет о существенных рисках, ФРС оставлено право на исключения.
При этом ряд основных статей закона Додда-Франка, против которых выступают его критики и нынешняя администрация, остается в силе. Речь идет о «правиле Волкера», которое вынудило многие банки реструктурировать свой бизнес, в том числе кардинально реорганизовать процесс проведения торговых операций. Оно, в частности, запрещает инвестиционным банкам совершение спекулятивных операций на собственные средства, из-за которых они порой несут большие убытки. Это правило считается ключевым компонентом реформы банковского сектора, осуществленной при Обаме.

Теперь законопроект должен подписать президент Дональд Трамп, после чего он вступит в силу. Администрация Трампа считает, что оставшиеся в законе положения создают препятствия для рынков, снижают доступность кредитов, мешают экономике расти и создавать рабочие места.

www.gazettco.com

Война и ВПК

Все за сегодня

Мультимедиа

Освободить небольшие местные банки от действия Закона Додда — Франка

Каждый политик говорит, что он за рабочие места. Но как можно быть за рабочие места, если ты выступаешь против бизнеса? И ты не можешь быть сторонником бизнеса, если выступаешь против предоставления капитала тем, кто создает рабочие места. Но именно в такую парадоксальную ситуацию попал в 2010 году конгресс, когда распространил действие Закона о реформировании Уолл-стрит и защите потребителей Додда — Франка на небольшие банки и кредитные союзы. Закон стал убийцей кредитов, рабочих мест и катастрофой для этих исключительно важных организаций.

Закон Додда — Франка должен был предотвратить очередной банковский кризис, подобный тому, что разразился в 2008 году. Для этого он укреплял меры федерального государственного регулирования финансов. Наверное, этот закон имеет смысл для очень крупных банков. А может, и нет. Что не имеет абсолютно никакого смысла, так это избиение небольших местных банков (речь идет о community bank — это банк какого-либо штата, зарегистрированный властями этого штата и осуществляющий свои операции в пределах одного-трех округов — прим. пер.), которые совершенно непричастны к формированию кризиса 2008 года.

Когда глава Федеральной резервной системы США Джанет Йеллен (Janet Yellen) 14 февраля выступала в сенате в банковском комитете, я задал ей следующий вопрос: «Что не так сделали небольшие местные банки в 2008 году?» Она ответила: «Ну, небольшие местные банки не были причиной финансового кризиса».

Однако Закон Додда — Франка душит эти маленькие банки из глубинки. Закон о Федеральной резервной системе 1913 года состоит из 13 страниц. В Законе Гласса — Стиголла было 37 страниц. Закон Додда — Франка состоит из 2 300 страниц. Но еще больше поражает то, что скоро к нему добавят примерно 22 тысяч страниц. По этой причине многие небольшие местные банки прекратили свое существование, а у выживших банков возросли издержки, упали прибыли, и стало меньше возможностей выдавать потребительские кредиты и займы малому бизнесу. Все это благодаря тяжелой руке правительства.

Пусть большие банки накинут 20%

Как Трампу выполнить свои обещания?

Эти банки очень сильно нуждаются в смягчении требований регулирующих органов. В 2015 году федеральный резервный банк Сент-Луиса пришел к выводу, что издержки от выполнения требований данного закона составляют у общинных банков 4,5 миллиарда долларов ежегодно. Это мощный удар под дых. Глава новоорлеанской компании Eustis Mortgage Алан Новотны (Alan Novotny) рассказал, что до введения Закона Додда — Франка расходы на выдачу кредита составляли две тысячи долларов. Сейчас они составляют четыре тысячи долларов.

После введения этого закона в США исчезло более 1 700 банков. Издержки от нормативных мер заставили маленькие банки самоликвидироваться или сливаться с более крупными банками. А это ведет к сокращению рабочих мест в глубинке. Уменьшаются объемы кредитования населения и бизнеса, поскольку на долю небольших местных банков с объемом активов менее 10 миллиардов долларов приходится 48% кредитов малому бизнесу, 16% ипотечного жилищного кредитования, 44% кредитов на покупку сельхозугодий, 43% кредитов фермерам и 35% кредитов на коммерческую недвижимость.

Насильственная консолидация этого сегмента банковского сектора привела к концентрации активов в учетах более крупных банков. Это отчасти стало причиной катастрофы 2008 года, повторение которой должен предотвратить Закон Додда — Франка.

Мой законопроект поможет выжить 5 785 кредитным союзам и 5 461 общинному банку, которые работают в нашей стране. Им больше не придется сокращать объемы продуктов и услуг, направляя средства на исполнение требований закона. Им больше не надо будет заниматься математикой при оценке рисков, и свои навыки в этой сфере они смогут направить на решение других задач. Они смогут сосредоточиться на предоставлении традиционных банковских услуг знакомым клиентам, поскольку эти банки получат возможность принимать местные вклады и давать кредиты местным заемщикам, за платежеспособностью которых они смогут внимательно следить.

Маленькие местные банки основываются на взаимоотношениях с клиентами. Они не выдают высокорискованные кредиты и не используют деривативы для спекуляций. В большинстве таких банков менее 100 сотрудников. Те нормы регулирования, которые им нужны, и те риски, на которые они идут, отличаются от банков с капитализацией в 700 миллиардов долларов.

Мелкие местные банки нуждаются в определенных мерах регулирования, обеспечивающих их стабильность и безопасность. Но даже после того, как мой законопроект станет законом, такие банки все равно будут действовать в рамках строгих схем регулирования, установленных десятками соответствующих норм федерального законодательства. Это Закон о тайне банковских операций, Закон об электронной системе перевода платежей, Закон о достоверности информации в кредитовании, Закон о равном доступе к кредитам и многие другие. Эти банки останутся под надзором Федерального резерва, контролера денежного обращения, Федеральной корпорации по страхованию вкладов и Национального управления кредитных союзов.

Но такие небольшие местные банки нуждаются в освобождении от действия Закона Додда — Франка с его дестабилизирующими последствиями. И Закон о реформировании финансов местной экономики является шагом в этом направлении.

Джон Кеннеди — республиканский сенатор из Луизианы.

inosmi.ru

Смотрите еще:

  • Пенсия для водолазов Водолаз, безусловно, специалист, который получает профессиональное образование. Его обучают спускам под воду и приемам выполнения различных подводных работ в разных видах водолазного снаряжения. Основная […]
  • Про пенсии на 1 канале Доброе утро Рассчитываем пенсию. Доброе утро. Фрагмент выпуска от 10.05.2017 Код для встраивания видео Плеер автоматически запустится (при технической возможности), если находится в поле видимости на […]
  • Что сдавать на гиа на юриста Какие предметы нужно сдавать при поступлении на юриста Многие школьники, перед которыми в будущем стоит сдача ЕГЭ, задаются вопросом, какие предметы нужно сдавать на юриста и юридические специальности. В […]
Закладка Постоянная ссылка.

Обсуждение закрыто.