Заведомость преступления это

testy_1-27_1

Обязательными элементами, образующими состав престулпения, являются: субъект, объект, объективная и субъективная сторона.

Какие признаки состава преступления являются обязательными: Общественные отношения, деяние, физическое лицо, вина

Перечислите признаки состава преступления, которые являются факультативными: время, место, способ, обстновка, средства совершения преступления

Состав преступления с несколькими действиями, каждого из которых в отдельности достаточно для признания преступления оконченным, называется: составом с альтернативными действиями.

Состав преступления это: совокупность установленных уголовным законом объективных и субъективных признаков, характеризующих общественно опасное деяние как преступление.

Составы преступлений классифицируются по степени общественной опасности на: основной, состав со смгчающими вину обстоятельствами, с оттягчающими обстоятельствами.

Составы преступлений по особенностям конструкции объективной стороны классифицируются на: формальный состав, материальный состав, усеченный состав.

Объект преступления: охраняемые уголовным законом общественные отношения.

Виды объектов преступления, выделяемые в науке уголовного права в зависимости от их объема охраняемых отношений: общий, родовой, видовой, непосредственный.

Непосредственный объект преступления есть: конкретное общественное отношение, против которого направлено преступное посягательство.

Видовой объект есть: группа близких по содержанию общесвтенных отношений.

Непосредственный объект преступления «по горизонтали» классифицируется на три разновидости: основной, дополнительный, факультативный.

Дополнительный непосредственный объект преступления является: обязательным признаком состава преступления.

Факультативный непосредственный объект преступления является: факультативным признаком.

Двухобъектное преступление включает в себя: основной и дополнительынй непосредственные.

Отличие объекта преступления от предмета преступления состоит в следующем: объект есть у всех преступлений. Предмета может и не быть.

Потерпевший в уголовном праве есть: непосредственно то лицо, которому преступлением был причинен вред.

Потерпевший в п. «г» ч.2 ст. 105 (убийство в состоянии беременности) выступает в качестве: конструктивного признака основного состава преступления.

Объективную сторону преступления с формальным составом образует обязательынй признак в виде: общесвтенно-опасного деяния.

К признакам (обяз. и фак.) образующим объективную сторону преступления относятся: время, место, способ, деяние, орудия и средства.

Уголовная ответсвенность при бездействии наступает в случае: если лицо было обязано и имело возможность действовать, если лицо было обязано действовать, если лицо имело возможность действовать ( в ответе – во всех случаях)

Объективную сторону преступления с материальным составом образуют обязательные призанки в виде: общественно-опасного деяния, общественно-опасных последствий, причинной связи между общ. опасным деянием и общ. опасными последствиями.

Обязательным признаком объективной стороны преступления с формальным составом является: общественно опасное деяние.

Деяние как признак объективной стороны характеризуется признаками: — общ. Опасности, противоправности, осознанности, волевого характера.

Преступные последствия есть тот вред, который причиняется «ответ – объекту уголовно правовой охраны в результате совершения лицом общ. Опасного деяния.

Общественно опасные последствия в преступлении с формальным составом являются : факультативными признаком объективной стороны основного состава преступления.

Смерть человека в результате совершения преступления является: — материальным последствием.

Общественно – опасные последствия в объективной стороне материального состава преступления выступают в качестве: конструктивного признака основного состава преступления.

Общественно – опасное последствие при повлекшем по неосторожности смерть потерпевшей производстве аборта (ч.3 ст. 123 УК РФ) является: квалифицирующим признаком состава преступления.

Место совершения преступления при неоказании капитаном судна помощи людям, терпящим бедствие на море (ст. 270 УК РФ), является: конструктивным признаком основного состава преступления.

Место совершения преступления при загрязнении вод, совершенном на территории заповедника (ч.2 ст. 250 УК РФ), является: квалифицирующим признаком состава преступления.

Время совершения преступления при самовольном оставлении места службы продолжительностью свыше 1 месяца (ч. 4. ст. 337 УК РФ) является: квалифицирующим признаком состава преступления.

Способ совершения преступления при мошенничестве — хищении чужого имущества путём обмана ( ч.1 ст. 159 УК РФ) является: конструктивным признаком основного состава преступления.

Обстановка совершения преступления при убийстве матерью новорожденного ребёнка в условиях психотравмирующей ситуации (ст. 106 УК РФ) является: конструктивным признаком основного состава преступления.

Орудие совершения преступления при разбое с применением оружия (ч. 2 ст. 162 УК РФ) является: квалифицирующим признаком состава преступления.

Факультативные признаки объективной стороны преступления могут выступать в качестве: конструктивного признака основного состава преступления.

Указание на «заведомость» в тексте закона означает: способ указания на то, что преступление совершается с заранее обдуманным умыслом.

Субъектом преступления по уголовному праву РФ является: физическое вменяемое лицо, достигшее установленного возраста.

Уголовная ответственность наступает с 14 лет за совершение: умышленных преступлений, степень общественной опасности которых очевидна.

В субъективную сторону состава преступления входят такие факультативные признаки как: мотив, цель, эмоции.

….есть психическое отношение лица к совершаемому им общественно – опасному деянию и его последствиям: вина.

В уголовном законодательстве предусмотрены следующие формы вины: умысел, неосторожность.

Предвидение неизбежности наступления общественно – опасных последствий закон связывает…умыслом: только с прямым.

По моменту возникновения преступного намерения выделяют умысел: заранее обдуманный и внезапно возникший.

Преступление с неопределённым (неконкретизированным) умыслом квалифицируется: по фактически наступившим последствиям.

Преступление признаётся совершенным с…., если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия) предвидело возможность наступления общественно – опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично: косвенным умыслом.

Деление умысла на определённый (конкретизированный) и неопределённый (неконкретизированный) возможно применительно…умыслу: к прямому или косвенному.

Различие между прямым и косвенным умыслом проводится по содержанию…: их интеллектуального и волевого элементов.

Заранее обдуманный умысел по своему психологическому содержанию является: прямым или косвенным.

Небрежность закон связывает с…:непредвидением возможности наступления общественно – опасных последствий.

Преступление признаётся совершённым по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно – опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности….предвидеть эти последствия: должно было и могло.

Формальные составы преступлений могут совершаться: только с прямым умыслом.

Волевой элемент в легкомыслии: характеризуется нежеланием наступления общественно – опасных последствий в виде самонадеянного расчета на их предотвращение.

Волевой элемент в небрежности: характеризуется отсутствием волевых усилий, направленных на предвидение наступления общественно – опасных последствий.

Если лицо не предвидело возможности наступления общественно – опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности могло и должно было предвидеть эти последствия, то это есть: небрежность.

studfiles.net

заведомость

Русско-английский юридический словарь . Академик.ру . 2011 .

Смотреть что такое «заведомость» в других словарях:

Изнасилование в уголовном праве России — Изнасилование в уголовном праве России преступление, ответственность за которое предусмотрена ст. 131 УК РФ. Изнасилование определяется Уголовным кодексом как половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей … Википедия

Подделка денежных знаков — (монеты и кредитных билетов) и ценных бумаг. Основной взгляд на юридическую природу П. денежных знаков неоднократно менялся в истории права, сообразно чему изменялись конструкция и объем относимых сюда деяний. Следы такого различия сохранились и… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

Приказ начальства — рассматривается в уголовном праве как одна из причин невменения, точнее непреступности деяния. П. есть авторитетное выражение воли лица, облеченного властью, и необходимо предполагает обязанность повиновения, а потому для обязанного повиновением… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

Татьба — в древнем русском праве означала преступное похищение чего либо или насильственное отнятие, не переходящее в разбой. Главным образом это выражение употреблялось тогда, когда речь шла о корыстном похищении имущества, но существенным признаком Т.… … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

ПОКАЗАНИЯ — один из видов доказательств, используемых для установления обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения уголовных, гражданских, арбитражных дел, дел об административных правонарушениях и дел конституционного судопроизводства:… … Энциклопедия юриста

УБИЙСТВО — умышленное противоправное причинение смерти другому человеку (ч. 1 ст. 105 УК). Объект У. образуют общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни человека. Уголовно право вой охране подлежит жизнь любого человека от ее начала и до… … Энциклопедия юриста

Татьба — Татьба в древнем русском праве преступное похищение чего либо или насильственное отнятие, не переходящее в разбой. Главным образом это выражение употреблялось тогда, когда речь шла о корыстном похищении имущества (тать = вор), однако… … Википедия

Вредоносная программа — (на жаргоне антивирусных служб «зловред», англ. malware, malicious software «злонамеренное программное обеспечение») любое программное обеспечение, предназначенное для получения несанкционированного доступа к вычислительным… … Википедия

Вина (уголовное право) — У этого термина существуют и другие значения, см. Вина (значения). Вина в уголовном праве это психическое отношение лица к совершаемому общественно опасному действию или бездействию и его последствиям, выражающееся в форме умысла или… … Википедия

Двойная форма вины — Вина в уголовном праве психическое отношение лица к совершаемому общественно опасному действию или бездействию и его последствиям, выражающееся в форме умысла или неосторожности. Учение о вине является крайне важной составляющей уголовного права … Википедия

Невиновное причинение вреда — Вина в уголовном праве психическое отношение лица к совершаемому общественно опасному действию или бездействию и его последствиям, выражающееся в форме умысла или неосторожности. Учение о вине является крайне важной составляющей уголовного права … Википедия

law_ru_en.academic.ru

§ 5. Субъективная сторона незаконного задержания

В диспозиции ч. 1 ст. 301 УК РФ нет описания признаков субъективной стороны данного преступления: формы вины, мотивов, цели. Из анализа диспозиции названной статьи можно сделать вывод, что обязательный и единственный признак субъективной стороны – вина. Мотив и цель, являясь факультативными признаками состава преступления, не указаны в диспозиции, а это означает, что они в субъективную сторону состава незаконного задержания не входят.

Необходимо сразу отметить, что законодатель в ч. 1 ст. 301 УК РФ подразумевает только умышленную форму вины. Тому есть ряд доказательств. Во-первых, доказательство умышленной формы вины – в диспозиции статьи указывается на заведомость действий и их незаконный характер. Закономерная связь данных признаков и умышленной формы вины выявлена в результате научных исследований[233]. Во-вторых, мы имеем еще одно доказательство только умышленной формы вины: в диспозиции ч. 1 ст. 301 УК РФ нет прямого указания на неосторожную форму вины. Подобное утверждение стало возможным благодаря норме, предусмотренной ч. 2 ст. 24 УК РФ, где законодатель впервые оговаривает, что деяния, совершенные по неосторожности, признаются преступлением только в том случае, когда это специально предусмотрено статьей Особенной части УК РФ.

Форма психического отношения субъекта к преступлению, описанная в ст. 25 УК РФ, дает некоторым авторам основание полагать, что законодатель предусмотрел содержание косвенного умысла только для преступления с материальным составом, где общественно опасные последствия являются обязательным признаком. В связи с чем формальный состав преступления связывают только с прямым видом умысла, перенося волевое отношение субъекта с общественно опасных последствий на само деяние, и поясняют, что подобное невозможно при косвенном умысле[234]. При этом, несмотря на то, что данная точка зрения является традиционной в теории уголовного права, нарушается требование нормы, предусмотренной ст. 25 УК РФ, которая обязывает выяснять отношение субъекта к последствиям – таково обязательное условие достоверности психического отношения.

В связи с этим нельзя не отметить, что существует иное мнение о форме и содержании умысла в формальных составах. Формальная конструкция состава преступления не отменяет наступление общественно опасных последствий, соответственно, не исключает и возможности психического отношения субъекта к последствиям своего деяния. Следовательно, формулировка умысла, даваемая в ч. 2 ст. 25 УК РФ, в полной мере охватывает психическое отношение как при материальном составе преступления, так и при формальном, – утверждает А.И. Марцев[235]. В свое время еще Б.С. Утевский считал, что в преступлениях с формальным составом у виновного хотя и отсутствует предвидение последствий в конкретной форме, но он явно осознает, что его действие причиняет вредные последствия[236]. Вместе с тем это противоречит общепризнанному традиционному положению о том, что формальный состав преступления не имеет последствий.

Определить истинность какой-либо точки зрения достаточно трудно, поскольку для этого требуется проведение отдельного серьезного исследования, которое выходит за рамки нашей работы. Считаем, в сложившейся ситуации будет верным придерживаться общепринятого, традиционного положения. При совершении преступления с формальным составом (ч. 1 ст. 301 УК РФ) имеет место психическое отношение к деянию только в виде прямого умысла.

Интеллектуальный момент прямого умысла складывается согласно ч. 2 ст. 25 УК РФ, во-первых, из осознания лицом общественной опасности своих действий, во-вторых, из предвидения возможности (или неизбежности) наступления общественно опасных последствий. Волевой момент прямого умысла слагается из желания наступления последствий деяния.

Учитывая выбранный нами приоритет, применительно к преступлению с формальным составом содержание прямого умысла складывается из осознания лицом общественной опасности своих действий (интеллектуальный момент) и желания совершить эти действия (волевой момент).

Под осознанием общественной опасности своих действий следует понимать осознание фактических обстоятельств деяния[237]. Таким образом, здесь проявляется осознание признаков объективной стороны. Это следует из определения самой вины как «психического отношения субъекта к своему деянию и его последствиям»[238], а также из общепризнанного положения в науке уголовного права, что в субъективной стороне находят свое отражение признаки объективной стороны[239].

Применительно к незаконному задержанию содержание умысла непосредственно должно складываться, во-первых, из осознания субъектом того, что производимое им задержание человека является незаконным, а точнее, будет осуществлено им с существенным нарушением требований норм уголовно-процессуального законодательства. Следует отметить, что субъект при производстве задержания, если, конечно, обладает достаточным профессиональным опытом[240], всегда в полной мере осознает общественную опасность своего деяния, т.е. незаконность задержания. Это хорошо видно из алгоритма производства задержания, которого субъект обязан строго придерживаться, осуществляя задержание только в тех случаях, когда этого требуют и допускают условия алгоритма действий.

Во-вторых, субъект должен желать осуществления задержания с существенным нарушением уголовно-процессуальных норм.

Важно отметить, что содержание вины при совершении реального преступления должно охватывать существенное нарушение требований норм уголовно-процессуального законодательства в конкретной форме. Например, уголовно-процессуальное задержание без основания, предусмотренного законом.

Отдельные авторы указывают на то, что преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 301 УК РФ, может характеризоваться прямым умыслом по отношению к причинению вреда интересам личности и косвенным – по отношению к причинению вреда интересам правосудия[241].

Основное принципиальное различие между прямым и косвенным умыслом заключено в волевом моменте. Только наличие желания наступления общественно опасных последствий, представляющих собой цель, к которой стремится правонарушитель, дает основание говорить о наличии прямого умысла[242]. Иное волевое отношение к последствиям: сознательное их допущение или безразличное к ним отношение свидетельствует только о наличии косвенного умысла[243]. Если последствия, наступающие в результате деяния, совершенного с прямым умыслом, желанны для субъекта и являются результатом реализации его цели, то при косвенном умысле последствия носят побочный характер[244]. У лица, действующего с косвенным умыслом, нет цели к достижению именно этого результата[245].

Позиция Н.Р. Фасхутдиновой, с нашей точки зрения, представляется неверной. Как мы уже отмечали, формальный состав преступления всегда подразумевает волевое отношение, во-первых, к действию, а не к последствиям, во-вторых, волевое отношение к действию может выражаться только в желании его совершить. Таким образом, психическое отношение к совершенному незаконному задержанию в виде косвенного умысла невозможно.

Даже если согласиться с тем, что субъект может выражать волевое отношение к последствиям, которые представляют собой вред, причиняемый объекту преступления, то позиция Н.Р. Фасхутдиновой обусловлена весьма непоследовательным, на наш взгляд, разделением психического отношения субъекта к единственному действию – незаконному задержанию, которое посягает на единственное, охраняемое ч. 1 ст. 301 УК РФ, общественное отношение по поводу уголовно-процессуального задержания. Субъект, совершая заведомо незаконное задержание, выражает волевое отношение прежде всего к причинению вреда общественному отношению в целом, и лишь потом – к другим его структурным элементам (интересу). Соответственно, волевое отношение к причинению вреда общественному отношению в целом может выражаться субъектом либо только в желании причинения вреда (прямой умысел), либо только в нежелании, безразличном отношении и т.п. (косвенный умысел).

В диспозиции ч. 1 ст. 301 УК РФ присутствует специфический термин «заведомость», который, безусловно, характеризует субъективную сторону состава преступления. Поскольку субъективная сторона в теоретической структуре состава преступления не содержит подобного признака, возникает закономерный вопрос, какое место он занимает?

Словари русского языка определяют слово «заведомый» как хорошо известный, несомненный, например «заведомая ложь», «заведомо зная о чем-нибудь»[246]; «наперед хорошо известный, безусловный»[247]. В общем смысле содержание данного слова заключается в осознании характера предстоящих событий.

В научной юридической литературе при анализе преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 301 УК РФ, понятие «заведомость» рассматривается непосредственно в субъективной стороне данного преступления. Ш.С. Рашковская и Ю.И. Кулешов относят «заведомость» к интеллектуальному моменту умысла, а точнее, к характеру осознания виновным фактического обстоятельства, относящегося к объективной стороне. Заведомость, по их мнению, всегда означает достоверность знаний субъекта об этом обстоятельстве, т.е. о незаконности задержания[248]. С.А. Денисов считает, что термин «заведомо» является синонимом слова «осознание», и указывает на тот факт, что субъект отчетливо представляет характер своего действия: он применяет задержание незаконно. В то же время, по его мнению, «заведомость» – специальный уголовно-правовой термин умышленной формы вины[249].

Таким образом, «заведомость» в ч. 1 ст. 301 УК описывает часть интеллектуального момента умысла: осознание характера предстоящих действий, причем осознание достоверное, отчетливое. В связи с этим вполне справедливо в юридической литературе высказывается мнение, что помимо осознания признаков объективной стороны «в содержание умысла входит и осознание признаков специального субъекта»[250], поскольку достоверное и отчетливое осознание того, что уголовно-процессуальное задержание будет осуществлено с существенным нарушением уголовно-процессуальных норм, возможно лишь для специального субъекта, который обязан знать и исполнять уголовно-процессуальные нормы, регулирующие его действия, связанные с задержанием человека.

Если придерживаться общепринятой структуры состава преступления, то «заведомость» нельзя назвать признаком всей субъективной стороны незаконного задержания. «Заведомость» в этом случае будет уголовно-правовым термином, описывающим лишь интеллектуальный момент, т.е. часть содержания умысла, который сам, выступая формой вины, является признаком субъективной стороны. Если отдать предпочтение структуре состава преступления, которую предлагает А.И. Марцев[251], тогда термин «заведомость» будет способом описания одного из признаков, характеризующих содержание субъективной стороны, – вины, но опять же не самим признаком.

В связи с изложенным представляется верной позиция А.И. Рарога, который считает, что «заведомость» необоснованно включается в признаки субъективной стороны состава преступления. По его мнению, «заведомость – это не самостоятельный элемент психической деятельности человека, а особый словесный прием, способ указания в законе на то, что субъект при совершении деяния знал о наличии тех или иных обстоятельств, имеющих существенное значение для квалификации преступления»[252].

Таким образом, «заведомость» в ч. 1 ст. 301 УК РФ является способом описания достоверного знания субъектом существенного нарушения уголовно-процессуальных норм задержания, т.е. способом описания части интеллектуального момента умысла, а не собственно интеллектуальным элементом умысла, и тем более не признаком субъективной стороны.

Мы говорим здесь об умысле только потому, что заведомо незаконному задержанию всегда присуща умышленная форма вины. В юридической литературе при анализе состава ч. 1 ст. 301 УК РФ всегда отмечается, что «заведомость» указывает только на умышленную форму вины или даже только на прямой умысел[253].

Вместе с тем «заведомость» как способ описания достоверного знания субъектом определенных обстоятельств может использоваться при описании состава преступления и с неосторожной формой вины. Так, состав преступления, предусмотренный ст. 224 УК РФ («Небрежное хранение огнестрельного оружия»), образует неосторожная форма вины как в виде легкомыслия, так и небрежности. При этом подразумевается, что субъект, храня огнестрельное оружие небрежно, действует заведомо незаконно, т.е., достоверно зная о требованиях, предъявляемых к хранению огнестрельного оружия, субъект осознанно нарушает эти требования[254].

Подобное обстоятельство, т.е. формальное, даже содержательное, но не сущностное совпадение терминов, иногда становится причиной заблуждения при установлении умышленной формы вины субъекта, совершившего незаконное задержание. Примером тому могут послужить случаи ошибочной квалификации незаконного задержания, взятые как из публикаций в периодической литературе, так и из судебной практики.

О чрезвычайной распространенности незаконных задержаний пишет в своей статье заместитель прокурора г. Москвы Ю. Синельщиков. Среди служащих правоохранительных органов, указывает он, сложилось мнение, что если задержание произведено при отсутствии предусмотренного законом основания, но при этом, например, задержанный человек не помещался в ИВС или не составлялся протокол о задержании, то вреда интересам правосудия и личности подобным задержанием не причиняется, поскольку, собственно, лицо и не задерживалось[255]. При этом подобное заведомо незаконное задержание не рассматривается в статье как преступление, т.е. как незаконное задержание, совершенное умышленно, несмотря на то что субъект понимает фактический характер своих действий, т.е. осознает, что задерживает незаконно (без основания), и желает осуществить незаконное задержание.

Мы не раз подчеркивали, что незаконное задержание является оконченным с момента фактического ограничения свободы передвижения лица, независимо от наличия протокола и факта водворения в ИВС. В силу данного обстоятельства неосторожная вина при заведомо незаконном задержании невозможна. Если субъект осознавал, что задерживает лицо без основания, и желал задержать – значит, он действовал умышленно.

Подобным образом относился к своим действиям и оперативный уполномоченный С., когда, не имея законных оснований, задержал по подозрению в совершении кражи К. и, не составляя протокола, поместил его в комнату для лиц административно задержанных, а не в камеру ИВС, с целью установления его причастности к совершению преступления[256]. (К сожалению, согласно опросу сотрудников следствия и органов дознания 53,3 % опрошенных действуют аналогично.) Суд ошибочно оправдал С., несправедливо указав в мотивировке своего решения, что, хотя С. и действовал заведомо незаконно, в его действиях отсутствует умышленная форма вины.

Не будет являться преступлением, предусмотренным ч. 1 ст. 301 УК РФ, незаконное задержание, допущенное при отсутствии заведомости незаконных действий. Например, следователь С. в ходе расследования уголовного дела по факту кражи 40 руб. по подозрению в совершении данного преступления задержал К. в порядке, предусмотренном ст. 122 УПК РСФСР. Вина К. материалами дела была доказана, вместе с тем К. был освобожден, а уголовное дело прекращено за отсутствием состава преступления, поскольку деяние К. было признано административным правонарушением, предусмотренным ст. 49 КоАП РСФСР «Мелкое хищение государственного или общественного имущества»[257].

Для избежания описанных выше ошибок в установлении вины в каждом случае незаконного задержания необходимо устанавливать не только заведомость – часть интеллектуального момента прямого умысла, а всю вину в целом. Так, в приведенном примере следователь С. осуществил задержание, не осознавая его незаконности, поскольку не знал по причине своего небольшого профессионального опыта, что деяние, по факту которого он вел расследование, не образует состава преступления. В силу данных обстоятельств он не мог и желать производства незаконного задержания.

Таким образом, «заведомость» (в том смысле, в каком она употребляется в ст. 301 УК РФ) присуща только умышленному незаконному задержанию и не присуща неосторожному незаконному задержанию.

Соответственно, в составе преступления, предусмотренном ч. 3 ст. 301 УК РФ («Заведомо незаконное задержание, повлекшее тяжкие последствия»), законодатель подразумевает также только умышленную форму вины. В отличие от формального состава материальный состав преступления (ч. 3 ст. 301 УК РФ) не исключает отношение субъекта к общественно опасным последствиям, следовательно, умысел может быть как прямой, так и косвенный.

Обращаясь к факультативным признакам субъективной стороны, необходимо отметить, что, совершая преступление, субъект всегда движим вполне определенными мотивами к достижению конкретной цели[258]. Не является исключением и незаконное задержание, о чем свидетельствуют результаты опроса сотрудников органов дознания и следствия.

В специальной юридической литературе существует устоявшееся мнение, что мотив и цель незаконного задержания значения для квалификации не имеют, поскольку не являются обязательными признаками состава преступления[259]. Это действительно так: диспозиции и ч. 1, и ч. 3 ст. 301 УК РФ не содержат данных признаков.

Вместе с тем некоторые авторы утверждают, что установление мотива и цели преступления необходимо для правильной квалификации преступления даже в том случае, когда они прямо не указаны в диспозиции статьи[260]. Применительно к квалификации незаконного задержания данный тезис применим только отчасти. Установление мотива и цели здесь будет иметь лишь вспомогательное значение, способствуя более точному установлению других признаков состава преступления и не влияя на саму квалификацию.

Таким образом, следует подчеркнуть, что субъективную сторону преступления, предусмотренного чч. 1, 3 ст. 301 УК РФ, образует единственный признак – вина в виде прямого умысла (ч. 1) либо прямого и косвенного (ч. 3). Термин «заведомость» не может относиться собственно к признакам субъективной стороны заведомо незаконного задержания, а является лишь способом описания интеллектуального момента вины. Мотив и цель заведомо незаконного задержания для квалификации значения не имеют, хотя их установление может способствовать установлению других признаков состава преступления.

www.pravo.vuzlib.su

Смотрите еще:

  • Законы в биологии для решения задач Решение задач по генетике с использованием законов Г.Менделя IV. И еще одно умение, без которого невозможно решить задачу, – определять, к какому разделу она относится: моно-, ди- или полигибридное […]
  • Транспортный налог экономика транспортный налог Научные публикации (статьи и монографии) с ключевым словом транспортный налог, выпущенные в Издательстве Креативная экономика (найдено: 5 за период c 2010 по 2016 год). 1. Воропаева О.А., […]
  • Управленческий учет учебное пособие шеремет УЧЕБНИК-Шеремет. Управленческий учет. Учебное пособие Под редакцией А. Д. Шеремета Подготовлено при финансовом содействии «АКАДЕМИЯ БУХГАЛТЕРА И МЕНЕДЖЕРА» Управленческий учетУчебное пособие Под редакцией […]
Закладка Постоянная ссылка.

Обсуждение закрыто.