Жалоба на соц работника

Жалоба на соцзащиту: образец, правила и особенности

К сожалению, сотрудники соцзащиты не всегда с должной ответственностью относятся к своей работе, в результате чего страдают наиболее социально уязвимые слои населения: малоимущие семьи, пенсионеры, инвалиды, многодетные родители…

Как поступить, если социальная защита задерживает или вовсе не выплачивает положенные пособия, отказывает в предоставлении льгот или не выдает необходимую справку? Читайте об этом в нашей новой статье!

Куда подать жалобу на соцзащиту?

В первую очередь мы рекомендуем обратиться с официальной письменной жалобой к руководителю отделения соцзащиты. В течение 30 дней ваше заявление обязаны рассмотреть и вынести решение, о котором вас оповестят также в письменном виде.

Иногда одной жалобы хватает для решения проблемы, но если вашу претензию проигнорировали или вы остались недовольны вынесенным решением, вы вправе пожаловаться на соцзащиту в целом. Для этого вам необходимо обратиться с жалобой в Департамент социальной защиты. Очень важно, чтобы жалоба была составлена правильно: в тексте заявления обязательно должна быть сделана пометка о том, что вы уже обращались к руководителю соцзащиты, который не пожелал вникать в курс дела и помогать.

Подать жалобу на бездействие соцзащиты вы можете как лично, так и по почте: заказанным письмом с уведомлением о получении. Если в течение 30 дней Департамент соцзащиты не ответит на ваше заявления, обращайтесь с жалобой в прокуратуру по факту неправомерных действий или бездействия органа социальной защиты. Здесь уже дело не станут тормозить и рассмотрят его в установленный срок. В конечном итоге все те сотрудники, которые отказывались помогать и выполнять свою работу, понесут наказание.

Как написать жалобу на соцзащиту?

Жалоба пишется в свободной форме, с обязательным указанием основных сведений:

  • наименование органа, в который вы подаете жалоб;
  • ваши данные (ФИО, адрес, контактный номер телефона);
  • суть жалобы;
  • ваши требования;
  • ваша личная подпись и дата подачи жалобы.
  • В тексте жалобы желательно указать причины вашего несогласия с обжалуемым решением, действием или бездействием, обстоятельства и доводы, на основании которых вы считаете нарушенными свои права и законные интересы, а также иные сведения, которые считает необходимым сообщить для рассмотрения жалобы.

    К жалобе могут быть приложены документы или копии документов, подтверждающих изложенные в заявлении обстоятельства и доводы.

    www.centersoveta.ru

    Как и куда написать жалобу на соцзащиту

    Если служба социальной защиты населения недобросовестно выполняет работу, пренебрегает своими обязанностями или превышает полномочия, каждый гражданин РФ имеет право подать жалобу. Пожаловаться можно как на отдельного сотрудника, так и на действия или бездействие службы в целом. Правильно составленное обращение не останется без ответа.

    Куда написать жалобу на соцзащиту

    Подать обращение о неудовлетворительной работе соцзащиты можно в несколько инстанций. К таким относятся:

    Чтобы подать жалобу на соцзащиту, можно использовать административный подход — обратиться к вышестоящему по должности лицу или органу. Это может быть:

    • Начальник управления районного отдела социальной защиты. Писать жалобу начальству уместно в случае неисполнения должностных функций работниками местной службы;
    • Департамент социальной защиты населения. В случае игнорирования жалобы начальником местного управления соцзащиты, можно обратиться в вышестоящие органы округа, города, области. При этом в жалобе следует отметить, что ранее было сделано обращение к должностным лицам соцзащиты по месту жительства, и уведомить о результатах обращения.
    • Подать обращение в Департамент соцзащиты можно:

    • через Почту России простым или заказным письмом,
    • лично в учреждении службы;
    • онлайн на официальных сайтах Гос. органа в разделе обращений. В городе Москве — это www.dszn.ru/feedback/internet-reception. Или на сайтах администрации города или области.
    • В течение 30 дней из департамента должен прийти ответ. В случае бездействия вышестоящих подразделений соцзащиты, пожаловаться на службу можно в прокуратуру.

      Готовя обращение в прокуратуру, следует обязательно подкрепить жалобу копиями ответов из названых инстанций, а список документов дополнить ксерокопией паспорта. Срок прокурорского разбирательства составляет тридцать дней. За это время должностными лицами инстанции должен быть подготовлен и прислан ответ на поступившую жалобу. Следует помнить, что подать жалобу в прокуратуру на соцзащиту можно как в учреждении исполнительного органа или письмом по почте, так и на его официальных сайтах.

      Если обращения в департамент социальной защиты населения и прокуратуру не дали должного результата или его просто проигнорировали, можно обратиться с жалобой на соцслужбу в суд.

      Как написать жалобу на соцзащиту

      Писать жалобу на соцзащиту можно в произвольной форме. Не будут рассматриваться обращения с угрозами и оскорбительными словами, анонимные жалобы. В документе должны содержаться:

    • наименование и адрес органа, в который направляется обращение (управление социальной защиты района или округа, прокуратура, суд), или фамилия и инициалы должностного лица;
    • контактные данные лица, подающего жалобу, включая фамилию, имя и отчество, адрес, номер телефона;
    • суть жалобы с детальным описанием всех фактов ситуации и просьбой;
    • подпись лица, подающего жалобу, дата подачи заявления.
    • В тексте обращения желательно указать причины несогласия с действиями (бездействием) работников соцслужбы, ссылаясь на законодательную базу. К жалобе можно приложить документы или их копии, подтверждающие обоснованность сделанного заявления.

      Видео: жалобы граждан РФ на соцзащиту

      Дужурные юристы

      Правовые отношения, касающиеся рассмотрения обращений граждан, регулируются Конституцией РФ, Законом «О порядке рассмотрения…

      Деятельность следователя связана с расследованием преступлений. Круг обязанностей этого юриста чрезвычайно широкий: он…

      Поводом написать жалобу в государственную жилищную инспекцию (ГЖИ) по месту проживания может стать…

      xn—-7sbabf2al2alrezou2k.xn--p1ai

      Социальные рейдеры

      Что может быть благороднее службы социальных работников? Вот только под маской благодетельности творится беспредел. Куда там «чёрным» риэлтерам девяностых!

      В провинции старики, доживающие в нужде, никому не нужны, а в столице они – на вес золота. Закрываются больницы и санатории, урезается пакет социальных услуг, а институт соцработников для пенсионеров процветает. И только в Москве с её баснословно дорогой недвижимостью! Неужели городские власти взяли в свои руки столь прибыльный бизнес, объявив монополию на квартирный бандитизм?

      Бомжи валяются на улицах, словно мусор. Сколько их в Москве – не знает никто. Они ночуют в переходах, на вокзалах, в парках, под мостами и железнодорожными платформами, питаются объедками, мрут, как мухи. Среди них – не только опустившиеся, спившиеся бродяги. Нередко приходится видеть неудавшегося покорителя столицы, в дорогой, но уже грязной одежде, спящего на улице. Или пьяную девчонку, попавшую на панель прямо со школьной скамьи. Кто эти люди, как оказались на улице, кто занимается их спасением? Хотя формально при Департаменте социальной защиты и числятся ночлежные дома, туда зазывают не так ретиво, как в дома престарелых. Беременным и женщинам с маленькими детьми помощи от городских служб тоже ждать не приходится. А ведь социальная работница была бы очень кстати молодым мамам, которым зачастую приходиться и работать, и сидеть с ребёнком.

      В чём причина такого внимания именно к пожилым людям?

      Возможно, ответ есть в договоре, который Соцслужба заключает с пенсионерами. Один из пяти пунктов (самый большой и, видимо, самый главный), посвящён недвижимости. Пожилой человек обязан сообщать соцработникам о любых действиях с квартирой, а также ставить в известность об оформлении опеки или попечительства, которые делают невозможным отчуждение квартиры. Почему такое пристальное внимание именно к квадратным метрам?

      Год назад общественность всколыхнула история фронтовички, которую едва не оставили без квартиры заботливые соцработники, уговорив поехать в пансионат на лечение. Пансионат обернулся для старушки концлагерем: у неё отняли паспорт, прописав в доме престарелых, а возвращаться домой отговаривали, убеждая, что лечение не закончено. Пока старушка была в «санатории», племянник, прописанный в её квартире, умер при странных обстоятельствах. А возвращаться было уже некуда: квартира принадлежала государству. Скандал в СМИ помог вернуть фронтовичке квартиру.

      А сколько таких историй, не преданных огласке?

      Моя восьмидесятилетняя свекровь попала в «группу риска», куда соцслужбы заносят стариков, владеющих московской недвижимостью. Не одиноких, не брошенных, а, в первую очередь, единоличных собственников. Заботливые соцработницы ходили к нам почти каждый день: приносили продукты и лекарства, выполняли поручения, просто забегали узнать о самочувствии. Свекровь из-за болезни нельзя оставлять одну, и мы с мужем живём с ней, поэтому навязчивый сервис, в котором мы не нуждались, стал нас раздражать. При этом старикам, живущим с родственниками, соцработники не положены. Ради чего нарушение правил? Несколько раз предлагали соцработницам заняться одинокими страждущими – всё бесполезно. В конце концов, махнули рукой, решив, что мы нужны для какой-нибудь статистики. И очень быстро поплатились за наивность.

      «А кто вам эта невестка? Сегодня одна, завтра – другая. Она о вас плохо заботится. Надо её выписать, мы поможем, у нас есть юрисконсульт. И сына выгоните, пусть в своей квартире живёт», – стали втолковывать свекрови соцработницы. В квартире появилась медсестра, с ядовитой улыбкой объяснявшая, что делает назначенные врачом уколы. А когда муж пытался поговорить с одной из сотрудниц, начались угрозы: «Напишу на вас в полицию! Вы меня избить пытались!» «Да я же вам слова не сказал…» «А попробуйте, докажите!»

      В ответ на наши жалобы начальница службы только пожимала плечами. У свекрови Альцгеймер, болезнь, при которой человек мало что понимает и не отдаёт отчёт в действиях. Я предложила начальнице поговорить с лечащим врачом, убедиться, что их «забота» идёт во вред. «Нам это не нужно: мы навели справки о вашей семье», – в ответ заявила она. Но причём тут семья?! И какие справки о нас можно было навести?! А когда вернулись домой, свекровь уже писала под диктовку заявление, что её родной сын избил медсестру.

      Дальше – больше. Явился юрисконсульт плотного телосложения, баскетбольного роста, с речью из криминального сериала и стал убеждать свекровь подписать доверенность на представление интересов в суде, полиции и больницах, да ещё и на три года. И главное, в доверенности был пункт о сделках с недвижимостью! При этом пожилую женщину уговаривали, уже не стесняясь: «Поедете в загородный пансионат, там – рай, за вами будут ухаживать, не то, что родственники».

      Собес встал между сыном и матерью, поставив у себя в кондуите галку напротив «проблемной» квартиры. «А внук вам кто? Седьмая вода на киселе», – настраивали соцработницы. И свекровь после плотной опеки стала говорить: «Мне запретили с вами разговаривать!» «Вызывайте полицию, врезайте замки, – поучали её, – на вашей площади находится посторонние». Сын – посторонний! А как свекровь будет жить одна? Или сценарий иной? Или этот вопрос вообще не ставится?

      «Забота о старушке» обернулась для её родных настоящим террором. То угрожали: «Скоро вылетите отсюда! Мы решим вопрос!», то выламывали двери. А однажды соцработники вызвали полицию, заявив, что в квартире «чужие люди». Проверив наши документы, наряд пожал плечами. «Отъём квартиры идёт, – отчитывался полицейский по телефону, – нам тут делать нечего». «У них везде свои, – разговорился он с нами, – нотариусы, судьи, патологоанатомы».

      И, похоже, это правда. Всё делается на глазах, не стесняясь, в открытую. С уверенностью в отсутствии закона и общественного мнения, что никто не вмешается, не защитит. А свекровь плачет: «Я их сама боюсь, а что делать, они мне говорят, что ты меня убьёшь». «Ничего, дорогуша, недолго тебе осталось! – залепила мне соцработница при встрече. И тут же: – Я на государственной службе, что ты мне сделаешь!»

      В Департаменте социальной защиты, курирующем районные соцслужбы, предложили написать заявление. «А кто собственник квартиры?» – как бы между прочим поинтересовалась сотрудница. А какая разница, кто собственник? Или разница есть?! Кстати, моё заявление в итоге оказалось в руках… тех же соцработниц, которые со смехом показали его мне. А потом отнесли свекрови, подучивая, чтобы та отрицала всё написанное. Что это, чиновничий произвол? Или беззаконие под личиной закона?

      В конце концов, пришлось отвезти свекровь в больницу. «А-а, соцработницы, – понимающе кивает врач. – Тут столько историй было…» Но и в больнице нас не оставили в покое, продолжали «опекать», подсовывая свекрови на подпись новые бумаги.

      Поделилась с соседкой. А она: «После психиатрической больницы соцработники посоветовали мне оформить в суде недееспособность сына». «Зачем?» «Приводят аргументы… Вот только главный аргумент я у них в глазах читаю – и за сына страшно боюсь. Кто защит от социальных рейдеров?» Соседка пожилая, сын не женат, наследников нет. Лакомый кусочек! «А мама с тобой живёт или только навещает?» – поймав на лестничной клетке, выспрашивает всё тот же юрисконсульт из Департамента соцзащиты. Работа есть работа, ничего личного. Другой соседке, пожилой и одинокой, раз в две недели предлагают соцработницу. Она отказывается, умоляет оставить её в покое. Но навязчивая благотворительность не ослабевает. Да, в социальной службе работают обыкновенные люди. Только за вечерним чаем их дети спрашивают: «Мама, сколько квартир ты сегодня отобрала?»

      «Мы навели справки о вашей семье», – не отпускала меня фраза, брошенная начальницей службы. Конечно, муж – писатель, я – независимый журналист. Кому жаловаться? Кто поможет? И тут вспоминаю о полученном недавно приглашении: сотрудники парламентского журнала «РФ сегодня» звали в свой коллектив. А я всю жизнь на вольных хлебах: сама себе начальница, ни трудовой, ни пенсионного. Но тут уж не до принципов: из Департамента приходят отписки, из соцслужбы – звонки с угрозами, а в полиции и прокуратуре разводят руками: «А что мы можем сделать…»

      Получив запись в трудовой, отправляюсь по инстанциям. Везде представляюсь сотрудником парламентского СМИ и, как бы между прочим, кручу в руках корочку с гербом. И, блефуя, через слово вставляю: «У нас в ГосДуме… У нас в Совфеде…»

      Смешно? Так ведь подействовало! И полицейские забегали, и соцработники притихли. А секретарь редакции рассказала о странном звонке из Департамента социальной защиты: «Интересовались, работаешь ли ты у нас. Спрашивали должность, обязанности, зарплату…»

      Прихожу в соцслужбу, приношу заявление о ненадобности их услуг. На этот раз меня принимает начальница Управления соцзащиты, которая делает вид, что вообще не в курсе истории. «И почему же вы хотите отказаться от соцработницы?» – как бы между прочим интересуется она. Пересказываю всё с самого начала, в подробностях, о полиции, выламывании дверей и доверенности на сделки с недвижимостью. «Ну, это разбираться надо, кто прав, кто виноват… – юлит начальница. – А вы уверены, что сможете о своей свекрови заботиться? На какие деньги вы её будете содержать?» «У неё вообще-то пенсия», – удивляюсь я. «Ну, на пенсию не проживёшь», – хмыкает женщина. «А вы на что её собираетесь содержать?» – спрашиваю в ответ. И в кабинете топором повисает молчание. «Я в Совете Федерации работаю, у меня большая зарплата, – ухмыляюсь я. – Принимайте заявление!» И начальница, скрипя зубами, забирает у меня бумагу. «Бандиты вы! Сажать вас надо!» – не сдержавшись, оборачиваюсь я в дверях. «А мы ещё повоюем! – кричит она мне вслед. – Посмотрим, кто кого!»

      Вот такая социальная защита!

      Целый год понадобился, чтобы отбиться от социальных рейдеров. Но мне повезло. А скольким не повезло? Сколько стариков благодаря «заботливому» Департаменту отправилось в дом престарелых?

      Схема давно отработана. На первом этапе нужно отсечь родственников. На втором – установить опекунство или уговорить на интернат. А там делай, что хочешь! «Моссоцгарантия» – организация, придуманная Лужковым, – заключает договора с престарелыми собственниками жилья, переселяя их в четыре специнтерната. Гарантией выступает квартира, которая сразу переходит в её владение. При этом чтобы службе оказаться в накладе, старики должны жить по триста лет – таковы цены на московское жильё! Наличие родственников, наследников во внимание не принимается. За период с 1994 года по настоящее время с «Моссоцгарантией» заключено более 3000 договоров пожизненного содержания с иждивением. Договор, в отличие от частных организаций, расторгнуть невозможно. Сколько судеб перемолото жерновами этой системы! Сколько осталось на улице! И главное – абсолютно безнаказанно. И главный козырь – забота о стариках. Ведь сколько несчастных стало жертвами квартирных аферистов, а тут – государственная служба: не обманет, не убьёт. А одиноким старикам – какая поддержка и помощь! Вот только так уж одиноки эти старики? Сообщение на форуме «Моссоцгарантии»: « Объясните, если моя мать сама хочет переехать жить в социальный дом, но у нее есть сын, то есть я, может ли она переехать? » В ответ: конечно, если квартира в её собственности, может. Чёрствые дети? Плохо заботятся? О том, как «обрабатывали» пожилых людей перед тем, как они решились на этот шаг, один Бог знает. Или дьявол?

      В марте 2011 года несколько руководителей ГУП «Моссоцгарантия» получили звание «Менеджер года». Всё-таки, эта коммерческая организация далека от благотворительности…

      www.mk.ru

      Это не ваши проблемы

      Право на помощь соцработника теперь имеют те, у кого есть обстоятельства, которые ухудшают или могут ухудшить условия жизни. Это люди, полностью или частично потерявшие возможность сами себя обслуживать, передвигаться. И не важно, почему это произошло — в силу травм, заболеваний или возраста.

      Семьи, где есть инвалиды любого возраста, нуждающиеся в постоянном уходе, в том числе дети-инвалиды или дети, испытывающие трудности в социальной адаптации. А также семьи, где есть конфликты, насилие, зависимые члены семьи — наркоманы, алкоголики, игроманы. Попадут под социальную опеку и семьи, где есть психически больные.

      Право на помощь соцработника получили и люди без определенного места жительства. В том числе это касается ребят до 23 лет, вышедших в большую жизнь из детских домов и интернатов, не имеющих работы и средств к существованию. Могут быть и другие обстоятельства, ухудшающие жизнь россиян. Какие именно, установят регионы. Попадаете ли вы в число тех, кому положен соцработник, можно уточнить в органах соцзащиты в родном городе.

      Социальные службы будут приходить на помощь только к тем, кто сам их об этом попросит, напишет соответствующее заявление в органы соцзащиты. Социальные услуги будут оказываться на основании договора, который будет заключаться между человеком и организацией, которая будет их оказывать. И еще крайне важный момент — никто больше не будет навязывать человеку то или иное учреждение. Он сам сможет выбрать организацию, которая будет его обслуживать.

      И юрист, и повар, и агент

      Впервые социальные работники будут не просто приходить к нуждающимся, чтобы подмести им пол или купить продукты. Теперь социальный работник будет буквально сопровождать своего клиента. Для каждого составят индивидуальную программу, в которой будет четко расписано, какие услуги нужны человеку, их объем, периодичность, условия, сроки. И помощь будет оказываться по составленному плану.

      Если в семье плохая обстановка, есть зависимые люди и родителям или детям нужна помощь психолога, нарколога или другого специалиста, соцработник окажет содействие с организацией подобной услуги.

      Кроме того, соцработник теперь будет помогать в вопросах занятости, трудоустройства, переобучения, в решении юридических вопросов, медицинских, с оформлением любых документов, в том числе пособий, с приобретением технических средств реабилитации, в том числе инвалидных колясок. И даже с установкой в квартире поручней, если они необходимы жильцу. Естественно, один человек не способен быть специалистом столь широкого профиля. Поэтому роль социального работника — быть связующим звеном между подопечным и организацией, в помощи которой он нуждается.

      Впервые законодательно предусмотрена возможность оказания соцуслуг негосударственными организациями — общественными структурами, индивидуальными предпринимателями, представителями малого и среднего бизнеса. Сейчас в регионах формируются реестры поставщиков и регистры получателей социальных услуг. Это значит, в Интернете на сайте органов власти, отвечающих за соцработу на территории, появятся списки организаций, к которым можно обратиться за предоставлением соцуслуг.

      Стоит отметить, что это очень распространенная мировая практика. В Европе очень многие соцуслуги оказывают частные компании. А оплачивает их работу государство. И это считается правильным. Ведь для того, чтобы получить транш из бюджета, организация должна делом доказать, что она лучше других способна заботиться о социально незащищенных людях. В итоге — все довольны. И те, кому эти услуги оказываются, и люди, которые это делают. В России теперь будет внедряться аналогичная практика — впервые в этом году из федерального бюджета будет выделено 160 млн рублей на субсидирование бизнес-проектов по строительству домов престарелых. Также для организаций, работающих в сфере соцобслуживания, установлена нулевая ставка налога на прибыль.

      Предусматривает закон о соцобслуживании и развитие практики благотворительной деятельности, распространение волонтерства. Волонтеры — люди, помогающие другим бескорыстно.

      Совсем беcплатно будут помогать несовершеннолетним детям, тем, кто пострадал в результате чрезвычайных ситуаций или вооруженных межнациональных конфликтов. А также всем остальным нуждающимся, если их доходы ниже 1,5 прожиточного минимума в регионе. То есть если прожиточный минимум в субъекте установлен на уровне 8 тысяч рублей в месяц, а доход подопечного социальных служб, скажем, 11,5 тысячи — он имеет право получать соцуслуги бесплатно. А вот если он получает на тысячу больше, например 12,5 тысячи рублей, то за некоторые услуги ему придется доплачивать.

      Впрочем, регионы могут установить и свою планку и сделать соцобслуживание бесплатным и для тех, кто имеет более высокий доход. Это могут быть ветераны войны, заслуженные деятели или почетные граждане. Если они раньше получали услуги бесплатно, то новый закон не ухудшит их положение: все прежние льготы останутся.

      Цены на социальные услуги регионы будут устанавливать сами. Но высокими они быть не должны уже хотя бы потому, что у них невысокая себестоимость. Кроме того, некоторые категории будут платить меньше в зависимости от своих доходов. Например, одинокая мама заплатит не больше 50% разницы между ее доходом и 1,5-кратным размером прожиточного минимума. Если доход превышает минимум в десятки раз, то для этого человека может быть и полная оплата услуги. Если он чуть-чуть превышает прожиточный минимум, то оплата будет небольшой.

      Светлана Петрова, директор департамента демографической политики и социальной защиты населения Минтруда России

      — Все люди, которые обращаются за социальной помощью, разные, и помощь им нужна разная. Одному требуется надомное обслуживание, другому нужно помочь оформить документы и т.д. Поэтому в новом законе во главе угла — ориентация на индивидуальную нуждаемость человека, на то, что ему действительно необходимо. Также закон вводит новый принцип — сохранение пребывания человека в привычной, благоприятной социальной среде. Это значит, что направление нуждающегося в помощи человека в стационар должно быть самой крайней мерой. Важно сохранить для него привычное окружение близких, друзей, соратников, соседей. Этот момент будет обязательно учитываться органами соцзащиты при составлении индивидуальной программы.

      rg.ru

      Жалоба на соц работника

      20 авг. 2010 20:49

      У меня такое бывало, что по три дня я встать не могла. Но я даже не знала долгое время, что когда я в таком состоянии, я имею право попросить у соцработника налить мне чашку чая. Потом узнала случайно. А откуда «высокое начальство» может узнать, в каком состоянии клиент. Загадка. Я даже не знала, что имею право попросить соцработника вызвать врача на дом. Наверное, я виновата, что не просила. В общем, потом узнала тоже случайно, стала просить. А они (соцработники) сами не предлагают помощь. Нужно просить, уговаривать, добиваться этой самой помощи. Звонить «высокому начальству»? На это энергия есть не всегда «у клиента». А соцработник потом скажет:»Ну, не просила же она у меня стакан воды. А как дела, я спросила. За беседу деньги платят. Клиентка ответила, что три дня не встает. Раз не просит, я и думала, что кто-то ей помогает.»

      Единственное, о чем я просила соцработника, когда мне было очень плохо, говорить потише. Безуспещно. А когда слабое состояние, яркий свет и громкие звуки раздражают.

      Придет и орет:»Ой! Ну, ты чего это лежишь, а?! ты не лежи, вставай! Давай расскажи, что случилось! Плохо? ты думаешь, мне лучше? Да мне еще хуже!» Это они так «беседу» отрабатывают. Им же за беседу платят. Вот тогда мне пришла в голову идея: мб, сколько-то доплачивать соцработнику, чтобы молча работали. Хотя бы иногда -молча.

      Так что, как ни крути, все права у соцработника. А не у клиента.

      . Вот и я про то. Бесполезно жаловаться.Соцработник или выкрутится, обвинив тебя, или, увидев, что не получается «вырулить», принесет извинения. А мне не нужны все эти «выяснения».

      Выход один — заранее всем запасаться. А когда болеешь, просто отказываться от так называемого «обслуживания». Чтобы не приходила соцработница поорать над ухом клиента, что ей, бедняге, «еще хуже».

      Мол, я болею, отдыхайте. Вам нужно, чтобы я расписалась? Распишусь, что Вы приходили. Для того, чтобы выдерживать «энергичный напор беседы» не в ту степь, нужно иметь хоть какой-то запас здоровья.

      А чашку чая мне и соседка нальет. И говорит при этом негромко. И беседу я поддерживать с соседкой не обязана. Меня «прикалывает» — соцработнику платят за беседу со мной, а какой для клиента труд — общаться с соцработником. с этой стороны вряд ли кто смотрел. Да и сделать ничего нельзя все равно. Не вижу выхода. Обратиться к куратору, чтобы меня «освободили» от «бесед»? Я уж пыталась. Не помогает пока что.

      21 авг. 2010 00:21

      21 авг. 2010 00:36

      21 авг. 2010 00:40

      21 авг. 2010 00:49

      Извините, я не совсем в теме. Почитав разные точки зрения, возможно, сделаю неверный вывод. С одной стороны соцработник с маленькой зарплатой и сопутствующими проблемами, с другой — одинокий, ограниченный в физическом и материальном плане клиент. Получается, что они общаются только в силу сложившихся жизненных обстоятельств, взаимных интересов у них не наблюдается. Может и это льготу стоит монетизировать? Тогда у каждого появится выбор.

      P.S. Никоим образом не хотел никого обидеть, просто размышления по поводу.

      21 авг. 2010 00:52

      21 авг. 2010 01:06

      21 авг. 2010 01:36

      Не всегда жаловаться бесполезно. Более того, скажу, что иногда жаловаться очень даже полезно! Надо только обладать упорством, четкой аргументацией и доказательствами своей правоты. Если Ваши претензии правдивы и обоснованы, то проигнорировать их крайне тяжело. Хотя.

      А на счет «труда общения». так ведь труд этот обоюдный!
      Каждый судит со своей колокольни. Знаете какие только жалобы на социальных работников я не разбирала в свое время! Например была жалоба на имя президента, что соцработник морит старушку голодом и по злому умыслу две недели оставляет подопечную без хлеба. Приехали, разбираемся. Выясняется, что соцработник покупал подопечной хлеб и именно того ассортимента и производителя, что был заказан и именно в те дни, что заказывали, НО ! не в той булочной, которую предпочитает бабулька. (хлеб покупался в магазине расположенном рядом с домом бабульки, а не в супермаркете в трех кварталах от нее). Чеки в наличии, подписи то же. Спрашиваю у «жалобщицы» в чем проблема? Фонтан соплей, море эмоций и милая такая жизненная установка: она ОБЯЗАНА, скажу не за три квартала за хлебом пойдет, а на другой конец города поедет.
      Была бабуська, которая требовала, чтобы ее ежедневно выгуливали по 2 часа по берегу моря (ходячая к слову сказать бабуська), а от ее дома до берега моря только минут сорок пехом и спускаться и подниматься по склону.
      Был дед, который сексуально приставал ко всем работникам. В конце-концов ему дали соцработника мужчину, а он и того пытался развратить. Ставили за счет департамента соцполитики деду потом новые зубные протезы. И многое другое.

      Все зависит от людей. От человечности, порядочности, дисциплинированности, от мотивации для чего и почему ты работаешь именно в этой сфере и именно на этой работе.

      www.disability.ru

      Смотрите еще:

      • Федеральный закон ч 2 ст 22 Статья 22. Уведомление об обработке персональных данных Статья 22 . Уведомление об обработке персональных данных См. комментарии к статье 22 настоящего Федерального закона 1. Оператор до начала обработки […]
      • Справка об отсутствии судимости где получить калуга Как получить справку о наличии или отсутствии судимости Сегодня в ходе пресс-конференции начальник отдела ОСУ Информационного центра УМВД России по Тульской области Светлана Мельникова рассказала о […]
      • 505 приказ минэкономразвития В ДЕМО-режиме вам доступны первые несколько страниц платных и бесплатных документов.Для просмотра полных текстов бесплатных документов, необходимо войти или зарегистрироваться.Для получения полного доступа к […]
    Закладка Постоянная ссылка.

    Обсуждение закрыто.